В связи с вопросами займа в Законах Хаммурапи (см. на нашем сайте краткую и подробную статьи о них, а также краткую биографию Хаммурапи) рассматриваются и вопросы поручения и хранения, а также регламентируются соглашения о товариществах, главным образом торговых (§ 99); все подобные дела были тоже связаны с деятельностью государственных торговых агентов (§ 99 – 107). Здесь отражены отношения, возникавшие в связи с внешнеторговыми предприятиями (известными также по письмам и документам), осуществлявшимися разъездными агентами (шамаллум, из шумерского «женского» языка: шаман-ла «разносчик» (собственно: «несущий перекидной мешок»). Такой разъездной агент зависел от тамкара – государственного служащего, находившегося, как правило, в метрополии. Хотя тамкар, по Законам Хаммурапи, и был чиновником, но в данном случае он выступает и как частный купец-предприниматель, поскольку он сам рискует предприятием: подчинив тамкара царскому хозяйству, Хаммурапи не лишил его и прежней его сферы частной деятельности. Тамкар поручал шамаллуму товары для продажи; вырученное за эти товары серебро шамаллум должен был записывать и затем, по возвращении, отдавать своему принципалу; полученная прибыль поступала тамкару, за вычетом расходов шамаллума ва время путешествия. Убыток не по вине разъездного агента нес сам тамкар. Законы (§ 102) предусматривают также и беспроцентную ссуду («вспомоществование») тамкара своему агенту, – вероятно, она фактически включала помимо суммы ожидаемого тамкаром дохода и содержание шамаллума, сверх того, надо полагать, скромного вознаграждения, которое последний мог получать от государственного хозяйства. Тамкар мог требовать обратно «вспомоществование» с агента по суду, как обычный кредитор данные им взаймы деньги, с угрозой кабалы для неоплатного должника; зато шамаллум, раз выплатив ссуду, был не обязан отчитываться ни в убытках, ни в прибылях.

 

Вавилонский царь Хаммурапи и его законы

 

Ещё до Хаммурапи, при династии Ларсы, купцы брали на откуп поставку продукции царскими рыбаками и уплачивали дворцу треть стоимости рыбы, а остальное реализовали в свою пользу. Из этого, между прочим, видно, что существовала не только внешняя, но и внутренняя торговля, в том числе продуктами питания. Встречается утверждение, будто древняя Передняя Азия не знала базаров; но на самом деле роль рынка играла здесь речная гавань (или торговая фактория, иногда и не у реки) – карум. Реки и каналы были главными транспортными дорогами, а карум – местом встречи гонцов, купцов, рыбаков и скотоводов, и здесь же, несомненно, происходила торговля, и крупная и мелкая. Но, кроме того, нам известно, что в питейных домах (они же, вероятно, и постоялые дворы), содержавшихся чаще всего женщинами (со времени Хаммурапи причисленными к царским людям), торговали не только алкогольными напитками (сикерой), но и продуктами питания; известны также хлеботорговцы; в Законах Хаммурапи, в письмах и документах упоминается о купле-продаже рабов, скота, лодок; в Сиппаре были златокузнечный и другие ряды; продавалась, вероятно, и разная бытовая утварь. Однако уровень товарно-денежных отношений был еще сравнительно низким. Меновая торговля играет по-прежнему весьма значительную роль, и рядовые хозяйства носят натуральный характер и в торговом обороте участвуют лишь изредка.

Вслед за законами о торговле в Законах Хаммурапи приводятся нормы, регулирующие отдачу вещей на хранение, также обычно связанную с торговыми путешествиями. Но важнейшая функция тамкаров в качестве сборщиков поборов с царских людей в законах не затронута и, очевидно, регулировалась внутренними распоряжениями дворцовой администрации. Были ли тамкары также и сборщиками общих государственных налогов, неясно.

 

По материалам работ В. А. Якобсона.