Укрепление монархического самодержавия, созданного Диоклетианом

Константин Великий дал полное развитие тому самодержавно-монархическому строю (доминату), основные черты которого были созданы Диоклетианом. Все население, ранее бывшее гражданами, теперь стало в отношения подданства к государю. Степень почета, какой пользовался человек в обществе, и степень его участия в государственных делах определялась теперь не талантами или заслугами его, а усмотрением монарха. Высшее сословие было раздроблено искусственным разделением на разные классы; каждый влиятельный человек был связан с двором и государем интересами своего тщеславия, масса была покинута своими естественными руководителями, стала недвижна и безжизненна; её летаргия перерывалась только вспышками слепых страстей. Константин распределил людей по иерархическому порядку, все места в котором были даваемы и отнимаемы императором; а положение человека в обществе обусловливалось тем, какое место занимает он в этой иерархии. Каждому определенному месту в ней было присвоено право на определенную степень почета. Византийская политика, развившаяся при преемниках Константина Великого, стала системой, влияние которой проявляется во всей последующей истории цивилизованного мира. «Все подчинено произволу деспота, соединяющего в своих руках духовную и мирскую власть», так описывает историк Буркхардт «чудовище византинизма»: «Нравственность заменена принятием того образа мыслей, какой провозглашается деспотом; искренность, естественность заменена лицемерием, алчностью и коварством; в искусстве и литературе безжизненное повторение заученного; вообще такое состояние, которое напоминает собою египетский быт и подобно ему имеет живучесть инерции».

 

Поздняя Римская империя. Диоклетиан и Константин. Видеоурок

 

По градации придворных и правительственных должностей люди делились на классы, у каждого из которых был особый титул: светлые (Illustres), достопочтенные (Spectabiles), знаменитейшие (Clarissimi) и т. д. Эти саны давались дипломами, дипломы были украшены символическими фигурами (Insignia), язык дипломов был наполнен странными выражениями в роде «ваше великолепие», «ваша важность» (magnificentia, gravitas); все это показывало развитие тщеславия. Блеск двора был так привлекателен, что люди толпами стремились на служебную карьеру, которая вела к большому жалованью, к почестям и другим выгодам; принадлежность ко двору ограждала даже личную безопасность человека, потому что нанесение раны царедворцу и даже самому низшему дворцовому служителю, евнуху, считалось мятежом. Византийская придворная иерархия, принадлежащие к которой имели должностную одежду белого цвета, изгладила последние остатки старых римских республиканских учреждений. Правда, Константин сохранил сенат и назначал консулов, давал своим приближенным титул патрициев, но все это были пустые почетные названия, не дававшие никакого влияния на государственные дела.

Голова Константина Великого

Голова Константина Великого из Капитолийского музея, Рим

 

В сенат были помещаемы те потомки старых римских фамилий, которые не хотели принимать новых должностей; сенат был учреждением, имевшим только почет, не имевшим власти, император ежегодно назначал из числа сенаторов двух консулов; они 1 января торжественно вступали в свой сан, и год по-прежнему обозначался их именами. Но решение судебных и административных дел, составление законов принадлежало не сенату, а императору, которому помогал его совет (консисторий); в заведывание этого совета перешли все важные дела еще со времени Адриана. Членов его император назначал по произволу из числа своих приближенных. Консулы, патриции, префекты, главнокомандующий конницы, главнокомандующий пехоты и семь придворных сановников, соответствовавших нынешним министрам, и исполнявших «священную службу» при особе императора, составляли высший класс придворной и государственной иерархии; они имели титул «светлых». Территориально империя была разделена на четыре префектуры, каждая префектура делилась на диоцезы; диоцезы делились на провинции. На местах администрация, судопроизводство и финансы были вверены одному правителю, а начальство над войсками в его области другому, так что гражданский правитель не имел военной власти. Все граждане платили налог с имущества.

Таковы были основные черты бюрократического устройства, установленного Константином и подчинявшего все население государства административной опеке. Благосостояние падало; самостоятельность общин была подавлена; обременительность налогов разоряла население. Муниципальными городами управлял совет, состоявший из небольшого числа богатых собственников; члены его назывались декурионами; остальные жители городов были все больше и больше устраняемы от участия в делах. Византинизм, созданный Константином, открыл новую эру в истории человечества. Тщеславное стремление к титулам заглушало все гражданские чувства, унижало людей, развивало в них всякие пошлые склонности. Господствующими качествами стали раболепство перед высшими, наглость относительно низших – эти новые пороки нисколько не мешали существованию прежних дурных привычек; административная опека только приучала людей лицемерить. Когда умерла свобода, все гражданские добродетели исчезли, заменились эгоизмом. Люди привыкли гнуть спину, льстить и лгать, утратили энергию, стали трусами и развратниками. Скоро сделалось невозможностью составить из римских граждан войско, которое устояло бы против врагов, и императорские войска стали формироваться из варваров. Трусливое население империи умело только веселиться и развратничать. Государство лежало у ног своего повелителя, чья власть не имела никаких пределов. Но понятия о государстве, праве и законе, выработанные прежними лучшими временами, не могли быть совершенно заглушены; не могли погибнуть и внесенные христианством в римскую империю понятия о человеческих правах и личной свободе; благодаря тому, римская империя не могла совершенно впасть в старинный восточный деспотизм и общественная жизнь не могла подвергнуться полному оцепенению.

 

Константин Великий. Видеофильм

 

 

Административное деление империи при Константине Великом

Префекты, которые со времени Септимия Севера соединяли в своих руках гражданское и военное управление государством, получили после уничтожения корпуса преторианцев другое положение в государстве. Константин разделил империю на четыре части, по примеру, данному Диоклетианом; правитель каждой из этих частей назывался префектом.

1. Префектура Востока обнимала все области империи от южной границы Египта до реки Фазиса и от фракийских гор до границ Персии.

2. Паннония, Дакия, Македония и Греция составляли иллирийскую префектуру (Иллирик).

3. Италия, альпийские земли до Дуная, Сицилия, другие острова западной части Средиземного моря и африканские области от ливийской Кирены до Геркулесовых столбов (Гибралтара) образовали италийскую префектуру.

4. Западные страны от Пиктской стены в Британнии до южного берега Испании составляли галльскую префектуру.

Префект, под начальством которого находилось целое войско крупных и мелких администраторов, был наместник императора, заведовал всеми частями гражданского управления и судопроизводства, финансовым управлением, полицией, промышленностью, почтою, путями сообщения, чеканкою монеты и вообще наблюдал за исполнением законов. Префектуры делились на диоцезы; их было в империи четырнадцать; диоцезы делились на провинции; число провинций было 118. Диоцезами правили помощники префектов, викарии, провинциями – проконсулы, консуляры, ректоры или президенты. Рим и Константинополь имели каждый особого префекта, называвшегося городским. Из числа викариев самыми старшими по почету были викарии Ахайи и викарии Египта. Каждый год происходили съезды депутатов в каждой провинции; эти собрания депутатов передавали префекту свои просьбы об улучшениях, какие считали надобными.

 

Реформы военной организации при Константине Великом

В прежние времена правители областей имели начальство над войсками в них; это давало правителям возможность поднимать восстания, вело к междоусобиям. Потому уже до Константина некоторые императоры отделяли гражданское управление областями от начальства над войском. Чтобы навсегда упрочить спокойствие государства и сделать престол незыблемым, Константин постановил общий ненарушимый закон, что гражданские правители не имеют начальства над войсками. Военное управление, совершенно отделено от гражданского, было поручено двум главнокомандующим; один начальствовал всею конницею, другой всею пехотою. Корпусами войск, находившимися в областях империи, начальствовали comites и duces (из названия должности слово comes сделалось впоследствии титулом, который теперь соответствует титулу граф; тоже произошло с названием должности dux: оно стало титулом, соответствующим титулу герцог). Когда империя разделилась на восточную и западную, в каждой был главнокомандующий конницы и главнокомандующий пехоты; через некоторое время число их увеличилось, так что всех главнокомандующих в обеих империях было восемь.

При военачальниках состояли многочисленные администраторы, заведовавшие военным судопроизводством. Войска были разделены на дворцовые и пограничные. Это распределение имело очень вредные последствия. Дворцовые войска получали более высокое жалованье, имели разные другие преимущества над пограничными, потому презирали их и, будучи размещены по большим городам внутри империи, вели изнеженную жизнь, отвыкали от строгой дисциплины. Историк Гиббон говорит: воины мало-помалу утрачивали военные качества, привыкали к порокам мирной жизни; они или занимались ремеслами, или расслабляли себя банями и театрами, стали пренебрегать военными упражнениями, привыкли к разборчивости в пище, к щегольству и, внушая ужас мирному населению своим буйством, сами дрожали при вторжениях варваров. Пограничные войска негодовали на то, что при службе более трудной и опасной они получают меньше жалованья и пользуются меньшим почетом, нежели дворцовые, потому служили неохотно и, в случаях войны, часто уходили из-под знамен, присоединялись к врагам и вместе с ними грабили государство.

Население империи имело отвращение от военной службы, так что многие уродовали себя, чтоб избавиться от неё; потому стало необходимо принимать варваров в легионы. Ряды войска все больше и больше наполнялись германцами и скифами. Эти полудикие иноземцы стали получать самые важные военные и даже гражданские должности, что, разумеется, вредило образованности: варвары, высоко поднявшиеся по службе, усваивали только внешние формы культуры, оставаясь по своим понятиям и нравам дикарями. Часто поступали на службу империи целые племена варваров: их воины составляли особые вспомогательные отряды. Эти чужеземцы сохраняли на римской службе свои племенные чувства, и часто случалось, что они должны были сражаться с соплеменниками. Разумеется, они при всякой возможности присоединялись к этим врагам государства, потому все больше входило в обычай то средство удерживать варваров от нападений, которое употреблялось и прежде: им давали подарки, назначали ежегодное вознаграждение за соблюдение мира. Но в римском войске все еще оставались старые военные предания, держались остатки прежней дисциплины, и до самого падения государства легионы его были одушевлены чувством своего превосходства над варварами и сражались храбро.

 

Главные придворные должности при Константине Великом

К высшему разряду сановников, к «светлым», illustres, принадлежали кроме префектов и главнокомандующих семь должностных лиц, находившихся при особе императора, охранявших его безопасность и заведовавших администрациею и финансами; это были:

1) Евнух, заведовавший дворцом и штатом личной прислуги императора, «начальник священной опочивальни» (praepositus sacri cubiculi). Ему были подчинены: заведующий священной опочивальней (primicerius sacri cubiculi) и помощники этого заведующего (cubicularii); начальник стана священного дворца (comes castrensis sacri palatii), под начальством которого были многочисленные молодые царедворцы, составлявшие личную прислугу императора; заведующий императорским столом, заведующий императорскими винами, заведующий освещением дворца, начальник императорского гардероба (comes sacrae vestis), тридцать «хранителей молчания» (Silentiarii) и огромная толпа низших придворных.

2) Начальник военной и гражданской службы при дворце (magister officiorum) заведовал аудиенциями, был начальником телохранителей, принимал просьбы, апелляции, другие документы, адресуемые на имя императора; переписку по этим делам вели письмоводители опочивальни (chartularii cubiculi), разделенные на четыре канцелярии (scrinia); начальник дворцовой службы заведовал также всеми арсеналами и военными мастерскими и решал дела, возникавшие по придворному ведомству. Ему были подчинены курьеры («агенты»), развозившие по провинциям императорские эдикты и бывшие с тем вместе шпионами; эти «очи государя» были притеснителями должностных лиц и мучителями народа; их сначала было несколько сот, потом число их возросло до 10,000.

3) Квестор священного дворца составлял законы и писал другие документы, исходившие от имени императора.

4) Государственный казначей (comes sacrarum largitionum), заведовавший императорскими щедротами, управлял государственными финансами, заведовал торговлей, промышленностью, чеканкой монеты и проч. Под его начальством было множество служащих, разделенных на одиннадцать канцелярий.

5) Заведующий частной собственностью императора (comes rerum privatarum divinae domus) управлял обширными земельными владениями императора, которые были разбросаны по всему государству; особенно много было их в Каппадокии; обширные пахотные земли и конские пастбища, принадлежавшие Команскому храму жреческого государства, перешли по его уничтожении в собственность императора. Этот сановник имел под своим начальством четыре канцелярии и множество управляющих имениями государя.

6 и 7) Начальник придворной конницы и начальник придворной пехоты (comites domesticorum equitum et peditum) командовали войсками, охранявшими дворец и особу императора; они были преемниками преторианских префектов и часто назначались главнокомандующими армий.

 

Финансовое устройство империи при Константине Великом

Для покрытия громадных государственных расходов необходимы были обременительные налоги. Прежними источниками доходов были: обширные государственные земли, чеканка монеты, принадлежавшие государству солеварни, рудники, каменоломни и проч., таможенные пошлины, патентный налог, пошлина в пять процентов с цены невольников, отпускаемых на волю, и с наследств. Эти налоги были теперь недостаточны, потому было установлено много новых. Прежде императорам подносились подарки при вступлении на престол и при каждом радостном событии в императорском семействе: теперь эти подарки были заменены податью. Диоклетиан ввел поземельный налог; при Константине он был увеличен и подведен под более строгие и широкие правила. Он взимался со всякой недвижимой собственности, с рабов и скота; часть его взималась деньгами, часть натурой. Для определения величины этого налога производилась каждые 15 лет перепись и оценка всей собственности, ему подлежащей. Первая такая перепись была произведена 1‑го сентября 312 года. Годы, в которые производились эти переписи, назывались индиктионными. Император подписывал пурпурными чернилами эдикт, определявший, какую сумму налога должна уплачивать каждая область; это и называлось индиктионом (indictio, «указание»). Правители областей рассылали этот документ по округам областей, распределяя сумму налога соразмерно их населению.

Богатейшие землевладельцы избирали в каждом городе или округе декурионов, которые вместе с табуляриями (императорскими агентами, делавшими перепись имущества) определяли сумму, какую должен заплатить деньгами и натурой каждый землевладелец; сборщики налогов взимали эти суммы. Декурионы отвечали своим имуществом за исправность взноса; все недоимки по их округу или городу взыскивались с них. Эта обременительная обязанность была страшна всем; притом на декурионах лежали другие тяжелые расходы: потому каждый всячески старался уклониться от должности декуриона. Свободные люди, не имевшие поземельной собственности и не платившие индиктионного налога – купцы, ремесленники, свободные чернорабочие и даже публичные женщины – платили промышленный или поголовный налог, размер которого определялся на четырехлетние сроки.

Кроме того, были особенные налоги с сенаторов, пошлины за пожалование должностей и титулов; производство шелковых и льняных тканей, окраска их, оружейное дело – были монополиями; право заниматься ими покупалось. Обременительность налогов и притеснения, какими сопровождалось их взимание, имели своим последствием то, что города пришли в упадок, землевладельцы и промышленники обеднели, а свободные поселяне записывались в число людей подвластных крупным землевладельцам, чтоб избавиться от налогов, падавших на свободных домохозяев. Обеднению содействовали частые междоусобия и опустошительные нашествия варваров. Чтобы не уменьшались государственные доходы, надобно было прибегать к очень несправедливым и стеснительным мерам; так например сын был обязан заниматься ремеслом отца, и у людей была отнята свобода выбора профессии.

Читайте также статью Константин Великий и христианство.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.