Жизнь Ли Бо, считающегося самым великим китайским поэтом всех времен, во многом типичная для ученого-поэта танского периода, выявляет противоречие между конфуцианским долгом и даосским идеалом отрешения от мира. Влияние даосизма пронизывает стихи Ли Бо. Даосизм в эпоху правления китайской династии Тан, оказывал на поэзию влияние не меньшее, чем конфуцианская мораль. В его учении поэты черпали вдохновение. Даосизм отвергал мир и его почести, утверждая, что истину можно обрести, лишь затворившись среди высоких гор и диких лесов, в убежище бессмертных, познавших секрет долголетия и обретших Дао. Воздействие даосизма на живопись и поэзию огромно, хотя конфуцианцы не желали признавать его.

Хотя поэт Ли Бо претендовал на происхождение от самого Ли Гао, правителя государства Западной Лян в IV веке и предка правящего императорского дома, отдаленное родство – если император признавал его – не дало семье поэта никаких особых привилегий. Ли Бо родился в Сычуани, скорее всего в 701 году, и его семья не была ни состоятельной, ни влиятельной.

Поэт Ли Бо

Великий китайский поэт Ли Бо

 

По преданию, Ли Бо был развитым ребенком и уже в раннем возрасте комментировал китайских классиков. Возможно, такое усиленное изучение конфуцианства вызвало у него неприязнь, ибо еще в юности он удалился на гору Миньшань, где вместе с отшельником изучал даосизм. Кроме того, Ли Бо так и не предпринял попытки получить должность, ибо, покинув гору, он отправился не в столицу, а в путешествие по стране. В 724 году, находясь в Шаньдуне, Ли Бо создал общество "Шести бездельников из бамбуковой рощи" – явный намек на цзиньских "Семерых мудрецов из бамбуковой рощи".

Путешествуя по Хэнани и Шаньси, ему однажды случилось оказать помощь одному бедному воину, впоследствии спасшему поэту жизнь. Этим воином был ни кто иной, как Го Цзы-и, после мятежа Ань Лушаня ставший главнокомандующим армии, первым министром империи и покровителем несторианской церкви в Китае. В 738 году в Шаньдуне Ли Бо встретил своего великого современника Ду Фу, поэта, равного, а, по мнению многих китайских ученых, превосходящего Ли Бо. Они стали друзьями, и их отношения воспеты во многих стихах того и другого.

Лишь в 742 году Ли Бо впервые прибыл в танскую столицу, Чанъань, где был представлен двору ученым-даосом, которого он встретил в свое время, путешествуя по Чжэцзяну. При дворе тогда правила балом прекрасная императорская наложница Ян Гуйфэй. Ли Бо, уже знаменитого поэта, представили императору как "изгнанного бессмертного" – божественного гения в облике смертного, и Сюань-цзун немедленно дал ему синекуру, обязав писать стихи в честь дворцовых торжеств.

Автограф поэта Ли Бо

Единственный уцелевший каллиграфический автограф поэта Ли Бо

 

Похоже, это оказалось не слишком обременительным делом, ибо у Ли Бо оказалось достаточно времени, чтобы предаваться винопитию и наслаждаться обществом друзей-единомышленников. Они называли себя "восемь бессмертных винной чаши" (или просто "восемью бессмертными пьяницами"). Об этих знатных и образованных людях другой великий китайский поэт, Ду Фу, написал свое великолепное стихотворение, в котором упоминаются выдающиеся друзья Ли Бо. Из них Ли Шицзи был министром, пока не подал в отставку, чтобы укрыться от клеветы соперников; Цзинь, принц Жуян, принадлежал к правящему дому; Цзуй Цзунчжи, близкий друг Ли Бо, был историком, а Чжан Сюй – каллиграфом; Су Цзинь исповедовал буддизм, что не мешало ему наслаждаться вином; Хэ Чжичжан – друг Ли Бо, впервые обративший на него внимание императора.

В течение трех лет Ли Бо наслаждался обществом друзей и благосклонностью самого императора Сюаньцзуна, пока, в результате дворцовых интриг, не вынужден был покинуть Чанъань. Клевета и враждебность исходили как от завистников, так и от могущественного главного евнуха Гао Лиши. Говорят, что однажды во время застолья пьяный Ли Бо заставил евнуха снять с него сапоги – такое унижение Гао Лиши простить не мог. Ли Бо написал стихотворение в честь весеннего праздника в саду пионов, а Гао Лиши нашептал Ян Гуйфэй, что Ли Бо, якобы воспевая ее красоту, на самом деле сравнил ее с "Летящей ласточкой" (Фэй Янь), красавицей времен ханьской династии. Это был бы двусмысленный комплимент, ибо Фэй Янь обманула императора и была опозорена. Ян Гуйфэй возмутилась и потребовала изгнать поэта из дворца.

Покинув Чанъань, которой вскоре суждено было познать ярость воинов Ань Лушаня, Ли Бо отправился в Шаньдун, где в резиденции "тянь ши" (Небесного Наставника), духовного главы религии, изучал даосизм. Затем поэт вновь направился на юг и добрался до Нанкина, где встретил старого друга Цзуй Цзунчжи, также изгнанного в ссылку. Мятеж Ань Лушаня застал поэта в Лояне, из которого он бежал перед тем, как восставшие захватили город. Ли Бо оказался на юге, где присоединился к ставке Ли Лина, принца Юна, организовавшего сопротивление Ань Лушаню в долине Янцзы. Ли Лин, однако, попытался воспользоваться неразберихой, царившей после отречения Сюаньцзуна, и провозгласить себя императором. Его план не удался, принц был лишен титула, а Ли Бо посажен в тюрьму как его сообщник. Поэта ждала смерть, но его спасло вмешательство Го Цзыи, главнокомандующего императорскими войсками, не забывшего услуги, оказанной ему поэтом за тридцать лет до того.

Приговор отложили, но Ли Бо сослали в пограничный округ Елан (в нынешней провинции Гуйчжоу). Медленно продвигаясь к месту изгнания, он путешествовал вверх по Янцзы, подолгу останавливаясь у друзей. За три года Ли Бо добрался лишь до Ушани в провинции Сычуань, а в это время объявили всеобщую амнистию. Поэт был уже стар, а слава империи Сюаньцзуна померкла. Ли Бо поплыл обратно в Тайпин – провинция Аньхой, где служил чиновником его родственник. Там он и умер в 761 году. По легенде Ли Бо попытался обнять отражение Луны в водах Янцзы и утонул. На месте его гибели, на утесах Цайшицзи, в 15 милях от Нанкина, поставили храм.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.