жизнеописание Еврипида и подробный обзор его творчества читайте в статье «Еврипид»

Трагедия «Просительницы» была написана Еврипидом во время Пелопоннесской войны между 424 и 420 годами до Р. Х. Сюжетом «Просительниц» является миф о Походе Семерых против Фив. Согласно этому сказанию, семеро выступивших из Аргоса на Фивы вождей потерпели поражение. Разбившие их фиванцы в нарушение религиозных обычаев запретили хоронить не только главного предводителя похода – Полиника, но и вообще всех павших. Против этого святотатства выступил величайший афинский герой Тесей, который силой принудил фиванцев исполнить священный долг.

В «Просительницах» Еврипид связывает этот миф со злободневными событиями. Во время Пелопонесской войны фиванцы тоже не дозволили афинянам погребать воинов, погибших в сражении при Делии (424 г. до Р. Х.). Попав в затруднительное положение Афины искали союза против Спарты и Фив с Аргосом, тем самым городом, из которого начался Поход семерых. Тем самым обращение «Просительниц» Еврипида к теме этого похода ещё теснее увязалось с тогдашней греческой политикой. Вскоре после битвы при Делии союз между Афинами и Аргосом действительно был заключён. Не исключено, что драма Еврипида помогла его ускорить.

Хор «Просительниц» составляют матери убитых аргосских героев и их служанки. В конце трагедии Еврипида к этому хору присоединяются и мальчики-сыновья Семерых вождей. Сценические декорации изображают храм Деметры в Элевсине – хор «просительниц» садится у его жертвенников. Еврипид представляет сцену сожжения останков Семерых, где процессия мальчиков несёт урны с прахом своих отцов. Одним из кульминационных моментов «Просительниц» является добровольная смерть жены Капанея – она восходит на погребальный костер своего мужа.

В самом конце драмы Еврипид изображает явление богини Афины (deus ex machina), которая повелевает установить культ погибших героев и требует от жителей Аргоса клятвы никогда не воевать с афинянами. Насущная политическая задача ясно просматривается и здесь. С событиями Пелопоннесской войны Еврипид вскоре тесно увязал сюжет и другой своей трагедии – «Троянки».

На нашем сайте «Просительницы» Еврипида публикуются в переводе маститого С. Шервинского, который ранее в Сети не размещался.

Еврипид

Еврипид. Бюст в Ватиканском музее

 

 

 

 

Еврипид – «Просительницы»

 

Действующие лица 

 

ЭФРА
ХОР аргосских женщин
ТЕЗЕЙ
АДРАСТ
ГЛАШАТАЙ
ВЕСТНИК
ЭВАДНА
ИФИЙ
МАЛЬЧИКИ
АФИНА

 

Действие происходит в Элевсине, перед храмом Деметры.

На ступенях алтаря распростерт ХОР АРГОССКИХ ЖЕНЩИН, с другой стороны – АДРАСТ и МАЛЬЧИКИ.

 

 

ПРОЛОГ

 

ЭФРА
Деметра, элевсинской сей земли
Хранительница! Вы, жрецы во храмах!
Счастливыми да будем – я и сын мой
Тезей, Афины и земля Питфея,
Который воспитал меня – дочь Эфру –
В палатах пышных и, по воле Феба,
Эгею отдал, сыну Пандиона.
Молю, на этих старых женщин глядя:
Оставив Аргос свой, они с ветвями
Молительниц к ногам моим припали.
Удар ужасный их постиг: бездетны
Они отныне, – под стенами Кадма
Семь пало сыновей их благородных.
Их вел Адраст, царь Аргоса, стремясь
Добыть Эдипова наследства долю
Для изгнанного зятя Полиника.
Их матери останки убиенных
Предать хотят земле. Но те, чья власть,
Не чтя богов, им подобрать тола
Не разрешают, С ними в общем горе
Адраст лежит в слезах и тоже молит
О милости, клянет войну и стонет,
Что войско он в поход увел злосчастный.
Он молит, чтоб я сына упросила
Их вызволить тела – не убежденьем,
Так силою – и сохранить. Лишь в этом
Его мольба к Афинам и к нему.
Для жертв от имени земли своей
Перед началом вспашки я из дома
В храм прибыла богини, где, впервые
Щетиня почву, встал кормилец колос.
Не узница, но в узах меж ветвями
Близ двух богинь, у их огней пречистых,
Пред Корой и Деметрой сострадаю
Седым, теперь бездетным матерям
И ветви чту о помощи молящих.
Гонец мной послан в город за Тезеем –
Пусть он избавит край от их молений
Или, нужду их отрешив, богам
Угодное свершит. Через мужчин
 Все делать надо женщине разумной.

 

 

ПАРОД

 

ХОР медленно поднимаясь со ступеней алтаря.
Строфа 1
Старица, выслушай уст
Старых моленье! На коленях
Я молю: из груды мертвых
Вырви тела сыновей моих павших,
Обессиленных смертью, брошенных
Без погребенья, постыдно,
Горному в пищу зверью!

Антистрофа 1
Видишь, как горькие слезы
У меня с ресниц струятся,
Как, седая, истерзала
В кровь я ногтями морщины свои.
Неужели же дома не выставлю
Мертвых своих, не увижу
Их надмогильных холмов?

Строфа 2
Ты сама родила, государыня, сына,
И супругу желанным ложе стало твое.
О, яви ко мне участье,
Посочувствуй – сокрушаюсь
Об умерших, мною рожденных,
Убеди дитя свое –
Мы к дому прибегаем, молящие,–
Чтоб пришел на Исмен и вручил мне
Без могилы лежащих детей.

Антистрофа 2
Но по чину одета, нужде подчиняясь,
Припадаю с мольбой у огня алтарей
Божиих, с мольбой законной.
Мать счастливая, ты можешь
О моем злополучье поведать
Сыну... Тяжко я страдаю...
Умоляю: тела сыновей моих
Мне, злосчастной, вручи, чтоб могла я
Дорогие останки обнять.

Строфа 3
Слышу, стоны сменяются стонами, с воплем
Спорит вопль – то прислужницы бьют себя в грудь...
Служанкам.
Вы, согласницы в несчастье,
Сострадалицы мои,
Запоем в угоду Аду!
Кровью щек багрите белый ноготь,
Грудь терзайте, раздирайте кожу,
Мертвым честь – украшенье живых.

Антистрофа 3
Ненасытна жестокая сладость рыданья, –
Так с обрыва скалистого каплет и каплет,
Слезы вечные лия,
Влаги чистая струя.
Потеряв дитя родное,
Изливает мать в слезах горючих
Скорбь свою... Увы, увы!.. О, если б
Мертвой забыла я горе свое!

Входит ТЕЗЕЙ.

 

 

 

ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ

 

ТЕЗЕЙ
Что здесь за шум? Удары в грудь я слышу,
Плач похоронный – далеко вне храма
Звучат они. Меня волнует страх –
Где мать? За ней пришел я, дома нет
Ее давно... Иль что-нибудь случилось?..
Но что это? Нежданное начало:
Мать перед алтарем сидит, а с ней
Чужие женщины, по ним приметно
Все горе их: из глаз почтенных стариц
Так жалостно на землю слезы льются...
Острижены, не в праздничных одеждах...
Что это значит, мать? Ты поясняй –
Я буду слушать, что за новизна.

ЭФРА
О сын, то матери семи вождей,
Которые у врат кадмейских пали.
Они, держа молитвенные ветви,
Меня замкнули в круг, как видишь сам.

ТЕЗЕЙ
А кто так тяжко стонет там, у входа?

ЭФРА
По их словам, аргивян царь Адраст.

ТЕЗЕЙ
А дети вкруг него – его ли дети?

ЭФРА
Нет, не его: умерших тех, погибших.

ТЕЗЕЙ
О чем прося, протягивают руки?

ЭФРА
Я знаю, сын,– но пусть расскажут сами.

ТЕЗЕЙ
Вот ты, плащом окутанный, скажи.
Но крап откинь со лба и вытри слезы,–
Рта не раскрыв, едва ль добьешься прока.

АДРАСТ
О царь Афин, побед любимец, я
Пришел молить тебя и город твой.

ТЕЗЕЙ
О чем молить? Какой помоги ищешь?

АДРАСТ
Ты знаешь про злосчастный мой поход.

ТЕЗЕЙ
Да, не без шума ты прошел Элладу.

АДРАСТ
Там потерял я первых меж аргивян...

ТЕЗЕЙ
Тому виной несчастная война.

АДРАСТ
Просил я город выдать мне убитых.

ТЕЗЕЙ
Слал вестника? Просил о погребенье?

АДРАСТ
Но их убийцы отказали мне.

ТЕЗЕЙ
Что ж говорят? Твоя законна просьба.

АДРАСТ
Им голову совсем вскружил успех.

ТЕЗЕЙ
Зачем пришел? Ждешь моего совета?

АДРАСТ
Молю, чтоб ты вернул тела аргивян.

ТЕЗЕЙ
Что ж Аргос ваш?.. Хвалились понапрасну.

АДРАСТ
Пропало все... Вот и пришли к тебе.

ТЕЗЕЙ
Ты сам решил или весь город ваш?

АДРАСТ
Зарыть убитых молят все данайцы.

ТЕЗЕЙ
Зачем же ты семь конниц вел на Фивы?

АДРАСТ
Зятьям обоим услужить хотел.

ТЕЗЕЙ
Кто ж в Аргосе тебе зятьями стали?

АДРАСТ
Нет, со своими не вступал я в связь.

ТЕЗЕЙ
Чужим ли отдал ты юниц аргосских?

АДРАСТ
Тидею и фиванцу Полинику.

ТЕЗЕЙ
А что тебя склонило к этим узам?

АДРАСТ
Пророчества неясные от Феба.

ТЕЗЕЙ
Что ж Аполлон вещал о браках дев?

АДРАСТ
За кабана и льва велел их выдать.

ТЕЗЕЙ
Как ты истолковал вещанье бога?

АДРАСТ
Ко мне явились ночью беглецами...

ТЕЗЕЙ
Но кто ж, однако,– речь ты вел о двух?

АДРАСТ
Тидей и сын Эдипа в бой вступили.

ТЕЗЕЙ
За женихов их принял, за зверей?

АДРАСТ
Казалось мне, что два сразились зверя.

ТЕЗЕЙ
Но с родины зачем они бежали?

АДРАСТ
Тидей бежал из-за убийства брата.

ТЕЗЕЙ
А Полиника что из Фив изгнало?

АДРАСТ
Отца проклятье, страх братоубийства.

ТЕЗЕЙ
Изгнанник добровольный был умен...

АДРАСТ
Но те, что в Фивах, прав его лишили.

ТЕЗЕЙ
У брата брат наследство отобрал?

АДРАСТ
Я мстить повел войска – и вот погиб.

ТЕЗЕЙ
Ты вопрошал гадателей по жертвам?

АДРАСТ
Нащупал ты, увы, мой худший грех.

ТЕЗЕЙ
Ты, значит, шел, богами не поддержан?

АДРАСТ
О, хуже: я не внял Амфиараю.

ТЕЗЕЙ
Ты так легко отверг совет бессмертных?

АДРАСТ
Был с толку сбит шумихой молодежи.

ТЕЗЕЙ
Тебя не добрый вол совет, а дерзость:
Был не один загублен ею вождь.

АДРАСТ
О муж, могущественнейший в Элладе,
О царь Афин! Простершись на земле,
Я со стыдом твои колена обнял,–
Старик седой, в былом счастливый царь.
Но я своим несчастьям уступаю.
Почти тех мертвых, сжалься надо мной
И матерями сыновей убитых,–
Бездетная им старость суждена.
Не побоялись тяготы, пешком
Едва передвигаясь, в дальний край
Пришли не ради тайнодейств Деметры,
Но погребенья тех, кому бы должно
Их в должный срок самих предать земле.
Разумно богачу смотреть на бедность,
А бедному – глядеть на богачей,
Им подражать, учась ценить богатство.
Счастливому полезно видеть горе...
А песнопевцу, при стихов рожденье,
Быть надо полным радости,– иначе
Как, будучи угрюмым самому,
Других пленять? Несправедливо ото.
Быть может, спросишь: почему, минуя
Пелопа край, обременять Афины?
На это дать могу такой ответ:
Жестока нравом Спарта и лукава;
Другие ж города малы и слабы,
Один лишь город твой помочь нам властен.
Он внемлет горестям других, и юных
Царь у него в расцвете сил. Немало
Погибло государств от злых царей.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
К тебе с мольбою той же обращаюсь,
Тезей: о, сжалься над моей бедой.

ТЕЗЕЙ
Не раз об этом спорить мне случалось.
Иные судят, что преобладает
Среди людей дурное над хорошим.
Но я другого мненья: в человеке
Добро преобладает, а не зло.
Иначе бы не мог и свет стоять.
Кто б ни был бог, исторгший нашу жизнь
Из смутного существованья зверя,
Хвала ему: он поселил в нас разум,
Через язык дал мысли понимать,
Дал в пищу нам плоды, послал и влагу
С небес, чтоб увлажнять земное лоно
И их питать; нам даровал укрытья
От злой зимы и жгучих Солнца стрел;
И мореплаванье, чтобы, торгуя,
Меняться тем, в чем есть кому нужда;
Еще же тайн раскрытье непостижных,
Гадателям лишь внятных по огню,
По внутренностям жертв и птиц полету.
Не прихоть ли, коль так благоустроил
Бог пашу жизнь, быть ею недовольным?
Но дух наш хочет быть сильнее бога.
Мы в горделивых помыслах готовы
Считать себя умней самих бессмертных.
Ты сам таков, сам безрассуден: Феба
Вещаньем связан, отдал дочерей
Двум чужакам – в богах не сомневался!
Блистательную кровь сливая с темной,
Ты портишь род. Разумному не след
Соединять с невинными преступных,–
Зятьев надежных надо в дом вводить.
Ведь бог обычно смешивает судьбы:
Невинного, не знавшего греха,
Злосчастием виновного он губит.
Своих аргивян поведя в поход,
Вещаньями и божеским запретом
Ты пренебрег – и погубил свой Аргос.
Подбила молодежь – ее ли слушать?
Те к славе рвутся, эти раздувают
Игру войны и развращают граждан,
Те метят в полководцы, те – в начальство,
Нрав показать, а тех нажива манит,–
Не думают о бедствиях народных.
Три рода граждан есть: одни богаты
И бесполезны, им всегда все мало.
Другие бедны, в вечном недостатке.
Грозны они, их заедает зависть,
И в злобе метко жалят богачей.
Сбивают их дурные языки
Смутьянов. Род же третий – серединный,
Опора государства и охрана
Закона в нем... Могу ль тебе помочь?
Что в оправданье гражданам скажу?
Прощай... Ты сам не внял благим советам.
Стыдись и нас вовлечь в свою судьбу.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Он погрешил, но молодежь тому
Виновница, его простить возможно.

АДРАСТ
Тебя не в судьи выбрал я, о царь,–
Нет, я пришел к врачу своих несчастий,
И если сделал дурно, от тебя
Не жду я ни возмездия, ни кары –
Лишь помощи. Но если ты не хочешь,
Мне должно покориться,– как же быть?
Ступайте же, о старые, оставьте
Здесь сизые повязанные ветви.
Свидетелями нам да будут боги,
Земля и огненосица Деметра,
И Солнца свет,– молили тщетно мы!

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
...Пелопа сын. Мы тоже из страны
Пелоповой, одной с тобою крови.
Что ты творишь? Предашь ли нас, изгонишь
Старух, своей судьбы не заслуживших?
О нет! И зверь спасается в пещере,
И раб у алтаря богов, и город
Под бурей бед в другом опоры ищет.
Ни в чем не счастлив смертный до конца.

ХОР
Бедная, в путь! Уходи из пределов святых Персефоны,
Бедная мать! На коленях моли, протягивай руки!
Чтобы убитых детей тела возвратил мне – о, горе!–
Юных моих сыновей, под стенами кадмейскими павших!
О, подойдите ко мне, подымите, ведите, возьмите
В дряхлые руки свои;
Я, твоего подбородка касаясь, о милый, о первый
В целой Элладе, молю, к коленям, к рукам припадаю.
Сжалься! Тебя за детей я молю.
Словно как нищенка, слезно, со слезной мольбой причитаю,
Сын, в кадмейской земле не оставь без могилы в добычу
Дикому зверю сынов моих юных – ты с ними ровесник!
Видишь, потоки из глаз моих льются – о, горе! – припала,
Плача, к коленям твоим: дай мертвых в земле упокоить!

ТЕЗЕЙ
Мать, вижу, плачешь, тонким покрывалом
Глаза завесив? Оттого ль, что слышишь
Их жалобы? И сам я тронут ими.
Приподыми же голову, но плачь –
Ты у священных очагов богини.

ЭФРА
Увы, увы...

ТЕЗЕЙ
Тебе ль о них стенать?

ЭФРА
Несчастные...

ТЕЗЕЙ
Ты не из их числа.

ЭФРА
Сказать – тебе и городу на благо?

ТЕЗЕЙ
Что ж, умное мы слышим и от женщин.

ЭФРА
Смущаюсь высказать, затем и медлю...

ТЕЗЕЙ
От близких дурно доброе скрывать.

ЭФРА
Молчать не буду, чтоб когда-нибудь
Не попрекнуть себя своим молчаньем.
Поскольку ж красноречия для женщин
Не надобно, решусь подать совет.
Во-первых, сын, божественное чти,
Не погрешай к нему пренебреженьем.
Во всем ты мудр, лишь в этом прегрешаешь.
Смелее становлюсь я, защищая
Обиженных,– иначе я молчала б.
Тех злых людей, что схоронить умерших
Препятствуют, лишают их поминок,
Блюсти законы силою принудь.
Их обуздай, ломающих обряды
Всеэллинские: государство крепко,
Когда в нем соблюдается закон.
Иначе скажут: был ты малодушен,
Хоть мог добыть для города венец,
Но струсил и, померившись с кабаном,
Не больно славный подвиг совершил;
Когда же, сын, со шлемом и копьем
Сошелся в лоб, ты оказался робок.
Но ты таким не будешь: ты – мой сын.
Иной насмешник родину твою
Язвит за легкомыслие, но грозный
В насмешника она бросает взор.
Она растет в трудах, а государства
Бездейственные жизнь влачат убого.
Ужель ты не придешь на помощь мертвым
И матерям, тебя молящим слезно?
Когда идешь за правду, мне не страшно
Сейчас успех у Кадмовых сынов,
Но мечут кости вновь, и я надеюсь:
Уж бог не раз событий ход менял.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
О милая! Ты и ему и мне
На благо говоришь – двойная радость!

ТЕЗЕЙ
Мать, что о нем сказал я, остается
Оправданным по-прежнему, а также
Мое сужденье о его проступках.
Но и твои внушенья внятны мне.
Я не таков по нраву, чтоб бежать
Опасности. Уже свершив немало
Дел славных, почитаюсь я в народе
Карателем за зло всегда и всюду.
Так избегать не должно мне тягот.
Что скажет обо мне мой зложелатель,
Коль мать сама, дрожащая за сына,
Ему велит исполнить этот труд?
Свершу его: я выручу тела,
Сперва словами действуя, а если
Слов мало, то оружьем,– боги с нами.
Но пусть решает город,– а решит он,
Как я хочу. Высказываясь вольно,
Скорее даст согласие народ.
Его я подчинил единовластью,
Дав городу свободу всем равно
Голосовать. Свидетелем Адраста
В собранье взяв, сумею свой народ
Я убедить – и, юношей отборных
Призвав, с оружьем выйдем. Я гонцов
Пошлю к Креонту, чтоб тепа он выдал.
Вы ж, старицы, освободите мать
От уз ветвей священных, чтоб ее,
За дорогую руку взяв, отвел я
В Эгеев дом. Несчастен, кто не служит
Родителям в ответ на их щедроты.
Кто с ними добр, и дети с тем добры.

ТЕЗЕЙ и АДРАСТ уходят. За ними ЭФРА.

 

 

СТАСИМ ПЕРВЫЙ

 

ХОР
Строфа 1
Коней воскормитель, о Аргос родимый,
Ты слышишь ли, слышишь ли благочестивое царское слово,
Отраду великому краю пеласгов и всей Арголиде?

Антистрофа 1
О, если б, конец положив моим бедам –
И больше! – он мог бы, любимых моих дорогие останки,
Залитые кровью, вернув, стать другом Инахова края!

Строфа 2
Богам угодное дело – всегда государств украшенье.
Ему признателен народ.
Но как порешит государство? Скрепит ли
Дружбу и мы обретем ли своим убиенным могилы?

Антистрофа 2
Ты матерям помоги, помоги, о город Паллады,
Да не попрут законов общих,–
Ты справедливость блюдешь, несправедливости чуждый,
Ты всем покровитель, кто б пи был обижен бесчестно!

Возвращается ТЕЗЕЙ, с ним АДРАСТ и ГОНЕЦ.

 

 

 

ЭПИСОДИЙ ВТОРОЙ

 

ТЕЗЕЙ гонцу.
Ты верно служишь городу и мне,
Из места в место переносишь вести,
Ступай же, перейди Асоп с Исменом
И чтимому скажи царю кадмейцев:
«Тезей покорно просит выдать мертвых.
Он твоя сосед, и просьба справедлива.
Народу Эрехтея другом стань».
Согласием ответит – возвращайся,
А если нет – добавь слова такие:
«Пусть молодых ждут щитников моих –
Уж собраны изготовляться к бою
Вокруг святых колодцев Каллихора.
Охотно город дело поддержал,
Мои узнав намеренья». Однако
Кто нарушает речь мою?.. Фиванец
Как будто бы... Еще не различаю...
Гонец... Тебя, быть может, он избавит
От порученья, мне пойдя навстречу.

Входит фиванский ГЛАШАТАЙ.

ГЛАШАТАЙ
Кто самодержец здесь? Несу ему
Ответ Креонта, правящего в Фивах
С тех пор, как Этеокл у Семивратных
Убит рукою брата Полиника.

ТЕЗЕЙ
С ошибки речь ты начал, гость. Напрасно
Ты ищешь самодержца,– не один
Здесь правит человек, свободен город.
Народ у власти; выборных сменяет
Он каждый год; богатству преимуществ
Здесь не дают, права у бедных те же.

ГЛАШАТАЙ
Играй мы в кости, я сказал бы: ты
Нам дал очко вперед! Нет, у фиванцев
Один стоит у власти, не толпа.
Никто речами дутыми не кружит
Голов себе на пользу и не вертит
Народом; знавший почести и ласку
Там не вредит потом и, клеветой
Скрыв прошлое, суда не избегает.
И может ли народ, не разбираясь
В делах и нуждах, государством править?
Надежней опыт – быстрого решенья.
Бедняк из сельских, даже если он
Не грубый неуч, целый день в трудах,–
Когда ему об общем благе думать?
Весьма предосудительно для знатных,
Коль негодяй, который был ничем,
Достигнет положенья и народом
Его ничтожный властвует язык.

ТЕЗЕЙ
Остер, однако, вестник, красноречьем
Не обделен! Коль сам ты выбрал путь –
Затеял словопрение,– так слушай:
Нет ничего для государства хуже
Единовластия. Во-первых, нет
При нем законов общих – правит царь.
Нет равенства. Он сам себе закон.
А при законах писаных – одно
Для неимущих и богатых право.
И может смело бедный обвинять
Богатого в его дурном поступке,–
И победит слабейший, если прав.
Свобода в том, что на вопрос: «Кто хочет
Подать совет полезный государству?» –
Кто хочет – выступает, кто не хочет –
Молчит. Где равенство найти полнее?
Там, где народ у власти, выдвиженью
Он рад бывает новых сильных граждан,
А самодержец в этом видит зло
И наилучших, в ком приметил разум,
Уничтожает, трепеща за власть.
Иной, как ниву о поре весенней,
Жнет храбрецов и косит молодых.
Копить ли для детей добро и деньги,
Коль все труды идут в мошну царя?
Ужель блюсти невинность дочерей
Для сладострастных прихотей тирана,
Семью ввергая в плач? Да лучше смерть,
Чем вытерпеть над дочерьми насилье...
Итак, я отразил твой каждый довод.
Чего ж от нашей хочешь ты страны?
Не будь ты послан городом, пожалуй,
Раскаялся бы в празднословье: вестник,
Сказав, что надо, должен отправляться
Домой. И пусть Креонт не шлет мне впредь
Таких словоохотливых посланцев.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Увы! Лишь осчастливят боги злого –
Вмиг обнаглеет, будто счастье вечно.

ГЛАШАТАЙ
Однако к делу... О предмете спора
Ты думай так, я думать буду этак...
От имени кадмейцев запрещаю
Тебе Адраста принимать. А если
Он здесь уже, то до захода солнца,
Расторгнув узы плетениц священных,
Гони его. И взять тела аргивян
Не вздумай силой,– ты тут ни ври чем.
Согласье дашь – и будешь свой корабль
Вести спокойно. А не то грозит
Нам и тебе с союзниками буря
Войны. Ты поразмысли и в сердцах
Не отвечай мне гордо, уповая
На силу рук, Афин свободных царь.
Надежда – дело вредное. Взаимно
Дух распаляя, в брань ввергает страны»
Свой голос подавая за войну,
Не думает никто, что сам умрет,
Надеется: другой погибнет. Если б
Воображали собственную смерть,
Кидая камешек, тогда от войн
Не гибла бы Эллада. Знают все,
Что хуже и что лучше и насколько
Мир для людей полезнее войны.
Во-первых, мир для муз благоприятен,
Он плачей враг, он друг деторожденья,
Он и богатству рад,– а мы, дурные,
Всем жертвуем и подымаем войны,
Чтоб человека в рабство человеку
И город в рабство городу отдать.
А ты моим врагам помочь намерен –
Тех мертвых, спесью сгубленных, почтить.
Так, значит, Капаней не поделом
Пал с лестницы, приставленной к стене.
Спален огнем небес, когда он клялся
Разрушить город – волит бог иль нет?
Недаром бездной пожран был гадатель
С его четвероконной колесницей;
У врат недаром вожаки простерты,
И камень им суставы раздробил.
Признай, что боги губят злых за дело,
Иль почитай себя мудрее Зевса.
Долг первый мудрого – любить детей,
Потом отца и мать, потом отчизну,–
Крепить ее, а не губить он должен.
Вождь ненадежен дерзкий. Умный кормчий
Себя сдержать умеет в нужный миг.
Предвиденье – вот истинная доблесть.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Довольно Зевса, чтоб карать виновных,–
Бесчинствовать не подобало вам.

АДРАСТ
О мерзостный...

ТЕЗЕЙ
Сдержись, Адраст, молчи...
Вперед меня не забегай с речами.
Ко мне посланец, не к тебе. Я сам
Ему отвечу,– я скажу: во-первых,
Не знал я, что Креонт – мой повелитель
И что настолько он могуч, что может
К чему-либо Афины принуждать.
Все надобно вверх дном поставить, если
Мы над собой его признаем власть.
Войны не затеваю. Вместе с ними
Я не ходил в кадмейскую страну.
Но мертвых тех, не оскорбляя Фив,
Людей боям не подвергая смертным,
Наш долг – похоронить, блюдя закон
Всеэллинский. Так что же в том дурного?
Пусть от аргивян пострадали вы –
Они мертвы, вы посрамили их
Себе во славу – месть совершена.
Так допустите ж их предать земле,
Чтоб каждый вновь ушел туда, откуда
Пришел вселиться в плоть: душа – в эфир,
А тело – в землю. Нам дается тело
Не в собственность, лишь как приют для жизни –
И пусть лежит в кормилице земле.
Ты думаешь отказом в погребенье
Унизить Аргос? Нет же, это дело
Эллады всей. Кто надлежащей чести
Лишает мертвых, может превратить
Храбрейших в трусов при таком порядке.
В своих словах грозитесь мне, а сами
Боитесь мертвецов землей засыпать.
Что страшно вам? Что, лежа под землей,
Ваш город разорят? Или в могиле
Родят детей, чтоб после вам отмстить?
Ведь это все пустое празднословие
Иль недостойный малодушный страх.
Безумные, поймите долю смертных:
Вся жизнь – борьба. Иной сегодня счастлив,
Тот будет счастлив, тот уже бывал –
Игра судьбы. Кто неудачлив, ей
Оказывает честь, чтоб подобрела;
Благополучный ей хвалы поет,
Дух испустить боясь... Итак, должны мы
Терпеть без гнева малые обиды,
Коль в них урона государству нет.
Каков же вывод? Дай тела погибших
Нам схоронить по долгу благочестья,
Иль – дело ясно – схороню их силой,
Да не пойдет меж эллинов молва,
Что древний божеский закон, который.
Я чту и чтут Афины, нами попран.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Смелее! Справедливости служа,
Ты избежишь позора и злословья.

ГЛАШАТАЙ
Ответ свой, хочешь, кратко изложу?

ТЕЗЕЙ
Что ж, говори: ты не из молчаливых,

ГЛАШАТАЙ
Не взять тебе вовек аргивян мертвых.

ТЕЗЕЙ
Послушай, если хочешь, и меня.

ГЛАШАТАЙ
Послушаю – ответить каждый вправе.

ТЕЗЕЙ
Их, увезя с Асопа, схороню.

ГЛАШАТАЙ
Сперва придется испытать оружье.

ТЕЗЕЙ
Уже свершил я подвигов немало.

ГЛАШАТАЙ
Иль ты рожден, чтоб всех одолевать?

ТЕЗЕЙ
Всех, кто бесчестен,– добрых не караю.

ГЛАШАТАЙ
Ты с городом своим влезаешь всюду.

ТЕЗЕЙ
Чем больше трудных дел, тем больше счастья»

ГЛАШАТАЙ
Что ж, приходи, узнай драконьи копья.

ТЕЗЕЙ
Дракону ль буйных породить Ареев?

ГЛАШАТАЙ
По опыту узнаешь: молод ты.

ТЕЗЕЙ
Все ж дерзкими словами ты не в силах
Меня разгневать. Уходи от нас
И пустословье уноси с собою.

ГЛАШАТАЙ уходит.

Мы не добьемся прока. Нет, пора
Собрать всех тяжеловооруженных,
Все колесницы, верховых с копями
В сверкающих значках, с уздою в ионе
И кинуть их на землю Кадма. Сам
Я поведу их к Фивам семивратным,
С мечом в руке я сам себе глашатай.
А ты, Адраст, останься, не сливая
Своей судьбы с моей. Ведомый богом,
Я – светлый вождь, и рать моя светла.
Одна нужна мне помощь – от бессмертных,
Блюдущих справедливость. Их подмога
Дает победу. Если бог не с нами,
Немного человеку доблесть даст.

Уходит.

 

 

СТАСИМ ВТОРОЙ

 

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
Строфа 1
Злополучных вождей
Злополучные матери!
Как в ужасе бледном
Сжимается сердце мое!

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
О чем о новом речь заводишь?

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
Где ж соберутся люди Паллады?

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
Для битв или переговоров?

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
То лучше было б... Но если
Вашу постигнут страну
Битвы ж смерти,
Плач и биение в грудь,– тогда
Что скажут обо мне, несчастной?
Я – бед причина.

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
Антистрофа 1
О, если б тылом
Рок обернулся
К гордыне счастлив да! –
В том упованье мое.

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
Правде богов чрезмерно веришь.

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
Кому же, коль не им, решать?

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
По-разному решают боги.

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
Тебя терзает страх твой прежний.
Месть породила месть
И бойню бойня,
Но избавление от тяжких бед
Бессмертные даруют смертным –
Все в их руках.

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
Строфа 2
Как бы долги до страны пышнобашенной
С Каллихора, с богининых вод?

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
О, если б крылья мне дали боги –
Улетела бы в город двуречный.

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
Узнала б, узнала б
Ты близких участь.

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
Разрешит ли рок, какая
Судьба ожидает отважного
Этой страны царя.

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
Антистрофа 2
Богов призывали и вновь призовем
В них единых надежда боящихся.

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
О Зевс, супруг праматери древней,
Чадородец телицы Инаховой!

ПЕРВОЕ ПОЛУХОРИЕ
За город заступник,
Будь милостив, Зевс!

ВТОРОЕ ПОЛУХОРИЕ
Ты красу своих потомков
Обесчещенных вырви у города,–
Я предам их огню.

Входит ВЕСТНИК.

 

 

 

ЭПИСОДИЙ ТРЕТИЙ

 

ВЕСТНИК
Вам, женщины, несу приятных много
Вестей,– а сам я спасся: в плен попал
В бою, который семь вождей убитых
Вели вблизи Диркейских струй. Итак,
Победа – за Тезеем. От расспросов
Избавлю вас: я был оруженосцем
Спаленного перуном Канапея.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
О милый, свой возврат ты нам поведал
И торжество Тезея. Если рать
Афинская цела, то все отрадно.

ВЕСТНИК
И рать цела,– так действовать бы надо
Адрасту и аргивянам, когда
Они с Инаха шли на город Кадма.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Но как воздвиг трофеи Зевсу в честь
Эгея сын с соратниками? Сам
Ты видел все, обрадуй же и нас.

ВЕСТНИК
Луч яркий солнца, верный измеритель
Часов, жег землю. У ворот Электры
Я наблюдал, удачно став на башне.
Всех ратей трех я видел три разряда:
Полк тяжеловооруженных – сверху,
Над берегом Иcмена, как и ждали,
На правом же крыле стоял сам царь,
Сын доблестный Эгея, и при нем
Насельники страны Кекропа древней.
А слева – поморяне-копьеносцы
Близ родника Арея. С двух сторон,
По численности равны, разместились
Отряды конницы. А колесницы –
Поодаль, под гробницей Амфжона.
А трупы, о которых спор, сложили
В тылу. Стоял ряд конных против конных,
И колесницы – против колесниц.
Тогда Тезеев закричал глашатай:
«Эй, тише, люди! Тише, рать кадмейцев!
Явились мы взять мертвых и продать
Земле, блюдя всеэллинский закон,
А не затем, чтоб длить кровопролитье».
Креонт на то ни слова не ответил,
Молчал во всеоружье. Тут возницы
Коней пустили в колесничный бой.
И стали колесничные бойцы
Друг друга обгонять, а их возницы,
Чтоб дать им биться копьями, коней
Осаживали, и кипела битва.
Тут эрехтейских конных вождь Форбад
И предводители кадмейских конных,
Увидев, как смешались колесницы,
Вступили в бой – сражались кто кого.
Не от других я слышал, видел сам –
Перед глазами бились в колесницах.
Что там за страсти были! И не знаю,
С чего начать. Скажу ль о пыли, к небу
Поднявшейся,– и много ж было пыли!
О том ли, как запутавшихся в вожжи
Таскали по земле, по лужам крови?
Те падали, тех с колесниц разбитых
Вниз головой кидали – под повозкой
Раздробленной их обрывалась жизнь.
Победу видя здешней рати конной,
Креонт хватает щит, вперед стремится –
Предупредить смятение своих.
Но и Тезей не медлит, он навстречу
Спешит, ведя блистающих бойцов.
Дрались фиванцы в самой гуще боя,
Разили их, они разили. Криком
Изо всех сил друг друга ободряли:
«Держись, копьем коли, бей Эрехтидов!»
Жестоко бились. Загибаться стал
Наш левый край, зато на правом крае
Враг побежал. Бой равным был в тот миг...
Поистине был вождь хвалы достоин.
Не удовлетворен успехом первым,
Он поспешил на край к изнемогавшим
И кликнул так, что отдалось в земле:
«Бойцы! Коль вы не выдержите битвы
С детьми земли, Паллады сгинет дело».
В сынов Краная веру он вселил –
И, эпидаврской палицею грозной
Вооружась, размахивать стал ею,
И головы, со шлемом вместе, с шей
Мечом срезал, и поражал дубиной.
В конце концов те обратились в бегство,–
А я орал от радости, я прыгал,
В ладоши бил. У врат уж были наши.
Тут плач поднялся в городе и вопль,
Что молодых, что старых. Страх заполнил
Святилища, Тезей ворваться в город
Мог, но сдержал своих: «Не рушить город
Явились мы, сказал, а мертвых взять».
Такого надо ставить полководцем,
Кто храбр в опасности, кто ненавидит
Заносчивых, которые при счастье,
Желая встать на высшую ступень,
Растеривают собственное благо.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Теряла я надежду, но теперь
Я вижу: боги – есть. И горе будто
Не столь томит, когда наказан враг.

АДРАСТ
О Зевс! Что говорить про род людской,
Про ум его! Мы от тебя зависим,
Творим лишь то, чего желаешь ты.
Неодолимый Аргос был у нас,
Нас было много, молодых и сильных.
Вели переговоры с Этеоклом,
Но скромные отвергли предложенья –
И вот погибли. Он же, как бедняк,
Разбогатевший вдруг, заносчив стал
В удаче, и заносчивостью снова
Был сгублен Кадмов глупый род. О люди!
Пускаете вы стрелы дальше цели
И терпите – за дело! – много бед.
Не верите друзьям – лишь их поступкам.
Вы, города,– когда могли б словами
Зло отвратить, дела кровопролитьем
Решаете... Но что ж я?.. Расскажи,
Как спасся ты,– потом спрошу о прочем.

ВЕСТНИК
В смятенье общем я скользнул в ворота,
В которые как раз входила рать.

АДРАСТ
А цель боев, тела, вы получили?

ВЕСТНИК
Всех семерых, тех, что вели полки.

АДРАСТ
Что говоришь!.. А где ж останки прочих?

ВЕСТНИК
Их предали земле под Кифероном.

АДРАСТ
Где именно? И кто их схоронил?

ВЕСТНИК
Тезей – у горной рощи, в Элевтерах.

АДРАСТ
Не всех же он зарыл,– где остальные?

ВЕСТНИК
Вблизи зарыты – торопились мы.

АДРАСТ
Позор... Рабы их вынесли из боя?

ВЕСТНИК
К ним ни один не прикоснулся раб.

АДРАСТ
..............

ВЕСТНИК
О, ты бы видел, как он мертвых чтит.

АДРАСТ
Сам обмывал он трупы тех несчастных?

ВЕСТНИК
Стелил одры и покрывал тела.

АДРАСТ
Тяжелое и низменное дело...

ВЕСТНИК
Что ж низменного? Всех едина участь.

АДРАСТ
Как я хотел бы вместе с ними пасть!

ВЕСТНИК
Ты, плача сам, их заставляешь плакать.

АДРАСТ
Они меня, скорее, учат сами.
Но время их встречать! Воздену руки,
Аида песнь зачну в слезах, взывая
К друзьям своим,– их потеряв, томлюсь,
Несчастный, одиночеством. У смертных
Одна непоправимая беда –
 С душой расстаться. В прочем выход есть.

 

 

КОММОС

 

ХОР
Строфа 1
Одним хвала, другим беда...
Славься, Тезеев город!
Вождям победоносной рати
Двойная честь!..
Но близок миг, детей своих увижу прах,
И страшно и сладко,– пришел
Желанный и нежданный день...
Нет скорби моей тяжелее...

Антистрофа 1
О, если бы отец времен,
Прародитель, меня, старуху,
Безбрачной девой сохранил!
О, дети, дети!
Могла ли знать, что через них мне так страдать?
Зачем же вступала я в брак?
Теперь воочью горе вижу,
На свете одна, без детей.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Но вот несут останки их,
Несут – о, горе, горе! –
Если бы с ними и мне умереть,
Вместо сойти бы к Аиду!



Процессия АФИНСКИХ ВОИНОВ вносит тела убитых ВОЖДЕЙ.

 

АДРАСТ
Строфа 2
Рыдайте ж, матери,
О мертвых, в землю сходящих.
Ответствуйте стонами
Стопам моим!

ХОР
Сыны мои! Призывают вас
Милые матери...
Увы! Я мертвых кличу...

АДРАСТ
Увы, увы!..

ХОР
...мне в горе моем...

АДРАСТ
Ах, ах!..

ХОР
.............

АДРАСТ
О, испытание...

ХОР
...тягчайшее...

АДРАСТ
Аргос, мой Аргос, ты видишь ли участь мою?

ХОР
Видит он и меня,
Бездетную, злополучную...

АДРАСТ
Антистрофа 2
Несите несчастных
Окровавленные трупы –
Нечестно нечестными
В сече сраженных.

ХОР
О, дайте мне сыновей обнять
Последним объятьем!
Принять их на руки дайте!

АДРАСТ
Несут...

ХОР
О, тягостен скорбный груз...

АДРАСТ
Ой, он...

ХОР
К матерям обращаешься...

АДРАСТ
Слышите...

ХОР
Стонешь о двойной беде...

АДРАСТ
Что бы кадмейцам убить меня, в прах растоптать!

ХОР
Если б мне никогда
Но ведать ложа мужского!

АДРАСТ
Эпод
Вы скорби видите море,
Злополучные матери!

ХОР
Лицо ногтями изодрали мы,
Посыпали головы пеплом...

АДРАСТ
Увы, увы мне!
О, поглоти меня, земля!
О буря, унеси!
Мне упади на темя, Зевсов пламень!

ХОР
Злосчастные ты браки знал,
Ты внял зловещий голос Феба.
Эдипа бросив дом, в тебя вселилась
Губящая Эриния.

Входит ТЕЗЕЙ.

 

 

 

ЭПИСОДИЙ ЧЕТВЕРТЫЙ

 

ТЕЗЕЙ
Хотел вас расспросить, когда стонали
Над воинами вы; теперь, минуя
Заботы ваши, обращусь к Адрасту.
Кто эти семь отважнейших? Откуда?
О них, разумный, многое видавший,
Ты молодым согражданам скажи.
Я видел их дела, превыше слов,
Когда они взять город устремились.
Лишь об одном расспрашивать не стану,
Чтобы не вызвать смеха,– кто с кем дрался,
Кто ранен был чьим именно копьем.
Такой рассказ не впрок ни говорящим,
Ни слушающим их,– и кто б средь боя,
Когда пред ним теснится копий строй,
Смог разобраться, кто там самый храбрый?
Не стали б мы ни спрашивать о том,
Ни доверять столь смелому рассказу,–
Едва приметит, что ему грозит,
Тот, кто стоит лицом к лицу с врагом.

АДРАСТ
Так слушай же – по твоему желанью
С охотою друзьям моим воздам
Хвалу,– я говорить хочу лишь правду.
Смотри, вот Зевсовой стрелой пронзенный –
То Капаней. Он очень был богат,
По вовсе не заносчив, никакой
В нем не было гордыни, словно в бедном.
Чревоугодников он избегал,
Стыдящихся простой еды; считал он,
Что доблесть не в желудке, что довольно
Немногого, чтоб жить. Был верным другом
В глаза и за глаза. Подобных мало:
Правдивый нрав, приветливая речь,
Без праздных обещаний ни рабам,
Ни гражданам... Вторым я Этеокла
Хочу назвать. Он столь же был хорош.
Он молод был, он не имел богатства,
Но был высоко чтим в земле аргосской.
Ему друзья носили часто деньги,
Но Этеокл не брал их, не желая
Быть собственного золота рабом.
Не государство порицал он – только
Правителей негодных: государство
Не виновато, что правитель плох.
Гиппомедонт – здесь третий. Никогда
И в ранней юности не предавался
Ни радостям искусств, ни сладкой жизни;
Жил средь полей, там упражнял себя
Для подвигов; охотиться ходил,
Любил коней и, напрягая лук,
Для службы государству мощь копил.
А вот Парфенопей, сын Аталанты,
Охотницы, красы предивной мальчик,
Сам аркадиец, но, прибыв на Инах,
Был в Аргосе воспитан; поначалу
На проживанье право получил.
Не возбуждал он злобы, не был в тягость;
Ни склок, ни ссор не заводил,– а ссорщик
Всех ненавистней, будь он свой иль пришлый.
В строю он, как аргосец прирожденный,
Край защищал; успехом нашим счастлив,
При неудачах города – скорбел.
Он многих был любовником и женщин
Пленил немало, но не делал зла.
Тидею кратко я воздам хвалу:
Пусть не красноречив, в военном деле
Он был изобретатель и знаток.
Умом хоть ниже брата Мелеагра,
В искусстве бранном равным стал ему,
Открыв уменье действовать щитом.
До славы жадный, все богатство духа
Не на словах он проявлял, а в деле...
Теперь, все зная, не дивись, Тезей,
Что умереть под крепостью решились.
Дается совесть добрым воспитаньем;
Стыдится муж, постигший добродетель,
Стать негодяем. Можно обучить
И доблести, внушая детям слушать
И повторять, что незнакомо им.
Всю жизнь при нас – усвоенное с детства;
Воспитывайте тщательно детей.

ХОР к павшим.
Увы, мой сын, тебя на горе
Вскормила, на горе под сердцем носила,
Муки родов терпела... Теперь
Все труды мои Аиду
Достаются... Не будет, увы,
У меня, злополучной старухи,
Сына-кормильца.

ТЕЗЕЙ
Сын Оилея благородный, вместе
С четверкою землею поглощенный,
Почтен богами явственно. И сына
Эдипа, Полиника, мы прославим,
В ошибку не впадая; он моим
Был гостем, перед тем как добровольным
Изгнанником из Фив явился в Аргос.
Но знаешь, как с другими поступлю?

АДРАСТ
Одно я знаю – что тебе послушен.

ТЕЗЕЙ
Поверженного Зевсом Капанея...

АДРАСТ
Отдельно погребешь, как прах священный?

ТЕЗЕЙ
Да. Прочих сложим на один костер.

АДРАСТ
А где воздвигнешь памятник ему?

ТЕЗЕЙ
Здесь, у дворца, насыплем холм надгробный.

АДРАСТ
Над этим пусть потрудятся рабы.

ТЕЗЕЙ
А прочих пусть несут – пойдем мы следом.

АДРАСТ
Несчастные, проститесь, подойдите.

ТЕЗЕЙ
Не дельное ты говорить, Адраст.

АДРАСТ
Как матерям не прикоснуться к детям?

ТЕЗЕЙ
Умрут, обезображенными видя
Детей своих,– ужасен свежий труп.
Зачем еще им добавлять страданий?

АДРАСТ
Ты прав. Так будьте ж терпеливы. Верно
Сказал Тезей. Как догорит костер,
Возьмете пепел... Люди, жалкий род!
Что точите вы копья для убийства
Взаимного? Довольно! Без тревог
Блюдите мирно города свои.
Жизнь коротка – так надобно уметь
 Её прожить легко и беззаботно.

 

 

СТАСИМ ТРЕТИЙ

 

ХОР
Строфа
Нет милых детей, дорогих детей...
Несчастливица я
Между матерями аргивян.
Ах, помощница родильниц,
Отвернется Артемида
От бездетных. Жду лишь горя.
Неким облаком, гонимым
Бурей яростной, ношусь...

Антистрофа
Нас семь матерей, и семь сыновей
Породили мы,
Меж аргивских мужей знаменитых.
Ныне старюсь я – о, горе! –
Без потомства, без сынов;
Нет мне места средь умерших,
Места нет среди живущих –
Так и век свой доживу.

Эпод
Остаются мне, злосчастной,
Слезы. Памятью о сыне
В доме – срезанные пряди,
Принесенные венки,
Возлияпья в честь умерших,
Песни скорби, – их не терпит
Златовласый Аполлон.
Пробужденная рыданьем,
Каждый день слезами буду
Увлажнять одежды край...


Траурная процессия удаляется.

 

 

 

ЭПИСОДИЙ ПЯТЫЙ

 

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Но уж брачный мне виден покой
Капанея – священный холм.
Посмотри: пред чертогом богинь,
Где творит возлиянья усопшим Тезей,
Появилась Эвадна, супруга того,
Кто был молнией Зевса внезапно сражен,
Благородное Ифия чадо вождя;
О, зачем она легкой походкой взошла,
На вершину скалы поднебесной взошла,
Что близ этого высится дома?


ЭВАДНА
Строфа
Как светло, как ярко
Мчалась солнца колесница,
Как был ясен путь Седсыы,
И во мраке нимфы резвые
Пламя факелов вздымали
В день, когда союз мой брачный
Аргос праздновал, и громко
В песнях благопожеланий
Прославляем был супруг мой,
Медношлемый Капаней.
Из дворца, себя не помня,
Я бегу сюда – с супругом
Пламень смертного сожженья
И могилу разделить.
Пусть в Аиде разрешатся
Муки длительные жизни,–
Смерть отрадна, если вместе
Умираем с дорогими
Изволением судьбы.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Ты видишь, там, недалеко от места,
Где встала ты, костер во славу Зевса.
На нем твой муж, перуном укрощенный,

ЭВАДНА
Антистрофа
Здесь, где встала я,–
Мой конец. Самой судьбою
Я сюда приведена.
Ради верности супружеской
В бездну ринусь со скалы;
Брошусь я в огонь костерный,
Тело в полыханье пламени
С мужем, с милым, сочетаю,
Рядом лягу, с ним в покои
Персефоны отойду.
Но тебя и в царстве мертвых
Не предаст моя душа.
О, прощай, мой факел брачный!..
От какого брака в Аргосе,
От кого родились дети
Моего супруга доблестей,
Здесь простертого, которого
Вместе с верною подругою
Скоро пламя обоймет?

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Но престарелый Ифий, твой отец,
Подходит к нам. Он скорбную узнает,
Еще ему неведомую весть.

ИФИЙ, входя.
Несчастная!.. И я – старик несчастный...
Двойное горе в доме у меня:
Сраженного оружием кадыейским,
Я Этеокла, сына, возвращаю
На родину и дочь свою ищу,
Бежавшую из дома, чтобы вместе
С супругом, Капанеем, умереть.
Ее мы стерегли, но лишь ослабил
Я свой надзор из-за последних бед –
Исчезла... Но уверен я, что где-то
Здесь прячется,– коль знаете, скажите.

ЭВАДНА
Что спрашиваешь их? Здесь, на скале,
Стою я над костром супруга птицей
Злосчастною, готовою взлететь.

ИФИЙ
Дочь, для чего ты здесь? Каким ты ветром
Занесена? Дом бросила зачем?

ЭВАДНА
Разгневаешься, ежели узнаешь.
Я слушать не хочу тебя, отец.

ИФИЙ
Но почему? Иль знать отец не вправо?

ЭВАДНА
Несправедливым будешь мне судьей.

ИФИЙ
И почему в роскошном ты наряде?

ЭВАДНА
В нем новое значение, отец.

ИФИЙ
Но этот вид – не для вдовы скорбящей!

ЭВАДНА
Но я поступок новый совершаю...

ИФИЙ
Из-за того и встала над костром?

ЭВАДНА
Пришла сюда победы славной ради.

ИФИЙ
Какой победы? Я узнать хочу...

ЭВАДНА
Над всеми женами на этом свете.

ИФИЙ
Своим умом иль помощью Афины?

ЭВАДНА
Нет, доблестью. Я с мужем лягу мертвой.

ИФИЙ
Что говоришь?! Безумная загадка...

ЭВАДНА
Я брошусь к мужу мертвому в костер.

ИФИЙ
О дочь, не говори о том в народе!

ЭВАДНА
Нет, я хочу, чтоб Аргос весь узнал.

ИФИЙ
Но я не допущу, я не позволю!

ЭВАДНА
Все ж будет так – меня не сдержишь силой.
Теперь пора – тебе, отец, на горе,
На радость мне и мужу моему.

Бросается в горящий костер.

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Ужасное свершила ты, жена.

ИФИЙ
Аргивянки! Погиб я, злополучный…

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Увы, увы, ты ужас претерпел,
Но доблесть видел высшую, несчастный,

ИФИЙ
Вам никого несчастней не найти...

ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦА ХОРА
Увы, увы...
Эдипа участь разделил ты, старец, –
И ты и злополучный город мой.

ИФИЙ
Увы, зачем нам, смертным, стать нельзя
Вновь юными и стариться вторично!
Коль что-нибудь бывает худо в доме,
Устроим все по-новому, подумав.
Иначе в жизни. Если бы давалась
Нам два раза и молодость и старость,
Могли бы мы ошибки жизни первой
Исправить... Видя у других потомство,
О, как хотел я сам иметь детей!
Когда бы, их производя на свет,
Я понимал, что значит их утратить,
Я так не пострадал бы, как сейчас.
Вот породил я сына; он прекрасен
И молод был – теперь его лишаюсь.
Да, так... О, что ж, несчастному, мне делать?
Домой идти? Но ждет меня пустынный
Большой дворец и без надежды жизнь.
Или пойду в палаты Капанея?
Я их любил – в них дочь моя жила...
И нет ее... Бывало, мне к лицу
Уста клонила, голову мою
Брала в ладони. Дочери милее
Нет ничего для старого отца.
Сыны храбрей, но ласки меньше в них.
Скорей же в дом меня ведите, бросьте
В кромешный мрак,– там голодал бы я
И умертвил бы старческое тело!
Что мне к костям дочерним прикасаться?..
О, как тебя я ненавижу, старость
Неумолимая! Как ненавижу
Тех, кто продлить стремятся жизнь – питаньем,
И кутаньем, и всяким чародейством,
Борясь с теченьем времени – самим же
Пора уж место младшим уступить.
 Уходит.

 

 

ЭКСОД

 

Входят ТЕЗЕЙ, АДРАСТ и МАЛЬЧИКИ с урнами в руках.


ХОР
Вот и кости выносят моих сыновей,
На костре погребальном сожженных.
Вы останки примите, прислужницы... Ах!
Плачу, плачу по детям – все силы ушли.
Стала старая, немощна я, зажилась,
Истомилась, истаяла в скорби.
Ах, что может для смертного быть тяжелей,
Чем детей своих мертвыми видеть!


МАЛЬЧИКИ
Строфа 1
Несу, несу,
О мать несчастная,
Тебе отца останки,
От горести тяжелый груз.
Все, что осталось мне,– в сосуде малом.

ХОР
Увы, увы!
Несешь ты слезы
Матери погибших...
Горсть пепла юных тел взамен
Сынов моих, прославленных в Микенах.

МАЛЬЧИКИ
Антистрофа 1
Горе, горе!
Отца злосчастного
Я бедный сирота.
Ах, жить мне в доме опустевшем,
Отцовских уж объятий не знавать.

ХОР
Увы, увы!
Где муки родов,
Где ночи без сна,
Где неусыпные заботы,
Где поцелуи нежных детских губ?

МАЛЬЧИКИ
Строфа 2
Ушли, в живых уж больше нет отцов...
Ушли...

ХОР
И принял их эфир,
Очищенных на пламени костра,–
К Аиду отлетели.

МАЛЬЧИКИ
Отец, ты слышишь стон сыновний?..
Когда-нибудь, в доспехе, отомщу ли
За смерть твою?

ХОР
Да совершится!

МАЛЬЧИКИ
Антистрофа 2
Да совершится, волею богов,
Возмездье!

ХОР
Боль моя не спит.
Ах!.. Но довольно о судьбе стенать,
Оплакивать страданья...

МАЛЬЧИКИ
Меня увидит ли Асоп
Вождем данайской рати меднощитной,
Отмстителем за смерть отца!

Строфа 3
Отец, ты как живой перед глазами...

ХОР
Он в милое лицо тебя целует...

МАЛЬЧИКИ
И лишь не слышно слов твоих...
Унес их ветер...

ХОР
Для матери двойная скорбь.
И для тебя – ты горя не избудешь...

МАЛЬЧИКИ
Антистрофа 3
Раздавлены мы тяжестью печали...

ХОР
О, дайте пепел мне к груди прижать!

МАЛЬЧИКИ
От слов печальнейших мое
Все сердце сжалось...

ХОР
Ушел ты, сын,– не видеть боле
Мне, любящей, любимого лица...

ТЕЗЕЙ
Адраст и вы, аргивянки, смотрите:
В руках детей – их доблестных отцов
Останки, – мной они возвращены.
Вам этот дар вручаем – я и город.
Вы эту милость в памяти храните,–
Вы видите, что сделал я для вас.
К вам, мальчики, я обращаюсь тоже:
Сей город чтите. Передайте детям
И внукам память долгую о наших
Благодеяньях – Зевс тому свидетель,
Сколь много обрели вы через нас.

АДРАСТ
Тезей, мы знаем, сколько совершил ты
Добра земле аргосской, благодарность
Непреходящая в пас будет жить,
И за добро вас отдарить – наш долг.

ТЕЗЕЙ
Чего еще вы от меня хотите?

АДРАСТ
Цвети – по праву – ты и город твой!

ТЕЗЕЙ
Да сбудется. Того ж тебе желаю.

В вышине появляется АФИНА.

АФИНА
Внемли, Тезей, вещанию Афины –
Как государству своему на благо
Ты должен поступать. Не допускай,
Чтоб мальчики останки их отцов
Свободно так в свой Аргос унесли.
Потребуй клятвы, пусть ее Адраст
Произнесет,– он царь, он правомочен
За всех своих – сынов Даная – клясться
Пусть поклянется, что вовек аргосцы
Не явятся тут с войском как враги.
А вторгнутся другие – будут гнать их.
А ежели нарушит клятву Аргос,
Пусть на него все беды призовет.
Теперь внемли, где жертвы заколоть:
Есть медноногий в доме у тебя
Треножник; древле, Илион разрушив,
Геракл, на новый подвиг торопясь,
Велел тебе пред алтарем пифийским
Его поставить. Трех овец заклав,
Ту клятву начертай внутри, на чаше
Треножника, и богу Дельф доверь
Его блюсти, как память договора,
Свидетельством для эллинов. А меч,
Которым жертвы резал, в землю врой
Поблизости костров семи погибших.
И всех, кто б ни пошел на город, в трепет
Тот ввергнет меч, суля исход им тяжкий,
Свершив, из края удали останки.
Ту рощу, где огонь очистил трупы,
Ты богу посвяти, у трех дорог
Истмийских. Я – сказала. Обращаюсь
К аргивским детям: город на Исмене
Вы, возмужав, разрушите в возмездье
За смерть отцов. Ты войско поведешь,
Эгиалей, взамен отца, и ты,
Тидея сын, им Диомедом званный.
Но надо, чтобы пух одел вам щеки...
И бросите Даная медный строй
На семивратную твердыню Кадма.
Возросшие как яростные львята,
Вы явитесь их город разорить.
Так будет. «Эпигонами» в Элладе
Вас назовут и песнями прославят,–
Таков победный будет ваш поход.


ТЕЗЕЙ
Покорствую, владычица Афина,
Меня ведешь – и не сбиваюсь. Клятвой
Свяжу его. О, направляй меня
По верному пути, блюдя свой город,
Чтоб безмятежно впредь мы жили в нем,



АФИНА исчезает. ТЕЗЕЙ уходит.

 

ХОР, покидая орхестру.
Так пойдем же, обяжемся клятвой, Адраст,
Мужу славному и государству его,–
Их деяния чести достойны.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.