если вам нужно КРАТКОЕ описание этого сражения, прочтите статью Битва при Платеях – кратко. ОБЩИЙ ОБЗОР истории борьбы греков с персами дан в материале Греко-персидские войны – кратко. Подробнее об отдельных её эпизодах читайте в статьях Битва при Марафоне, Войско Ксеркса, Поход Ксеркса на Грецию, Битва при Фермопилах, Сожжение Афин персами, Битва при Саламине, Мардоний в Греции

Предысторию битвы при Платеях читайте в статье Мардоний в Греции.

 

Греческая и персидская армии сходятся у Платей

В начале сентября 479 г. до Р. X. пелопоннесское войско наконец двинулось при благоприятных предзнаменованиях мимо сожженных храмов Элевсина на Киферон. Ни одно из государств Пелопоннесского союза не отказалось прислать своих воинов, потому что патриотическое одушевление было тогда общим чувством. Главнокомандующим был Павзаний, старший сын умершего около этого времени спартанского царя Клеомброта, человек нерешительный, осторожный до робости, хотя и храбрый в бою. В Элевсине присоединился к пелопоннесцам Аристид с 8000 афинских гоплитов и несколькими сотнями стрелков; присоединились феспийцы и жители города Платей. Павзаний стал на северных склонах Киферона, неподалёку от Платей, так что от персидского войска Мардония его отделяла долина реки Асопа; крутизны и ущелья ограждали его от нападений персидской конницы и никакими насмешками не могли персы заставить его спуститься в равнину. Видя его осторожность, персидская конница становилась все смелее; отряды её подъезжали то к той, то к другой части греческого войска и наносили стрелами довольно много вреда грекам.

Греко-персидские войны. Карта

Карта греко-персидских войн с указанием места битвы при Платеях

 

Особенно теснила персидская конница мегарян, отряд которых, состоявший из 3,000 гоплитов, занимал открытую позицию; они послали сказать Павзанию, что если он не поспешит заменить их другим войском, то они не удержат своей позиции. Павзаний спросил, кто хочет пойти сменит мегарян. Не вызвался никто, кроме афинян. Аристид сформировал отряд из 300 отборных гоплитов и поручил начальство над ним Олимпиодору; к ним присоединились афинские стрелки. Этот отряд стал на опаснейшем месте впереди остального войска и храбро выдерживал бой. Начальник персидской конницы Масистий, высокий, красивый мужчина в золотом чешуйчатом панцире и пурпурной мантии, скакал на белом коне в атаку; стрела ударила его коня в бок, конь от боли стал на дыбы и сбросил всадника. Афиняне побежали, схватит коня, стали наносить удары Масистию, но панцирь был так крепок, что оставался невредим; когда наконец Масистий был убит ударом копья в глаз, из‑за тела его поднялся ожесточенный бой; персы овладели было телом, но афиняне, поддержанные другими греками, оттеснили их и отняли добычу. Смерть этого знатного перса очень опечалила стан Мардония; а греки провезли тело его на телеге по всем своим отрядам, и гоплиты выходили из рядов посмотреть на этого убитого перса, высокого и красивого.

Этот успех, кажется, ободрил Павзания. Позиция греков на холмах над Гизиями и Эритрами была очень неудобна по недостатку воды, и они решили подвинуться на запад в окрестность разрушенных Платей, стать близ многоводного ручья Гаргафии.

В этой новой позиции у Платей 10,000 спартанских гоплитов и 35,000 легковооруженных илотов Павзания составляли правое крыло, хорошо защищенное горами; афиняне Аристида, жители Платей и феспийцы образовали левое крыло, стоявшее в равнине Асопа: этот край войска был ближайшим к персидскому. Левое крыло считалось почетным постом; тегейцы стали оспаривать его у афинян; афиняне напомнили о Марафонской битве, но благородно объявили, что покорятся всякому распоряжению главнокомандующего и будут храбро биться, куда бы он ни поставил их. По решению всех стоявших у Платей союзников, им была предоставлена почетная обязанность занимать опаснейшее место. В центре, на невысоких холмах и на равнине стояли отряды пелопоннесцев; подле афинян стояли мегаряне и эгинцы, а влево от спартанцев стояли тегейцы и коринфяне. Число греческого войска простиралось до 110,000 человек; из них 40,000 были гоплиты; но конницы у греков почти вовсе не было. На другом берегу Асопа, на фиванской земле, стояло неприятельское войско, в три раза более многочисленное. Против лакедемонян и тегейцев стояли персы и мидяне; против мелких контингентов центра бактрийцы, индийцы, саки и египтяне; против афинян македоняне и греческие союзники персов; за пехотою стояла многочисленная конница.

Греческий гоплит

Греческий гоплит времён битвы при Платеях

 

В таком порядке войска стояли друг против друга перед битвой при Платеях целую неделю. И Павзаний, и Мардоний прикрывали свою нерешительность предзнаменованиями, предвещавшими победу тем, кто будет обороняться, поражение тем, кто нападет. Мардоний желал заманить греков на равнину Асопа. Но они не выходили из своей позиции, и наконец он послал отряд конницы занять Дриоскефальское ущелье; этим он отрезал греческое войско от Пелопоннеса и от пути, по которому подвозилось к нему продовольствие. Пятьсот возов провианта, шедшие в это время к расположившимся у Платей грекам, были захвачены персами; воины, провожавшие обоз, были убиты. Грекам грозил голод; но даже и эта опасность не могла вывести Павзания из его бездействия. Персы с того берега реки осмеивали греков; Павзаний принуждал греков терпеть все это. В такой неподвижности при Платеях прошло еще два дня. Наконец терпение Мардония истощилось. Он не хотел, чтобы время шло долее без битвы. В военном совете Артабаз сильно спорил против его намерения атаковать греков, говорил, что персы, опираясь на Фивы, город, сильно укрепленный, имея большие запасы провианта, должны стоять спокойно и постараться перессорить греков, дав подарки некоторым из их вождей (такой совет уже и прежде давали Мардонию фиванцы). Но Мардоний остался при своем намерении и велел готовиться к битве; он хотел начать ее на следующий день.

 

Передвижения греков перед началом битвы при Платеях

Ночью при глубочайшей тишине подъехал к афинским караулам всадник и сказал, что должен видеться с их военачальниками. Они пришли, и всадник сказал: «Мардоний решил на рассвете начать битву. Будьте готовы. Если исход сражения будет благоприятен для вас, то вспомните обо мне. Я Александр, царь Македонский». Сказав это, он поехал в свой стан. Аристид и другие стратеги пошли к Павзанию передать это известие. Услышав, что час решенья так близок, Павзаний испугался. Он предложил афинянам обменяться местами с лакедемонянами, говоря им, что они в Марафонской битве ознакомились с тактикой персов. Аристид отвечал, что они совершенно согласны, что они с самого начала желали этого, но опасались оскорбить спартанцев таким предложением. На рассвете афиняне и лакедемоняне обменялись местами. Но это произошедшее перед битвой при Платеях передвижение было замечено беотийцами, и они известили о нем Мардония. Мардоний тотчас же велел своему правому и левому крыльям обменяться местами. Спартанцы не хотели биться с персами, а он хотел, чтобы персы бились с ними. Павзаний стоял теперь со своею частью войска на равнине. Эта позиция была гораздо опаснее прежней, где спартанцы были защищены холмами, и он велел афинянам возвратиться на прежнюю позицию, чтобы самому с лакедемонянами снова стать на правом крыле. Увидев это, Мардоний сделал такое же передвижение и вернулся с персами на прежнюю их позицию.

Неудивительно было, что Мардоний начал презирать спартанцев. Когда передвигавшееся отряды заняли свои прежние места, он послал к спартанцам вестника с упреком в трусости. Они, считавшиеся самыми храбрыми из всех греков, уже два раза бежали от него, говорил он им, и он приглашал их сразиться с персами при Платеях в равном числе с обеих сторон; чей отряд победит, те должны быть признаны одержавшими победу. Но вестник воротился, не получив никакого ответа. Мардоний велел коннице идти через Асоп. Она смело ринулась на греческих гоплитов и нанесла им большой урон своими стрелами и дротиками, а другой отряд в это время засыпал родник ручья Гаргафии, отняв таким образом и воду у греков, уже лишенных подвоза продовольствия. Черпать воду из Асопа греки не ходили, боясь персидских стрел.

Битва при Платеях. Карта

Битва при Платеях. Начало. Схватки на реке Асоп. На карте отмечен Гаргафийский источник

Автор изображения - MinisterForBadTimes

 

Положение греков при Платеях было очень трудно. Мардоний со дня на день мог ожидать, что они, убоявшись сражения, попросят у него мира; его конница постоянно тревожила их. Но Павзаний все еще не решался на битву. На военном совете греков было решено снова переменить позицию. На расстоянии получаса пути от Гаргафии, близ Платей, была между речкою Оэроей и бегущим с Киферона ручьем полоса земли, подобная острову, в 3 стадии шириною. Греки решили перейти туда в наступающую ночь, когда темнота скроет их от преследования персидской конницы; они там будут иметь достаточно воды; речка и лежащие перед ней холмы будут защищать их от нападений. Заняв эту местность, они хотели отбить у персов Дриоскефальский проход, чтобы снова иметь подвоз провианта.

В тот день персидская конница еще больше прежнего теснила греков; особенно много страдали от её стрел войска в центре. Едва наступила ночь, весь центр торопливо двинулся, и с быстротою, похожею на бегство, прошел почти до развалин Платей, на 10 стадии дальше назначенного места. Изнуренные гоплиты легли тут в храме Геры, не заботясь о том, что делается с остальным войском. Павзаний считал это бегство за слишком раннее передвижение на назначенное место и велел своим войскам идти за центром. Один из начальников спартанских отрядов, Амомфарет, выступил вперед и сказал, что он не побежит от иноземцев, что не хочет бесчестить Спарту. Павзаний и двоюродный брат его, Эврианакс, старший после него военачальник, говорили Амомфарету, что отступление не бегство, но Амомфарет оставался при своем. В жару спора он взял обеими руками большой камень, положил его к ногам Павзания и сказал: «Этим камнем я подаю голос за то, чтобы не бежать от варваров». Павзаний назвал его сумасшедшим, но не мог поколебать его решение и, видя что приближается утро, пошел с остальными отрядами лакедемонян. Он повел их не прямым, а несколько извилистым путем, защищенным горами, и они стали на назначенном месте близ ручья у храма Деметры. Через несколько времени пришел туда и Амомфарет, не захотевший оставлять своего отряда на жертву неприятелю. Афиняне, получившие во время спора с ним приказ приблизиться к лакедемонянам, пошли к роднику Гаргафии. Но едва они в стройном порядке дошли до того места, где прежде стоял центр, они получили известие, что должны спешить к храму Деметры, к спартанцам, которым трудно выдерживать там нападения персидской конницы, а если не могут придти сами, то пусть пришлют по крайней мере своих стрелков. «Мы знаем, – говорил им Павзаний, – что вы очень усердны к этой войне, потому вы исполните нашу просьбу».

 

Ход битвы при Платеях

Дело в том, что персидская конница, хотевшая на рассвете возобновить свои обыкновенные нападения, увидела с удивленьем, что греков нет на их позиции. Об этом известили Мардония, и он, думая, что греки обратились в бегство, тотчас же велел преследовать их. «Это ли спартанские герои, которых вы всегда называли храбрейшими людьми на свете?» – сказал он с насмешкой Тораксу и его братьям и повел быстрым шагом пехоту через Асоп. Конница скоро настигла лакедемонян. Афиняне, шедшие на помощь к ним, были остановлены на пути сильным нападением македонян, фессалийцев и греков, бывших в персидском войске; потому спартанцы и тегейцы должны были сражаться одни. Они были истощены голодом и ночным переходом на новую позицию; пелопоннесские союзники стояли далеко у храма Геры. От афинян нельзя было ожидать помощи; предзнаменования, полученные при жертвоприношении, были неблагоприятны. Мало было у спартанцев надежды на победу, когда персидская пехота, под начальством самого Мардония, заняла место конницы и, закрываясь плетеными щитами, которые двигала перед собою, как деревянную стену, стала осыпать их градом стрел.

Спартанский воин

Спартанский воин

 

Так после мелких столкновений началась 26 сентября 479 г. до Р. X. главная битва при Платеях. Многие гоплиты были убиты, в том числе Калликрат, первый красавец в целой Греции; многие были ранены. Простирая руки к небу, Павзаний в отчаянии молил Геру, чтобы она не допустила поражения греков. Но тегейцы, взяв копья наперевес, внезапно двинулись на стену щитов. Их пример увлек лакедемонян, услышавших с тем вместе, что жрец, приносивший жертву, получил благоприятные предзнаменования. Оплот плетеных щитов быстро был опрокинут, и начался рукопашный бой. Вооружение греков было лучше персидского, сами они были физически сильнее и более ловки. Держа в битве наперевес свои копья, они наступали на врагов, которые не могли достать до них своими саблями. Напрасно персы старались вырывать у них из рук или ломать копья, напрасно старались разорвать их ряды, бросаясь на них, то поодиночке, то по нескольку человек вместе, то целыми толпами; эти храбрецы падали жертвами своей отваги. Не имея ни шлема, ни панциря, с головою, покрытой лишь повязкой, в длинной одежде, не имея даже хороших щитов, персы в битве при Платеях не могли выдержать натиска греков, одетых в железо, закрытых большими крепкими щитами. Правда, и в рядах спартанцев падали многие храбрые люди; так например, тут был убит Аристодем, – тот уцелевший войн из отряда Леонида, который был объявлен бесчестным после битвы у Фермопил и восстановил теперь свою честь геройской смертью. В сражении при Платеях пал твердый защитник спартанской чести Амомфарет, были убиты Посидоний, Филокион и другие; но скоро линия врагов была разорвана натиском гоплитов. Мардоний посылал в атаку конницу саков, чтобы задержать наступление спартанцев: но Павзаний поставил против конницы своих легковооруженных воинов, потерю которых не считал он большой бедой, и продолжал идти с гоплитами вперед.

Битва при Платеях. Плант

Битва при Платеях. Главное сражение

Автор изображения - MinisterForBadTimes

 

Видя, что ход битвы при Платеях оборачивается к невыгоде для персов, сам Мардоний на прекрасном белом коне повел в бой своих конных телохранителей остановить врага. Камень, брошенный спартанцем Аимнестом, человеком очень сильным, ударил его по голове; он упал с коня и был убит в свалке боя. Спартанцы впоследствии поставили памятник на том месте, где был убит он. Подле него пали его телохранители, тысяча отборных всадников, бившиеся геройски. Оставшись без вождя, пехота была разбита. Ряды её разорвались; она обратилась в беспорядочное бегство. Только Артабаз, пришедший на место битвы, лишь когда победа греков в битве при Платеях была уже решена, успел сохранить порядок в своем 40,000-ом отряде; он повел его через Фокиду в Фессалию, Македонию и Фракию к Геллеспонту, обманывая жителей тех мест словами, что его войско – только передовой отряд огромного ополчения. Бежавшие с поля Платейской битвы собрались в укрепленном лагере на Асопе. Тут их толпы были приведены в некоторый порядок, и они оборонялись от штурмовавших стан спартанцев, пока не подоспели туда остальные греческие войска.

Когда пелопоннесцы, стоявшие у храма Геры, услышали, что лакедемоняне и тегейцы одолевают персов, они пошли к спартанцам, чтобы получить участие в славе победы. Но они шли без порядка: коринфяне, эгинцы и некоторые другие контингенты пошли прямо через холмы и соединились с Павзанием. Мегаряне, флиасийцы и некоторые другие отряды сошли на равнину; там напала на них фиванская конница, начальником которой был Асоподор, и они были изрублены или разбежались; 600 человек легли на месте; остальные бежали в ущелья Киферона. Афиняне между тем выдерживали упорный бой с македонянами, фессалийцами и бывшими в войске Мардония греками. Их противники были в пять раз многочисленнее их, но довольно скоро отступили, не имея охоты умирать за чужое дело. Только фиванские аристократы сражались при Платеях стойко; однако, потеряв 300 храбрейших своих сотоварищей, и они бежали в Фивы.

Греческая фаланга

Греческая фаланга времён битвы при Платеях

 

Афиняне соединились с лакедемонянами у персидского стана; после упорного боя, грекам удалось взойти на окоп и проломать проход в деревянной его ограде; тегейцы первые ворвались в стан и овладели палаткою Мардония со всеми бывшими в ней драгоценностями. За ними вошли и другие греки. Павзаний запретил грабить и брать в плен; потому они убили огромное число врагов. Варвары, стесненные без порядка на небольшом пространстве между окопами, мешавшими им убежать, падали массами под оружием греков.

Персидские воины

Персидские воины. Дворцовый барельеф в Персеполе

Автор фото - Arad

 

В самой битве при Платеях и после неё в стане было убито более 100,000 человек варваров; по Геродоту, даже гораздо более этой цифры. Во время резни в стане вышла из экипажа богато одетая женщина со служанками и, обняв колени Павзания, просила его защиты. Она сказала, что она гречанка, дочь одного из граждан города Коса, насильно уведенная персами из отцовского дома. Павзаний успокоил ее и потом отпустил в Эгину. – Персидская конница и некоторые из пехотных воинов по окончании сражения при Платеях успели присоединиться к войску Артабаза. Павзаний не преследовал их. Они и без того должны были почти все погибнуть от голода, всяческих других лишений и от нападений фракийцев; и действительно лишь немногие из них добрались через Византию до Азии. – Со стороны греков было убито, как говорит Геродот, 1.360 гоплитов, в том числе 91 спартанец и 52 афинянина. Гораздо больше было число легковооруженных илотов, убитых стрелами саков и растоптанных лошадьми их.

 

Празднование победы при Платеях греками

Спартанцы, от копий которых пало в битве при Платеях персидское войско, говорили, что награда за храбрость должна быть дана им; афиняне оспаривали ее у них. И те и другие заслуживали её. Чтобы кончить спор, было, по общему согласно, решено дать ее платейцам. Из афинян славу самого храброго воина заслужил Софан декелийский. Павзаний хотел, чтобы честь его победы не была омрачена ничем. Эгинец Лампон предложить пригвоздить к кресту тело Мардония, как распял Ксеркс тело Леонида. Павзаний с негодованием отвечал ему, что такие поступки приличны варварам, а не грекам, и что погибшие при Фермопилах достаточно отомщены одержанной теперь славной победою. Ответ Павзания хорошо характеризует разницу между греками и восточными племенами.

Воины каждого государства похоронили своих убитых в особой гробнице близ ворот Платей (спартанцы сделали для своих убитых три гробницы). После того была принесена жертва благодарности «Зевсу-Освободителю».

Огонь на всех жертвенниках Беотии был осквернен нашествием варваров. Потому для зажжения костра при совершении жертвы Зевсу надобно было принести огонь с дельфийского жертвенника. Это поручение принял на себя житель Платей, Эвхид. Очистившись священною водою и надев на голову лавровый венок, он взял огонь с жертвенника и побежал назад. Перед закатом солнца он прибежал к войску у Платей, приветствовал его и упал мертвый. В один день он пробежал 1000 стадий (около 170 верст). Платейцы похоронили его в храме Артемиды.

Бой греческого гоплита и персидского воина

Бой греческого гоплита и персидского воина. Роспись на античной чаше V в. до Р. Х.

 

В награду за патриотизм и храбрость платейцев было решено признать их город независимым государством, и было постановлено, что, если кто-нибудь нападет на них, то все греки должны помогать им. Союзники дали им 80 талантов из добычи; они употребили эту сумму на постройку нового храма Афины вместо прежнего, сожженного. За почести и дары, полученные от союзников, они обещались охранять гробницы убитых и ежегодно совершать торжество в честь их. На гробницах этих были впоследствии сооружены памятники.

После победы при Платеях Павзаний велел илотам снести всю добычу в одно место. Прежде всего, из неё была отделена, по древнему обычаю, десятая часть богам; другую десятую долю получил Павзаний, как главнокомандующий; остальное было распределено между союзными государствами, пропорционально числу воинов каждого в сражавшемся при Платеях союзном войске. Некоторые вещи были оставлены на память о битве у воинов, овладевших ими.

Взятая в битве при Платеях добыча была несметна. С изумлением смотрели греки на шатры из тканей, вышитых золотом и серебром, на кровати, столы и стулья с золотыми и серебряными ножками, великолепные ковры, золотые кубки, чаши, на целые возы золотой и серебряной столовой посуды, на множество браслетов и ожерелий, лидийских сабель и пестрых одежд, снятых с убитых. Вероятно, дивились греки и на наряды знатных персиянок и служанок их, на толпы и поваров и слуг, взятых персидскими вельможами в поход, на множество лошадей, верблюдов и других вьючных животных. Геродот рассказывает, что Павзаний после сражения при Платеях велел персидским поварам приготовить обед, какой готовили они для Мардония, подле этих блюд поставил спартанский обед и, смеясь, сказал окружавшим, что не понимает, как могли персы, обладающее такими богатствами, захотеть взять себе бедную Грецию. Илоты, собирая добычу в одно место, утаили много золотых и серебряных вещей и, не зная, из чего сделаны они, продавали их эгинцам за бесценок, как медные и оловянные. Некоторые вещи оставлены были воинам, овладевшим ими; другие были пожертвованы в храмы на память о победе. Так тегейцы после битвы при Платеях поставили в храме Афины Алейской, находившемся и их городе, медные ясли из шатра Мардония; афиняне пожертвовали в свой храм Эрехтея стул и саблю Мардония и панцирь Масистия. Из десятой части добычи, отделённой для богов, были сделаны две колоссальные медные статуи: Зевса для олимпийского храма и Посейдона для истмийского, а для дельфийского храма золотой треножник, ножки которого стояли на медной змее. На пьедестале треножника Павзаний вырезал надпись, составленную Симонидом: «Вождь греческого народа, истребивший мидийские полчища, Павзаний, посвятил этот дар Аполлону». Платеяне выразили амфиктионам неудовольствие за эту надпись, потому что в ней Павзаний приписывает себе всю честь победы при Платеях; спартанцы, согласившись с этим, стерли ее и заменили другою, перечислявшею имена всех греческих государств, «которые отвратили от Греции страшное рабство». Пьедестал этого памятника уцелел.

«Змеиная колонна». Пьедестал треножника, подаренного греками Дельфийскому храму Аполлона в благодарность за победу при Платеях. Сейчас находится на одной из стамбульских площадей

 

В списке государств мы читаем даже имена Мантинеи и Элиды, хотя воины их пришли к Платеям только уже по окончании битвы. Победа при Платеях была таким великим торжеством, что все греки хотели участвовать в его славе. Потому, кроме гробниц, в которых были похоронены убитые лакедемоняне, афиняне, платеяне и т. д. были поставлены на платейском поле и такие памятники, под которыми не было похороненных тел (кенотафы). Лакедемоняне были похоронены, как сказано, в трех гробницах.

Через 11 дней после битвы при Платеях, у храма Деметры, греческое войско подошло к Фивам, требуя выдачи аристократов, вождей мидийской партии, в особенности Тимагенида и Аттагина. Фиванцы отказались выдать их, греки окружили город и опустошили его область. Фиванцы предлагали большой выкуп. Павзаний отверг его и продолжав требовать выдачи главных приверженцев персидского царя. После двадцатидневной осады фиванцы были принуждены выдать Павзанию этих людей. Аттагин успел бежать; вместо него были выданы два его сына. Павзаний освободил их, сказав, что дети не виновны в преступлениях отцов. Тимагенид и другие важнейшие приверженцы мидян были отведены на перешеек Истм и казнены.

По удивительному совпадению, в один день с битвой при Платеях, остаток огромного персидского флота, уцелевший год назад после Саламинского сражения, был уничтожен греками у берегов Малой Азии, в бою при мысе Микале.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.