Во времена пунических войн, когда римляне ознакомились с греческой культурой, образ жизни, нравы, понятия их изменились очень сильно, и можно было опасаться, что если не будет противопоставлено крепкой преграды иноземному влиянию, то старинные обычаи и учреждения совершенно падут, простота, умеренность, способность выносить лишения, строгая нравственность исчезнут, заменившись порочными наслаждениями, привлекающими к себе молодость, которая научается им, учась знаниям цивилизованных, но изнеженных иноземцев, что Рим, разрушитель Карфагена, покоритель греческого мира, изнеможет, подвергшись тому же расслабляющему действию наслаждений, испортившись теми же пороками, которыми произведен нравственный и политический упадок греков. Потому естественно, что против приверженцев греческой образованности, нововводителей, выступила консервативная партия, старавшаяся охранить старинные нравы, возвеличившие Рим, преградить модному образованно с его любовью к изяществу и наслаждение доступ в обетованную землю. Эта партия, которую на первых порах возглавил знаменитый Марк Порций Катон Старший, стала бороться за старинную национальную исключительность против нового космополитизма. Любовь к греческим образованности, искусству, литературе, к разнообразным наслаждениям изящного греческого образа жизни проявилась первоначально в кругу высшей аристократии. Поэтому не удивительно, что борьбу против греческой культуры подняла демократическая партия. В своей оппозиции этому замкнутому кругу знатных и могущественных людей она стала защищать старинную римскую суровость, простоту, резкую национальную исключительность, стремясь устранить всякие иноземные влияния, и в особенности греческие.

Катон Старший

Голова римского патриция из Отриколи, часто называемая «портретом Катона Старшего» (Рим, музей Торлония)

 

Во главе аристократической партии стояли Сципионы и Фламинины, люди высокого образования, проникнутые восторженной любовью к греческой цивилизации. Передовым бойцом партии простолюдинов был Марк Порций Катон (234–149 гг.), называемый, в отличие от своего внука Катона Утического, Катоном Старшим. Это был уроженец Тускула, человек незнатного происхождения, поднявшийся до сана консула благодаря отчасти собственной энергии, отчасти содействию своего соседа по имению, приверженца старины, честного вельможи Луция Валерия Флакка и других влиятельных аристократов. Совершив много славных подвигов в Африке, Испании, Македонии, Катон получил триумф и наконец, наперекор сопротивлению оптиматов, этот «новый», незнатный человек был избран цензором.

Марк Порций Катон Старший был чрезвычайно деятелен, имел железное здоровье и всю долгую свою жизнь неутомимо боролся против новых понятий и соединенной с ними, как ему казалось, нравственной порчи. На их приверженцев он нападал беспощадно, как на личных своих врагов. 85-летним стариком Катон Старший еще вел в народном собрании борьбу против новых понятий. Он говорил бойко, остроумно, очень хорошо знал законы, был храбрый воин, умевший и приказывать, и повиноваться, отличавшийся во всякой войне, или командуя легионами, или сражаясь копьем и мечом в рядах простых воинов. Строгий охранитель старинной римской дисциплины, неумолимый противник всех ослаблявших ее для приобретения любви народа и воинов, справедливый, деятельный правитель провинций, человек простого образа жизни, Катон Старший нападал на расточительность, поборы, несправедливости, эгоизм, алчность оптиматов, правивших провинциями, и откупщиков.

Он пользовался большим уважением, сильным влиянием, благодаря в особенности тому, что всю свою жизнь был образцовым римским землевладельцем и домохозяином, превосходно вел в своем имении сельское хозяйство, держал всех домашних в строгом порядке. Марк Порций Катон делал постройки дешево и хорошо, успешно занимался выгодными торговыми спекуляциями, ловко пользовался всякими случаями приобрести выгоду, жил скупо и скромно, любил по старому италийскому обычаю веселиться в кругу своих клиентов, и по образу своей жизни представлял резкий контраст расточительности, пышности, изяществу людей, бывших предметами его нападений.

Вместе с тем, Катон Старший сумел приобрести такие многосторонние знания, что написал превосходные трактаты о земледелии, на котором было основано величие Рима, и об истории италийских народов (Origines). В своем замечательном «Руководстве» для сына, кратко, без лишних тонкостей, ясно и с тем вместе глубокомысленно Катон изложил правила, которые соблюдать должен «хороший человек» (vir bonus) и нужные «хорошему человеку» ораторские, медицинские, сельскохозяйственные, военные, юридические сведения. Будучи уж стариком, Катон Старший изучил греческий язык, чтоб из книг самих греков брать оружие для борьбы против модного направления и передать своим соотечественникам на родном языке житейскую мудрость греческих мыслителей.

Всю свою энергию и нравственную строгость Марк Порций Катон вполне выказал, будучи цензором. Он действовал против нового направления так сурово, что его цензорство [184 г.] осталось памятным навсегда, и образовалась привычка прибавлять к его имени название Censorius – «Цензор». Его цензорская суровость была направлена против приверженцев новых понятий между оптиматами, и в особенности против Сципионов.

Катон Старший и после продолжал выказывать непреклонную суровость относительно новых понятий и их представителей. По его требованию были высланы из Рима представители греческой философии, академик Карнеад, перипатетик Критолай и стоик Диоген, которые были отправлены афинянами в Рим хлопотать по делу о принадлежности города Оропа к Аттике (155 г.) и стали читать лекции о философии и ораторском искусстве. Были закрыты и школы ораторского искусства, основанные в Риме греческими преподавателями. Катон вооружался против греческой медицины и греческих врачей, восхвалял старинное лечение болезней домашними снадобьями и симпатическими средствами, говорил, что он и его жена обязаны этой манере лечения своим долговечием и крепким здоровьем. Катон горячо требовал искоренения в Италии иноземных мистических культов с их сладострастными праздниками, вооружался против разврата, заносимого в Италию с Востока и из Греции, желал, чтобы прекращены были гладиаторские бои и бои со зверями, чтобы возобновилась любовь к старинным, народным развлечениям, деревенским фарсам в шутовских нарядах и веселым сельским пляскам. Катон Старший боролся против возраставшей роскоши, думал обуздать ее налогами на предметы её и запрещениями и, когда был цензором, подверг некоторых из важнейших оптиматов наказанию за то, что они своим примером портят нравы.

Римский патриций

«Катон Старший» из Отриколи. Вид в профиль

 

В особенности нападал Марк Порций Катон на фамилию Сципионов. Он был истинным возбудителем обвинения против Сципиона Африканского Старшего и его брата Луция в утайке казенных денег. Будучи цензором, Катон исключил Луция Сципиона из сословия всадников, и вычеркнул из списка сенаторов Луция Квинкция Фламинина, брата освободителя Греции, обвиняя его в том, что он, являясь консулом, он собственноручно убил в стане под Плаценциею знатного пленника, желая доставить одному товарищу своего разврата, опоздавшему видеть гладиаторский бой, удовольствие посмотреть, как умирает человек от смертельной раны. Победителя Ганнибала, Сципиона Старшего, Катон обвинил в утайке казенных сумм. Он исключил из числа сенаторов еще шесть человек. Манилия, бывшего претора, Катон наказал за то, что тот обнимал жену при взрослой дочери.

Оптиматы негодуя на дерзость Катона Старшего, восстановили сословные права лиц, наказанных им. Сенат объявил убыточными для государства и отменил контракты, заключенные Катоном с подрядчиками государственных построек и откупщиками; по желанию оптиматов, трибуны обвинили его перед народным собранием в злоупотреблении цензорской властью, и народ наложил на него два таланта штрафа. Но Марк Порций Катон Старший оставался грозен оптиматам: они робели, когда покрытый рубцами ран воин, любимец поселян, возвышал в сенате или на форуме могущественный голос против отступников от старины, развратителей народа: простолюдинам нравился деревенский тон его речей.

Катон Старший не был проницательным государственным человеком, и характер его не имел нравственной возвышенности. Он нападал на результаты фактов, не понимая их причин, на мелочи, на поступки людей, лично ему ненавистных, превозносил старину, хвалился своими заслугами, поражал без разбора все новое. Катон не имел высоких нравственных стремлений, нередко увлекался личными мотивами вражды к людям, которых беспощадно преследовал, думая лишь о том, чтобы как можно язвительнее оскорблять их, и забывал тут всякую справедливость; единственное спасение государству он видел во всемогуществе сената и строгих полицейских мерах, без которых, по его мнению, Рим будет доведен до погибели новыми обычаями и возрастающею непочтительностью комиций к воле сената. Но он на несколько десятилетий задержал порчу общественной жизни, неутолимо нападая на увеличивавшуюся роскошь, на мотовство, поборы, пренебрежение к законам, защищая старые обычаи и законный порядок. Без сомнения, по его влиянию сенат постановил, что восточным царям воспрещается приезд в Рим. Катон находил, что эти изнеженные властелины и их царедворцы оказывают своим развратом и мотовством вредное влияние на нравы граждан.

Марк Порций Катон Старший был бойцом за интересы честного и зажиточного среднего сословия против надменной аристократии, всячески старался увеличить число свободных земледельцев в Италии, хлопотал о раздаче земли поселянам в опустевших местностях, об основании земледельческих колоний. Он постоянно думал о практической пользе и оказал своею долговременною политическою деятельностью большие услуги государству и обществу, так что римляне следующих поколений видели в нем образцового государственного человека старых времен.

Катон Старший умел дешево строить сооружения, нужные для государства, и строил их очень хорошо. Он руководил строительством здания с колоннадой на римском форуме, которое стало образцом для многих других таких зданий, называвшихся базиликами и служивших залами трибуналов – форма базилики введена была в римскую архитектуру Катоном. Он заботился и о сооружении плотин, мостов, каналов, водопроводов; он воспретил вельможам тратить на орошение своих садов воду, проведенную в Рим для питья населению. Катон говорил: кто ворует у частного человека, на того надевают цепи, а кто ворует у государства, на того надевают пурпур.

Но общественная и литературная деятельность не мешала Катону Старшему заботливо вести домашнее хозяйство; оно было даже главным его занятием. Он полагал, что быть хорошим домохозяином дело более важное, чем быть знаменитым сенатором. До нас дошел трактат Катона «О сельском хозяйстве», знакомящий нас с его домашним бытом и сельскими занятиями; картина быта, представляемая этим трудом Марка Порция Катона, характеризует собою образ жизни всего сословия римских землевладельцев старого времени. Катон Старший был суровый домохозяин, державший жену и детей в строгом подчинении себе. Он сам учил сына всем нужным, по его мнению, знаниям, не желая, чтобы сын учился у рабов, от которых мог бы приобрести дурные привычки. Катон учил сына ездить верхом, плавать, биться мечом, приучал выносить зной, стужу, всяческие лишения и труды; учил его чтению, знанию законов; он писал собственно для того, чтобы дать сыну руководства, которые доставили бы ему возможность идти отцовскою дорогой.

О женщинах Катон Старший говорит дурно; строго осуждает их за тщеславие, за щегольство. Они для него лишь необходимое зло, надобное для того, чтоб иметь детей. При выборе жены должно смотреть, говорить он, не столько на деньги, сколько на то, чтоб она была из хорошего семейства. За воспитанием детей Марк Порций Катон наблюдал строго, остерегался смущать невинность ребенка неприличием в поступках или словах. Он никогда не обнимал жену при дочери. К рабам своим Катон Старший был суров. Они не смели у него уйти из дома, не спросившись, чтоб говорить с посторонними о домашних делах; за проступки он наказывал их сам плетью. Из дома Катона была изгнана всякая роскошь: не было у него ни ковров, ни изящной мебели, или посуды; пища была простая и в умеренном количестве; обыкновенным питьем была вода, в которую иногда подбавлялся для вкуса уксус. Но Катон был не прочь угощать приятелей-соседей; за этими обедами он просиживал долго, на них было вино, был веселый разговор, – он любил тут шутить. С клиентами Катон Старший держал себя запросто, по-старинному, как старший родственник с младшими. Он любил, чтоб в его сабинском поместье собирались к нему поселяне, и развлекались играми, веселым разговором, летом в холодке, зимой у камина. Когда Марк Порций Катон женился в пожилых летах, он взял себе женой; дочь одного из своих клиентов. Он был заносчив и беспощаден в сношениях с оптиматами, презиравшими его за незнатность рода; но с простолюдинами был приветлив, они всегда имели доступ к нему и шли к нему доверчиво. При правильном образе жизни и способности неутомимо трудиться с утра до ночи, Катон Старший, даже и имея много политических занятий, находил время заботливо вести свои личные дела, и унего еще оставался досуг для приятельских бесед и литературной деятельности.

Главным занятием Марка Порция Катона Старшего было сельское хозяйство, в особенности возделывание оливковых плантаций, виноградников и овцеводство. Он при всяком удобном случае доказывал, что сельское хозяйство – самое лучшее занятие. Но он был человек расчетливый, потому не упускал из рук и других выгодных дел. Катон был участником в компаниях капиталистов, которые вели морскую торговлю, брали на откуп государственные налоги, брали подряды для войска и флота. Чтоб уменьшить риск, он всегда был участником нескольких кампаний, так что убыток по какому-нибудь одному делу был не тяжел ему, а общая прибыль от всех дел была громадна. Законы, воспрещавшее сенаторам торговые дела и участие в откупах, Катон Старший обходил, подставляя вместо себя в документах какого-нибудь латина или отпущенника.

С особенною охотой занимался он торговлею невольниками. Катон платил хорошую цену за сильных невольников, пригодных на полевую работу, и держал их, как рабочий скот, пока они состарятся и ослабеют; тогда он продавал их, чтоб не кормить. Римляне старинных обычаев, как Марк Порций Катон, не считали пленных, продаваемых в рабство, своими собратьями по человечеству, смотрели на них, как на рабочий скот, так и поступали с ними. Чтобы невольники не могли сговориться и поднять бунт, Катон Старший ссорил их между собою. Он дрессировал их, как собак или лошадей, и позволял им жить парами с невольницами, находя, что это самый дешевый способ увеличивать их число. Жестокость, какую часто проявлял Катон, доказывает, что он был чужд гуманного образования. Так, например, в Испании он хладнокровно разрушил 400 селений и велел убить выданных ему 600 дезертиров. Невольник, пользовавшийся доверием Катона, сделал без его дозволения покупку, и когда это раскрылось, так ужаснулся судьбы, какой подвергнет его господин, что сам лишил себя жизни.

Есть известие, что у Катона Старшего были зеленые (т. е. серые) глаза и рыжие волосы. Историк Друман так описывает его наружность: он был некрасив, но его вид соответствовал его характеру. Катон Старший был высокого роста, крепкого сложения; по фигуре его было видно, что он много работал и выносил много лишений. Взгляд у него был страшный, голос такой громкий, что слышался далеко даже в шуме битвы. Природа дала Марку Порцию Катону железное здоровье, и он закалил его работой и воздержностью. Женившись во второй раз стариком, он, подобно Масиниссе, прижил сына.

В борьбе против духа времени Катон Старший нередко впадал в противоречие с самим собою. Он прогнал ростовщиков из Сардинии, когда был правителем этой провинции, а сам принимал участие в выгодных спекуляциях ростовщиков. Катон проповедовал чистоту нравов, а сам имел наложницу и торговал детьми невольников, покупаемыми для грязного разврата. Он проповедовал честность, а сам занимался бесчестными спекуляциями. Потому, за Катоном Старшим остается та заслуга, что он указывал язвы общества; но он не исцелял их. Марк Порций Катон был только факел, освещавший бездну.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.