Начало греческой колонизации западного берега Малой Азии

Как нашествие евреев на Ханаан имело одним из своих последствий переселение огромного числа изгнанников на запад, на острова и прибрежья Средиземного моря, так и передвижения греческих племен после троянской войны, в особенности вторжение дорийцев в Пелопоннес, произвели эмиграцию вытесненных племен на восток, а результатом этого было основание греческих колоний на островах и на прибрежье Малой Азии. Это расселение греков, имевшее чрезвычайно важное влияние на историю всего греческого народа и на ход истории всего человечества, принадлежит временам, о которых мы знаем лишь по легендам. Но в сказаниях потомства первых греческих колонистов об основателях их городов находится так много реальных элементов и исторических фактов, что эти легенды представляют уж довольно прочное основание для выводов достоверных, хотя и не имеющих хронологической определенности. Колонии были основываемы одновременно разными греческими племенами и в разных областях западного малоазиатского побережья. Но легенды вообще группируют факты по их родству между собою; и в греческих легендах возникновение колоний представляется происходившим в определенной этнографической последовательности: по этой легендарной хронологии, первые колонии в Малой Азии были эолийские, после того были основаны ионийские колонии, а самыми новыми были дорийские.

Когда дорийцы завоевали Аргосское царство Атридов, говорит легенда, то потомки Агамемнона переселились в Малую Азию с изгнанными из родины ахейцами, которым было тесно на Эгиалейском прибрежье. Они заняли северную часть западного берега Малой Азии от Геллеспонта до Кимы и соседние острова, Лесбос и Тенедос.

Имена потомков Агамемнона, бывших вождями этого переселения греков в Малую Азию, неодинаковы в разных легендах. Но вообще рассказы согласны между собою в том, что Пентил, сын Ореста, привел часть ахейских изгнанников чрез Истм в Беотию, и из Авлиды, знаменитой по легендам о Троянской войне, отплыл с этими ахейцами во Фракию; оттуда его сын Эхелай и внук Грас переплыли с ними на Лесбос. Другие ахейцы под предводительством двух других потомков Агамемнона, ушли в Локриду и вместе с присоединившимися к ним локрийцами переплыли на берег малоазиатской Мизии, где основали колонию Киму.

 

Эолийские колонии в Малой Азии

Нет сомнения, что в основании этого рассказа лежат исторические факты. Вместе с ахейцами переселялись в Малую Азию греки других племен, и общим названием этих колонистов было эолийцы. Прежде всего они заняли Лесбос, большой гористый остров, богатый плодородными долинами, удобными для виноградников холмами и хорошими пастбищами. Первой колонией эолийцев на нем была Митилена, построенная на мысе, близком к малоазиатскому берегу; утвердившись тут, они овладели всем островом, и скоро возникли на нем другие города. Четыре из них продолжали существовать в исторические времена: Пирра на юге, Антисса и Эрес на западе, Мефимна на севере. Другая очень старая эолийская колония, Кима (прозванная Фриконскою), тоже стала основательницею нескольких городов; первые из них были построены по Элейскому заливу и в устье Герма: (Питана, Элея, Гриней, Мирина, Ларисса, Темн); после греческими колонистами из Кимы были основаны в Малой Азии города по горе Иде, по берегу Троады до Геллеспонта.

Потомки троянцев, тевкры, у которых живо сохранились предания о Гекторе и Энее, долго защищали свою независимость. Тут целые столетия как будто совершались повторения Троянской войны. Есть даже мнение, что легенды о ней сформировались собственно из этих войн, что сказание о ней лишь отголосок борьбы эолийских колонистов с туземцами, что колонисты доказывали легендами о взятии Трои свои права на эту часть Малой Азии, завоеванную их предками. В VII веке эолийцы овладели древними городами Кебреном и Скепсисом, стоявшими на склонах Иды, построили город Ахиллей у того места, где был надгробный холм Ахиллеса, основали на мысе Сигее колонию Сигей, заселили прославленную Троянскою войною местность по Симоису и Скамандру. Троада была теперь покорена, и тевкры, жившие по склону Иды, стали превращаться в греков. Дольше всего сохраняло свои особенности троянское население Гергиса, в верховье реки Граника; но в V веке и Гергис был уже греческим городом.

Название Эолиды обозначало теперь все прибрежье Малой Азии от Абидоса до Кимы. Смирна была тоже ахейско-эолийской колонией, но скоро перешла под власть ионийцев. Эолида была плодородная страна, и главным занятием её жителей было земледелие. Мореплаванием и торговлею они занимались не особенно много. Число эолийских колоний возросло с течением времени до двенадцати. Они были самостоятельными государствами. Правда, они находились в союзе между собою. У колоний были общие праздники в храме Аполлона Гринейского, на мысе Кане; тут при совершении общих жертвоприношений, происходили иногда и совещания о делах союза; но не было у эолийцев ни союзного судилища, ни союзного правительства. На мысе между Кимою и устьем Герма греческие переселенцы из Фокиды основали город Фокею; а на востоке оттуда, у горы Сипила и далее на юг по Меандру, вдали от моря, поселились магнеты, вытесненные из своей родной земли у подошвы Пелиона. Они основали в своей новой малоазиатской области две колонии; и тот и другой их город назывались Магнезией, по их племенному имени.

Главные области греческой колонизации в Малой Азии

Древняя Греция в IX-VI вв. до Р. Х. На карте указаны главные области эллинской колонизации в Малой Азии: Эолида, Иония, Дорида

 

Ионийские колонии в Малой Азии

Эолийские колонии Малой Азии были довольно важны; но гораздо важнее их были ионийские, древнейшие из которых, находившиеся на островах Хиосе и Самосе и на соседнем прибрежье, имевшем в своих заливах много хороших пристаней, были основаны в X и IX столетиях. Греки-ионийцы северного прибрежья Пелопоннеса, бежавшие от ахейцев к своим единоплеменникам в Аттику, составляли главную массу пришельцев, вытесненных туда завоевателями из родных своих областей и, после некоторой остановки там, переселившихся далее на восток. Первые из этих греческих эмигрантов поселились на Кикладах, островах, лежащих кругом Делоса, бывшего главным центром ионийского культа Аполлона. Они заняли Наксос, богатый виноградниками и оливковыми рощами, и знаменитый в мифах тем, что на нем сочетался браком с Ариадною бог изобилия плодов Дионис; заняли богатые металлами острова Сифнос, Кеос, Сериф и, славившийся в позднейшие времена своим мрамором, Парос. Число ионийцев, выселившихся из Аттики, возросло, когда по смерти легендарного царя Кодра возникла в Афинах политическая борьба.

Легенда говорит, что, по возвещенной оракулом воле богов, старший сын Кодра, Медон, был назначен только правителем (архонтом), – правда, правителем на всю жизнь, но все-таки не царем. Этою реформою были, кажется, недовольны многие; недовольны были и те, которые желали сохранения царской власти, и те, которые желали введения чисто республиканской формы правления. Есть легенда, прямо указывающая на то, что недовольство реформою содействовало развитию эмиграции, имевшей, конечно, и другую причину, – ту, что сгустившемуся в Аттике населению было тесно в ней. Эта легенда говорит, что второй сын Кодра, Нелей, требовал, чтобы правителем сделали его, потому что старший брат его – человек хромой. Но оракул одобрил выбор афинян; тогда Нелей с младшим братом, Андроклом, и многими ионийцами, к которым присоединились и минийцы, эвбейские абанты, кадмейцы, фокейцы, локрийцы, дриопы и другие греки, покинули родину.

Эмигранты взяли с собою священный огонь, зажженный от огня, горевшего на очаге афинского государства, в Пританее, и поплыли к берегу Малой Азии; после сильной борьбы с туземным населением, состоявшим из разных племен, греки овладели прибрежьем от устья Герма до мыса Посидония; оно представляло очень большие удобства для торговли и мореплавания, и они основали на нем и на лежащих близ него островах ионийские колонии; соединенные между собою слабою федеративною связью. Эти малоазиатские колонии быстро развились, превзошли метрополию и благосостоянием и образованностью.

 

Колония Милет

Первое место между этими греческими колониями занимал Милет, основанный на холмистом южном берегу залива, куда впадает Меандр. Геродот говорит, что милетяне очень гордились своим происхождением, хвалились тем, что их город – колония Афин; они показывали гробницу Нелея, который, по легенде, был первым царем Милета и чьи потомки долго царствовали в этом городе. Граждане Милета совершали и у себя афинский праздник апатурий; построили на северном берегу залива, на южном склоне горы Микале, близ города Приены, храм Деметры Элевсинской. Но есть и мрачный эпизод в легенде об основании Милета: она говорит, что колонисты-греки убили всех мужчин населения той местности, где построили свой город, и женились на женах и дочерях туземцев, убитых ими. На юг от Милета стоял храм Аполлона Дидимейского, построенный еще туземцами; при этом храме был оракул. Заведование богослужением в нем греческие жители Милета оставили наследственным в туземном жреческом роде Бранхидов. У милетян были большие стада превосходных овец, и они рано научились делать из их тонкой шерсти пестрые ковры и нежные на осязание ткани «милетских одежд». Они занимались и сельским хозяйством, но у колонистов Милета рано получила большое развитие промышленность; торговля и мореходство их имели очень широкие размеры.

Колония Милет

Развалины стои ионийского стиля на месте греческой колонии Милет

 

Колония Эфес

Важнейшей ионийской колонией Малой Азии после Милета был Эфес. По легенде, основателем и первым царем его считался младший сын Кодра, Андрокл. Во времена Павзания, в Эфесе была у магнетских ворот гробница Андрокла с его статуею, изображавшею его в полном вооружении. Легенда говорит, что он приплыл с Самоса к устью Каистра, прогнал лидян, имевших тут поселение на холме Корессе, и заключил договор со жрецами храма, стоявшего неподалеку от холма. Это был храм богини плодородия, служение которой было введено здесь амазонками; при входе находилось множество иеродулов и иеродул; по договору с Андроклом, богиня этого храма сделалась богинею покровительницею новой греческой колонии.

Сирийская богиня, которую греки Малой Азии называли «Артемидой Эфесской», была олицетворением плодородия природы, но с тем вместе и девственною богинею войны. В исторические времена она была покровительницей Эфеса, и великолепный храм её стоял на низменности, где была построена новая часть города. Плодородная долина Каистра давала простор для основания новых поселений, потому жители Эфеса не имели такой надобности эмигрировать, как жители других ионийских городов, стоявших на узком прибрежье, где некуда было раздвинуться приумножающемуся населению. Потому Эфес меньше других греческих колоний Малой Азии страдал от политических раздоров. Аристократическая форма правления, установившаяся по отмене царского сана, сохранилась в Эфесе навсегда. При усилении демократических стремлений, аристократия удовлетворила их, дав представителям народа несколько мест в правительственном совете. Подобно Милету, и Эфес гордился своим родством с Афинами и Элевсином. После отмены царской власти за потомками Андрокла были оставлены почетные права: председательство на общественных играх и заведование праздниками Деметры.

Город Эфес

Древний театр в Эфесе

 

Колония Колофон

Третьим по важности между ионийскими колониями Малой Азии был Колофон, имевший древнее святилище и оракул Аполлона Кларийского. Основателем этого храма был, по преданию, Андремон, потомок Нестора Пилосского. Жители Колофона были предприимчивы. Конница этой греческой колонии была знаменита. Подобно Милету и Эфесу, Колофон расширил свою область удачными войнами с лидянами. Однажды, колофонцы напали во время праздника на жителей Смирны и присоединили этот эолийский город к ионийскому союзу.

На север от Колофона вдается в море гористый полуостров, имеющий много выступов и небольших заливов; конец его подходит близко к Хиосу. На этом полуострове были основаны ионийцами четыре колонии: Лебед, Теос, Эритры и Клазомены.

Древнегреческая монета

Монета из греческой колонии Колофон. IV век до Р. Х.

 

Ионийские колонии Малой Азии образовали федерацию; она состояла из двенадцати государств; это были те восемь городов, имена которых приведены нами, города Миунт и Фокея, острова Хиос и Самос. Федеративная связь была слаба. Каждый год колонии совершали праздник ионийского союза, называвшийся Панионийским, «всеионийским»; он происходил при храме Посейдона Гелийского, построенном на северном склоне горы Микалы жителями Приены, племенным культом которых было служение этому богу. Тут были приносимы общие всему союзу жертвы, происходили гимнастические игры; тут совещались ионийцы о делах союза, о войне и мире. Храм стоял на морском берегу; на праздник сходилось очень много народа. Все греческие колонии Малой Азии, участвовавшие в жертвоприношениях, называли своими основателями и первыми царями сыновей Кодра; эти легенды имели тот смысл, что население составляют здесь люди чистого ионийского племени.

 

Дорийские колонии на Крите

Основанием эолийских и ионийских колоний не закончилось переселение греков в Малую Азию. В колонизации приняло участие и дорийское племя, чье вторжение в Пелопоннес было главною причиною этого передвижения. Легенда говорит, что вытесненные из Беотии минийцы пришли в Лаконию, «зажгли свои огни» на высотах Тайгета и через несколько времени, вместе с другими изгнанниками, поплыли на остров Каллисту. Вождем их был Ферад, потомок Эдипа, брат матери лакедемонских царей Эврисфена и Прокла. На Каллисте («Прекраснейшем» острове) уж давно поселились сидоняне; у них давно были тут пурпуровые красильни и ткацкие мастерские. Они дружески приняли греческих колонистов и мало-помалу слились с ними в один народ. По имени своего вождя греки назвали остров Ферой. Впоследствии, на нем чтили Ферада как героя.

Легенда говорит, что и в числе колонистов, поселившихся на Крите, были минийцы. Но главную массу этих переселенцев составляли ахейцы и дорийцы. По пути они останавливались у Мелоса и основали колонию на этом острове, который впоследствии был всегда верен лакедемонянам. Они поселились на южном берегу Крита и основали город Гортину. За этою первою экспедициею последовали другие, тоже ахейско-дорийские. Песни Гомера говорят, что в «бесчисленном множестве» людей, которые населяли девяносто критских городов, были и люди дорийского племени. Чисто дорийскими колониями на Крите считались города Кносс и Ликт, где дольше нежели в других сохранялись старые обычаи. Они были центрами греческих поселений на Крите. Прежде, на западной половине берегов Крита господствовали финикийские колонисты, а на восточных прибрежьях и в горах сохраняли свою независимость туземцы, этеокритяне, «коренные критяне», как называли их греки; это был народ карийского племени. Но греки все расширяли свои колонии и достигли преобладания на всем острове. На нем они снова стали в близкие отношения к финикиянам. Сами они были тогда еще мало цивилизованы. Они видели у финикиян благоустроенный гражданский быт, учились у них техническим искусствам. Знакомство с финикийскою культурою на Крите много содействовало успехам эллинской цивилизации. Относительно технических искусств, мы видим это из легенды о Дедале. Очень может быть, что жители прежних городов Крита, предпочитая свои мирные занятия войне, заключали договоры с дорийскими переселенцами, уступая им часть земель, под условием защищать города от нападений.

 

Дорийские колонии в Малой Азии и на Родосе

Еще важнее поселений на Крите были колонии, основанные дорийскими переселенцами из Аргоса, Лаконии, Эпидавра, других пелопоннесских государств и из Мегары на юго-западном берегу Малой Азии и на соседних с ними островах, Косе и Родосе.

Книд, построенный на узком мысе, вдающемся далеко в море, был центром дорийского «гексаполя», – союза шести городов – в Малой Азии. В храме Аполлона Триопийского на этом мысе ежегодно совершался союзный праздник; тут были приносимы общие жертвы шести колоний, и происходили игры, на которых победители награждались медными треножниками; эти треножники они оставляли, на память о своем торжестве, в союзном храме. Во время праздника происходили и совещания дорийской федерации о войне и мире, о договорах с другими государствами. По временам присоединялся к дорийскому союзу Галикарнас («Приморское укрепление»), стоявший в Малой Азии несколько севернее Книда на скале у самого моря. Он не был чисто дорийскою колонией; кажется, что большинство поселившихся в нем эмигрантов составляли греки-ионийцы (трезенцы). В V веке господствующим наречием в нем было ионийское. Этим объясняется и то, что граждане его были устранены от участия в жертвоприношениях, и играх дорийского союзного праздника. Повод к устранению был, по легенде, религиозный. Это было давно; после этого дорийская федерация стала из гексаполя (союза шести городов) пентаполем (союзом пяти городов). Члены её были: Книд, остров Кос и три колонии, находившиеся на острове Родосе.

Родос первоначально был населен негреческим племенем карийцев. Затем им овладели финикияне и под покровительством своих богов основали на нем благоустроенные промышленные колонии. Греки-дорийцы не договору с ними получили в свое владение древний город Иалис и основали по соседству с ними города Линд и Камир. Впоследствии финикияне слились в один народ с дорийцами. Финикийские роды в Иалисе были приняты в состав дорийской организации. Финикийское приношение людей в жертву богу солнца, изображенному в виде быка, продолжало совершаться на Родосе долгое время после поселения греков на этом острове. Греческие колонисты скоро научились финикийским техническим искусствам. Алфавит, меры, вес получены были Элладою из Финикии, без сомнения через Крит и Родос. Геродот называет буквы алфавита финикийскими. Но греки видоизменяли сообразно своей национальности все, заимствуемое у иноземцев; они удивительно хорошо приспособили чужой алфавит к обозначению звуков своего языка, имевшего совершенно иной характер, и облагородили фигуры букв по внушению своего, изящного вкуса.

Дорийские колонии были построены на островах и мысах с хорошими гаванями; при таких удобствах для торговли и мореплавания, эти немногие и не очень большие города имели сильное влияние на культуру юго-западной части Малой Азии и много содействовали распространению эллинизма в этой далекой от Греции стране.

 

Значение греческой колонизации Малой Азии

Таков был ход великого переселения греческих племен, начавшегося вторжением Гераклидов в Пелопоннес и давшего новое направление жизни эллинского народа. Вытесненные из родины греки, большею частью жители прибрежных областей Греции, основывая колонии на островах и на западном берегу Малой Азии. Населявшие их ранее туземцы с незапамятных времен жили на этих прибрежьях и островах и под влиянием поделившихся между ними финикиян сделали большие успехи в образованности. Европейские греки, завоевавшие у них или получившие от них по договорам землю для основания колоний в Малой Азии, скоро слились с ними в один народ; эти переселенцы из Европы внесли новую энергию в культурную жизнь азиатских греческих племен, имевшую черты восточного типа и дали ей эллинский характер. Восприимчивые и даровитые, они принесли с собою из Европы богатый запас многосторонней житейской опытности, политических и религиозных идей, административной ловкости, разумных мыслей о государственном устройстве и о федеративных учреждениях. Потому должно назвать справедливым мнение, что с прибытием греческих колонистов в Малую Азию началась эпоха очень плодотворного развития эллинской цивилизации. Из слияния культуры европейских греков с культурой малоазийских туземцев на западном прибрежье Малой Азии возникла вполне национальная, многосторонняя, совершенно новая цивилизация.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.