Содержание:

Низложение Севером Дидия Юлиана и захват власти в Риме

Борьба Септимия Севера с Песценнием Нигером

Борьба Септимия Севера с Клодием Альбином

Осада Византия Септимием Севером

Септимий Север и сенат

Внутреннее управление Септимия Севера

Преобразование корпуса преторианцев

Префект Плавциан

Внешняя политика Септимия Севера. Войны с парфянами

Поход Септимия Севера в Британию

Вопрос о престолонаследии и смерть Септимия Севера

Низложение Севером Дидия Юлиана и захват власти в Риме

После убийства в Риме императора Коммода ночью с 31 декабря 192 на 1 января 193 г. н. э. на трон вначале был возведён честный сенатор Пертинакс. Но заправлявшее в столице Италии буйные телохранители-преторианцы были недовольны тем, что новый государь намерен обуздать их произвол. Солдаты убили Пертинакса и после настоящего торга продали императорский престол, как товар на рынке, богачу Дидию Юлиану. Открытая беззаконность этого акта вызвала возмущение в Риме и на окраинах государства. Трое командующих провинциальными армиями – Клодий Альбин, Песценний Нигер и Септимий Север – вскоре подняли мятеж против Дидия Юлиана. Каждый из них стремился занять римский трон самолично.

Децим Клодий Альбин, глава британских легионов, был человек знатного, но обедневшего рода. О нем есть известие, что «под философским плащом строгости нравов он скрывал почти все пороки, какие унижают человеческую природу»; но это суровое суждение высказано писателем, враждебным ему, служившим сопернику, одолевшему его. Он пользовался доверием прежних императоров Марка Аврелия и Коммода. Ему приобрело много приверженцев то, что он искренно или притворно выказывал себя другом свободы, горячим патриотом. Он сказал теперь в этом смысле речь перед своим войском, прославлял в ней счастье и славу, какими пользовался Рим во время республики, выразил намерение возвратить сенату и народу их прежние права, говорил, что с этой целью он восстал против Дидия Юлиана. По примеру Гальбы, он отказался принять титулы августа и императора, данные ему легионами. Он объявил, что примет сан императора только когда даст его ему сенат.

Мнения римлян о характере Альбина были неодинаковы, но сирийский главнокомандующий Гай Песценний Нигер пользовался всеобщим уважением, хотя и был человек незнатного происхождения. Управляя Сирией, он умел приобрести привязанность легионов и любовь населения этой провинции. В войске он поддерживал дисциплину, внушал ему уважение своею храбростью, туземцев он привлекал к себе приветливостью и тем, что участвовал в их пышных праздниках и шумных веселостях. Весь Восток желал, чтобы Песценний Нигер сделался владыкой империи; подвластные ей азиатские цари признали его, предлагали ему свою помощь. И в Риме общественное мнение было на стороне Нигера.

Но меж тем как Песценний тратил время, пируя в роскошной Антиохии, третий соискатель, Луций Септимий Север, правитель дунайских провинций, действовал быстро. Септимий Север, родился в области Африке (нынешний Тунис), происходил от римской всаднической фамилии, повышался по службе со ступени на ступень, получил, наконец, должность главнокомандующего в суровых провинциях, где легионы сохраняли воинственность. Он был человек чрезвычайно честолюбивый, но умел скрывать свои замыслы. Ни соблазны пороков, ни страх опасностей, ни чувство сострадания не могли отклонить его от стремлений к цели. Теперь Септимий Север увидел, что пришло время захватить императорскую власть, которую уже давно предвещали ему сновидения и знамения. Он верил им: как в Гае Марии, в нем с хитростью соединялось суеверие.

Септимий Север

Император Септимий Север. Античный бюст из Мюнхенской глиптотеки

 

Как только иллирийские легионы провозгласили Септимия Севера императором, он тотчас двинулся на Рим, справедливо рассчитывая, что успех дела зависит от быстроты; он всячески торопил поход своих легионов, которые вел в Италию через Юлийские Альпы. Войска его, привычные к тяжелым походам, мужественно шли за смелым вождем, который ободрял их своим примером и речами, обещал им огромные награды. При известии о приближении Септимия Севера Дидий Юлиан и его приверженцы совершенно оробели. Сенат и народ тайно радовались, что мщение скоро постигнет низкого человека, купившего престол у наглых преторианцев. Юлиан и преторианцы готовились обороняться, но видно было, что сами они не имеют надежды на победу. Дидий выказывал нерешительность, делал распоряжения, противоречившие одно другому; преторианцы бледнели при одной мысли о том, что им придется променять изнеженные наслаждения бань и театры на труды и опасности войны. Сначала они хотели защищать Дидия Юлиана, стыдясь покинуть его, боясь наказания от Севера; но Север безостановочно шел к Риму. Напрасно Юлиан хотел задержать его переговорами, напрасно посылал убийц в его стан. Септимий Север отвергал переговоры, a зоркость преданных ему воинов охранила его от убийц. Он уже подошел на два перехода к Риму и послал туда объявить, что он не хочет ставить убийство Пертинакса в преступление всем преторианцам, даст им прощение, если они покинут Дидия Юлиана и выдадут главных виновников. Они тотчас же бросили мысль о сопротивлении, схватили виновных в убийстве Пертинакса и объявили сенату, что не будут защищать Юлиана. Этим была решена судьба тщеславного человека, израсходовавшего свое громадное состояние на покупку власти, которая дала ему одни тревоги и длилась только шестьдесят шесть дней. К Северу было отправлено посольство пригласить его от имени сената и народа принять императорский сан, a во дворец был послан сенатом вооруженный отряд убить шестидесятилетнего старика Юлиана, как презренного преступника; посланные нашли его в одной из отдаленных комнат дворца и убили (2 июня 193).

Септимий Север занял римский трон. Первым делом нового императора было подавить преторианцев. Казнив смертью выданных ему главных преступников, Септимий Север велел другим преторианцам явиться без оружия в назначенное место; они послушно пришли; он окружил их отборными иллирийскими войсками, направившими на них копья, вошел в середину круга, сказал им грозную речь, осуждая их трусость и вероломство, объявил, что прогоняет их в отставку, велел им разойтись и под страхом смерти запретил показываться в Риме и окрестностях столицы. A между тем другой отряд его войска занял их стан, забрал их оружие. Септимий Север устроил великолепные похороны Пертинаксу, тело которого было, впрочем, давно погребено, и сказал речь в похвалу добродетелям этого прекрасного государя. Похвалой ему Север очень ловко выказал уважение к сенату, видевшему в Пертинаксе идеал государя; но эта речь была последним знаком почтения нового императора к сенату. Он ввел в Рим многочисленное войско; это ясно показывало, что он хочет править не так, как Пертинакс, что он считает источником и опорою своей власти не сенат, a войско. В горячей похвале характеру Пертинакса, какую находим y историка Диона Кассия, бывшего тогда сенатором, слышится неудовольствие на то, что новый император шел другим путем.

 

Борьба Септимия Севера с Песценнием Нигером

Владычество Септимия Севера было еще не прочно. На Востоке и на Западе были y него соперники, искусные полководцы Клодий Альбин и Песценний Нигер, имевшие многочисленные войска; он немедленно стал готовиться к борьбе с ними. По счастью для него, они не сумели согласиться между собою. Септимий действовал быстро, счастье помогало ему; важное преимущество ему давало и то, что власть его была признана сенатом и народом римским; притом с талантами полководца он соединял хитрость ловкого обманщика. Благодаря всему этому, Септимий Север одолел обоих противников, мало уступавших ему силою своих войск и военными талантами.

Сначала Север отправился на Восток. Вся эта половина государства от Евфрата до Византии признавала императором Песценния Нигера. Септимий Север хотел дать своему походу против него такой вид, как будто это не междоусобная война, a лишь подавление произошедших на Востоке беспорядков. Он уверял Клодия Альбина в своих дружеских чувствах, чтобы этот западный соперник воображал себя его товарищем и спокойно оставался в Британии – не пришел в Италию, пока Септимий будет на востоке. В письмах к Альбину Септимий Север называл его цезарем, то есть своим соправителем, и подавал ему надежду, что назначит его своим преемником.

Он старался оставить и Нигеру надежду на возможность примирения. Жена и дети Нигера находились в Риме, потому что Коммод задерживал в столице семейства правителей провинций, чтобы эти заложники обеспечивали ему верность их. Север осыпал любезностями жену и детей Нигера, держал себя с ними будто с родными, продолжал делать так даже и в то время, когда уже сражался с Нигером. Сирийские легионы были побеждены в нескольких сражениях на Геллеспонте и в проходах киликийских гор паннонскими войсками, более привычными выносить военные труды и лишения. После поражения при Иссе Песценний Нигер был настигнут гнавшимися за ним победителями и убит (193‑195). Тогда Септимий Север отбросил притворство, велел убить жену и детей погибшего соперника.

Монета Септимия Севера

Монета (ауреус) императора Септимия Севера, отчеканенная в честь 14-го легиона, который в 193 г. провозгласил его императором

Источник фото

 

Борьба Септимия Севера с Клодием Альбином

Незадолго до этого он отправил к Альбину посольство с очень любезным письмом, по-видимому, искренним, задушевным, но поручил послам заманить Альбина на свидание, при котором не было бы y него вооруженной свиты и убить его. Этот замысел Септимия был узнан; Альбин спасся от кинжалов убийц и увидел, что не может дольше бездействовать, что должен начать борьбу с вероломным соперником; но время, благоприятное для борьбы, для Альбина уже миновало: когда он переплыл с британским войском в Галлию, Песценний Нигер уже погиб. Если бы Альбин вел войну одновременно с Нигером, Септимий Север, вероятно, был бы подавлен их соединенными силами; так надо думать потому, что Север едва смог одолеть Альбина теперь, когда этот соперник был уже один. Решительная битва произошла неподалеку от Лугдуна (Лиона), на равнине близ Тринурция (нынешнего Треву); она была очень упорна и кровопролитна. Победа уже склонялась на сторону Альбина, но Север успел остановить свои начинавшие отступать легионы и одолел врага (197). Лучшие воины всех римских войск погибли в этой ужасной битве. Вся равнина была покрыта убитыми и ранеными; кровь текла ручьями в Рону. Убыль в войсках была пополнена принятием на службу варваров. Альбин погиб подобно Нигеру: его догнали, бегущего с поля битвы, и убили. Голову его, воткнутую на копья, принесли Септимию Северу; он послал ее в Рим сенату с письмом, наполненным грозными упреками. Обезглавленное тело Альбина он велел бросить в Рону, велел убить жену и сыновей Альбина и тоже бросить в Рону их тела. Преторианский префект Лет держался во время битвы двусмысленно, выжидая, кто останется победителем. Север послал его на войну против парфян и через несколько времени он был там убит по распоряжению императора.

 

Осада Византия Септимием Севером

Мщение сурового победителя не удовлетворилось убийством семейств его соперников. Провинции и города, поставленные судьбой в необходимость признать власть Альбина или Нигера, тоже были подвергнуты наказанию. Больше всех пострадал от Септимия Севера Византий за свою преданность Нигеру. Он был тогда одним из самых богатых городов империи. По выгодности своего положения для обороны и по сильным укреплениям, Византий казался даже неодолимыми. Нигер выбрал его главным своим оплотом, поставил в нем самые надежные войска. Север на пути в Азию пытался взять Византий, но все его приступы были отбиты от крепких стен храбрыми защитниками. Септимий оставил часть войска и флота блокировать Византий с моря и суши, a сам пошел в Азию. Когда Нигер был убит, храбрейшие полководцы и воины его пробились в Византий и стали ободрять его гарнизон своими словами и примером. От Септимия Севера нельзя было ждать пощады, и город оборонялся с мужеством отчаяния. Византий три года выдерживала осаду (194‑197), успешности обороны особенно помог искусный и отважный инженер Приск, соотечественник Диона Кассия. Сам Север не мог отказать ему в удивлении. Когда голод изнурил оборонявшихся, и Византий был взят, Септимий Север пощадил только Приска, не по великодушию, a потому что хотел пользоваться талантами его в борьбе с другими своими врагами.

Твердость, с какою жители Византия выносили страдания долгой осады, показывала, что римляне еще не утратили своей военной энергии. Даже Дион, человек сухого сердца, проникается одушевлением, описывая, каким благосостоянием пользовался Византий перед осадой, с каким мужеством гарнизон и граждане сражались и выносили все бедствия; печально рассказывает он, как суровый победитель Север разрушил Византий и лишил империю самого твердого её оплота против варваров Понта и Азии. По словам Диона Кассия, когда все припасы были съедены, и надежды осажденных исчезли, жители Византия твердо переносили все страдания и продолжали мужественно отбиваться от войск Септимия Севера. Они снимали балки со своих домов на постройку кораблей. Женщины резали свои волосы, чтобы вить из них веревки для машин; граждане разрушали театры, чтобы бросать камни их на врагов, бросали на врагов и бронзовые статуи. Пищи не было. Граждане Византия размачивали в воде ремни и ели их; когда и этого пропитания не стало, большинство граждан уплыло из города во время сильной бури, не позволявшей кораблям Септимия Севера пуститься в море за ними; они решили погибнуть или добыть себе пищи. Сделав неожиданную высадку на соседний берег, они разграбили найденные там запасы. Оставшиеся в городе ели трупы убитых, но не сдавались.

Взяв изнуренный голодом Византий, Септимий Север велел убить всех начальников и всех воинов, разрушить укрепления, отнял y Византия самостоятельное управление своими городскими делами и подчинил ее небольшому соседнему городу Перинфу. Но через столетие разрушенный Византий был восстановлен и сделался под новым именем Константинополя великолепным городом, столицей новой, Восточной, империи.

Столица Сирии, Антиохия, жители которой славились роскошью и остроумием, тоже была наказана за преданность Песценнию Нигеру: она была лишена самостоятельного заведования своими делами; но через несколько времени Септимий Север сделался благосклонным к ней.

 

Септимий Север и сенат

Север наказал богатые города и провинции Востока отнятием прав и конфискациями, прошел в Нисибис и заставил парфян снова страшиться римского имени. Галлия и Британия тоже были сурово наказаны: многие влиятельные люди этих провинций были казнены, другие отправлены в ссылку за то, что в борьбе между соперниками, чуждой их интересам, они принуждены были повиноваться повелителю войск, занимавших страну их. Еще больше, чем казненных и сосланных, было число людей, y которых Септимий Север конфисковал имущества. Он разделил Британию на две провинции, находя, что опасно поручать одному человеку начальство над всеми войсками на этом отдаленном острове.

Сенат держал себя очень осторожно во время борьбы, но из всех трех претендентов Септимий Север пользовался у сенаторов наименьшим сочувствием. Сам Дион говорит, что, кроме тех членов сената, которые находились при войсках или в провинциях и открыто принимали сторону претендента, признаваемого в тех местностях, все другие сенаторы держали себя нейтрально. Нерасположение сената к Северу было замечено им. Когда он овладел Римом, сенат выказал раболепную преданность ему, но Септимий затаил в душе злобу, и, когда пришло время, отмстил. Голова Клодия Альбина, присланная в сенат, была предзнаменованием того, какая судьба ждет многих сенаторов. Писатель Спарциан перечисляет по именам сенаторов, казненных императором Септимием Севером; в его списке находится 41 имя. Он с негодованием прибавляет: «этого убийцу таких почтенных людей, которые все имели высокий сан, многие из которых были преторами, многие консулами, чтят в Африке, как Бога!»

Убивая сенаторов, Север почти всегда приказывал убивать их жен, детей и клиентов. Он считал это необходимым для того, чтобы предотвратить восстания, обеспечить себя от заговоров. В одной из своих речей сенаторам он сказал, что Коммод был именно такой император, какого они достойны, потому что люди, не имеющие верности и чести, должны быть казнены. Септимий Север хотел отнять y сената всякое участие в управлении империей, подчинить все дела исключительно военному деспотизму. Вместе с тем он хотел отнять y Рима и y Италии всякие преимущества над провинциями. Он дал новые более высокие титулы правителям, зависевшим лично от императора. Септимий Север стал носить императорскую порфиру; она с того времени сделалась постоянной одеждой императоров. Вообще он правил, как военный деспот, власть которого совершенно неограниченна. Основанный Октавианом Августом строй принципата, при котором император отчасти делил власть с сенатом и хотя бы в теории считался представителем воли римского народа, стал переходить в неограниченный абсолютизм восточного типа – доминат.

Дворец Септимия Севера в Риме

Остатки дворца Септимия Севера на Палатинском холме. Рим

 

Внутреннее управление Септимия Севера

Подобно всем военным деспотам, Септимий Север не доверял высшему сословию, старался унизить и ослабить сенаторские фамилии и вообще все знатные роды; но, хотя он называл Коммода своим братом, он был несравненно выше его, как человек энергичный. Он считал нужным давать народу великолепные игры в цирках и в амфитеатрах громадные суммы, какие получал он от конфискаций и денежных штрафов, доставляли ему средства соперничать блеском игр с Коммодом. Но император Север не ограничивал свою правительственную деятельность заботой о народных развлечениях, обращал ее и на предметы, более достойные хорошего правителя. Септимий делал много построек; щедрой раздачей хлеба и других предметов продовольствия он приобрел себе любовь массы населения города Рима; он заботился о беспристрастном судопроизводстве, и сам усердно занимался решением процессов. В молодости Септимий Север был юрист, и юриспруденция оставалась во все его царствование самым любимым его занятием после военного дела. Правители провинций боялись строгого императора. Благодаря этому, во всем государстве водворился порядок; провинции отдохнули; многим городам Север дал разные права и льготы, так что они считали его своим благодетелем, вторым основателем и ставили памятники в честь его.

 

Преобразование корпуса преторианцев

Но, имея некоторые хорошие стороны, правление Септимия Севера привело к окончательному разрушению остатков республиканских учреждений. Грубый воин, состарившийся в походах и в военном стане, Север и на императорском троне любил только войско и военный порядок. Он постоянно стремился лишить всякого значения сенат, ненавидевший его и трепетавший его гнева, удалял из сената всех образованных и энергических людей, замещал их раболепными льстецами, угодливыми прислужниками своими, давал подарки и отличия воинам, повысил жалованье им, чтоб они были привязаны к нему, даже позволял им буйствовать. Септимий постоянно увеличивал состав легионов, набирал в них людей из всех сословий и всех народов, и приучал их презирать все не принадлежащее к военному сословию. Север восстановил корпус преторианцев, увеличил число их, сделал службу в этом корпусе предметом военного честолюбия, увеличив жалованье им и дав им разные другие привилегии. Прежде в преторианском корпусе большинство воинов составляли италийцы, или, по крайней мере, уроженцы соседних провинций. Это войско редко посылалось на войну, не имело привычки к перенесению походных трудов, вело праздную жизнь в своем стане, наслаждаясь роскошными удовольствиями столицы. Император Септимий Север стал брать в преторианцы воинов из легионов, стоявших по границам; из них выбирались те, которые отличались физической силой, храбростью и верностью; перевод в преторианцы был наградой и почетом. Септимий Север увеличил число преторианцев до 50.000 человек. Такое войско, состоявшее из людей всяких народностей, потому не имевшее никаких патриотических чувств, было могущественным и послушным орудием военного деспотизма, безграничного произвола, составлявшего основу управления Севера. С увеличением числа преторианцев, возросло и могущество их начальников. Со времени Септимия Севера первый префект преторианцев стал первым человеком в государстве после императора; он имел первый голос в государственном совете, заведовал не только военными делами, но и юстицией и администрацией.

 

Префект Плавциан

Десять лет правления Севера первым преторианским префектом был Плавциан, человек, превосходивший всех своих предместников алчностью, развратом, деспотизмом и жестокостью, но за свою преданность императору пользовавшийся неизменной его благосклонностью. Дион рассказывает ужасающий пример того, как нагло и свирепо пользовался Плавциан своим безграничным могуществом: когда его дочь выходила за старшего сына императора, он велел оскопить сто человек свободного состояния, чтоб его дочь была окружена, как восточные царицы, толпою евнухов. Придворная интрига, выдумавшая, будто Плавциан хочет низвергнуть императора, дала, наконец, его зятю предлог убить его. Марк Антонин, старший сын Септимия Севера, называемый обыкновенно Каракаллой, заколол своего тестя во дворце перед глазами отца. Отрубленную голову Плавциана Каракалла послал показать своей жене, его дочери, чтобы опечалить и оскорбить ее, и своей матери Юлии Домне, чтобы порадовать ее.

Септимий Север с трудом согласился позволить Каракалле это убийство, потому что очень дорожил Плавцианом, при содействии которого довел военный деспотизм до полного развития и уничтожил последнюю тень республиканских учреждений. При помощи Плавциана были выработаны основные принципы нового государственного права. Оно устанавливало, что «императорская власть основана на безвозвратном отречении сената и народа римского от всех правительственных прав и на безвозвратной передаче всех их императору» (прежде предполагалось, что верховная власть остается за сенатом и народом, и что император лишь временный уполномоченный сената и народа). «Император выше всех законов, и власть его не ограничена ни какими законами; он имеет право, по своему произволу, располагать имуществом и жизнью подданных, распоряжаться государством, как своим личным имением». В таком виде является императорская власть y знаменитых юристов, живших при династии Септимия Севера, y Папиниана, Павла и Ульпиана.

 

Внешняя политика Септимия Севера. Войны с парфянами

Но внутренние дела не заставляли Севера забывать о внешней политике. Победив Нигера, он присоединил к империи провинцию, главным городом которой был Нисибис и большую часть которой составляли земли, отнятые y парфян; он отомстил им за то, что они помогали Нигеру. Но, как только Септимий увел главную массу войска с Востока для войны против Клодия Альбина на Западе, парфяне подступили к Нисибису. Префект Лет, командовавший войсками в ней, оборонялся храбро и отбил парфян. Победив Альбина, Септимий Север возвратился на Восток. Его сопровождал бежавший к римлянам брат парфянского царя Вологаза ІV. Часть войска и обоз Север послал вниз по Евфрату на лодках, которые построил в верховьях реки, a сам с главными силами пошел берегом, взял Ктесифон, новую столицу парфян, построенную из развалин Вавилона и Селевкии, и переселил оттуда множество людей в провинции, отдаленные от границы.

Септимий велел расчистить царский канал, соединявший Евфрат с Тигром и занесенный песком. Сделав его судоходным, он перевел свою флотилию из Евфрата в Тигр и пошел обратно в Нисибис берегом Тигра, потому, что на берегах Евфрата уже не было ни хлеба, ни травы, ни топлива. На пути в Нисибис Север осадил богатый город Гатру, стоявший на скале среди пустыни и сильно укрепленный. Взять эту крепость было трудно, как уже испытали римляне при Траяне; но она была центром караванной торговли, в ней находилось много товара. Это возбудило алчность воинов Септимия. Царь её был на стороне Песценния Нигера, и Север хотел отмстить ему. Дело кончилось неудачей. Знаменитый защитник Византия Приск успел поставить осадные машины под стенами крепости и охранить их от огня осажденных. Осадные работы подвинулись настолько, что можно было сделать приступ, и крепость была бы взята, но Север в решительную минуту остановил приступ, не желая, чтобы сокровища, находившиеся в храме Солнца, были разграблены воинами, и надеясь, что жители добровольно покорятся. Он ошибся. На следующий день император возобновил приступ; тут европейские войска отказались сражаться, азиатские пошли, но были отбиты. Своевольство преторианцев распространилось и между воинами легионов. Септимий принял меры для восстановления дисциплины (198‑202).

После довольно долгих остановок в Сирии, потом в Египте, Септимий Север возвратился в Рим. Сенат и народ римский постановили соорудить триумфальные ворота в честь побед, одержанных императором в Месопотамии. Эти ворота еще стоят при входе на форум. Они были покрыты великолепными украшениями; но остатки украшений, уцелевшие до нашего времени, показывают упадок искусства. Техническое исполнение рельефов имеет ремесленный характер, фигуры на них лишены выражения, безжизненны.

Монета Септимия Севера

Монета (ауреус) императора Септимия Севера. Справа - его жена Юлия Домна и сыновья, Каракалла и Гета

Источник фото

 

Поход Септимия Севера в Британию

Через несколько лет Север, человек уже пожилой, но сохранявший всю прежнюю энергию, отправился на войну в Британию (208‑211). Он взял с собою своих сыновей Антонина (Каракаллу) и Гету, думая отучить их в походной жизни от изнеженности и разврата, которому предавались они в Риме. Несмотря на страдания, причиняемые ему подагрой, Септимий Север прошел далеко на север за стену Адриана. Он хотел покорить пиктов и скотов, живших в Каледонии, или по крайней мере прекратить набеги этих воинственных горцев на римскую провинцию. Поход по горной стране был труден, но император Север выказал в нем свою обыкновенную отвагу и твердость. Он велел прорубать леса, пролагать через болота бревенчатые гати, отводить реки, и прошел до северного края острова. Но враги оборонялись упорно; климат был суров; зимние месяцы были очень тяжелы для римлян, и войско терпело большой урон. Септимий Север, раздраженный вероломством врагов, нарушивших заключенный с ним договор, поклялся истребить все население каледонских гор. Но, потеряв, по уверению Диона Кассия, более 50.000 воинов, император покинул мысль покорить римской власти эту страну холода и тумана. Он даже отказался от северной полосы, присоединенной здесь к римской провинции Антонином Пием, отодвинул границу назад до линии укреплений, возведенных Адрианом, поправил этот вал, построил на нем новые стены и другие укрепления, чтобы северные горцы встречали тут неодолимую преграду своим нападениям.

Так описывает поход Септимия Севера в Британию древний историк Дион Кассий. Однако прославленный немецкий учёный Теодор Моммзен считает: сообщения Диона Кассия о том, что Север хотел покорить Британию до самой её северной оконечности, баснословны. Столь же ложны и слухи о 50 тысячах римских потерь – такого не могло быть, так как в борьбе с каледонянами дело ни разу не дошло до настоящего сражения. Моммзен полагает, что Септимий Север сурово наказал каледонян, сеявших смуту в Британии в начале его правления, отторг у них значительные территории, но в 211 его сыновья добровольно оставили завоевания отца, чтобы избегнуть тяжкой необходимости защищать их.

 

Вопрос о престолонаследии и смерть Септимия Севера

Септимий Север уже не вернулся из Британии. Много успехов в жизни имел он, но душа его мучилась тоскою. Благодаря счастью и талантам, он из ничтожного положения поднялся до владычества над империей, чей государь был могущественнейшим человеком на земле. Но в конце жизни Септимий был так угнетен физическими и нравственными страданиями, что думал отравиться. Неудача похода в Каледонию, болезнь, a особенно семейное горе и раскаяние в жестокостях, совершённых им по раздражительности характера, терзали его.

У Септимия Севера было два сына: Марк Аврелий Антонин, называемый обыкновенно Каракаллой, по имени, которое дал ему народ, и Публий Септимий Гета. Север еще в 198 году сделал Каракаллу августом, то есть своим товарищем по императорской власти. В 209 году он дал сан августа и Гете; это вызвало открытую вражду между братьями, с детства ненавидевшими друг друга. Оба они уже давно делали много огорчений отцу своей непримиримой взаимной враждой, своим буйством и развратом. Дион говорит, что оба они соперничали между собою в распутстве и злодействах: насиловали женщин, предавались самым грязным порокам, вели дружбу с гладиаторами, с конюхами и добывали себе деньги всякими грабительствами. О Каракалле говорят, что он, нетерпеливо желая стать императором, много раз составлял злоумышления против жизни отца и делал попытки поднять против него войско.

Юлия Домна, жена императора, славившаяся красотой и умом, тоже делала мужу много огорчений своим распутством. Она была сириянка, родилась в Эмесе (теперь Хомс). Север, веривший сновидениям и другим предзнаменованиям, женился после смерти первой жены на этой красавице, брак с которой должен был, по астрологическим предзнаменованиям, принести ему счастье. Но при всей своей красоте, уме и образованности она не могла надолго подчинить себе мрачного и ревнивого мужа. О ней говорят, что живое воображение соединялось в ней с большой рассудительностью. Юлия Домна была покровительницей философов и вообще ученых, старалась при их помощи поддержать падающее язычество. В благодарность за милости, которыми она осыпала их, они превозносили её блестящие дарования. Но по своему образу жизни она, кажется, была истинной дочерью развратной Сирии.

Юлия Домна

Юлия Домна, жена императора Септимия Севера. Античный бюст из Мюнхенской глиптотеки

 

Душевные тревоги ускорили смерть императора, страдавшего подагрой. В последние дни, раздумывая о ничтожестве земного величия, Септимий Север говорил: «я достиг всего, и нет мне отрады ни в чем». Он часто осуждал Марка Аврелия за вредную снисходительность к порочному сыну, за назначение этого сына (Коммода) преемником власти, но сам показал такой же пример чрезмерной отцовской снисходительности. Перед смертью Север объявил, что оба его сына должны быть императорами вместе, убеждал их жить в согласии, рекомендовал их войску. Септимий Север умер (4 февраля 211) в Эбораке (нынешнем Йорке), на 65 году жизни, на 18 году царствования, прославленного победами. Говорят, что при известии о его смерти в сенате было сделано восклицание: «Северу или не следовало родиться, или не следовало умирать». Эти слова были выражением опасений за будущее Рима.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.