На нашем сайте можно познакомиться с жизнеописаниями и других римских императоров: Октавиана Августа (30 г. до Р. Х. - 14 г. по Р. Х.), Тиберия (14-37 гг.), Калигулы (37-41 гг.), Клавдия (41-54 гг.), Нерона (54-68 гг.), Гальбы (68-69 гг.), Отона (69 г.), Вителлия (69 г.), Веспасиана (69-79 гг.), Тита (79-81 гг.), Домициана (81-96 гг.), Нервы (96-98 гг.), Траяна (98-117 гг.), Адриана (117-138 гг.), Марка Аврелия (161-180 гг.), Коммода (180-192 гг.), Пертинакса (193), Дидия Юлиана (193), Септимия Севера (193-211), Каракаллы (211-217)

После битвы при Мунде Юлий Цезарь достиг бесспорного единовластия в Риме. Личная храбрость доставила ему господство, и при помощи той же храбрости он надеялся утвердить свою власть навсегда. История междоусобной войны 49-45 гг. до Р. Х. служит ясным доказательством, что Юлий Цезарь превосходил всех современников умом и энергиею и был призван господствовать над ними. Кто сомневается в этом, пусть обратит внимание на те, отчасти смешные, отличия, почести и преимущества, которые сенат и народ навязали победителю тотчас по окончании африканской войны. Еще до возвращения Цезаря из Африки сенат назначил его цензором на три года и диктатором на десять лет, хотя эту должность он уже занимал в продолжение года. Ему была воздвигнута статуя с надписью: «Полубогу», и, по случаю победы над Юбою, назначен сорокадневный праздник. По решению сената, Цезарь, подобно Камиллу, во время своего триумфа ехал в колеснице, запряженной белыми конями и сопровождаемой семьюдесятью ликторами. Сенат оказал ему еще много подобных почестей, большую часть которых, впрочем, сам Цезарь отклонил от себя. По возвращении из Африки, он праздновал четыре триумфа, но не в честь победы над своими согражданами, а в память побед над народами Галлии и царями: египетским (александрийская война), понтийским и нумидийским. Сокровища, выставленные напоказ и потом положенные в государственную казну, простирались одними наличными деньгами до восьмидесяти восьми миллионов русских дореволюционных рублей серебром. Кроме того Цезарь привез с собою две тысячи восемьсот двадцать два золотых венца, весом в двадцать тысяч четырнадцать фунтов. Носилки, на которых несли эти сокровища, изображения Массилии и аллегорические картины Рейна, Роны и других рек и городов, украшавшие шествие, были сделаны из самых редких сортов дерева. Между пленниками, которые в оковах шли пред триумфальною колесницею Юлия Цезаря, знаменитее всех были: галльский предводитель Верцингеторикс, сестра Клеопатры и сын царя Юбы. После триумфов, Цезарь сделал народу и солдатам богатые подарки и удовлетворил жажде своих сограждан к зрелищам великолепными играми. Он угостил народ на двадцати двух тысячах столах, дал каждому из ста пятидесяти тысяч граждан по десяти фунтов масла, более чем по 50 литров зерна и разделил между ними больше трёх с половиною миллионов рублей серебром. Каждый рядовой в пехоте получил от Юлия Цезаря более тысячи двести рублей, каждый центурион вдвое, а каждый военный трибун вчетверо против рядового. Все ветераны были кроме этого наделены землями. При освящении же нового храма Венеры (мнимой родоначальницы фамилии Цезаря), Гай Юлий устроил блестящие игры, на которых, между прочим, было выпущено четыреста львов, и даны примерное морское сражение и сухопутная битва, где участвовали восемьсот человек и двадцать слонов.

Юлий Цезарь

Прижизненный бюст Юлия Цезаря

 

Конечно, уже эти поступки Юлия Цезаря показывали в нем блистательного владыку мира; но его единовластие выказалось еще определеннее по возвращении его из Испании. С этих пор не только сенат и народ наперерыв начали льстить и оказывать императору почести, но и сам Цезарь, желавший прежде одной власти, стал стремиться к блеску монархии. Подобно Александру Великому и Бонапарту, он был не в силах устоять против своего счастья и не добиваться большей власти, или, лучше сказать, пустого блеска. Сенат воздвигал Цезарю статуи как богу, или как основателю города, и обязал граждан почитать их наравне со статуями других богов. Назначив Цезаря на всю жизнь диктатором, цензором и великим первосвященником, он дал ему почетный титул императора (полководца). До сих пор этим титулом пользовались только полководцы во время празднования своих побед и опять лишались его после триумфа. Со времен же Юлия Цезаря титул императора мало-помалу приобрел значение царского достоинства и неограниченной власти. Сенат дал новому повелителю царства право носить всегда пурпуровую одежду и лавровый венок, – два главных украшения триумфаторов, а также сидеть на золотом стуле в сенате и во время произношения судебных приговоров; он объявил личность императора Цезаря священною и неприкосновенною, велел чеканить его изображение на монетах (честь, которою в Риме не пользовался еще никто при своей жизни), назвал месяц, в котором родился Юлий Цезарь, – июлем, по имени его рода, и оказал ему многие другие подобные почести. Цезарь не только принял все эти почести, но старался еще увеличить оказываемые ему знаки уважения. Не имея телохранителей, император ходил повсюду в сопровождении военной свиты, хвалился своим происхождением от Венеры, Ромула и мифических царей Альбы Лонги, приказал изобразить их на своей печати, и в своих действиях в отношении к сенату и трибунам выказывал явное презрение к существующим республиканским формам правления, словом, – являлся везде царем и владыкою, тогда как прежде показывал вид, что желает власти только для исправления вкравшихся злоупотреблений. Перемена во взглядах Цезаря и нерасположение его к свободе римской жизни вполне обнаружились во время триумфа по случаю испанской войны, глубоко оскорбившего всех лучших людей Рима. До тех пор Юлий Цезарь остерегался праздновать триумф над побежденными согражданами; тогда же он торжественно вступил в город, празднуя свою победу над соотечественниками. Один историк древности говорит: «Цезарь возвращался с торжеством в Рим не как покоритель чужеземных владетелей и народов, а как победитель сыновей знаменитейшего римского гражданина. Этим поступком он всего более оскорбил римлян. Все ужаснулись, когда Цезарь решился праздновать несчастья своего отечества и с явным сочувствием относился к таким действиям, которые были неизбежным злом, и только этим одним могли быть оправданы в глазах богов и людей».

Монета Юлия Цезаря

Монета Юлия Цезаря (денарий), 44 г. до Р. Х.

Источник изображения

 

Император Цезарь не удержался на вершине своего счастья. Ошибочно понимая положение дел, он повредил более себе, чем своему отечеству, которое, впрочем мог бы спасти учреждением конституционной монархии. Юлий Цезарь выказал большую кротость и снисхождение к отдельным личностям, не возобновив ужасных насилий, которыми Сулла утвердил некогда свою правительственную систему. Но он старался придать внешний блеск приобретенной им царской власти и, презирая все древние формы государственного управления, поколебал все основания, на которых могла бы утвердиться монархия, соответствовавшая потребностям того времени и свободная от деспотизма и придворного раболепства Востока. Из всех действий и планов Цезаря в эту эпоху его жизни видно было, что с утверждением его императорской власти должен был начаться новый период истории Рима. Подобно республиканцам французской революции, он лишился всех плодов своей деятельности, потому что не обращал внимания на могущество привычки. Чудовищные предприятия, подобные предприятиям восточных деспотов и иерархических правителей кастовых государств, ознаменовали собою новую, императорскую эру. Таковы, например, были проекты осушения Помптинских болот, прорытия Коринфского перешейка, расширения Рима, долженствовавшего сделать его первым городом в мире, и наконец похода против парфян; поход этот предполагалось совершить чрез неизвестные страны севера и таким образом способствовать к открытию новых земель. Для обращения римлян из свободных граждан в поданных, перемены республиканских званий и должностей на придворные и канцелярские и замены консулов, преторов, эдилов и сенаторов министрами и советниками правительства, Юлий Цезарь умножил число чиновников, увеличил состав сената до девятисот членов, принимая в него людей без всякого влияния и состояния и делая из должностей пустые титулы, и раздавал звания преторов, консуляров, проконсуляров людям, которые не занимали прежде никаких должностей. Однажды консул умер в последний день года, и император Цезарь для остатка одного дня велел выбрать нового консула. Он смотрел на консульство так же, как современные монархи смотрят на орденские знаки, и пренебрегал всеми общественными учреждениями, поручая иногда исполнение своих предложений людям, вовсе не понимавшим дела. Чтобы придать решениям своего сената законную форму и уважение, Цезарь нарочно называл присутствовавшими в сенате лиц, которые находились в то время за несколько миль от города. Но, несмотря на все эти поступки, Цезарь не был деспотом. Он не руководился, подобно многим последующим императорам, минутным капризом и не зависел от своих приближенных. Впрочем, нельзя не заметить, что он не сознавал своего назначения и способствовал возобновлению ужасов междоусобной войны и учреждению монархического правления, в котором все зависело от личности правителя и его придворных.

Император Цезарь пользовался своим исключительным положением в государстве и для осуществления многих благодетельных мер. Он увеличил наказания за подлог и другие преступления и постановил конфискацию имения у добровольных изгнанников; издал новые и лучшие распоряжения в отношении управления провинциями, ограничил 150 тысячами число граждан, которым раздавался хлеб на счет казны, и привел в порядок законодательство о долговых обязательствах. Чтобы устранить неизбежный при подобных реформах финансовый кризис, Юлий Цезарь избрал средний путь, оказав помощь должникам, не разоряя кредиторов. Стараясь обуздать роскошь, император Цезарь, после возвращения с Востока запретил употребление пурпура, жемчуга и носилок и преследовал расточительность граждан на стол. Все эти распоряжения имели такую же участь, как и подобные постановления Суллы. Действительно, можно ли было посредством одних законов устранить зло, корень которого скрывался в общей испорченности нравов? Постановления Юлия Цезаря тем менее могли принести пользы, что сам законодатель, стараясь ввести простоту нравов в жизни сограждан, в то же время подавал им пагубный пример собственною порочною жизнью и равнодушием к распутству своих приближенных, Антония и других.

Бюст Цезаря

Бюст Цезаря в военной форме

 

Кроме своих стараний улучшить в самых основаниях испорченный римский мир и дать государству монархический характер и форму правления, Цезарь оказал обществу великую услугу улучшением календаря, которым в продолжение целой тысячи лет пользовалась вся христианская Европа и часть Востока. Со времени децемвиров римляне вместо прежнего лунного года стали употреблять солнечный, но так как последний не был определен с астрономическою точностью, то необходимо было прибегать к частым вставкам, чтобы известные месяцы соответствовали известным временам года. Эти вставки были очень неудобны, и, что всего важнее, верховные первосвященники, заведовавшие ими, поступали слишком произвольно, и часто в пользу наместников или сборщиков податей, или по другим каким-нибудь побуждениям, намеренно продолжали или убавляли длину года. От этого произошел такой беспорядок, что 46 год до Р. Х. начался не около времени зимнего солнцестояния, а во время осеннего равноденствия. Чтобы навсегда устранить подобные беспорядки, Юлий Цезарь в 46 г. до Р. Х. совершенно изменил календарь, введя новую форму года. Эта форма года держалась во все последующие столетия древности и употреблялась всеми христианскими народами до 1582 г. нашей эры, и теперь еще осталась в употреблении у всех православных, коптов и несториан. Введенная Юлием Цезарем форма называется обыкновенно календарем старого стиля, или, по имени её основателя, Юлианским. Улучшение календаря, сделанное императором Цезарем при помощи александрийского ученого Созигена, состояло в том, что месяцам дано было то самое число дней, какое они имеют у нас и теперь, и что к каждым четырем годам было постановлено прибавлять по одному дню. Юлианский календарь имеет один очень важный недостаток. Так как период времени, в который совершается обращение земли около солнца, немного меньше трехсот шестидесяти пяти дней с четвертью, то прибавления одного дня по прошествии каждых четырех лет несколько больше должного. Встречающееся при этом отступление от нормального времени, которое доходит теперь в юлианском календаре до 12 дней, заставило в 1582 г. папу Григория XIII вновь исправить календарь. Таким образом, явился у протестантских и католических народов григорианский календарь.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.