Словом амфиктиония (буквально – «соседство») в Древней Греции обозначались религиозно-политические союзы расположенных неподалёку друг от друга областей для совместной защиты, полюбовного разрешения взаимных споров и отправления богопочитания в общем святилище. Одной из крупнейших и древнейших амфиктионий Эллады была дельфийско-фермопильская.

Фессалийской военной аристократии пришлось, долго биться, чтобы покорить туземные горные племена по склонам Отрида, в верховье Пенея, в долинах Оссы и Пелиона. Эти разрозненные племена: фтиотийцы, магнеты, перребы, долопы, малийцы и прочие упорно защищали свою свободу от храбрых конных фессалийских полков, и отстояли для себя, если не совершенную независимость, то хоть некоторую самостоятельность. Фессалийцы наконец сочли нужным стать в мирные отношения с этими горцами, которых отчасти смогли покорить, и заключили с ними договор. Туземцы и фессалийцы установили общий религиозный праздник в Анфеле, при входе в ущелье Фермопил, через которые лежал путь из Фессалии в Среднюю Грецию. Праздник совершался осенью в древнем святилище Деметры, «Земли – Матери».

Этот фессалийский праздник был началом великой амфиктионии, «Союза соседей»: к союзу между прежним и новым населением Фессалии постепенно присоединились племена, жившие в горах на юге от Эты – фокейцы, локрийцы, оставшиеся на родине дорийцы, наконец беотийцы, ионийцы Аттики и Эвбеи, так что число государств, участвовавших в амфиктионии, дошло до двенадцати. Это священное число осталось основною цифрою счета членов амфиктионского союза. Но впоследствии каждому из двенадцати членов было дано по два голоса, так что в совете дельфийско-фермопильской амфиктионии было двадцать четыре голоса. Этим была приобретена возможность сохранить особый голос за каждым из мелких племен и предоставить по особому голосу двум частям племен, разделившихся на части. Так по одному голосу имели малийцы, перребы, долопы, горцы хребта Эты (Этейцы); а ионийцы, дорийцы, локрийцы были разделены каждое племя на две половины, с особым голосом для каждой половины[1]. Остальные племена союза (фессалийцы, фокейцы, дельфийцы, беотийцы, фтиотийские ахейцы, магнеты, энианцы) имели, каждое племя нераздельно, по два голоса.

Члены союза давали клятву «не разрушать никакого города, принадлежащего к амфиктионии, не отнимать у него воды, не исключать его от участия в общих жертвах и от богослужения в храме амфиктионии». Эти постановления были первыми началами международного права. На покрытие расходов по жертвоприношениям и содержанию храма члены союза делали взносы в кассу последнего. Впоследствии, на союзном празднике стали происходить совещания о делах федерации. Союзный совет составляли депутаты (гиеромнемоны). Племя или государство, имевшее один голос, посылало одного депутата, имевшее два голоса двух. Членами совета постановлявшего решения были исключительно эти гиеромнемоны; по крайней мере, так было до очень поздних времен; и когда говорится о решениях амфиктионов то речь идет о решениях совета гиеромнемонов. Но кроме этих депутатов союзные государства посылали в Анфелу (и потом в Дельфы) ораторов, которые назывались пилагорами («ораторами при воротах», то есть ораторами при фермопильском собрании). Каждое государство посылало несколько их; они не вотировали в совете, а были только дипломатическими агентами своего государства при совете амфиктионов. Из совещаний и решений амфиктионов мало-помалу выработались законы, общие для всех эллинов. Так например, всеми эллинами были приняты следующие правила: нельзя отказывать побежденному в праве похоронить убитых воинов его; нельзя ставить вечных памятников победы; нельзя убивать тех, кто укрылся в храме; на общие греческие игры и жертвоприношения должны допускаеться все греки, даже и во время войны.

К фермопильской амфиктионии принадлежали народы всех трех главных греческих племен: эолийского (ахейского), ионийского и дорийского. Но когда дорийцы, завоевав почти весь Пелопоннес, стали могущественнейшим племенем, то приобрели преобладающее влияние в совете амфиктионов. Дельфийский храм Аполлона, бывший национальным святилищем дорийцев, получил в амфиктионии такое же значение, как анфельский храм Деметры: совет амфиктионов стал собираться и в Дельфах. Он собирался два раза в год, весною и осенью; каждый раз заседания начинались при одном храме, продолжались при другом; начинались они, вероятно, в Анфеле. Значение Дельфийского храма и находившегося при нем оракула стало впоследствии преобладающим. Охранение этого святилища сделалось первою и важнейшею обязанностью союза амфиктионов, и к прежней клятве было прибавлено: «Если кто похитит что-нибудь из святилища дельфийского бога, амфиктионы должны рукою и ногою, голосом и всеми своими силами заботиться о наказании». Формула присяги была вырезана на медной доске, поставленной при том месте, где совещались амфиктионы.

Вид храма Аполлона в Дельфах в древности

Предполагаемый вид храма Аполлона в Дельфах, религиозного-центра дельфийско-фермопильской амфиктионии

 

Без сомнения, и в те времена, когда праздник союза совершался в Анфеле, на это торжество сходилось много народа, с религиозными обрядами были уже соединены народные развлечения, состязания певцов и музыкантов. На пифийских играх, происходивших в Дельфах, праздничными развлечениями были с давних времен пение, пляска, музыка. Только уж впоследствии были, по примеру Олимпийского праздника, присоединены к этим развлечениям и гимнастическая игры: бег людей, конские скачки, состязания в беге колесниц, борьба, кулачный бой, прыжки, бросанье диска; судьи состязаний в пифийских играх награждали победителей, лавровыми венками, сплетенными из ветвей, срезанных в священной роще Аполлона. Но состязания в тех искусствах, покровительницами которых были музы, продолжали составлять важнейшую часть пифийских игр.

Дельфийский праздник совершался с особенною торжественностью через периоды, состоявшие из восьми лет. По восьмилетним циклам лунный год, которым правила Артемида, приводился в согласие с солнечным годом, которым правил её брат, Аполлон; совпадение между годами брата и сестры праздновалось в Дельфах торжественнее, чем праздники промежуточных лет. Все греческие государства отправляли посольства на этот великий праздник, совершавшийся по восьмилетним срокам; в Дельфы собиралось множество народа; на празднике пели хоры, танцевали группы юношей и девушек, совершалась пляска мальчиков кругом жертвенника, символически изображавшая победу Аполлона над Пифоном. Дельфийский восьмилетний период послужил основанием для правильной хронологии. Из восьмилетнего цикла произошли четырехлетний цикл олимпийских праздников и двухгодичный цикл немейских игр.

Было много союзов, подобных дельфийско-фермопильской амфиктионии. Но она рано сделалась и навсегда осталась важнейшей из всех этих религиозных федераций. Однако совет амфиктионов всё же не имел силы защищать слабых членов союза от нападения сильных, решать ссоры государств третейским судом; он принужден был ограничивать свою деятельность охранением дельфийского храма, заботою о безопасности собиравшихся в него богомольцев. Федеративная связь была слаба. Совет амфиктионов становился политическою силою, лишь когда какое-нибудь могущественное государство употребляло его орудием для своих эгоистических целей и посылало свои войска исполнить его решение.

Принадлежность к дельфийской амфиктионии не доставляла охраны от фессалийцев локрийцам, земледельческому народу, жившему по приморью на юг от Эты и не имевшему рабов; не давала охраны и фокейцам, которые пасли свои стада по склонам Парнаса. Им часто приходилось покидать свои неукрепленные поселения и бежать в горы от фессалийских конных дружин, вторгавшихся к ним через Фермопильский проход, который напрасно старались фокейцы запереть от хищников постройкою стены. Легенды рассказывают о битвах и военных хитростях, которыми оборонялись фокейцы от фессалийцев. Есть рассказ о том, что 600 фокейцев, одевшись в белое платье, напали ночью на фессалийский стан; есть другой рассказ о том, что они, прикрывши ров, заманили фессалийцев скакать по этому месту. Лошади фессалийцев провалились, и фокейцы перебили всадников. Они взяли тут четыре тысячи щитов и принесли их в дар дельфийскому храму и другому храму Аполлона, бывшему в городе Абах. Эти трофеи и статуи двух победоносных вождей оставались свидетельством потомству о старинных войнах, породивших непримиримую ненависть между фессалийцами и фокейцами.



[1] Один из ионийских голосов принадлежал афинянам, другой – эвбейцам. Один из дорийских голосов оставался у маленького дорийского племени, жившего в той местности средней Греции, которая была отчизною дорийцев; это была Дорида, находившаяся близ Парнаса; другой голос принадлежал всем пелопоннесским дорийцам вместе; их государства поочередно посылали гиеромнемонов (депутатов). Один из локрийских голосов принадлежал западным (озольским) локрийцам, другой восточным (гипокиемидским или опунтским).

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.