Антоний Марк

триумвир, сын претора и внук ритора Антония, родственник Цезаря по матери своей Юлии, род. в 83 г. до Р. Х. В юности вел жизнь весьма рассеянную; теснимый кредиторами, бежал в Грецию, где начал было слушать философов и риторов, но вскоре проконсул Сирии Габиний поручил ему пост начальника конницы. В походе против Аристовула в Палестине, равно как в Египте, где он содействовал вступлению на престол Птоломея Авлета, Антоний проявил много мужества и искусства. В 54 г. он прибыл в Галлию к Цезарю и при содействии последнего получил в 62 г. квестуру. В этой должности он состоял при Цезаре до 60 г., в котором вернулся в Рим. Там он сделался народным трибуном и авгуром. Приверженец Цезаря, Антоний в начале января 49 г. вступился за него в сенате в качестве трибуна вместе с сотоварищем своим Кассием Лонгином. Но вмешательство их не увенчалось успехом, мало того, им лично грозила опасность, и они вынуждены были бежать из города и скрыться в лагере Цезаря. Обстоятельство это дало Цезарю предлог для объявления войны. Когда Цезарь выступил из Италии, он передал Антонию начальство над сосредоточенными там войсками; из Италии Антоний привел сильный отряд в Иллирию, где ждал его Цезарь. В битве при Фарсале Антоний командовал левым флангом. После битвы он с частью войска вернулся в Рим. Сделавшись диктатором, Цезарь назначил его своим magister equitum [начальником конницы], но по возвращении Цезаря в Рим отношения между ними стали натянутыми, так как Антоний возбудил неудовольствие диктатора. Вскоре Антоний женился на Фульвии, вдове Клодия. Когда Цезарь вернулся из Испании, Антоний вновь приобрел его расположение, сделался в 44 г. наряду с Цезарем консулом и пытался склонить народ к признанию Цезаря царем, но тщетно. Вскоре после этого Цезарь был убит, Антония же спасло от той же участи заступничество Брута. Пользуясь смутой, Антоний завладел государственной казною, равно как состоянием и бумагами Цезаря; тогда же он вступил в союз с Лепидом, который ввел в город часть войска, стоявшего под его начальством близ Рима, и горячей речью, произнесенной над телом Цезаря, во время которой распахнул перед народом окровавленное покрывало диктатора, так воспламенил чернь, что ее обуяла жажда мщения, и она устремилась к домам убийц. Последние должны были бежать, и тогда Антоний на некоторое время стал неограниченным властителем Рима. Но он, как и другие, недостаточно оценил тогда Октавиана, приемыша и наследника Цезаря, который впоследствии оказался опасным для него соперником.

Сначала Антоний пытался его обойти. Но когда народ назначил Октавиану вместо Македонии Цизальпинскую Галлию и большую часть Трансальпинской, Антоний стал открыто враждовать с ним, обвиняя своего соперника в покушении на его жизнь при помощи наемных убийц. Октавиан воспользовался отсутствием Антония, выступившего навстречу легионам, которые он вызвал из Македонии, собрал значительное войско из ветеранов Цезаря и в то же время достиг того, что часть легионов Антония изменила своему предводителю и перешла на его сторону. Тогда Антоний удалился в Цизальпинскую Галлию и задался мыслью отнять эту провинцию у Децима Брута, одного из заговорщиков, который управлял ею еще по назначению Цезаря; с этою целью он осадил Брута в Мутине, куда тот скрылся. В это время Октавиан обнаружил талант тонкого дипломата: он объявил себя сторонником республики и примкнул к партии сената, руководимой Цицероном. Последний произнес громовую речь против Антония, и сенат принял против него ряд мер как против врага государства, хотя до битвы при Мутине Антоний еще не был прямо объявлен таким. Октавиану поручено было командование войском, отправленным против Антония, и он вместе с обоими консулами — Гирцием и Пансой — выступил в поле. В середине апр. 43 г. Антоний недалеко от Мутины (Модены) разбил Пансу, но вслед за тем был, в свою очередь, разбит Гирцием. Спустя несколько дней Октавиан вместе с Гирцием нанесли Антонию решительное поражение, так что последний должен был бежать (так называемая Мутинская война). В этих битвах оба консула поплатились жизнью. Антоний бежал через Апеннины в Этрурию, куда прибыл к нему на помощь Венудий с 3 легионами. Отсюда он через Альпы направился в Южную Галлию, которой правил Лепид. Последний примкнул к Антонию, сделав вид, что войска принудили его к этому. Его примеру последовали Поллион и Планк. Под знаменами Антония собралось значительное войско, и он, оставив 6 легионов в Галлии, двинулся в Италию во главе 17 легионов и 10000 всадников.

Тогда-то Октавиан сбросил с себя маску. Мнимый защитник республиканской свободы вступил в переговоры с Антонием и Лепидом и на островке реки Лавино, недалеко от Болоньи, состоялось знаменитое соглашение, которым древний мир был разделен между тремя узурпаторами. Вслед за тем они двинулись в Рим, где эту сделку должен был санкционировать народ, которого заставили установить триумвират на пять лет. Вместе с триумвирами по всей Италии пронеслись убийства и грабежи. Они приговорили к смерти многие сотни богатых и уважаемых граждан, между которыми Аппиан, наиболее достоверный историк тех дней, насчитывает около 300 сенаторов и 2000 всадников. Имена их были обнародованы, и за голову каждого назначена награда. Между прочим, Антоний приказал бросить на всенародное позорище голову и правую руку Цицерона, и они были выставлены на той самой трибуне, с которой тот столь часто одерживал победы. После того, как народ провозгласил триумвиров правителями государства на многие годы, и все необходимое для войны было заготовлено, Антоний и Октавиан двинулись в 42 г. в Македонию, где их противники Брут и Кассий сосредоточили сильное войско. В кровопролитной битве при Филиппах Антоний сражался против Кассия; последний, видя, что счастье изменило ему, велел рабу убить себя. Через 20 дней произошла вторая битва, и тут победа склонилась на сторону Антония, а Брут в отчаянии последовал примеру своего благородного товарища. Здесь же Антоний и Октавиан заключили между собой особый договор, направленный против Лепида. Затем Антоний отправился в Грецию, где, выказывая уважение к греческим нравам и обычаям, приобрел всеобщее расположение, в особенности среди афинян. Отсюда он прибыл в Азию, где намеревался собрать деньги для уплаты жалованья солдатам. Из Киликии он послал египетской царице Клеопатре повеление оправдаться в своем враждебном отношении к триумвирам. Она явилась лично, и дело кончилось тем, что Антоний совершенно запутался в сетях красавицы-царицы. Он последовал за нею в Александрию, и там бесконечные увеселения до того отвлекли его от дел правления, что только весть о победоносном вторжении парфян и ссоре Октавиана с женой его Фульвией и братом Луцием Антонием заставили его очнуться. Перузинская война, возгоревшаяся в Италии между Октавианом и Луцием Антонием, окончилась уже победой первого раньше, чем Антоний успел вырваться из чар придворных празднеств. Смерть Фульвии облегчила примирение, и новый союз был скреплен браком Антония с Октавией, сестрой Октавиана.

Тогда (40 г.) в Брундизиуме состоялся новый раздел римского мира. Антоний получил Восток, Октавиан — Запад. Бессильному Лепиду согласно договору в Филиппах была уделена Африка. С Секстом Помпеем, господствовавшим над Средиземным морем, был заключен договор в Мизене, который предоставил ему Сицилию, Сардинию и Пелопоннес. После этого Антоний вернулся на Восток, где его легат Вентидий вел победоносную войну с парфянами. Вновь возникшие несогласия между Антонием и Октавианом были улажены в Таренте (37 г.) при деятельном посредничестве Октавии, и триумвират был продлен на следующие 5 лет. По возвращении в Азию Антоний вновь предался необузданным удовольствиям, пренебрегая интересами государства; он проматывал провинции и целые царства у ног египетской царицы, а римские области дарил ее детям. В 36 г. он предпринял поход против парфян, но без успеха; вернувшись оттуда с величайшими потерями, он в 34 г. хитростью захватил в плен царя Армении Артавазда, которого обвинял в измене, и эту сомнительную победу отпраздновал великолепным триумфом в Александрии. Октавиан, успевший за это время победить Секста Помпея и окончательно устранить Лепида, воспользовался поведением Антония и возбудил против него негодование римлян. Война между двумя соперниками стала неизбежной, и обе стороны начали готовиться к ней. Антоний терял время в бесконечных празднествах; беспрестанные увеселения в Эфесе, в Афинах, на острове Самосе отвлекали его от дел, тогда как Октавиан с неуклонной настойчивостью стремился к своей цели. С Октавией Антоний разошелся открыто. Этот поступок вызвал всеобщее негодование, так как благородная Октавия была всеми уважаема, заносчивость же чужеземной царицы была всем ненавистна. Кончилось тем, что Рим объявил египетской царице войну; Антоний уже был объявлен лишенным всех должностей, между прочим, и консульства, которым он должен был быть облечен в следующем году. Обе стороны сосредоточивали свои силы, и в морской битве при Акциуме в 31 г. Антоний лишился господства над миром. Он последовал за постыдно бежавшей Клеопатрой. Семь дней сряду его сухопутные войска тщетно дожидались своего предводителя и наконец предались победителю. Антоний отправился в Ливию, где составил значительную армию, на которую возлагал последнюю надежду. Но армия его перешла на сторону Октавиана; его скорбь была столь велика, что с трудом его удержали от самоубийства. Он вернулся в Египет, где повел сначала уединенную жизнь, но внезапно снова предался увеселениям в обществе Клеопатры. Их празднества были прерваны вестью о приближении Октавиана (31 г. до Х. Р.), который отверг все предложения Антония о мире. При появлении его у ворот Александрии Антоний вновь обрел в себе прежнее мужество: во главе своей конницы он совершил победоносную вылазку и отразил врагов. Но вслед за тем измена египетского флота и собственной конницы, поражение, понесенное его пехотой, основательное опасение быть преданным самой Клеопатрой опять лишили его мужества. Весть о смерти Клеопатры, ею самою распущенная, заставила его решиться, и он бросился на свой меч. Так погиб этот человек, несомненно одаренный блестящими способностями, могущественный оратор, искусный правитель, умевший пленять сердца людей, но лишенный твердой воли, раб своих страстей и все же способный на решения и дела, полные энергии. Его способности были сильнее его характера, представлявшего сочетание самых противоположных элементов и поэтому лишенного цельности и единства.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.