Если вам нужны СЖАТЫЕ сведения по этой теме, прочтите статью Диоклетиан - краткая биография. Читайте также статью Краткая история Римской империи

Воцарение Диоклетиана

Когда римский император Кар при неясных обстоятельствах погиб осенью 283 года нашей эры в походе на Персию, начальство над войском принял его сын, Нумериан, действиями которого руководил его тесть, префект преторианцев Апр. Уступая желанию войска, Нумериан отступил обратно за Тигр. Человек слабого характера и здоровья, более пригодный для занятия красноречием и поэзией, чем для суровой походной жизни, Нумериан занемог на отступлении. Апр держал его шатер под строгой охраной и распоряжался всем, как государь. Это возбудило подозрение в войске и когда оно стояло близ Босфора, воины ворвались в шатер императора и увидели там его мертвое тело. То, что Апр скрывал его смерть, заставляло предполагать убийство.

Войско собралось на совещание в Халкедоне, военачальники стали рассуждать, кого назначить императором, и выбрали им начальника телохранителей, Диоклетиана (сентябрь 284). Он тотчас пошел к престолу и сел на него. К новому императору привели Апра, закованного в цепи. Диоклетиан, не дав обвиняемому оправдываться, вонзил в грудь ему меч, воскликнув: «он – убийца Нумериана!».

Гай Аврелий Валерий Диокл Диоклетиан, уроженец далматского города Диоклеи, сын раба, дослужился храбростью и талантами до высоких военных должностей и до консульского сана. Теперь убийство Апра упрочило за ним престол. Человек суеверный, он в молодости получил в Бельгии от друидской прорицательницы предсказание, что, убив вепря, он сделается императором; ему было теперь ясно, что пророчица говорила об Апре («aper» значит по латыни вепрь). Сооружая себе мавзолей, он велел сделать на нем барельеф, изображавший известную из мифов охоту на Калидонского вепря; это было напоминанием о том, что он, новый Мелеагр, тоже убил вепря.

Диоклетиан

Голова Диоклетиана. Стамбульский археологический музей

 

Второй сын императора Кара, Карин, был не в состоянии противиться энергичному человеку, провозглашенному императором на Востоке. Карин вел гнусную жизнь, отдал важнейшие должности прислужникам своего распутства оскорблял знатнейшие фамилия своим высокомерием, бесчестил их, делая их дочерей жертвами своего разврата, считал необузданное удовлетворение сладострастия правом верховной власти. Он старался приобрести расположение римских простолюдинов великолепными играми в театрах, амфитеатрах и цирках, но оно было слабой опорой ему при ненависти сената и всего знатного сословия. Впрочем, у этого развратника не было недостатка в мужестве. Весною 285 года войска его и Диоклетиана сошлись в балканской провинции Мезии, у Марга, небольшого города неподалеку от Дуная. Войско Карина было многочисленнее и храбрее, победа начинала склоняться на его сторону: ряды врагов были уже сломлены. Но все выгоды, доставленные Карину множеством войска, оказались напрасны: военный трибун, чью жену он обольстил, нашел во время битвы случай отмстить за свой семейный стыд и заколол развратника. Битва прекратилась. Диоклетиан, уже утративший надежду на победу, был признан войском Карина в сане императора. Отчасти по врожденной кротости, отчасти по благоразумному политическому расчету, он поступил с приверженцами Карина очень милостиво; это возбудило надежду, что он будет превосходным государем, и приобрело ему всеобщую любовь. Победитель в междоусобной войне не отнял ни у кого из побежденных ни имущества, ни даже должности, говорит историк Аврелий Виктор. Никто не подвергся ни казни, ни изгнанию – это было делом совершенно необыкновенным.

 

Поздняя Римская империя. Диоклетиан и Константин. Видеоурок

 

 

Личность Диоклетиана

Император Диоклетиан (284‑305) был более политик, чем воин. Один из христианских писателей того времени говорит даже, что он был трус; вероятно эти слова внушены ненавистью и несправедливы, но действительно у Диоклетиана было мало отваги. В его поступках преобладала житейская расчетливость человека, имеющего большую опытность. Подобно Августу, основателю монархической власти, Диоклетиан, довершитель монархического устройства империи, предпочитал политические средства открытому насилию и действовал всегда умеренно, рассудительно, с полным самообладанием. Он преобразовал государственное устройство не военным путем, не победами, а искусным действием на умы людей: он скрывал свои честолюбивые планы под маской военного прямодушия. Хорошо зная людей, он ловко пользовался ими для выгод своего властолюбия, умел соединять гордость с приветливостью, строгость с кротостью, щедрость с бережливостью, твердость с гибкостью. Благодаря этим талантам, он освободил монархическую власть от всякого стеснения, сделал ее независимой от войска и от сената и, при помощи юристов, бывших его советниками, ввел абсолютное монархическое правление, форма которого получила потом полное развитие в Византии. Он был горячий приверженец суеверий своего времени; его называли «любителем гаданий о будущем, постоянно занимавшимся священными обрядами». Он был окружен жрецами, рассматривал внутренности животных, принесенных в жертву, тревожно следил за предзнаменованиями, какие находили римляне в молнии. Он верил и в то, что имена служат предзнаменованиями, потому принял почётное прозвание «подобный Юпитеру», Jovius, а своему соимператору Максимиану дал название «подобный Геркулесу», Herculius.

 

Тетрархия Диоклетиана

Желая обеспечить престол от мятежей войска и честолюбия полководцев, облегчить управление громадным государством и придать более энергии делу обороны границ от врагов, нападавших на империю со всех сторон, Диоклетиан разделил императорскую власть с помощниками, выбрал себе соправителей, надеясь, что все они, соединенные одинаковостью интересов, будут помогать друг другу и взаимной поддержкой устранять мятежи. Он назначил (286) вторым августом (титул, который носил и он сам) своего давнего сподвижника Максимиана, сурового воина. Сын поселянина из окрестностей иллирийского Сирмия, не имевший никакого образования, не знавший законов, умевший только сражаться, Максимиан был послушным исполнителем мыслей Диоклетиана. Имея сан августа, он считался равным Диоклетиану.

Через несколько лет каждый из них назначил себе помощника (1 марта 293 г.). Эти помощники назывались цезарями и были предназначены сделаться наследниками августов. Диоклетиан назначил своим цезарем Галерия, бывшего в молодости пастухом, человека сурового и необразованного, но энергичного; Максимиан сделал своим цезарем Констанция, которому было дано название Хлор (желто‑зеленый, бледный) по цвету его лица. Это был образованный человек кроткого, приветливого характера; отец его Евтропий был одним из знатнейших вельмож Дардании, а мать его была племянница императора Клавдия II.

Так была основана тетрархия (четверовластие) Государство было разделено между соправителями следующим образом: август Диоклетиан, избравший своею столицею Никомидию (на противоположной от того места, где позже был основан Константинополь, стороне Босфора), управлял азиатскими провинциями, Египтом и Фракией. Его цезарь Галерий, имевший резиденциею Сирмий, управлял иллирийскими провинциями и Грецией. Август Максимиан, имевший резиденцией Медиолан (Милан), управлял Италией, соседними островами и Африкой, а его цезарь Констанций Хлор, избравший резиденциею Город Тревиров (Трир), защищал от внешних и внутренних врагов западную часть империи, Испанию, Галлию, Британию.

Тетрархия Диоклетиана

Карта раздела империи между тетрархами. В пояснении к ней Галерий ошибочно назван августом, а Диоклетиан – цезарем. Надо наоборот. Автор изображения – Hellerick

 

Чтобы связь между соправителями была прочнее, цезари, по требованию Диоклетиана, развелись со своими прежними женами и вступили в брак с родственницами августов. Галерий женился на Валерии, дочери Диоклетиана; Констанций на Феодоре, падчерице Максимиана. Диоклетиан постановил, что августы после 20‑летного царствования сойдут с престолов, и места их займут цезари. Назначением 20‑летнего срока для царствования августов Диоклетиан хотел упрочить преданность им цезарей: зная, что в определенное время наследуют их власть, цезари не должны были иметь никакого мотива действовать во вред им, – так рассчитывал Диоклетиан. Все три соправителя его имели полную правительственную власть в своих частях государства; но, обязанные ею Диоклетиану, они охотно предоставляли ему первенство. Он руководил их действиями, был старшим из четырех государей. (См. также статью Реформы Диоклетиана.)

 

Постройки Диоклетиана

Двадцать лет Диоклетиан искусно и энергично правил государством; могущество империи восстановилось при нем, порядок в ней упрочился, но многое в ней совершенно изменилось. Рим потерял свое прежнее преобладание, потому что ни один из четырех государей не имел там постоянной резиденции. Диоклетиан приезжал в Рим лишь изредка и обыкновенно уезжал скоро по приезде, потому что ему не нравилась привычка римского населения обращаться с императорами запросто. Любя делать постройки, он строил здания и в Риме; термы, сооруженные им, имели 3000 комнат и составляли одно из великолепнейших украшений города; кроме терм он построил в Риме несколько храмов и портиков. Но он делал гораздо больше построек в новых резиденциях, Никомидии и Медиолане. Новый дворец в Никомидии, построенный в форме стана, состоял из множества зданий. И в Никомидии и в Медиолане были построены театры, амфитеатры, цирки, бани, колоннады, дворцы, соперничавшие громадностью с римскими. Город Тревиров тоже стал великолепною столицей.

 

Доминат Диоклетиана

Нерасположенный к Риму, Диоклетиан не любил и сенат. Еще недавно император Проб выказывал большое уважение к сенату; Диоклетиан пользовался всяким случаем оскорбить и унизить его; Максимиан, следуя примеру Диоклетиана, делал то же, но еще грубее. Важнейшие сенаторы были обвиняемы в выдуманных заговорах, лишаемы имущества и сенаторского звания, если не были казнимы. Преторианцы, замечая, что теряют власть над империей, выказали расположение защищать сенат; это подало августам желанный предлог уменьшить число преторианцев и преимущества их службы; гордое войско, столько времени владычествовавшее над императорами и над государством, было доведено до совершенного бессилия. Место преторианцев заняли два иллирийских легиона, отличавшиеся преданностью Диоклетиану; им было поручено охранение его и Максимиана. Одному из этих легионов было дано название Юпитерова; другому Геркулесова (Иовианцев и Геркулианцев). Рим перестал быть центром государства, сановники государей жили в своих новых резиденциях, правительственные и судебные дела решались там; потому сенат уже не имел в своем заведывании государственных дел и обратился в местный правительственный совет города Рима. Императоры иногда льстили тщеславию сената пустыми формальными почестями, но он был бессильным остатком старины.

Таким образом, исчезла та форма разделения власти между императором и сенатом, которая была введена Августом; сенат перестал считаться представителем верховной власти народа. Императоры теперь не находили нужным принимать на себя прежние магистратуры, напоминавшие своими именами о республике, уже не брали на себя титулы консулов, цензоров, народных трибунов. Вся полнота власти, принадлежавшей теперь государям, обозначались военным титулом «император»; к формуле приветствия императору было прибавлено слово «господин» (dominus); об императоре говорили, как о божестве (numen); вошла в употребление формула «божественное величие» императора. Эта новая правительственная система получила полное развитие при Константине Великом, но уже при Диоклетиане были положены главные основания строя неограниченного самодержавия (домината) и этого бюрократического порядка.

Личность государя была возведена на такую высоту, на какой стояли восточные цари, и прежний простой военный порядок двора был заменен старинным персидским церемониалом. Почти все прежние императоры довольствовались простою пурпурною мантией; теперь государи стали носить облачение восточных царей: длинную, широкую шелковую или парчовую одежду, украшенную жемчугом и дорогими камнями; обувь, тоже украшенную дорогими камнями; диадему, белую повязку, вышитую жемчугом. Доступ к императору был затруднен формальностями придворного этикета. Приемные залы дворца были наполнены придворными сановниками, служителями, телохранителями; внутренние комнаты были поручены охранению евнухов. Кто получал доступ к императору, должен был, подходя к нему, падать на колени и по восточному обычаю преклонять лицо до земли.

Диоклетиан был человек рассудительный и хорошо понимал вред, какой должно принести государству это восточное самодержавие, отделявшее государя от народа; он не увлекался тщеславием, не по любви к пышности вводил этот порядок, неудобства которого знал: он действовал по расчету личной выгоды государя. Хорошо понимая, что блестящие формы ослепляют людей, он полагал, что великолепная обстановка, которой он окружил государя, внушит благоговение к его власти; что монарх, устранившись от простых отношений к народу и войску, станет выше опасностей, каким подвергало государей буйство воинов при солдатских императорах; он надеялся, что привыкнув преклоняться перед государем, народ и войско будут искренно уважать его.

Новое придворное устройство имело два важных дурных последствия: оно уничтожило последние остатки благородных чувств и создало раболепную придворную литературу; исчез обычаи говорить с государем или о государе простым языком, развилась риторическая лесть. Знаменитые панегиристы того времени, Мамертин, Эвмений и другие, соперничали между собою в пышных описаниях золотого века, наставшего для империи под владычеством Диоклетиана и его соправителей. Другим последствием пышного придворного устройства было возрастание налогов. Особенно были увеличены поземельный налог, подушная подать и патентный сбор за торговлю. В трактате «О смерти гонителей христианства», приписываемом Лактанцию, говорится: «Каждый из четырех государей держал больше воинов, чем их было прежде в целой империи. Налоги возросли до неслыханной обременительности; число людей получавших содержание от правительства, было громадно; угнетенные налогами земледельцы покидали свои нивы, и пахотная земля поросла лесом. Провинции были раздроблены на округа. В каждом округе в каждом городе были толпы администраторов и сборщиков налогов; у них было мало заботы о пользе народа; происходили бесчисленные конфискации, поборы, штрафы, сопровождаемые невыносимыми насилиями». Трактат, в котором находится эта характеристика, написан в духе, враждебном Диоклетиану, поэтому можно подумать, что она слишком мрачна. Но другие более беспристрастные сочинения того времени подтверждают ее, а еще несомненнее доказывается справедливость её обеднением провинций. Действительность представляла резкую противоположность блестящим похвалам панегиристов Диоклетиана. Правда, были в его деятельности и хорошие стороны. Он восстановил могущество империи, улучшил судопроизводство, издал хорошие законы по торговым делам, строил дворцы, храмы, термы, давал этими сооружениями работу художникам и мастеровым, покровительствовал наукам. Он был человек гордый, ему нравилось быть земным провидением, представителем всемогущего Юпитера, правящего всем на земле. Ему хотелось, чтобы все в государстве зависело от него. Он издавал законы о всяческих предметах и крупных, и мелких. Он между прочим установил прочную монетную систему. Общий характер его правления был произвольный, деспотичный. Он издал (301 г.) закон, который административно установил цену всех товаров и величину заработной платы для всех профессий и ремесёл. Этот «социалистический» эдикт был невыносимым нарушением прав собственности. Впрочем, намерение Диоклетиана было хорошее: он желал обуздать алчность, думал, что такса будет полезна для массы населения. Он действительно сумел обуздать другой порок – страсть к доносам, старался охранить провинциалов от притеснений правителей и ростовщиков. Заботы подобного рода показывают, что он желал блага своим подданным.

 

Караузий

Римская империя была так расстроена, и у неё было столько внешних врагов, что соединенные усилия всех четырех государей были едва достаточны для поддержания порядка во внутренних делах и для отражения варваров. Максимиан с большим трудом подавил в Галлии опаснейшее восстание багаудов. Но, едва справившись с ним, он получил известие о мятеже в Британии. Караузий, галл из племени менапийцев, простолюдин, искусный моряк и храбрый воин, достиг должности начальника эскадры, сборным пунктом для которой служил Гезориак (Булонь) и которая имела своим назначением охранять берега Британского пролива и Атлантического океана от морского разбоя франков. Вместо того, чтобы преследовать морских разбойников, хитрый менапиец вошел в тайный союз с ними: они давали ему часть добычи, а он предоставлял им волю грабить. Получая огромные суммы от морских разбойников, он щедро раздавал деньги своим матросам и воинам своей флотилии, приобрел их привязанность, и когда Максимиан хотел наказать его за союз с пиратами, его эскадра согласилась плыть с ним в Британию. При помощи своих матросов и воинов, он овладел этой провинцией; войска, стоявшие там, приняли его сторону, и он провозгласил себя императором.

Законные государи империи не имели средств наказать этого мятежника. Семь лет (287-293) Караузий владычествовал в Британии. Гезориак оставался в его руках. Его корабли господствовали в Британском канале, на Атлантическом океане и Немецком море. Он был в союзе с нижнерейнскими франками; их воины служили в его войске; он чеканил монету и вообще разыгрывал роль законного государя. Наконец Констанций Хлор, получив сан цезаря, собрал войска западной части государства, осадил Гезориак, взял эту крепость (292). Максимиан между тем теснил нижнерейнских франков, так что они были не в состоянии помогать своему союзнику. Утратив Гезориак, Караузий потерял преобладание на море. Владычество его в самой Британии поколебалось; один из его приближенных, Аллект, убил его и сам принял титул императора (293). Но Констанций, собравший много кораблей, напал на Британию с трех сторон, высадил на берега её свои войска более многочисленные, чем военные силы Аллекта, разбил его, и узурпатор погиб (296). Британский народ радостно приветствовал Констанция Хлора, восстановившего принадлежность Британии к империи, от которой десять лет она была отделена.

 

Войны с пограничными варварами

Одновременно с подавлением мятежей, Диоклетиан и его соправители заботились об отражении варваров, помогавших мятежникам. Максимиан и Констанций вели успешную войну с германцами, прогнали их за Рейн; Максимиан вступил в Германию, ходил по берегам Неккара и по северному берегу Дуная; Констанций освободил землю батавов от франков и одержал блистательную победу у Андоматуна (Лангра) над алеманнами (298). Диоклетиан, охотно предоставлявший военные действия Максимиану, вел с варварами переговоры, ссорил их между собою и упрочивал результаты побед Максимиана и Констанция заботами об укреплении границ.

Историк Мамертин прославляет Диоклетиана за то, что он сумел перессорить алеманов с бургундами, вандалов с готами, так что они ослабляли друг друга кровопролитными битвами. От истока Рейна до устья Дуная были поправлены прежние станы и другие укрепления; места, особенно опасные, были защищены новыми укреплениями; таким образом, северная граница была приведена в безопасность от вторжений варваров. На юге также шла линия укрепленных станов от Египта до персидской границы; благодаря тому, население государства жило спокойно и радовалось своей безопасности от врагов. Диоклетиан умел извлекать пользу для империи от соседства варваров: тех из них, которые попадались в плен, он селил в опустевших местностях, где они возделывали нивы и служили пастухами. Других варваров, просивших у него спасения от врагов, он также селил в провинциях, обязывая их жить мирно и заниматься честным трудом; так были поселены на римских землях карпы, бастарны и сарматы. Из других варварских племен Диоклетиан принимал молодых воинов на службу в легионы.

Не один только запад надобно было охранять от мятежей и от нападений варваров; весь юг от Нила до Атласского хребта был охвачен восстанием; на востоке персы вошли в Месопотамию и в Армению, и началась долгая тяжелая война. Четыре государя разделили между собою труд борьбы с врагами: Констанций Хлор действовал на западе, Галерий на востоке. Максимиан победил Юлиана, принявшего в Карфагене титул императора, усмирил диких мавров, живших в ущельях Атласа и делавших опустошительные набеги на богатую провинцию Африку.

 

Восстание Ахиллея в Египте

Сам Диоклетиан пошел в Египет. На юге этой области еще волновались блеммии, восстание которых незадолго перед тем было усмирено; буколы, гнездившиеся в поросших тростником болотах Дельты, грабили соседние округи, а в Александрии принял (296) титул императора Ахиллей. Диоклетиан осадил Александрию; она еще не оправилась от ударов, которым подверглась при Каракалле и Галлиене. Но граждане её мужественно выносили восемь месяцев тяжкие страдания осады. Раздраженный их упорством, Диоклетиан разрушил водопроводы и стал действовать беспощадно. Он зажег город, и Александрия покорилась. Ахиллей был убит в сражении (начало 297). Овладев Александрией, Диоклетиан велел умертвить приверженцев узурпатора, отдал дома и храмы на разграбление своим ожесточенным воинам. Еще более тяжкой судьбе подверглись знаменитый древний город Бусирис в среднем Египте и богатый торговый город Копт на юге: они были совершенно разрушены по приказанию раздраженного императора. Этой жестокостью он хотел запугать египтян, чтоб они не отваживались нарушать спокойствие государства своими мятежами. Для обуздания диких блеммиев Диоклетиан дал другому ливийскому племени, нобатам, землю у порогов Нила на юг от Сиены, обязав их защищать границу государства.

Нобаты и римляне долго совершали ежегодный праздник с жертвоприношением на острове Филах, возобновляя обещание соблюдать заключенный между ними договор; и кажется, что Египет довольно долго пользовался безопасностью от набегов дикарей, от которых много страдал прежде. Между развалинами храма Сераписа в Александрии еще стоит огромная колонна, вырубленная из одного цельного камня; надпись на ней прославляет «непобедимого Диоклетиана, священнейшего самодержца, божественного покровителя Александрии». Одним из благонамеренных распоряжений Диоклетиана в Египте было то, что он велел собрать и сжечь древние египетские книги об искусстве превращать в золото и серебро другие металлы; мы знаем, что Египет был тогда центром всяческих тайных наук и суеверий.

 

Походы Галерия против персов

В славное правление Диоклетиана была восстановлена честь римского оружия в войне (297-298) с персами. Их царь был принужден смириться перед могуществом римской империи. После того, как в плен к персам попал император Валериан, Армения оставалась под владычеством персидской династии Сасанидов. Последний потомок армянской династии Тиридат жил изгнанником в римских владениях. Памятники прежней независимости Армении были разрушены, статуи обоготворенных царей армянских были низвергнуты, национальное служение солнцу и луне было заменено служением Ормузду. Но под иноземным игом армяне сохраняли пламенную любовь к национальной независимости и с нетерпением ждали возможности взяться за оружие. Тиридат, бежавший к римлянам ребенком, научился у них военному искусству. Когда он, еще молодой человек, но уже опытный полководец, явился (286) на границе Армении, туземные вельможи собрались к нему. В Персии шла война между двумя братьями; это благоприятствовало успеху армянского восстания; страна освободилась от персидского ига, и храбрый Тиридат стал мстить персам за прежние обиды походами в их землю. Но его престол был еще непрочен. Царь Нарсес (292-301) овладел всею Персиею, одолев своего брата, и повел все военные силы государства против армян. Тиридат не мог устоять против врагов, гораздо более многочисленных, чем армянское войско, и был принужден снова бежать к римлянам; Армения была покорена персами.

Диоклетиан вступился за Тиридата. Оставшись сам с частью войска в Антиохии охранять государство от других врагов, он послал за Евфрат своего помощника Галерия. В Месопотамии было дано несколько битв, оставшихся нерешительными. Но в безводной степи близ Карр, где погибли легионы Красса, римское войско снова было разбито тяжеловооруженной конницей и стрелами врагов (297). Галерий с рассеянными остатками его бежал в Сирию, Тиридат спасся, переплыв в полном вооружении через Евфрат. При известии об этом поражении Диоклетиан пошел из Антиохии навстречу разбитому войску. Галерий в императорской порфире подошел к его колеснице; все войско было свидетелем унижения, которому Диоклетиан подверг своего помощника. Галерий в смущении стоял у колесницы Диоклетиана; это длилось довольно много времени; Диоклетиан поехал назад в сопровождении войска; Галерий должен был идти подле его колесницы. Диоклетиан вел его так более римской мили.

Галерий просил позволения отмстить персам. Диоклетиан дал ему закаленное в боях иллирийское войско и большой отряд готов, находившихся в римской службе. Галерий снова перешел Евфрат и двинулся теперь на персов не безводной равниной, а горами по северной окраине ее. С проводниками из местных жителей он сам осмотрел положение персидского стана и напал на него ночью (298). Варвары испугались и бежали; римляне взяли стан, захватили богатую добычу в шатрах царя и вельмож, взяли в плен несколько жен Нарсеса, его сестер и детей; Галерий велел оказывать пленницам уважение, какого требует их сан. Это поражение отняло бодрость у персидского царя; он послал одного из своих вельмож с неограниченными полномочиями для заключения мира. Посол приехал в Нисибис, где присоединился к Галерию Диоклетиан. Галерий, человек горячий, желал идти за Тигр, вглубь персидского царства, но должен был подчиниться воле осторожного, расчетливого Диоклетиана. Секретарь императора Проб был отправлен к персидскому царю с объявлением требований Диоклетиана. Нарсес после некоторого колебания согласился на все.

Персы уступили римлянам всю Месопотамию и пять областей на востоке от Тигра, в том числе горную страну Гордиену (Курдистан), где жили воинственные кардухи; кроме того, персы предоставили римлянам право назначать царя в Иберию, и таким образом отдали под их власть проходы через Кавказ, признали Тиридата армянским царем и уступили ему на северной границе землю, не принадлежавшую прежде к Армении. Диоклетиан возвратил Нарсесу его пленных жен, детей и сестер и построил укрепления по новой границе империи. Таким образом, установился довольно прочный мир с персами; он длился 40 лет.

Диоклетиан был теперь наверху могущества и славы. Юпитер, покровитель его, дал ему высочайшее земное величие, и он воображал себя представителем олимпийского царя богов на земле. Мы уже говорили, что он принял титул «подобный Юпитеру», Iovius. Он явился представителем Юпитера на блестящих играх, которые устроил в священной антиохийской роще. Он председательствовал на этих играх; вместо длинной белой шелковой одежды, вышитой золотом, в какой обыкновенно бывали председатели игр, он был в императорской порфире. Он ни на минуту не хотел переставать быть императором. На голове у него был венок из дорогих камней, на ногах были белые сандалии, в руке длинный жезл из черного дерева. Старик высокого роста, сухощавый, с коротко остриженными седыми волосами и бородой, с голубыми глазами, большим носом и светлым цветом лица, он шел в этом облачении величественный, но несколько сгорбленный от лет и раскланивался на все стороны народу, в молчании преклонявшемуся перед ним, взошел на престол, сел и подал знак, по которому начались игры.

 

Гонение Диоклетиана на христиан

См. о нём в отдельной статье того же названия.

 

Отречение Диоклетиана

Гонение на христиан еще свирепствовало, когда Диоклетиан отпраздновал двадцатилетие своего правления великолепным триумфом, в котором дал участие Максимиану (29 ноября 303). На этом торжестве, называемом по латыни Виценналиями, Рим в последний раз видел триумфальную процессию, в которой несли трофеи, вели пленников и пленниц из всех частей известного древним мира. Тут были между прочим изображения пленных жен и детей персидского царя Нарсеса. Отпраздновав Виценналии, Диоклетиан исполнил давно принятое им решение отказаться от власти, когда совершится двадцать лет его царствованию. Он заставил своего товарища Максимиана дать перед жертвенником Юпитера Капитолийского клятву сложить власть в одно время с ним и передать сан августов цезарям. После того он уехал из Рима, который украсил колоссальными термами, названными по его имени Диоклетиановыми, и, страдая тяжкой болезнью, возвратился через Иллирию в Никомидию. Там больной прожил он зиму, запершись в своем дворце. Бледный, исхудалый выехал он 1‑го мая за город на поле, где собралось войско и народ; там перед статуей Юпитера он торжественно отрекся от власти и с величайшей поспешностью поехал в ту местность Далмации, которую избрал приютом отдыха своей старости. В тот же день Максимиан, исполняя обещание, тоже отрекся от императорского сана в Медиолане и уехал на свою виллу в Лукании.

Диоклетиан уже много лет строил себе резиденцию на своей родине в далматском городе Салоне; эта масса дворцов, храмов, колоннад, бань, окруженных садом, занимала такое пространство, что ещё в конце XIX века город Спалатро весь помещался между развалинами сооружений жилища Диоклетиана. Здания были расположены по плану римского стана и образовали четырехугольник. Главный вход назывался золотыми воротами.

Дворец Диоклетиана

Реконструкция дворца Диоклетиана в Салоне

Источник изображения

 

В Салоне император, сложивший с себя власть, провел последние девять лет своей жизни (305‑313), наслаждаясь сельскою тишиной, радуясь тому, что может ухаживать за своими садами без всяких забот о политических делах. Когда через несколько времени Максимиан и Галерий убеждали его снова принять на себя власть, он с улыбкой отказался и прибавил: «Если бы вы увидели капусту, которую я посадил в Салоне своими руками, вы не сделали бы мне этого предложения». Но междоусобия, которым подвергло империю властолюбие Максимиана, нарушили спокойствие Диоклетиана. Его жена и дочь были убиты на Востоке, и сам он, быть может, ускорил свою смерть (313), чтобы не подвергнуться унизительным бедствиям. Римский сенат, с согласия Константина Великого, постановил, что умершему Диоклетиану должны воздаваться божеские почести. Это был последний языческий апофеоз. Близ Салоны еще остаются развалины огромного дворца Диоклетиана, свидетельствующие и о его великолепии, и об упадке искусств и вкуса в ту эпоху.

После отречения Диоклетиана и Максимиана наступила новая эпоха междоусобий.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.