Еврипид

(Εύριπίδης, 480 – 406 до Р. X.)

Содержание:

Происхождение Еврипида

Юность и воспитание Еврипида

Драматургическая деятельность Еврипида и отношение к ней его современников

Личный характер Еврипида

Тема женщин у Еврипида

Семейные отношения Еврипида

Отъезд Еврипида из Афин в Македонию

Легенды о смерти Еврипида

Еврипид и софистика

Характерные особенности драматургии Еврипида

Произведения Еврипида

"Рес"

Еврипид - "Алкеста" ("Алкестида") (краткое содержание)

Еврипид - "Медея" (краткое содержание)

Еврипид - "Ипполит" (краткое содержание)

Еврипид - "Гераклиды" (краткое содержание)

Еврипид - "Просительницы" (краткое содержание)

Еврипид - "Гекуба" (краткое содержание)

Еврипид - "Андромаха" (краткое содержание)

Еврипид - "Троянки" (краткое содержание)

Еврипид - "Елена" (краткое содержание)

Еврипид - "Ифигения в Авлиде" (краткое содержание)

Еврипид - "Ифигения в Тавриде" (краткое содержание)

Еврипид - "Орест" (краткое содержание)

Еврипид - "Электра" (краткое содержание)

Еврипид - "Геракл" (краткое содержание)

Еврипид - "Ион" (краткое содержание)

Еврипид - "Финикиянки" (краткое содержание)

Еврипид - "Вакханки" (краткое содержание)

Еврипид - "Циклоп" (краткое содержание)

Политические взгляды Еврипида

Оценка творчества Еврипида потомками

Переводы Еврипида на русский язык

Статьи и книги о Еврипиде

Происхождение Еврипида

Еврипид с актёрской маской

Еврипид с актёрской маской. Статуя

Третий великий афинский трагик, Еврипид, родился на острове Саламине в 480 г. до Р. X. (Ол. 75, 1), по преданию, в тот же самый день, когда афиняне разбили при Саламине персидский флот, – 20 воедромиона или 5 октября. Родители поэта, подобно большинству афинян, при нашествии полчищ Ксеркса бежали из Аттики и искали себе убежища на Саламине. Отца Еврипида звали Мнесархом (или Мнесархидом), мать – Клито. О них существуют замечательные, друг другу противоречащие известия, которые, может быть, отчасти обязаны своим происхождением насмешливой аттической комедии. Мать Еврипида, как нередко упрекал его Аристофан, была, говорят, торговкою и продавала овощи и зелень; отец, как говорят, был также торговцем или содержателем гостиницы (κάπηγοσ); говорят, что он, неизвестно по какой причине, бежал со своей женой в Беотию и потом снова поселился в Аттике. У Стобея читаем, что Мнесарх был в Беотии и там за долги подвергся оригинальному наказанию: несостоятельного должника вывели на рынок, там посадили и накрыли корзиной. Этим он был обесчещен и потому уехал из Беотии в Аттику. У комиков об этой истории не говорится ничего, хотя они пользовались всем, чем только могли, лишь бы осмеять Еврипида.

Из всего сообщенного можно, кажется, заключить, что родители Еврипида были люди бедные, из низшего сословия. Но Филохор, знаменитый собиратель аттических древностей, живший во времена диадохов, в своем сочинении об Еврипиде, напротив, сообщает, что мать Еврипида происходила из очень благородного семейства; о знатности родителей поэта говорит также и Феофраст (ок. 312 г. до Р. X.), по словам которого Еврипид однажды находился в числе мальчиков, которые во время праздника Фаргелий разливали вино певцам – занятие, для которого выбирались только дети из знатных местных родов. Подобный же смысл имеет замечание одного биографа, что Еврипид был факелоносцем (πύρθορος) Аполлона Зостерия. Поэтому мы должны полагать, что Еврипид происходил из благородного афинского семейства. Он был причислен к округу Флии (Φλΰα). 

 

Юность и воспитание Еврипида

Если отец Еврипида и не был богат, то все-таки он дал своему сыну хорошее воспитание, вполне соответствовавшее его происхождению. Отец особенно старался упражнять сына в атлетике и гимнастике, именно потому, как говорит предание, что при рождении мальчика отец получил от оракула или от прохожих халдеев предсказание, что сын его будет одерживать победы в священных состязаниях. Когда силы мальчика были уже достаточно развиты, отец повез его в Олимпию на игры; но Еврипида на игры не допустили, по молодости. Зато впоследствии он, как говорят, получил награду за атлетическое состязание в Афинах. В юности Еврипид занимался также и живописью; впоследствии в Мегаре находились еще его картины. В зрелом возрасте он ревностно занялся философией и риторикой. Он был учеником и другом Анаксагора Клазоменского, который во время Перикла впервые стал учить в Афинах философии; Еврипид был в дружеских отношениях и с Периклом, и с другими замечательными людьми того времени, как, напр., с историком Фукидидом. В трагедиях Еврипида видно глубокое влияние, которое великий философ (Анаксагор) имел на поэта. О познаниях его в риторике также достаточно свидетельствуют его трагедии. В риторике он пользовался уроками знаменитых софистов Протагора Абдерского и Продика Кеосского, которые долгое время жили и учили в Афинах и были в хороших отношениях с наиболее замечательными людьми в этом городе, сделавшемся тогда сборным пунктом всех выдающихся ученых и художников. В древних биографиях в числе учителей Еврипида упоминается также и Сократ; но это просто хронологическая ошибка. Сократ был другом Еврипида, который был старше его на 11 лет; они имели общие взгляды и общие стремления. Хотя Сократ редко бывал в театре, однако он приходил туда всякий раз, когда играли новую драму Еврипида. «Он любил этого человека, говорит Элиан, за его мудрость и за нравственный тон его произведений». Эта взаимная симпатия поэта и философа и была причиною того, что комики, осмеивая Еврипида, уверяли, будто Сократ помогает ему писать трагедии. 

 

Драматургическая деятельность Еврипида и отношение к ней его современников

Что побудило Еврипида оставить занятия философиею и обратиться к трагической поэзии, – это нам достоверно неизвестно. По-видимому, он занялся поэзией не по внутреннему побуждению, но по намеренному выбору, желая популяризировать философские идеи в поэтической форме. Впервые он выступил с драмой на 25-м году своей жизни, в 456 г. до Р. X. (Ол. 81,1), в год смерти Эсхила. Тогда он получил только третью награду. Сколько драм написал Еврипид – этого уже и в древности точно не знали; большинство писателей приписывало ему 92 пьесы, в том числе 8 сатирических драм. Первую победу он одержал в 444 г. до Р. X., вторую в 428 г. Вообще в продолжение всей своей долговременной поэтической деятельности он только четыре раза получил первую награду, в пятый раз получил он ее уже после своей смерти, за дидаскалию, которую поставил на сцену от его имени его сын или племянник, по имени тоже Еврипид.

 

 

Еврипид. Проект Энциклопедия. Видео

 

Из этого незначительного количества побед видно, что произведения Еврипида не пользовались у его сограждан особенным вниманием. Впрочем, при жизни Софокла, который, будучи любимцем афинского народа, до самой своей смерти нераздельно царил на сцене, кому-нибудь другому было трудно достичь славы. Кроме того, причина незначительных успехов Еврипида заключалась, главным образом, в особенностях его поэзии, которая, покинув твердую почву древней эллинской жизни, старалась познакомить народ с философскими умозрениями и софистикою, следовательно, приняла новое направление, которое не нравилось поколению, воспитанному на старых обычаях. Но Еврипид, не взирая на нерасположение публики, упорно продолжал идти тем же путем, и в сознании собственного достоинства иногда прямо противоречил публике, если она выражала свое неудовольствие какой-нибудь его смелой мыслью, нравственным смыслом какого-нибудь места в его произведениях. Так, напр., рассказывают, что однажды народ требовал, чтобы Еврипид вычеркнул из своей трагедии какое-то место; поэт вышел на сцену и заявил, что он привык учить народ, а не учиться у народа. В другой раз, когда при представлении «Беллерофонта» весь народ, услышав, как человеконенавистник Беллерофонт восхваляет деньги выше всего на свете, в гневе поднялся с мест и хотел прогнать со сцены актеров и прекратить представление, Еврипид снова явился на сцену и требовал, чтобы зрители дождались конца пьесы и посмотрели, что ожидает поклонника денег. На это похож и следующий рассказ. В трагедии Еврипида «Иксион» герой её, злодей, возводит несправедливость в принцип и дерзкою софистикою разрушает все понятия о добродетели и о долге, так что эта трагедия подверглась порицанию как безбожная и безнравственная. Поэт возражал, и только тогда снял свою драму с репертуара, когда его к этому принудили.

Еврипид не обращал особенного внимания на приговор своих современников, в уверенности, что его произведения будут оценены по достоинству впоследствии. Однажды в разговоре с трагиком Акестором, он жаловался, что в последние три дня ему, несмотря на все старание, удалось написать только три стиха; Акестор похвалился, что он в это время без труда может написать сто стихов; Еврипид заметил: «Но между нами есть разница: твои стихи пишутся только на три дня, а мои навсегда». Еврипид не обманулся в своих ожиданиях; как сторонник прогресса, все более и более привлекавшего к себе молодое поколение, Еврипид со времени Пелопоннесской войны стал встречать мало-помалу все больше одобрения, и вскоре его трагедии сделались общим достоянием аттической образованной публики. Блестящие тирады из его трагедий, приятные песни и глубокомысленные сентенции были у всех на устах и высоко ценились во всей Греции. Плутарх в биографии Никия рассказывает, что после несчастного исхода сицилийской экспедиции многие из афинян, избежавшие плена в Сиракузах и попавшие в рабство или бедствовавшие в другой части острова, были обязаны своим спасением Еврипиду. «Из греков неафинских наибольшими почитателями музы Еврипида были греки сицилианские; они выучивали наизусть отрывки из его произведений и с удовольствием сообщали их один другому. По крайней мере многие из тех, которые оттуда возвратились на родину, радостно приветствовали Еврипида и рассказывали ему, одни – как они освободились из рабства, выучив своего господина тому, что знали наизусть из Еврипидовских трагедий, другие – как они, распевая его песни, получали себе пропитание, когда им после битвы пришлось бродить без приюта». В связи с этим Плутарх рассказывает, как однажды корабль, преследуемый пиратами, искал спасения в бухте города Кавна (в Карии): жители этого города сначала не пускали корабль в бухту; но потом, спросив у корабельщиков, знают ли они что-нибудь из Еврипида и получив утвердительный ответ, позволили им укрыться от преследователей. Комик Аристофан, представитель «доброго старого времени», враг всяких нововведений, особенно сильно нападает на Еврипида и очень часто пересмеивает отрывки из его трагедий; это доказывает, каким значением пользовался Еврипид у своих сограждан во времена Пелопоннесской войны и как известны были его стихи.

 

Личный характер Еврипида

Нерасположение, с каким долгое время встречали Еврипида его сограждане, отчасти объясняется его личным характером и образом жизни. Еврипид был человек вполне нравственный, что видно уже и из того, что Аристофан нигде не приводит ни одного безнравственного случая из его жизни; но по характеру своему он был серьезен, сумрачен и необщителен; подобно его учителю и другу Анаксагору, которого никто и никогда не видал смеющимся или улыбающимся, он ненавидел всякое беззаботное наслаждение жизнью. И его также не видали смеющимся; он избегал сношений с людьми и никогда не покидал сосредоточенного, задумчивого состояния. При такой замкнутости, он проводил время только с немногими друзьями и с своими книгами; Еврипид был один из немногих людей тогдашнего времени, имевших свою библиотеку, и притом довольно значительную. Поэт Александр Этольский говорит о нем: «Ученик строгого Анаксагора был ворчлив и необщителен; враг смеха, он не умел веселиться и шутить за вином; но все, что он писал, было полно приятности и привлекательности». Он удалялся от политической жизни и никогда не занимал государственной должности. Конечно, при таком образе жизни он не мог претендовать на популярность; подобно Сократу, он должен был казаться афинянам бесполезным и празднолюбивым; они считали его за чудака, «который, зарывшись в свои книги и философствуя с Сократом у себя в углу, думает переделать эллинскую жизнь». Так представляет его Аристофан, конечно, для забавы афинян, в своей комедии «Ахарняне»: Еврипид сидит у себя дома и витает в высших сферах, философствует и сочиняет стихи, и не хочет сойти вниз поговорить с Дикеополисом, так как ему некогда; только уступая настоятельным просьбам последнего, он приказывает ради большого удобства, выдвинуть себя из комнаты. Обращая некоторое внимание на суждения толпы, Еврипид в своей «Медее» советует умным людям не давать своим детям обширного образования, «так как мудрый человек уже и потому, что он любит досуг и уединение, возбуждает ненависть к себе среди своих сограждан, а если он измыслит что-нибудь хорошее, то глупцы считают это дерзким новшеством». Но если Еврипид и удалялся от общественной жизни, однако, как это и видно из его поэзии, он имел патриотическое сердце; он старался возбудить в своих согражданах любовь к отечеству, он живо ощущал неудачи своего родного города, восставал против происков бессовестных вожаков черни и даже в политических делах давал народу здравые советы.

На острове Саламине показывали одинокую тенистую пещеру с входом со стороны моря, которую устроил себе Еврипид, чтобы там уединяться от шумного света для поэтических занятий. По всей вероятности, мрачный и меланхолический характер этой пещеры, напоминавший личные свойства Еврипида, побудил саламинцев назвать эту пещеру именем родившегося на острове поэта. На одном камне, о котором говорит Велькер (Alte Denkmäler, I, 488), находится изображение, относящееся к этой Еврипидовой пещере. Еврипид, полный старик с большой бородой, стоит рядом с музой, которая держит в руке свиток и подводит его к женщине, сидящей на скале. Эта женщина, по объяснению Велькера, «нимфа, живущая в этой прибрежной скале, нимфа этой пещеры, дружелюбно принимающая к себе Еврипида; на устройство здесь пещеры для уединенного занятия мудрою поэзиею указывает стоящий за нимфою Гермес». 

 

Тема женщин у Еврипида

Сидящий Еврипид

Сидящий Еврипид. Римская статуя

Мрачным и нелюдимым характером Еврипида объясняется и ненависть к женщинам, в которой упрекали его афиняне и особенно Аристофан, в своей комедии «Женщины на празднике Фесмофорий». Женщины, раздраженные дурными отзывами о них Еврипида, хотят отомстить ему и, собравшись на праздник Фесмофорий, где между ними царствует полное согласие, решают устроить суд над поэтом и приговорить его к смертной казни. Еврипид, в страхе за свою участь, ищет кого-нибудь из мужчин, кто согласился бы одеться в женское платье, принять участие в собрании женщин и там защищать поэта. Так как изнеженный, женоподобный поэт Агатон, которого Еврипид просит оказать эту услугу, не желает подвергаться опасности, то Мнесилох, тесть Еврипида, вполне усвоивший себе философско-ораторские приемы своего зятя, принимает на себя эту роль и, одевшись в женское платье, доставленное Агатоном, отправляется в храм Фесмофорий. Здесь происходит судебный процесс, в котором ораторы-женщины яростно нападают на сына торговки, поносящего их пол; Мнесилох горячо защищает своего зятя, но его вскоре узнают и по приказанию призванного в храм притана привязывают к столбу, чтобы после судить его за преступное, вторжение в женское общество. Еврипид, прибежавший в храм, тщетно старается, при помощи разных хитростей, освободить своего тестя; наконец, ему удается освободить его, когда он обещает женщинам впредь никогда их не бранить, и отвлекает, при содействии флейтистки, внимание скифа, стоящего на страже, Увлекаясь этой комедией, позднейшие писатели рассказывали уже как исторический факт, что во время празднества Фесмофорий женщины напали на Еврипида и хотели его убить, но он спасся, дав им обещание, что никогда не станет говорить о них ничего худого; рассказывая об этом, биограф приводит в подтверждение несколько стихов из драмы Еврипида «Меланиппа», в которых говорится: «Брань, произносимая мужчинами против женщин, не попадает в цель; я уверяю, что женщины лучше мужчин». По словам другого биографа, женщины напали на Еврипида в саламинской пещере; они ворвались туда, говорит биограф, и хотели убить его в то время, как он писал трагедию. Как успокоил их поэт – об этом не говорится; конечно, при помощи вышеупомянутого обещания.

Еврипид оказывал женскому полу особенное внимание и выводил женщин на сцену гораздо чаще, чем другие поэты. Страсти женского сердца, особенно же любовь и её столкновение с чувством нравственным, часто бывали предметом его трагедий; таким образом, в его трагедиях легко могли являться такие положения, в которых резко обрисовывались дурные и темные стороны женского сердца. Таким образом, нередко в целых пьесах и во многих отдельных сценах женщина является в дурном свете, хотя нельзя сказать, что в этих сценах выражается твердое убеждение поэта. Афиняне могли оскорбляться как тем, что поэт вообще изображал женщину на сцене со всеми сокровеннейшими её чувствами и побуждениями, так и тем, что женские заблуждения и испорченность характера изображались такими яркими красками, и притом в такое время, когда аттические женщины действительно в нравственном отношении стояли не особенно высоко. Вот причина, почему Еврипид приобрел у афинян репутацию ненавистника женщин; мы же должны признать, что его отношение к женщинам делает ему по крайней мере столько же чести, сколько и стыда. В его драмах мы встречаем много благородных женщин, отличающихся высокою любовью и самопожертвованием, мужеством и силою воли, между тем как мужчины нередко являются рядом с ними в жалкой и второстепенной роли. 

 

Семейные отношения Еврипида

Если резкие суждения Еврипида о женщинах в большинстве случаев объясняются характером драматического сюжета, то некоторые из приговоров этого рода, по-видимому, высказаны им вполне искренно. В своей семейной жизни поэту пришлось вынести тяжкие испытания. По показаниям биографов, у Еврипида были две жены; первая была Хирила, дочь упомянутого выше Мнесилоха, от которой Еврипид имел трех сыновей: Мнесархида, бывшего впоследствии купцом, Мнесилоха, который сделался актером, и Еврипида-младшего, трагика. Так как эта жена была неверна Еврипиду, то он развелся с ней и взял другую жену, Мелито, которая однако оказалась не лучше первой и сама бросила мужа. Эту Мелито иные называют первой женой Еврипида, а Хирилу (или Хирину) – второй; Геллий говорит даже, что у Еврипида были две жены одновременно, что, конечно, неверно, так как в Афинах двоеженство не допускалось. Хирила, как говорят, была в связи с каким-то Кефисофонтом, актером, которого считают молодым рабом Еврипида и о котором комики говорят, что он помогал Еврипиду писать драмы. Неверность Хирилы побудила Еврипида написать драму «Ипполит», в которой он особенно нападает на женщин; испытав ту же неприятность и от второй жены, поэт стал порицать женщин еще более. При таких обстоятельствах он, конечно, мог вполне искренно вложить в уста Ипполита такие странные мысли:

 

«О Зевс! ты омрачил счастье людей тем, что произвел на свет женщину! Если бы ты хотел поддержать человеческий род, то должен был бы устроить так, чтобы мы не были обязаны женщинам своей жизнью. Мы, смертные, могли бы приносить в твои храмы медь или железо, или дорогое золото, и взамен получать детей из рук божества, каждый сообразно со своим приношением; и эти дети вырастали бы в доме отца свободно, никогда не видя я не зная женщин; ибо ясно, что женщина есть величайшее бедствие».

 

Отъезд Еврипида из Афин в Македонию

В последние годы своей жизни Еврипид оставил свой родной город. Это было вскоре после представления Ореста (408 г. до Р. X.). Что побудило его сделать это, мы не знаем; может быть, неприятности в семье, или постоянные ожесточенные нападки комиков, или неспокойное положение в Афинах в конце Пелопоннесской войны, а может быть, и все это вместе сделало для него пребывание на родине неприятным. Он отправился сначала в фессалийскую Магнезию, граждане которой приняли его весьма гостеприимно и почтили дарами. Там пробыл он однако недолго и отправился в Пеллу, ко двору царя македонского Архелая. Этот государь не отличался нравственными качествами; он проложил себе дорогу к престолу тройным убийством; но весьма ревностно заботился о том, чтобы ввести в своей стране греческую культуру и нравы, особенно же о том, чтобы придать своему двору поболее блеска, привлекая к себе греческих поэтов и художников. При дворе его жили, в числе других, трагик Агатон афинский, эпик Хирил из Самоса, знаменитый живописец Зевксис из Гераклеи (в Великой Греции), музыкант и автор дифирамбов Тимофей из Милета. При дворе гостеприимного и щедрого царя Еврипид пользовался приятным досугом и в честь македонского царского дома написал драму «Архелай», в которой изображается основание македонского царства потомком Геркулеса Архелаем, сыном Темена. В Македонии же Еврипид написал драму «Вакханки», как можно видеть из находящихся в этой пьесе намеков на местные обстоятельства. Эти пьесы были представлены в Дионе, в Пиерии, близ Олимпа, где существовал культ Вакха и где царь Архелай устроил в честь Зевса и муз драматические состязания.

Вероятно, в этих состязаниях принимал участие также и поэт Агатон, который оставил Афины и прибыл в Пеллу почти в одно время с Еврипидом. В шутку выдуман рассказ, будто красавец Агатон в юности был любовником Еврипида, которому было тогда около 32 лет, и будто в угоду ему Еврипид написал своего «Хризиппа». Столь же мало веры заслуживает и рассказ о том, как старик Еврипид однажды, упившись за обедом у Архелая, поцеловал 40-летняго Агатона, и на вопрос царя, разве он и до сих пор считает Агатона своим любовником, отвечал: «Конечно, клянусь Зевсом; ведь красавцам дана не только прекрасная весна, но и прекрасная осень». 

 

Легенды о смерти Еврипида

При дворе Архелая Еврипид прожил недолго. Он умер в 406 г. до Р. X. (Ол. 93, 3), 75 лет от роду. О смерти его существуют различные рассказы, которые, впрочем, мало заслуживают вероятия. Наиболее распространено было известие, что он растерзан собаками. Биограф рассказывает следующее: В Македонии находилась деревня, населенная фракийцами. Туда прибежала однажды молосская собака Архелая, а жители деревни, по своему обычаю, принесли ее в жертву и съели. За это царь оштрафовал их на один талант; но Еврипид, по просьбе фракийцев, упросил царя простить им этот поступок. Долгое время спустя, Еврипид гулял однажды в роще, близ города, в которой в это же время охотился царь. Собаки, вырвавшись от охотников, бросились на старца и растерзали его. Это были щенки той самой собаки, которую съели фракийцы; отсюда и явилась у македонян пословица «собачья месть». Другой биограф рассказывает, что два поэта, македонянин Аридей и фессалиец Кратев, из зависти к Еврипиду, подкупили за 10 мин царского раба Лизимаха, чтобы он спустил на Еврипида собак, которые и растерзали его. По другим известиям, не собаки, а женщины напали на него ночью на дороге и растерзали его.

Весть о смерти Еврипида получена была в Афинах с глубокой горестью. Говорят, что Софокл, получив эту весть, надел траурную одежду, и во время представления в театре вывел актеров на сцену без венков; народ плакал. Архелай поставил великому поэту приличный памятник в романтической местности между Аретузой и Вормиском, близ двух источников. Афиняне, узнав о смерти поэта, отправили в Македонию посольство, с просьбою о выдаче тела Еврипида для погребения его в родном городе; но так как Архелай на эту просьбу не согласился, то они поставили в честь поэта кенотаф по дороге в Пирей, где впоследствии и видел его Павзаний. По преданию, могила Еврипида, как и могила Ликурга, была разрушена ударом молнии, что считалось знаком особенного внимания богов к смертным, так как место, куда ударила молния, объявлялось священным и неприкосновенным. Историк Фукидид или музыкант Тимофей, говорят, украсил его кенотаф следующей надписью:

 

«Могилою Еврипиду служит вся Греция, тело же его находится в Македонии, где ему суждено было окончить свою жизнь. Отечество его – Афины и вся Эллада; он пользовался любовью муз и тем приобрел себе хвалу от всех».

 

Бергк полагает, что эта надпись сочинена не историком Фукидидом, а другим афинянином того же имени из дома Ахерда, который был поэтом и, по-видимому, также жил при дворе Архелая. Может быть, эта надпись назначалась для памятника Еврипиду в Македонии.

Упомянем здесь еще об одном обстоятельстве. Вскоре после смерти Еврипида сиракузский тиран Дионисий, который получил господство в том же году, купил у его наследников, за один талант, принадлежавший поэту струнный инструмент, доску и грифель, и пожертвовал эти вещи, на память об Еврипиде, в храм муз в Сиракузах.

От древности до нашего времени сохранилось много бюстов Еврипида, представляющих его или отдельно, или вместе с Софоклом. Колоссальный бюст поэта из паросского мрамора находится в ватиканском музее Кьярамонти; это, вероятно, копия со статуи, которая была поставлена, по распоряжению Ликурга, в театре, рядом с статуями Эсхила и Софокла. «В чертах лица Еврипида проглядывает та серьезность, мрачность и неприветливость, в которой упрекали его комики, та нелюбовь к веселью и смеху, с которой так согласуется его любовь к уединению, к отдаленной саламинской пещере. Вместе с серьезностью в его фигуре выражается благосклонность и скромность – свойства истинного философа. Вместо софистического самодовольства и самолюбия в лице Еврипида видно что-то честное и искреннее». (Велькер). 

 

Еврипид

Бюст Еврипида в Ватиканском музее

 

 

Еврипид и софистика

Подробнее - в статье «Софистическая философия» (раздел «Влияние софистической философии на Еврипида»)

Еврипид – полный представитель того времени, когда афиняне полюбили софистику и стали щеголять чувствительностью. Склонность к умственным занятиям рано отвлекла его от общественной деятельности, и он жил в кругу философов. Он углубился в скептические идеи Анаксагора, ему нравились обольстительные учения софистов. У него не было бодрой энергии Софокла, усердно исполнявшего гражданские обязанности; он чуждался государственных дел, сторонился от жизни общества, нравы которого изображал, жил в замкнутом кругу. Его трагедии нравились современникам; но честолюбие его оставалось не удовлетворено - возможно, поэтому он  в старости покинул Афины, где над его произведениями постоянно смеялись комические поэты.

Как Эсхил был поэтом героических персидских войн, Софокл – поэтом блестящей эпохи Перикла, так Еврипид был поэтом Пелопоннесской войны. Эпоха эта составляет важный момент в духовной жизни греческого народа. Унаследованные от прошлого национальные принципы и воззрения в области политики, религии и нравственности были расшатаны силою рефлексии и мышления и эгоистическим стремлением личности к наслаждению и выгодам жизни. Древняя простота и чистота нравов, принижение личности для общества исчезли и заменились беспокойною, страстною жизнью; древнее благочестие, вера в богов и священные мифы старины были разрушены духом просвещения, который, отрицая деятельность божественных сил, искал естественной причинной связи явлений, стремился найти иные причины и цели существования. Это было время господства в Афинах охлократии и демагогов, которые бессовестно обманывали народ и эксплуатировали государство для своих личных целей; это было время софистов, которые учили, что правосудие и закон устроены по произволу правителей, что абсолютной истины не существует, что мнение отдельной личности в каждом данном случае может быть принимаемо за истину, что боги – порождение обмана и фантазии. Если эти учения софистов и философов и повели впоследствии к установлению философской системы морали, то вначале они благоприятствовали различным безнравственным стремлениям и наклонностям и внесли путаницу во все житейские отношения.

Еврипид был представителем этого времени и принадлежал к числу тех, которые, освоившись с постепенно распространившимся учением философов и софистов, сами становились во главе нового направления. Он был поэт и вместе с тем философ. Не будучи легкомысленным, он старался со всею серьезностью проводить в народное сознание, при помощи поэзии, то, что он признавал за истину. Он пользовался своим искусством для того, чтобы поучать других, пользовался, как формою, в которую можно было вложить какое угодно содержание. Между тем как Софокл, переживший Еврипида, проникнутый аттическою образованностью эпохи Перикла, при всей свободе мысли, все еще твердо держался древних национальных нравов и унаследованного от отцов благочестия и старался согласить идеальный дух древней религии и мифологии с требованиями просвещения, Еврипид оторвался от этой национальной почвы и, отбросив старую народную религию, стал искать новых богов. Его убеждения о сущности богов и об их отношениях к людям противоречили мифам; поэтому он часто отвергает миф, как неверный, или дает ему совершенно особый вид и, не заботясь о гармонии, произвольно изменяет его, желая воспользоваться его содержанием для изображения нравов и сцен по своему вкусу. В произведениях Еврипида герои и героини являются не в древнем идеальном величии; он представляет их обыкновенными людьми, с обыкновенными страстями, – людьми, которые с большой словоохотливостью и школьно-риторической ловкостью охотно пускаются в софистические толкования различных вопросов жизни. В его характерах нет ничего идеального; Софокл говорил, что он (Софокл) представляет людей такими, какими они должны были бы быть, а Еврипид – такими, каковы они на самом деле. И как выводимые им личности, так и действия их совершенно лишены идеальности; Еврипид изображает обыденную жизнь. Но его пьесы, украшенные художественной риторикой того времени, заключают в себе множество философских мыслей; характеры очерчены с удивительным искусством; Еврипид мастерски изображает трогательные и сильные положения, мастерски живописует человеческие страсти. По выражению Аристотеля, Еврипид может быть назван трагичнейшим из драматургов (τραγικώτατος).

 

Характерные особенности драматургии Еврипида

Главною целью трагедий Еврипида было возбуждать сострадание; лучшие качества их – сильное изображение страстей, поразительные картины человеческих бедствий, глубокое проникновение в жизнь сердца, волнения которого он живо описывает. Этим он приобрел у греков славу «трагичнейшего» из драматургов. Но ни живое изображение страстей, ни плавность слога, ни гибкость языка не могут скрыть неудовлетворительности плана его трагедии, в которых ясно проявляется упадок драматической поэзии. Его трагедии построены не на идее о всемогуществе судьбы, как у Эсхила, не на энергии свободной воли человека, как у Софокла, а на интриге и так называемом «прагматизме». Действие драмы часто развивается у него не по внутренним мотивам, так что он принужден пояснять ход его «прологом», предисловием; это монолог, произносимый одним из действующих лиц или каким-нибудь божеством; в нем излагается то, что нужно знать зрителю, чтобы понимать пьесу. Часто Еврипид прибегает к другому способу облегчить себе дело: развязка трагедии производится посредством появления какого-нибудь бога (Deus ex machina), возвещающего волю судьбы; по его повелению, коллизия кончается примирением. Избавляя себя этими способами от надобности давать в трагедии художественное развитие действию, Еврипид приобретает простор для трогательных сцен, для многочисленных описаний чувств, которых требовала публика, украшает эти описания риторическим пафосом, афоризмами, пышными учеными рассуждениями; все это так нравилось массе публики, что она заучивала и вставляла в разговоры множество цитат из его трагедии; но прикрасы, нравившиеся массе, были, по мнению людей со вкусом, проявлениями упадка драматической поэзии. У Еврипида не было творческой гениальности истинных поэтов, и на нем оправдывались слова Пиндара: «Великие произведения создает врожденная гениальность; кто заменяет ее ученостью – идет неверным шагом по темной тропинке; все хлопоты его остаются напрасным трудом».

Важнейшую часть трагедии обыкновенно образует у Еврипида диалог, подобный состязанию на суде, в угождение афинской публике, очень любившей слушать процессы: два спорящие лица произносят длинные речи, в которых, по правилам, софистической диалектики, защищают одинаково хорошими аргументами и справедливое и несправедливое. Еврипид – верный представитель своего времени и в том отношении, что мифологические лица его трагедий, находясь в бедственном положении, действуют и говорят совершенно так, как говорил бы и действовал бы афинский гражданин обыкновенного уровня поверхностной образованности времен Еврипида, с обыкновенными шаткими понятиями о нравственности. У Еврипида нет той глубокой религиозности, того благоговения к божественному закону, какими была проникнута душа Эсхила. Вот некоторые отрывки из его пьес, которые показывают это:

 

«Ифигения в Авлиде» стих 1040:

«Если существуют на небе боги, ты получишь награду, благородный человек; а если не существуют они, то из-за чего мы хлопочешь?»

«Гекуба», стих 490:

«Должен ли я думать, о Зевс, что ты заботишься о судьбе людей? или это верование ошибочно – нет богов, и миром управляет только случай».

 

У Еврипида нет и просвещенного благочестия Софокла; он переделывает миф о богах и героях в духе мелочного скептицизма софистов, и отнимает величие у действующих лиц своих трагедий насмешками над народною верою, постоянно стараясь разрушить уважение к богам и героям греческой мифологии. Обыкновенно у него виноватыми в дурных поступках действующих лиц и в погибели, навлекаемой на них этими поступками, являются боги. Он говорит: «Вы, боги, вводите нас в жизнь, вы впутываете несчастного в преступления и предоставляете его каре, постигающей преступления». В трагедиях Еврипида отражаются все коллизии понятий и интересов его времени.

При многосложности этого содержания простота плана прежних драм была тесна для него; потому он увеличит, число актеров, одновременно находящихся на сцене, расширил размеры разговоров, ограничил хор немногими лирическими песнями, да и те мало связаны с действием, происходящим на сцене, так что хор стал у него бесполезным украшением; он отнимает прежнее значение у хора и тем, что делает его поверенным и даже помощником главного лица пьесы; хор теряет через это свою прежнюю роль беспристрастного зрителя. Но у Еврипида много лиризма, и трогательные песни хора или действующих лиц принадлежат к числу привлекательнейших и превосходнейших мест его трагедий. Вероятно, об этих прекрасных печальных песнях идет речь в том предании, что афиняне, взятые в плен сиракузцами, получали облегчение своей участи, возбуждая жалость к себе пением отрывков из трагедий Еврипида.

Так как для Еврипида всего важнее изображение отдельных поразительных сцен и запутанной интриги, в которой развивается столкновение и игра страстей, то он обращает мало внимания на драматическое развитие действия и заменяет его особого рода прологом и часто прибегает к приему известному под названием deus ex machina. В начале пьесы кто-нибудь из действующих лиц, бог или человек, подробно излагает положение дела, рассказывает, кто он, отчего происходит действие, что случилось прежде и к какой цели ведет действие; в конце пьесы автор нередко оказывается вынужденным искусственно разрезывать запутанный узел интриги, который сам собою не разрешается. Является какое-нибудь божество и возвещает волю судьбы, приводя все действие к вожделенному окончанию. Машинами и тому подобными внешними эффектами для возбуждения зрителей Еврипид пользовался вообще нередко, заменяя этим недостаток в построении пьесы. Песни хора часто имеют мало связи с действием; часто они даже таковы, что их можно вставлять, подобно музыкальным отрывкам, для наполнения пауз, в какую угодно другую пьесу. В них нет высокого полета мыслей, великолепия картин и благородства выражений, какими отличаются хоры старших трагиков; несмотря на свою живописность, хоры Еврипида не особенно далеки от обыкновенной украшенной прозы. Музыка и метры их мягки и нежны. Язык диалогов легок и звучен и напоминает судебное красноречие того времени; сам Аристофан, безжалостно преследующий Еврипида своими насмешками, сознается, что в этом отношении он (Аристофан) учился у трагика, хотя и не может не прибавить, что Еврипид употребляет слишком много площадных мыслей. Впрочем, легкий стиль Еврипида нередко переходит в болтливость.

Он был любимым поэтом массы; его чувствительный тон, его трогательные речи, грустные сцены его трагедий нравились больше чем возвышенность мысли Эсхила, чем идеальная Красота трагедий Софокла. Ораторы и поэты времени Еврипида и следующих поколений старались подражать изяществу его языка, стройности его периодов. Еврипид низвел трагедию с идеальной высоты на уровень обыденной жизни; герои обратились у него в обыкновенных людей; возвышенный поэтический язык прежних трагиков он заменил житейским языком, каким граждане говорили между собою, какой слышали они на суде и в народном собрании – это казалось большинству его современников не недостатком, а достоинством его трагедий. Еврипид был выразителем умственной жизни своего времени; это дало ему высокое историческое значение.

 

Произведения Еврипида

Из вышеприведенного видно, что Еврипид, сравнительно с Эсхилом и Софоклом, является представителем упадка трагического искусства; но недостатки его гораздо виднее в позднейших его пьесах, чем в тех, которые были написаны раньше. Из трагедий Еврипида до нас дошло 17; трагедия «Рес», приписываемая также Еврипиду, не могла быть написана им. Кроме того, мы имеем от него еще сатирическую драму «Циклоп» – единственное произведение этого рода, дошедшее к нам от древности. Особым характером отличается трагедия «Алкестида», самая ранняя из сохранившихся до нашего времени, представленная в 438 г. до Р. X. Она составляла четвертую часть тетралогии, следовательно, занимала место сатирической драмы; и в самом деле, эта пьеса с своими комическими сценами и веселым концом едва ли может быть названа трагедией; ее можно скорее назвать трагикомедией. «Алкестида» может служить доказательством нововведений, предпринятых Еврипидом или явившихся уже после него; после трех трагедий, для веселого заключения, вместо сатирической драмы, иногда ставили пьесу, похожую на трагедию, с комическими сценами и веселым концом.

Из сохранившихся до нашего времени трагедий Еврипида наиболее ранние – «Медея», представленная в 431 г. до Р. X. «Ипполит», получивший награду в 428 г. и несколько позже написанная «Гекуба» представляют величественные картины женской страсти: оскорбленная и мстительная любовь Медеи и презираемой Ипполитом Федры, страшная жажда мести в душе Гекубы, обездоленной смертью своих детей – вот содержание этих трагедий. В следующих затем пьесах, приблизительно до 420 г. до Р. X. («Гераклиды», «Умоляющие», «Ион» «Неистовый Геракл»), Еврипид уже не старается действовать на душу зрителя изображением сильной страсти, а желает возбуждать интерес обилием событий, имеющих отношение к политическим происшествиям его времени и к древней славе родного города. С 420 г. трагедия Еврипида все более и более старается «представлять беспокойное и запутанное развитие человеческих страстей, при чем то та, то другая попеременно одерживает победу; замыслы злодеев не удаются, но и справедливый человек должен терпеть горе и бедствие, и при этом незаметно внутренней, скрытой причины, которая управляет этим пестрым калейдоскопом действий». (О. Мюллер). К этой категории пьес относятся: «Андромаха», «Троады», «Электра», «Елена», «Орест» (408 г. до Р. X.). К лучшим произведениям этого периода следует отнести «Финякиянок» и «Вакханок», в особенности же «Ифигению в Тавриде». – «Ифигения в Авлиде», последняя трагедия Еврипида, осталась неоконченною; ее окончил уже Еврипид младший, который и поставил ее на сцену уже после смерти автора, вместе с «Вакханками» и «Алкмеоном»; но в том виде, в каком она дошла до нас, она представляется очень неумелою и плохою переработкою какого-нибудь позднейшего поэта.

Кроме трагедий, Еврипид писал еще и другие произведения. Когда молодой Алкивиад явился на олимпийские игры с семью колесницами, чего до тех пор не делал еще ни один частный человек и даже никто из царей, и получил первую, вторую и третью награду, Еврипид, по случаю этой победы, отпразднованной с необыкновенным великолепием, написал Алкивиаду победную песнь, из которой Плутарх (Алкивиад, XI) приводит следующие слова: «Тебя воспоем мы, сын Клиния. Прекрасна победа; но всего прекраснее то, что не удавалось еще никому из эллинов – одержать победу в первом, втором и третьем состязании, так что герольд возвестил, что победитель без сильного напряжения украсился оливковым венцом Зевса». В честь афинян, погибших во время несчастной экспедиции в Сицилию, Еврипид написал элегическую песнь, в которой, по свидетельству Плутарха (Никий, XVII), находились слова: «Восемь раз храбрые воины победили войска сиракузские, в то время когда боги еще одинаково благоприятствовали и тем и другим». – Атеней (II, 62, В) сообщает эпиграмму, написанную Еврипидом на острове Икарии на смерть одной матери, которая погибла вместе с троими детьми от яда. С именем Еврипида существует еще пять писем, которые однако следует считать подложными.

 

Вот содержание дошедших до нас пьес Еврипида:

 

«Рес»

Трагедия «Рес», как теперь полагают, приписана Еврипиду ошибочно, ибо она резко отличается от остальных его произведений. Содержанием этой драмы служит заимствованная из Гомера (X песнь Илиады) легенда о том, что Диомед и Одиссей, пошедшие ночью  осмотреть караулы кругом стана, убили троянского лазутчика Долона и вождя фракийской конницы Реса. По многим признакам эта драма написана неизвестным автором IV века до Р. Х.

 

Еврипид – «Алкеста» («Алкестида») (краткое содержание)

«Алкеста» служила эпилогом тетралогии. По одному из мифов, Аполлон позволил фессалийскому царю Адмету по приходе смерти остаться живым, если за него добровольно согласится сойти в Аид кто-нибудь другой. Но в нужный момент никто не выразил согласия заменить Адмета в загробном мире, даже его престарелые родители. Тогда умереть за Адмета решила его молодая жена Алкеста. Сразу после похорон Алкесты к охваченному горю Адмету пришёл Геракл. Узнав о случившемся, он поспешил к свежей могиле, дождался там бога смерти Таната, в отчаянном единоборстве отбил у него Алкесту и вернул её Адмету. Эта пьеса Еврипида содержит в себя ряд юмористических сцен. Обжора Геракл здесь до такой степени груб, что является лицом более комическим, чем серьёзным.

 

Еврипид – «Медея» (краткое содержание)

Читайте также статью Еврипид «Медея» – анализ

Остальные 17 трагедий очень неодинаковы по своему достоинству. Те из них, который написаны раньше других, составлены по плану заботливее обдуманному, чем позднейшие; лица очерчены в них лучше, лучше и отделка стиха; это «Медея», «Ипполиты. «Гекуба» и «Герклиды». Из позднейших имеют большое достоинство только «Финикиянки», две трагедии, заимствованные из легенды об Ифигении, «Ион» и «Вакханки».

Трагедия Еврипида, основанная на мифе о вожде аргонавтов Ясоне и его жене, волшебнице, Медее, представляет величественную и потрясающую картину страсти, дошедшей до ужасающей силы. Медея, дочь колхидского царя, до этого помогла Ясону похитить у её собственного отца золотое руно. Потом из той же любви к Ясону Медея коварной хитростью убила собственного брата и коварного дядю Ясона, Пелия, который замышлял погубить племянника. Однако вскоре после того как Медея и её муж поселились в Коринфе, Ясон решил отвергнуть жену и двоих детей ради того, чтобы жениться на Главке, дочери коринфского царя Креонта. Креонт повелел, чтобы Медея с детьми покинула его город.

В душе Медеи, отвергнутой мужем, борются мысль отомстить Тесею и любовь к детям; изображение этой борьбы производит очень сильное впечатление. Злую волшебницу Медею Еврипид выставляет страстно любившей, но обманутой и преданной мужем женщиной. Чужеземка Медея прежде отправилась с Ясоном в Грецию, ради него она лишилась родины, убила брата, обманула отца. Но поняв, что Ясон изменил ей, Медея говорит, обращаясь к хору коринфских женщин:

 

Все, что имела я, слилось в одном,
И это был мой муж; и я узнала,
Что этот муж - последний из людей

 

Медея жестоко мстит Ясону. Выпросив у Креонта один день отсрочки перед изгнанием, она вначале посылает ему и новой жене Ясона, Главке, "свадебный подарок" - дорогую одежду и венец. Надев их, Главка умирает от пропитывающего уборы яда. Он губит и Креонта, который пытается оторвать от тела дочери отравленную одежду. Лучшим способом отомстить самому Ясону Медея признаёт убийство собственных детей от него. Еврипид ярко живописует борьбу в душе Медеи материнской любви к сыновьям и ненависти к ним, как к детям Ясона. Некоторое время она подавляет в себе порывы к убийству детей, но после издевательской речи посетившего её Ясона всё же решается на это

                                          ...Я
должна убить детей. И их не вырвет
У нас никто. Сама Ясонов с корнем
Я вырву дом. А там - пускай ярмо
Изгнания, клеймо детоубийцы,
Безбожия позор - всё, что хотите...

 

Медея убивает детей. Не отдавая отцу даже их трупов, она улетает с ними на чудесной колеснице, присланной ей её дедом, богом солнца Гелиосом.

 

Еврипид – «Ипполит» (краткое содержание)

В «Ипполите» представлена губительная сила мщения женщины, любовь которой отвергнута. Прекрасный юноша, охотник Ипполит, сын Тесея, ведет целомудренную жизнь, посвятив себя поклонению девственной богине животных Артемиде. Афродита, служить которой он не хочет, возбуждает в его мачехе Федре преступную любовь к пасынку. Тот отвергает любовь Федры; она лишает себя жизни, написав Тесею письмо о том, что Ипполит изнасиловал ее, и что она убила себя, не будучи в состоянии жить обесчещенною. Отец, раздраженный мнимым преступлением сына, изгоняет Ипполита и просит Посейдона (считавшегося богом не только моря, но и коней) наказать его. Вскоре Ипполита разбивают взбесившиеся лошади. Тесей рад наказанию нечестивца, но явившаяся как deus ex machina Артемида рассказывает ему, что невиновный Ипполит пал жертвой ненависти Афродиты. В финале трагедии Тесей оплакивает своё неразумие. Изображение страсти Федры – лучшая часть этой драмы Еврипида.

 

Еврипид – «Гераклиды» (краткое содержание)

В «Гераклидах» содержанием служит легенда о том, что семейство Геракла, преследуемое Еврисфеем, находит себе защиту у сына Тесея, афинского царя Демофонта. Одна из дочерей Геракла, Макария, добровольно приносит себя в жертву богам для того, чтобы её брат Гилл смог одержать победу в битве с Еврисфеем. Гилл побеждает в бою. Взятого в плен Еврисфея убивает мать Геракла, Алкмена. Однако, по словам Еврипида, дорийцы - потомки Гераклидов, нашедших себе великодушное покровительство в Афинах, потом забыли слова друга Геракла, старика Иолая, который говорил, что они «должны никогда не подымать копья против Аттики, всегда должны уважать Афины, как самый милый для них город». Они оказались неблагодарными, пошли войною в Афины. Эта трагедия была поставлена, вероятно, в десятый год Пелопоннесской войны, когда дорийцы-спартанцы вели жестокую борьбу против афинян.

 

Еврипид – «Просительницы» (краткое содержание)

Полный текст трагедии Еврипида «Просительницы» (в переводе С. Шервинского)

Родственна ей по тенденции, по содержанию, вероятно, близка к ней и по времени трагедия «Просительницы». Содержание её составляет легенда, что фиванцы не дозволяли похоронить аргосских героев, убитых во время Похода Семерых против Фив, но Тесей принудил их к этому. Ясны и тут намеки на современные политические отношения. Фиванцы тоже не хотели дозволить афинянам похоронить воинов, убитых в сражении при Делии (в 424 году). В конце пьесы аргосский царь заключает союз с афинянами; это также имело политический смысл: вскоре после битвы при Делии афиняне заключили союз с Аргосом. Хор «Просительниц» составляют матери убитых аргосских героев и служанки их; потом к ним присоединяются сыновья этих героев; песни хора превосходны. Вероятно, прекрасный вид имели декорации, представлявшие элевсинский храм Деметры, у жертвенников которого садятся «просительницы» – матери убитых героев. Хороши, вероятно, были и сцены сожжения тех героев, процессия мальчиков, несущих урны с прахом убитых, добровольная смерть жены Капанея, взошедшей на костер к телу мужа. В конце драмы Еврипид путём deus ex machina выводит на сцену богиню Афину, которая требует от аргосцев клятвы никогда не воевать с афинянами. Вслед за этим оформляется афинско-аргосский союз, ради возобновления которого в современности и были написаны «Просительницы».

 

Еврипид – «Гекуба» (краткое содержание)

Некоторые из дошедших до нас трагедий Еврипида имеют своим содержанием эпизоды из Троянской войны, в частности из ужасных событий гибели Трои; в них с большой энергией изображены сильные волнения страстей. Так например, в «Гекубе» сначала изображается горесть матери, из объятий которой вырывают дочь, Поликсену, – невесту Ахилла. Остановившись после разрушения Трои на фракийском берегу Геллеспонта, греки решили принести Поликсену в жертву на надгробном холме Ахиллеса; она охотно идет на смерть. В этом момент служанка, пошедшая за водою, приносит Гекубе найденное ею на берегу тело Полидора, сына её, убитого изменником Полиместором, под чью защиту был послан Полидор. Это новое несчастие делает из жертвы Гекубы мстительницу, жажда отомстить убийце сына сливается в её душе с отчаянием от смерти дочери. С согласия главного вождя греческого войска, Агамемнона, Гекуба заманивает Полиместора в палатку и при помощи рабынь ослепляет его. В исполнении своей мести Гекуба выказывает большой ум и необыкновенную смелость. В «Медее» изображена Еврипидом ревность, в Гекубе изображено мщение самыми энергичными чертами. Ослеплённый Полиместор предсказывает Гекубе её дальнейшую судьбу.

 

Еврипид – «Андромаха» (краткое содержание)

Страсть совершенно иного рода составляет содержание трагедии Еврипида «Андромаха». Андромаха, несчастная вдова Гектора, по завершении Троянской войны, становится рабыней сына Ахилла, Неоптолема. Жена Неоптолема, Гермиона, ревнует ее. Ревность тем сильнее, что у Гермионы нет детей, а Андромаха рожает от Неоптолема сына, Молосса. Гермиона и её отец, спартанский царь Менелай, жестоко преследуют Андромаху, даже угрожают ей смертью; но дед Неоптолема, Пелей, избавляет ее от их гонения. Гермиона, опасаясь мщения мужа, хочет убить себя. Но племянник Менелая, Орест, бывший раньше женихом Гермионы, увозит ее в Спарту, и возбужденные его интригами дельфийцы убивают Неоптолема. В конце пьесы является (deus ex machina) богиня Фетида и предвещает счастливую будущность Андромахи и Молосса; эта искусственная развязка имеет целью произвести в зрителях успокоительное впечатление.

Вся трагедия проникнута враждою к Спарте; это чувство внушено Еврипиду современными отношениями; Спарта и Афины находились тогда в войне между собой. «Андромаха» была поставлена на сцену вероятно в 421 году, несколько раньше заключения Никиева мира. Еврипид с очевидным удовольствием изображает в Менелае суровость и коварство спартанцев, в Гермионе безнравственность спартанских женщин.

 

Еврипид – «Троянки» (краткое содержание)

Полный текст трагедии Еврипида «Троянки» в переводе С. Шервинского

Трагедия «Троянки» была написана Еврипидом около 415 года.  Её действие разворачивается на второй день после взятия Трои в лагере победоносного эллинского войска. Между вождями победителей-греков распределяются взятые в Трое пленницы. Еврипид изображает, как готовятся к рабской участь Гекуба, жена убитого троянского царя Приама, и супруга Гектора, Андромаха. Сына Гектора и Андромахи, младенца Астианакса, греки сбрасывают с крепостной стены. Одна дочь Приама и Гекубы - троянская пророчица Кассандра, становится наложницей вождя греков, Агамемнона, и в экстатическом безумии делает предсказания о страшной участи, которая вскоре постигнет большинство разрушителей Трои. Другой дочери Гекубы, Поликсене, предстоит быть принесённой в жертву на могиле Ахилла.

Роль хора в этой драме Еврипида исполняют взятые в плен греками троянские женщины. Финалом «Троянок» становится сцена сожжения Трои эллинами.

Как и в случае с «Просительницами», «Андромахой» и «Гераклидами», сюжет «Троянок» имеет тесную связь с тогдашними событиями. В 415 г. до Р. Х. афиняне по совету честолюбивого авантюриста Алкивиада решили резко переломить ход Пелопоннесской войны и добиться общегреческой гегемонии путём военной экспедицию в Сицилию. Этот необдуманный план порицали многие видные люди Афин. Аристофан написал с этой целью комедию «Птицы», а Еврипид – «Троянок», где он ярко изображал кровавые бедствия войны и выражал симпатии к страждущим пленницам. Мысль о том, что даже при удачном завершении похода его дальнейшие последствия будут трагичны для преступивших справедливость победителей, проведена Еврипидом в «Троянках» весьма отчётливо.

«Троянки», одна из лучших драм Еврипида, при первой постановке – около времени начала сицилийской экспедиции – не имела успеха. «Антивоенный» смысл «Троянок» не понравился возбуждённому демагогами народу. Но когда осенью 413 г. всё афинское войско погибло в Сицилии, образумившиеся сограждане признали правоту Еврипида и поручили ему написать поэтическую эпитафию на гробнице павших в Сицилии земляков.

 

Еврипид – «Елена» (краткое содержание)

Содержание трагедии «Елена» заимствовано из легенды, что Троянская война была ведена из‑за призрака: в Трое был только призрак Елены, а сама Елена была унесена богами в Египет. Молодой царь египетский, Феоклимен, преследует Елену своею любовью; она убегает от него в гробницу царя Протея. Там находит ее занесённый в Египет бурями после взятия Трои муж, Менелай, являющийся в нищенской одежде, так как все его корабли разбиты ураганом. Чтобы обмануть Феоклимена, Елена сообщает ему, что Менелай, якобы, погиб под Троей, и она, став теперь свободной женщиной, готова выйти за царя замуж. Елена просит лишь разрешить ей выйти на лодке в море для совершения последних поминальных обрядов по бывшему мужу. На этой лодке Елена уезжает вместе с переодетым Менелаем. Им помогает жрица девушка Феоноя, единственное благородное лицо пьесы. Феоклимен, раскрыв обман, посылает за беглецами погоню, но её останавливают исполняющие роль deus ex machina Диоскуры: они объявляют, что всё случившееся произошло по воле богов. «Елена» - и по содержанию и по форме одна из самых слабых трагедий Еврипида.

 

Еврипид – «Ифигения в Авлиде» (краткое содержание)

Более подробно краткое содержание этой трагедии можно прочесть в отдельной статье «Ифигения в Авлиде». Читайте также Еврипид «Ифигения в Авлиде» – анализ

Еврипид брал темы для своих трагедий также и из преданий об Атридах - потомках героя Атрея, в числе которых были вожди Троянской войны Агамемнон и Менелай. Прекрасна, но искажена позднейшими прибавками драма «Ифигения в Авлиде», содержанием которой служит легенда о принесении в жертву дочери Агамемнона, Ифигении.

Перед отплытием в поход на Трою, греческая армия собирается в гавани Авлиде. Но богиня Артемида прекращает попутные ветры, так как её прогневал верховный вождь эллинов, Агамемнон. Знаменитый прорицатель Калхант объявляет, что гнев Артемиды можно смягчить принесением ей в жертву дочери Агамемнона, Ифигении. Агамемнон отправляет своей жене Клитемнестре письмо с просьбой прислать Ифигению в Авлиду, так как Ахилл, якобы, ставит условием своего участия в походе Трою получение Ифигении в жены. Ифигения приезжает в Авлиду вместе с матерью. Ахилл узнав, что Агамемнон воспользовался его именем в обманных целях, страшно возмущается и заявляет, что не даст принести Ифигению в жертву, даже если для этого придётся сражаться с другими греческими вождями. Ифигения в ответ говорит, что не желает становиться причиной схватки между соотечественниками и с радостью отдаст свою жизнь ради блага Эллады. Ифигения добровольно идёт к жертвенному алтарю, но являющийся в конце трагедии Еврипида вестник сообщает, что в момент жертвоприношения девушка исчезла и вместо неё под ножом оказалась лань.

Сюжет «Ифигении в Авлиде» заимствован Еврипидом из сказаний о Троянской войне, но он дает преданию такой вид, что из него получается нравственный вывод. В запутанности событий человеческой жизни, волнуемой страстями, единственный верный путь – тот, по которому ведет чистое сердце, способное к геройскому самопожертвованию. Ифигения у Еврипида самоотверженно предлагает, чтобы ее принесли в жертву; свободным решением её совершается примирение спорящих между собою героев. Таким образом, эта трагедия свободна от искусственного способа устраивать развязку вмешательством божества, хотя и здесь этот способ отчасти напоминает появление в конце действия Вестника.

 

Еврипид – «Ифигения в Тавриде» (краткое содержание)

«Ифигения в Тавриде» также имеет высокое художественное достоинство; план её хорош, характеры благородны и обрисованы прекрасно. Содержание заимствовано из легенды о том, что избежавшая жертвоприношения в Авлиде Ифигения стала после этого жрицей в Тавриде (Крыму), но потом убежала оттуда, взяв с собою изображение богини, которой служила.

Артемида, спасшая Ифигению в Авлиде, унесла её оттуда в Тавриду на чудесном облаке и сделала там своей жрицей. Варвары Тавриды приносят в жертву своей Артемиде всех попавших к ним в руки чужестранцев, и Ифигении поручается совершать над этими несчастными предварительный обряд очищения. Между тем, Троянская война окончилась, и вернувшийся на родину отец Ифигении, Агамемнон, был убит собственной женой, Клитемнестрой, и её любовником, Эгисфом. Мстя за отца, брат Ифигении, Орест, убивает свою мать Клитемнестру и подвергается после этого страшным мукам раскаяния, насылаемым богинями Эриниями. Аполлон возвещает Оресту, что он избавится от мучений, если поедет в Тавриду и привезёт оттуда захваченный варварами идол Артемиды. Орест прибывает в Тавриду с другом Пиладом, но местные дикари захватывают их в плен и обрекают на принесение в жертву. Их приводят к жрице Ифигении, сестре Ореста. Еврипид описывает волнующую сцену, в которой Ифигения узнаёт брата. Под предлогом совершения очистительного обряда, Ифигения уводит Ореста и Пилада на берег моря и бежит вместе с ними в Грецию, увозя и изображение Артемиды. Варвары Тавриды бросаются в погоню, но богиня Афина (deus ex machina) заставляет прекратить её.

Ифигения у Еврипида не такое идеальное лицо, как у Гёте, но все‑таки она девушка благочестивая, верная своим обязанностям, горячо любящая родину, такая благородная, что даже варвары уважают ее; она внушает им гуманные понятия. Хотя варвары приносят людей в жертву той богине, которой она служит, сама Ифигения не проливает крови. Драматична та сцена, в которой Орест и Пилад хотят каждый быть принесенным в жертву для того, чтобы спасти от смерти своего друга. Еврипид сумел придать трогательность этому спору друзей, не прибегая к излишней сентиментальности.

 

Еврипид – «Орест» (краткое содержание)

В обеих трагедиях, имеющих заглавием имя Ифигении, характеры энергичны и благородны, но о трагедии «Орест» уже один из древних схолиастов говорил, что в ней все действующие лица дурны за исключением одного Пилада. И действительно, это и по содержанию и по форме одно из самых слабых произведений Еврипида.

По решению аргосского суда, Орест должен быть побит камнями за убийство матери, Клитемнестры, хотя она сама прежде едва не погубила его вместе с отцом, Агамемноном. Младенец Орест был тогда спасён своей сестрой, Электрой. Теперь Электру судят вместе с Орестом, ибо она соучаствовала в убийстве их общей матери. Орест и Электра надеются на поддержку прибывшего в Аргос во время суда брата их убитого Клитемнестрой отца, спартанского царя Менелая. Однако тот, по трусости и эгоизму, не хочет спасти их. Когда народное собрание присуждает Ореста к смpЕврипид – «Гераклиды» (краткое содержание)ерти, он вместе с верным другом Пиладом захватывает в заложницы жену Менелая, виновницу Троянской войны, Елену. Но божественная сила уносит ее по воздуху. Орест хочет убить дочь Елены, Гермиону. В решающий момент является Deus ex machina, – эту роль играет здесь Аполлон – и велит всем примириться. Орест женится на Гермионе, которую он недавно хотел убить, Пилад на Электре.

Характеры действующих лиц в этой драме Еврипида лишены всякого мифического величия; это обыкновенные люди, без трагического достоинства.

 

Еврипид – «Электра» (краткое содержание)

Тем же недостатком, но еще больше «Ореста», страдает «Электра», в которой возвышенная легенда переделана так, что она становится похожа на пародию.

Клитемнестра, чтобы избавиться от постоянных напоминаний об убийстве мужа, выдаёт свою дочь, Электру, за простого крестьянина. Электра живет в нищете, сама занимается черной работой по домашнему хозяйству. Ореста Клитемнестра в тех же целях ещё младенцем высылает из столицы Агамемнона, Микен. Возмужав на чужбине, Орест возвращается на родину и приходит к сестре. Электра узнает его по шраму, оставшемуся у него от ушиба, полученного в детстве. Сговорившись с Электрой, Орест убивает за городом любовника их общей матери и главного виновника смерти их отца, Эгисфа. Затем Электра заманивает в свою бедную хижину Клитемнестру под предлогом. будто она родила ребенка. В этой хижине Орест убивает мать. Эта страшная развязка ввергает Электру и Ореста в умопомешательство, но чудесно явившиеся Диоскуры извиняют их тем, что они поступили по повелению Аполлона. Электра выходит замуж за друга Ореста, Пилада. Самого Ореста Диоскуры посылают в Афины, где он будет оправдан и очищен от греха советом старейшин – ареопагом.

 

Еврипид – «Геракл» (краткое содержание)

«Геракл» (или «Безумие Геракла»), пьеса, рассчитанная на эффекты, имеет несколько сцен, производящих сильное впечатление. В ней соединены два разных действия. Когда Геракл уходит в подземное царство, жестокий фиванский царь Лик хочет убить его жену, детей и старого отца, Амфитриона, оставшихся в Фивах. Неожиданно вернувшийся Геракл освобождает родных и убивает Лика. Но потом он сам подвергает их той судьбе, от которой спас. Гера лишает Геракла рассудка. Он убивает жену и детей воображая, что это жена и дети Еврисфея. Его привязывают к обломку колонны. Афина возвращает ему рассудок. Геракл чувствует горькое раскаяние, хочет убить себя, но является Тесей и удерживает его от этого, уводя в Афины. Там Геракл очищается от греха священными обрядами.

 

Еврипид – «Ион» (краткое содержание)

«Ион», – прекрасная пьеса по занимательности содержания и по отчетливой характеристике лиц, исполненная патриотизма. Ни величия страстей, ни величия характеров нет в ней; действие основано на интриге.

Ион, сын Аполлона и Креусы, дочери афинского царя, младенцем подкинут устыдившейся случайной связи матерью в дельфийский храм. Он воспитывается там, предназначаясь быть служителем Аполлона. Мать Иона, Креуса, выходит замуж за Ксуфа, избранного афинским царём за геройство на войне. Но у них нет детей. Ксуф приезжает в Дельфы молить Аполлона о рождении потомка и получает от оракула ответ, что первый, кого он встретит на выходе из храма – его сын. Первым Ксуф встречает Иона, и приветствует его как сына. Между тем, тайком от Ксуфа в Дельфы приезжает и Креуса. Слыша, как Ксуф, называет Иона с сыном, она решает, что Ион – побочный отпрыск её мужа. Не желая принимать в свою семью чужака, Креуса подсылает к Иону раба с отравленной чашей. Но Аполлон удерживает ее от злодейства. Он удерживает и Иона, который, узнав о коварном замысле против него, хочет убить Креусу, не зная, что она его мать. Из дельфийского храма выходит жрица, воспитывавшая Иона, с корзинкой и пелёнками, в которых он был найден. Креуса узнаёт их. Сын Аполлона Ион становится наследником афинского престола. Пьеса Еврипида кончается тем, что Афина подтверждает справедливость рассказа о божественном происхождении Иона и обещает могущество потомкам его – ионийцам. Для гордости афинян приятна была легенда, что предок ионийцев происходит из рода древних ахейских царей и не был сыном иноплеменного пришельца, эолийца Ксуфа. Изображённый Еврипидом юноша-жрец Ион, милый и невинный – лицо привлекательное.

 

Еврипид – «Финикиянки» (краткое содержание)

Позднее «Иона» написана Еврипидом драма «Финикиянки», и которой много прекрасных мест. Название пьесы происходит от того, что хор её составляют пленные гражданки финикийского Тира, которые отправлены в Дельфы, но по дороге задерживаются в Фивах.

Содержание «Финикиянок» заимствовано из мифа о фиванском царе Эдипе, и драма переполнена множеством разных эпизодов из этого цикла легенд. Переделка мифа у Еврипида ограничивается тем, что Эдип и его мать и жена Иокаста еще живы во время похода Семерых против Фив, когда их сыновья Этеокл и Полиник убивают друг друга. Иокаста, которая вместе с дочерью Антигоной тщетно пыталась предотвратить единоборство двух сыновей, убивает себя в стане над их мертвыми телами. Слепого Эдипа, изгнанного из Фив Креонтом, Антигона ведет в Колон. Сын Креонта, Менекей, во исполнение прорицания, данного Тиресием Фивским, бросается с фиванской стены, принося себя в жертву для примирения богов с Фивами.

 

Еврипид – «Вакханки» (краткое содержание)

Вероятно, еще к более позднему времени принадлежит трагедия «Вакханки». Она, по-видимому, была написана Еврипидом в Македонии. В Афинах «Вакханки», вероятно, поставил на сцену сын или племянник автора, Еврипид Младший, который также поставил на сцену «Ифигению в Авлиде» и не дошедшую до нас трагедию Еврипида «Алкмеон».

Содержанием «Вакханок» служит предание о фиванском царе Пенфее, который не хотел признать богом своего двоюродного брата Вакха-Диониса, возвратившегося из Азии в Фивы. Пенфей видел в экстатическом культе Диониса лишь обман и разврат и стал строго преследовать его служительниц, вакханок, вопреки мнению своего деда, героя Кадма, и знаметитого прорицателя Тиресия Фивского. За это Пенфей был растерзан своею матерью Агавой (сестрой матери Диониса, Семелы) и сопровождавшими ее менадами (вакханками). Дионис навел исступление на всей фиванских женщин, и они во главе с Агавой убежали в горы, чтобы в оленьих шкурах, с тирсами (жезлами) и тимпанами (бубнами) в руках, предаваться вакханалиям. Пенфею Дионис сообщил безумное желание увидеть вакханок и их служение. Нарядившись в женское платье, тот отправился на Киферон, где оно совершалось. Но Агава и другие вакханки по внушению Диониса приняли Пенфея за льва и растерзали его. Агава с торжеством несла окровавленную голову собственного сына во дворец, воображая что это голова льва. Отрезвившись, она исцелилась от безумия и была поражена раскаянием. Конец «Вакханок» Еврипида сохранился плохо, но, насколько можно понять, Агава была осуждена на изгнание.

Эта трагедия одна из лучших у Еврипида, хотя стихи в ней часто небрежны. План её превосходен, в ней строго соблюдено единство действия, последовательно развивающегося из одного основного данного, сцены идут одна за другою в стройном порядке, волнения страстей изображены очень живо. Трагедия проникнута глубоким религиозным чувством и в особенности дышат им песни хора. Еврипид, доселе человек весьма свободомыслящий, в старости, кажется, пришёл к убеждению, что надо уважать религиозные предания, что лучше поддерживать в народе благочестие и не отнимать у него почтение к старинным верованиям насмешками, что скептицизм лишает массу того счастья, какое находит она в религиозном чувстве.

 

Еврипид – «Циклоп» (краткое содержание)

Кроме этих 18 трагедий, до нас дошла сатирическая драма Еврипида «Циклоп», единственное уцелевшее произведение этой отрасли драматической поэзии. Содержанием «Циклопа» служит заимствованный из Одиссеи эпизод об ослеплении Полифема. Тон этой пьесы Еврипида веселый и шутливый. Хор её составляют сатиры со своим главой, Силеном. Циклоп Полифем по ходу пьесы пускается в путаные, но кровожадные по смыслу рассуждения расхваливая в духе теорий софистов крайний аморализм и эгоизм. Подчинённые Полифему сатиры жаждут избавиться от него, но по трусости опасаются помогать Одиссею, которому грозит гибель от циклопа. В конце этой пьесы Еврипида Одиссей одерживает верх над циклопом из без чужого содействия. Тогда Силен с сатирами в комическом тоне приписывают заслугу Одиссея себе и громко прославляют свою «смелость».

 

Политические взгляды Еврипида

По политическим взглядам Еврипид, друг Перикла, был сторонником умеренной демократии. Подобно своему литературному и идейному оппоненту Аристофану, он обличал пустословие крайних демагогов, но никогда не поддерживал ни тирании, ни олигархии и в своих трагедиях неоднократно осуждал невежество, беззакония и жестокости аристократической Спарты. Подробнее об общественных воззрениях Еврипида читайте в статье «Еврипид и афинская политика»

 

Оценка творчества Еврипида потомками

Еврипид был последний великий греческий трагик, хотя он и ниже Эсхила и Софокла. Следующее за ним поколение было очень довольно свойствами его поэзии и любило его более, чем его предшественников. Следующие после него трагики ревностно изучали его произведения, почему их можно считать «школой» Еврипида. Поэты новейшей комедии также изучали и высоко уважали Еврипида. Филемон, старейший представитель новой комедии, живший около 330 г. до Р. X., так любил Еврипида, что в одной из своих комедий сказал: «Если умершие действительно живут за гробом, как уверяют некоторые люди, то я повесился бы, лишь бы только видеть Еврипида». До последних столетий древности произведения Еврипида, благодаря легкости формы и обилию практических сентенций, постоянно читались образованными людьми, вследствие чего до нас и дошло так много его трагедий.

 

Еврипид. Мир страстей

 

 

Переводы Еврипида на русский язык

Переводили Еврипида на русский язык: Мерзляков, Шестаков, П. Басистов, H. Котелов, В. И. Водовозов, В. Алексеев, Д. С. Мережковский.

Театр Еврипида. Пер. И. Ф. Анненского. (Серия «Памятники мировой литературы»). М.: Сабашниковы.

Еврипид. Просительницы. Троянки. Пер. С. В. Шервинского. М.: Худ. лит. 1969.

Еврипид. Просительницы. Троянки. Пер. С. Апта. (Серия «Античная драматургия»). М.: Искусство. 1980.

Еврипид. Трагедии. Пер. Инн. Анненского. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. М.: Ладомир-Наука. 1999

 

Статьи и книги о Еврипиде

Орбинский Р. В. Еврипид и его значение в истории греческой трагедии. СПб., 1853

Беляев Д. Ф. К вопросу о мировоззрении Еврипида. Казань, 1878

Беляев Д. Ф. Воззрения Еврипида на сословия и состояния, внутреннюю и внешнюю политику Афин

Дешарм. Еврипид и дух его театра. Париж, 1893

Котелов Н. П. Еврипид и значение его «драмы» в истории литературы. СПб., 1894

Гаврилов А. К. Театр Еврипида и афинское Просвещение. СПб., 1995.

Гаврилов А. К. Знаменья и действие — мантика в «Ифигении Таврической» Еврипида

 

 

После некоторых дат по счёту до Рождества Христова в нашей статье также указывается датировка по древнегреческим Олимпиадам. Например: Ол. 75, 1 – означает первый год 75-й Олимпиады

 

 

© Авторское право на данную статью «Еврипид» принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Её электронное и бумажное копирование без согласия правообладателя запрещено!

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.