Аристофан

(ок. 444–387 до Р. X.)

Содержание:

Происхождение Аристофана

Начало театральной деятельности Аристофана

Главные черты творчества Аристофана

Аристофан и демагог Клеон

Комедии Аристофана

Аристофан – «Ахарняне» (краткое содержание)

Аристофан – «Всадники» (краткое содержание)

Аристофан – «Облака» (краткое содержание)

Аристофан – «Осы» (краткое содержание)

Аристофан – «Мир» (краткое содержание)

Аристофан – «Птицы» (краткое содержание)

Аристофан – «Лисистрата» (краткое содержание)

Аристофан – «Женщины на празднике Фесмофорий» (краткое содержание)

Аристофан – «Лягушки» (краткое содержание)

Аристофан – «Женщины в народном собрании» (краткое содержание)

Аристофан – «Плутос» («Богатство») (краткое содержание)

Внешность и характер Аристофана

Аристофан и переход от древней к средней греческой комедии

Переводы Аристофана на русский язык

Статьи и монографии об Аристофане

Происхождение Аристофана

События жизни Аристофана нам мало известны, так как в дошедших до нас древних биографиях находятся лишь весьма скудные показания, мало дополняемые сведениями, которые встречаются у других писателей. Ни год его рождения, ни год смерти с достоверностью не известны. Мы можем предположить, что Аристофан родился в середине 440-х годов до Р. X., а умер, вероятно, вскоре после представления (388 г.) своей последней комедии. Особенною славою он пользовался во время Пелопоннесской войны (431–404).

Аристофан

Аристофан. Бюст

 

Отец Аристофана, Филипп, был природный афинянин, из кидафинейского дема, входившего в состав пандионийской филы. Следовательно, и сын его, Аристофан, был афинский гражданин; некоторые же писатели уверяют, будто Аристофан был родосец из Линда или Камира, или египтянин из Навкратиса, и что афиняне даровали ему права гражданства. По всей вероятности, отец его Филипп, как человек торговый, долгое время жил вне Аттики – на острове Родосе или в египетском торговом городе Навкратисе, и Аристофан родился в одном из этих мест. На основании этого Эвполис мог, имея в виду своего соперника Аристофана, жаловаться, что афинская публика отдает чужеземцам предпочтение перед своими согражданами. Демагог Клеон, желая отомстить Аристофану за его публичные насмешки, привлек его к суду по обвинению в том, что он, будучи чужеземцем, присвоил себе права гражданства. По показанию одного биографа, Клеон даже три раза возбуждал это обвинение, а Аристофан защищался словами Телемака у Гомера (Одиссея I, 215): «Мать уверяет, что сын я ему, но сам я не знаю; ведать о том, кто отец наш наверное нам невозможно». Следовательно, Клеон, вероятно, утверждал, что Аристофан – сын не афинянина Филиппа, а какого-нибудь чужеземца. Но Аристофан всякий раз выигрывал этот процесс; следовательно, нельзя отрицать его прав на афинское гражданство. Еще менее можно утверждать, как это делали многие, по словам Свиды, что Аристофан родился в рабстве.

В древних биографиях Аристофана говорится также, что его отец был родом из Эгины. «Некоторые, – говорит Свида, – называют Аристофана эгинетом, на том основании, что он долгое время жил там или что у него было там имение».– «Он получил в Эгине по жребию участок земли». Летом 431 г. афиняне выгнали эгинетов, с их женами и детьми, с острова, за то, что эгинеты были главными виновниками Пелопоннесской войны, и потом послали на остров своих колонистов, которым земли эгинетов были розданы по жребию. В числе этих колонистов находился, вероятно, и Аристофан, или отец его. К этому событию относится одно место в комедии Аристофана «Ахарняне», представленной в 425 г. В парабасисе[1] этой комедии (ст. 629 и сл.) Аристофан называет себя отличным поэтом, обращающим на себя всеобщее внимание. «Когда граждане союзных городов приезжают в Афины платить дань, они, как вам известно, жаждут увидеть благороднейшего из всех поэтов, который осмелился говорить вам, народу афинскому, правду в глаза. Слава этого поэта распространилась уже так далеко, что персидский царь недавно расспрашивал о нем спартанское посольство и уверял, что те, которым этот поэт высказывает правду – самые лучшие люди и должны всегда быть победителями в войне. Вот причина, вследствие которой спартанцы теперь желают мира и требуют от вас уступки им Эгины; поверьте мне, – не в Эгине тут дело; нет, им хочется только оттягать у вас вашего поэта. Только вы не уступайте его, а он за это и на будущее время станет вас осмеивать и поучать», и т. д. Впрочем, Аристофан поставил «Ахарнян» не под своим именем, а под именем Каллистрата; но все-таки он, как комический поэт, был уже настолько известен, что в приведенном отрывке под словом «поэт» следует понимать, конечно, Аристофана, а не Каллистрата.

 

Начало театральной деятельности Аристофана

По показанию древних, Аристофан написал 54 комедии, или, по более вероятным сведениям, 44, из которых 4 считались ему не принадлежащими. Из этого числа до нас дошло только 11 комедий: «Ахарняне», «Всадники», «Облака», «Мир», «Осы», «Птицы»; «Лисистрата», «Женщины на празднике Фесмофорий» (Φεσμοθοριάζουσαι), «Лягушки», «Женщины в народном собрании» (Έκκλεςιάζουσαι) и «Богатство» (Πλούτος). «Все его произведения, – говорит древний биограф, – были написаны весьма талантливо и остроумно. Еще в молодых годах Аристофан приобрел своими комедиями такую славу, что превзошел всех, бывших до него, и всех своих современников; да и после него никто с ним не сравнялся. Даже завистники удивлялись ему». Молодой поэт начал свою деятельность очень осторожно и ставил свои комедии на сцену через других лиц. Первая его комедия Δαιταλεϊς (Бражники) была поставлена в 427 г. до Р. X. Каллистратом или Филонидом; вторая (Вавилоняне, 426) и третья (Ахарняне, 425) – Каллистратом, и только одержав этой последней комедией победу над Кратином и Эвполисом, Аристофан решился в следующем (424) году поставить «Всадников» под своим именем. Филонид и Каллистрат, которым Аристофан сначала передавал свои комедии, были начальники хора, актеры и, вероятно, тоже комические поэты. Если в позднейших комедиях говорится, что они были исполнены при посредстве Филонида или Каллистрата, то это значит, что они брали на себя главные роли; по древним известиям, Аристофан в комедиях более частного или литературного характера, (например, в «Лягушках») давал главную роль Филониду, а в комедиях политических – Каллистрату.

 

 

Так как Аристофан, при начале своей поэтической деятельности, передавал свои комедии другим, а сам оставался в стороне, то его товарищи нередко смеялись над ним, применяя к нему поговорку, которая применялась и к Гераклу, – что он родился 4 числа, т. е. что он работает только на других. В парабасисах последних комедий Аристофан сам нередко говорит об этом. В «Облаках» он говорит о своей комедии «Бражники», которая была принята публикой очень хорошо, что он отдал это свое детище в чужие руки, потому что сам был тогда еще девушкою и не смел родить. Причиною такой скромности был не закон, который, по словам древних схолиастов, запрещал комическим поэтам ставить свои произведения ранее 40 или 30 лет от роду, а господствовавший тогда обычай, который не одобрял слишком ранних дебютов, и недостаток опытности, необходимой для постановки пьес на сцену. В «Осах» Аристофан говорит о себе, что сначала он являлся перед народом не публично, но за спиною других поэтов, следуя примеру чревовещателя Эврикла и тайно помещая свой голос в чреве других. Во «Всадниках» – первой комедии, которую Аристофан поставил под своим именем, хор обращается к публике с такими словами: «Так как многие из вас с изумлением спрашивают его, зачем он с самого начала не сам распоряжался хором, то мы вам это объясним. Именно, он уверяет, что оставался в стороне не по глупости, а по основательным причинам. Постановку комедии он считает самым тягостным трудом, так как этим делом занимались очень многие, а вознаградило оно лишь очень немногих. Далее, он давно уже видел, что ваше одобрение непрочно и что вы всегда отворачиваетесь от поэтов, когда они состарятся». В пример Аристофан указывает на Магнеса и Кратеса, в особенности же на Кратина:

 

«Припомните-ка о Кратине, который, среди нескончаемых рукоплесканий разливался здесь, как река по широкому полю и как река, вырывающая, во время наводнения, с корнем крепкие дубы и вязы, с корнем уничтожал славу своих противников. А теперь вы смотрите на него равнодушно, он никого из вас не привлекает, как старая лира, у которой сломалась кобылка и которая уже потеряла всякий звук и растрескалась, и печально ходит старик, с поблекшим венком, томимый грустью. А между тем ведь он за свои прежние успехи стоит того, чтобы обедать на общественный счет в Пританее и стоять высоко во мнении публики. Так вот, подобные-то причины и заставляли автора настоящей комедии беспокоиться; при этом он помнит также и пословицу, что прежде чем сделаться кормчим, надо ещё побыть на месте гребца, а затем уже можно сделаться и капитаном корабля и изучить направление ветра, наконец – и хозяином. По всем вышеизложенным соображениям, автор только теперь решается почтительнейше представиться вам со своей комедией – и в награду за свою долговременную скромность слышит гром рукоплесканий живого моря и возгласы одобрения. И зато он возвратится сегодня домой, высоко подняв голову, в сознании своего успеха, с глазами, сияющими от удовольствия».

 

К этим последним словам талантливый переводчик Аристофана, Дройзен, сделал следующее примечание: «Отсюда, по-видимому, можно заключать, что Аристофан постоянно принимал все более и более значительное участие в исполнении своих комедий, а именно, что сперва он участвовал в хоре или играл какую-нибудь второстепенную роль, а затем в «Ахарнянах», комедии, представленной от лица Каллистрата, явился «капитаном», чтобы «изучить направление ветра», т.е. отношение к нему публики».

 

Главные черты творчества Аристофана

Комедии Аристофана отличаются богатством остроумия, гениальностью замысла, смелостью изобретения, меткими и отчетливыми характеристиками, блестящим, привлекательным и благозвучным языком. Поэт, действовавший преимущественно в бурное время Пелопоннесской войны, стоит на старой, консервативной точке зрения и является сторонником мира и противником демагогов, которые сбивают с толку народ, эксплуатируют государство и знать не хотят о мире. С беспощадным остроумием и чрезвычайной смелостью Аристофан бичует этих «вождей народа», задорных или неумелых полководцев, страсть к тяжбам, легкомыслие и легковерие, искательство приключений и стремление афинян к господству, дурное воспитание и вредное влияние софистов, развращенность новейших поэтов и т. д. Он захватывает все стороны общественной и частной жизни, так что его комедии имеют весьма важное значение для знакомства с афинскою жизнью. Рассказывают, что философ Платон советовал сиракузскому тирану Дионисию, желавшему изучить дух афинской жизни, читать комедии Аристофана, и сам послал их ему.

Гениальный поэт-патриот раскрывал все дурные и слабые стороны государственной, нравственной, научной, художественной жизни Афин того времени. Он подвергал осмеянию все проявления болезненности, изнеженности нравов. В лице Клеона и его сотоварищей Аристофан изображал интриганство хитрых демагогов; в лице Еврипида порчу трагедии, в которой приторная сентиментальность заменила глубокая чувства; в лице Сократа софистику, подрывающую религиозные убеждения. Смелая сатира Аристофана изобличала все пороки, слабости его времени: легкомысленную самонадеянность афинского народа, бросавшегося в неудобоисполнимые предприятия, и непостоянство его; гибельную страсть к войне, владычествующую над честолюбивыми светскими людьми; педантическую формалистику спартанского правительства; любовь афинского демоса проводить время в пустой политической болтовне и в судебных заседаниях; изнеженность и щегольство молодежи; упадок гимнастического и музыкального воспитания, развивавшего энергию; апатию граждан, подчиняющую их влиянию женщин; стремление богатеть и наслаждаться, не трудясь; манерность и упадок музыки и лирической поэзии, обращаемых Филоксеном, Кинесием, Фринисом, другими композиторами и поэтами в средства льстить изнеженной чувственности – словом, все дурные явления государственной и общественной жизни были беспощадно выставляемы на позор смелою сатирой негодующего поэта. Все века, все народы, о которых знает афинский народ, дают материал для картин Аристофана. Он сопоставляет изнеженность и двоедушие своих современников с геройством и честностью их предков, бившихся при Марафоне. Воображение Аристофана охватывает и небо и землю, греческие страны и страны варваров. Оно строит фантастический мир, отражающий в себе мир действительности; и вымышленные существа, и лягушки, птицы, осы, облака фигурируют в его комедиях: повсюду находит он черты для обрисовки человеческих характеров и дел. Выставляя афинянам их недостатки в карикатурном преувеличении, Аристофан прославляет энергию, гражданские доблести и простоту нравов старины, милой ему, которую желал бы он восстановить.

 

 

Пётр Вайль - Аристофан (видео)

 

Аристофан и демагог Клеон

Первая комедия Аристофана, «Бражники», была представлена в 427 г. и получила вторую награду. Основная мысль её, как и следующих комедий, весьма серьезна: здесь автор старался представить противоположность между воспитанием доброго старого времени и современным, и показать дурные и хорошие плоды того и другого. В следующем 426 г. поставлены были «Вавилоняне»; здесь Аристофан впервые напал на афинскую общественную жизнь и политику. Указывая на прибывшее в предыдущем году в Афины леонтинское посольство, во главе которого стоял известный софист Горгий, Аристофан нападает на легкомыслие, с которым афиняне позволяют льстивым обманщикам дурачить себя и впутывать в трудные предприятия; с другой стороны он указывает на жестокость афинян по отношению к своим союзникам и подданным. Эта комедия была представлена во время великих Дионисий, когда в Афины являлись послы с данью от союзников. Всесильный демагог Клеон, которому тут особенно досталось, воспользовался этим предлогом и обвинил автора комедии перед Советом пятисот в том, что он возбуждает союзников против Афин. В качестве обвиняемого явился, впрочем, не сам Аристофан, а Каллистрат, который поставил эту комедию под своим именем. В «Ахарнянах», которые были даны в следующем году (425), Каллистрат, как протагонист или первый актер, говорит:

 

За прошлогоднюю комедию немало
Досталось от Клеона мне. Меня
Он потащил в верховный суд, облыжно
Перед судом позорил и бранил,
И погубить старался клеветою.
Едва-едва он в этом не успел.

 

Каллистрат был оправдан судом – отчасти, конечно, и потому, что имя настоящего автора комедии ни для кого не составляло тайны. Но Клеон вслед за тем привлек к суду и самого Аристофана, желая во что бы то ни стало избавиться от него; как мы уже говорили, он обвинил Аристофана в том, что он, будучи чужеземцем, противозаконно выдает себя за афинского гражданина. Мы не знаем, сколько раз Клеон поднимал эту историю, и когда именно это было; но почти наверное можем сказать, что это случилось после представления «Всадников», когда Аристофан, впервые выступив под своим именем, выместил на Клеоне всю свою досаду. Ничего не добившись в суде, Клеон отомстил поэту кулаками. В «Осах» (представл. 422 г.) Аристофан говорит:

 

Вот, говорят, что я уж укротился,
С тех пор, как вздул меня Клеон. Конечно,
Он мог устроить это. Негодяи,
Услышав крик мой, мне не помогали,
И только говорили: «Интересно
Узнать, посмеет ли еще наш комик
Клеона осмеять в своих стихах?»
Увидев это, я польстил ему немножко,
Конечно, с целью обмануть его.

 

Таким образом, Клеон побил Аристофана – но где? Конечно, не на улице, нечаянно напав на него; а в самом театре, воспользовавшись услугами полицейских, которые наблюдали за порядком и за неприличные выходки били палками; случилось это, вероятно, во время представления одной из аристофановских пьес. Говорят, что Клеон, после представления «Вавилонян», провел в народном собрании закон, по которому во время великих Дионисий, когда в Афинах бывали послы от союзников, запрещалось осмеивать кого-либо в комедиях, называя прямо по имени. Аристофан нарушил этот закон в одной из своих комедий, осмеяв Клеона и Ламаха; Клеон, придравшись к этому, побил его. Эта интермедия, над которою веселая публика только хохотала, конечно, была не особенно приятна для Аристофана, и поэт, убедившись на опыте, что ему нечего ждать заступничества от народа, счел за лучшее «польстить немножко» Клеону, чтобы помириться с ним. В комедии «Птицы», представленной в 423 г., не было никаких нападок на Клеона. Те нападки, которые находятся в дошедшем до нас тексте этой комедии, включены в нее при позднейшей переработке. Напротив, в «Птицах» сатира Аристофана направлена против олигархической афинской «jeunesse dorée» [«золотой молодёжи»], которой Клеон побаивался и не любил. Клеон мог видеть в этом шаг к сближению с поэтом и надеяться, что Аристофан сделается впоследствии его союзником, но жестоко обманулся. В следующем же году (422), в «Осах» Клеон снова является в самом дурном виде. В самом же начале комедии раб Созия рассказывает рабу Ксанфию свой сон:

 

Мне снилось, будто бы на площади
Народное собранье происходит,
Но только нет людей – все овцы, овцы
Паршивые... К ним громко держит речь –
Мне снилось – ненасытная акула,
Чудовище всеядное; а голос
Его – ни дать ни взять, как у свиньи,
Которую за хвост подвесишь...

Ксанфий
Тьфу!

Созия
Голубчик, что с тобою?

Ксанфий
Ах, молчи! Твой сон дубленой кожею воняет!

 

Эта акула, это всеядное чудовище Аристофана, которое кричит таким страшным голосом – конечно, кожевник Клеон, который в той же комедии осмеивается в пародии на застольную песню. Асклеон хочет научить своего старого отца, Клеобольда, застольным песням, так как желает затащить его в веселую компанию. «Я буду Клеоном и хочу проэкзаменовать тебя, – говорит он, – умеешь ли ты петь. Споем же про Гармодия – я затяну, а ты не отставай:

 

Не бывало в Афинах человека такого, как он...

Клеобольд
Не бывало мерзавца, негодяя такого, как ты...

Асклеон
Как смел ты так ругаться? Да еще
Кричишь так громко! Знаешь ты Клеона?
Ведь он тебя со свету вон сживет,
И разорит, и опозорит...

Клеобольд
Ладно!
Коль станет он грозиться, так ему
Еще другую песенку спою я:
– О человек! ты недостоин власти!
Ты город свой доводишь до напасти!
Взгляни – все рушится кругом...

 

Клеон жестоко обманулся в своих расчетах на содействие Аристофана.

 

Комедии Аристофана

Аристофан - муза комедии

Талия, муза комедии, с актёрской маской. Деталь саркофага

Не дошедшая до нас комедия Аристофана «Вавилоняне» была представлена в 426 году. В следующие за тем пять лет были представлены: «Ахарняне» (425) «Всадники» (424) «Облака» (423) «Осы» (422) и «Мир» (421). Из них первые две имеют весьма важное политическое значение. «Ахарняне» отличаются не только разнообразием сценических эффектов и гениальностью замысла, но и свежестью тона и увлекательной веселостью, которая так и брызжет в каждой сцене; эта комедия имеет целью расположить народ в пользу мира, так как граждане уже шестой год страдают от тяжких бедствий Пелопоннесской войны. Мы передадим вкратце содержание этой древнейшей из дошедших до нас комедий Аристофана; недостаток места, к сожалению, заставляет нас отказаться от передачи множества остроумных сцен и положений.

 

Аристофан – «Ахарняне» (краткое содержание)

В «Ахарнянах», Аристофан доказывает, что мир, дающий возможность заниматься сельским хозяйством, лучше войны. Действие в этой пьесе ведено превосходно, характеры обрисованы очень живо. Дикеополис, прямодушный аттический поселянин, которого тяжести Пелопонесской войны заставили покинуть свою деревню и приехать в Афины, скучает о мирной сельской жизни. Рано утром он приходит на Пникс – место народных собраний – садится там и долго с нетерпением ждет прихода пританов и народа. Он явился на Пникс, чтобы поговорить о мире; но задорные демагоги своими обманными речами и разными уловками снова раздувают воинственный пыл народа, так что все надежды Дикеополиса рушатся. Поэтому он посылает в Спарту одного человека, чтобы тот заключил с лакедемонянами мир от лица его одного, Дикеополиса, и его семейства. Посланный немедленно возвращается (комедия мало заботится о времени и пространстве) и приносит ему разные сорта миров в виде бутылочек, из которых обыкновенно делались возлияния при заключении мира. Дикеополис выбирает 30-летний мир на суше и на море и чрезвычайно довольный этим спешит в свою деревню.

Аристофан изображает, как, наслаждаясь в деревне миром, Дикеополис устраивает праздник в честь Диониса. Но в это время на него нападают ахарняне, составляющие хор, – «люди грубые и твердые, как дубы». Ахарняне – самые заклятые враги спартанцев, потому что спартанцы разорили их виноградники; о мире они и слышать не хотят. Они в гневе ищут того, кто осмелился заключить мир со Спартой и нападают на Дикеополиса во время устроенного им праздника, Они хотят тут же побить его камнями; но он спасается от гибели при помощи забавной выдумки. Дело в том, что ахарняне занимались, большею частью, обжиганием угольев в соседних парнесских лесах, и поэтому угольная корзина, в которой они приносили свои произведения на афинский рынок, была особенно близка их сердцу. Этим-то по задумке Аристофана и воспользовался Дикеополис; он схватил корзину и грозился «умертвить ее мечом», если ахарняне не оставят его в покое. Это обезоружило ахарнян; они позволили Дикеополису сказать речь в защиту своего дела, с тем однако, чтобы он говорил, держа голову на плахе так, чтобы его можно было тут же, без дальнейших рассуждений, и казнить, если он проиграет процесс. Сцена с угольной корзиной была для афинян тем более забавна, что в ней пародировалась трагедия Еврипида «Телеф»: царь Телеф в одежде нищего является искать убежище в доме Агамемнона и, выхватив из колыбели ребенка Ореста, грозится «умертвить его мечем», если Агамемнон его не выслушает.

В следующих сценах комедии Аристофан выводит на сцену Еврипида. Дикеополис, прежде чем произнести свою защитительную речь, просит позволения одеться в костюм умоляющего о милости и отправляется к Еврипиду просить рубища «пожальчее», из тех, в которые трагик обыкновенно наряжает своих героев. «Умоляю тебя на коленях, – говорит ему Аристофан устами Дикеополиса, – дай мне какую-нибудь ветошку из старой драмы. Мне нужно говорить перед народом длинную речь. Плохо скажу – смерть за нее». Еврипид, уступая его настойчивым просьбам, отдает ему полный костюм нищего Телефа, так что у самого трагика ничего уже не остается. Дикеополис, кажется, мог бы этим удовольствоваться; но ему хочется еще посмеяться над своим благодетелем. «Еврипидушка! любезнейший! – уговаривает он его. – Провались я на сем месте, если еще хоть чего-нибудь попрошу у тебя, кроме одного,– только одного: дай мне того салата, что отказала тебе матушка!»[2] «Сей человек нахален! – восклицает Еврипид. – О слуга, замкни створы дома сего!»[3]

 

 

Своими доводами в пользу мира Дикеополис располагает к себе ахарнян и, возвратившись в деревню, начинает жить спокойно. Он открывает у себя рынок для всех без различия, и чужеземцы являются к нему со своими товарами. Полуголодный мегарец продает ему своих дочек, наряженных поросятами, поджарый беотиец – разные лакомые снеди, в том числе и угрей. Аристофан описывает наступающий праздник Диониса, и приготовления Дикеополиса к роскошному пиру. Сосед его, воинственный Ламах, просит Дикеополиса поделиться с ним заготовленными припасами, чтобы справить праздник. Дикеополис отказывает воину, прославляя мир. Вестник передает Ламаху приказание стратигов отправляться тотчас же на границу, несмотря на снег, так как беотийцы угрожают вторгнуться в Аттику. Дикеополис осмеивает военные приготовления, а сам уходит на мирный праздник, по приглашению Вакхова жреца. Спустя немного времени, два оруженосца приносят Ламаха, раненого на войне и громко жалующегося на свою судьбу, между тем как Дикеополис возвращается домой с двумя девицами, под хмельком и в лучшем расположении духа. Ясно, что мир лучше войны.

Одна из сцен «Ахарнян» интересна живым изображением вакхической процессии – того самого празднества, от которого и идёт генеалогия античной комедии. Аристофан изображает, как Дикеополис на деревенском празднике в честь Диониса со всеми своими домочадцами, приносит этому богу жертву и молится, чтобы Дионис позволил ему спокойно и весело отпраздновать этот день. Затем устраивается праздничная процессия. Дочь Дикеополиса, в качестве канефоры, несет корзинку; за нею идут слуги, один из них несет фаллос – символ производительной силы природы, постоянный атрибут вакхических торжеств. За ними следует сам хозяин, а жена его смотрит на процессию с крыши своего дома. Дикеополис затягивает песню в честь фаллоса, в которой обращается к «любезному товарищу Вакха», Фалесу:

 

«О Фалес, товарищ Вакха, веселый кутила, полуночник, гоняющийся за женщинами и мальчиками! Шестой год уже приветствую я тебя, спокойно возвращаясь к себе в деревню, не заботясь о войне и бедствиях, о ссорщиках и спорщиках. Если хочешь с нами пображничать, так поутру, когда проспишься, дадим тебе опохмелиться нашим мирным вином».

 

Аристофан – «Всадники» (краткое содержание)

Читайте также статью Аристофан «Всадники» – анализ

«Ахарняне» получили первую награду. Это ободрило молодого поэта, так что он решился ставить свои комедии лично. Первою из этих комедий была – «Всадники», за которую Аристофан также получил первую награду в 424 г. Эта комедия была направлена в особенности против Клеона, которому поэт еще в «Ахарнянах» заявил, что он изрежет его на подошвы для всадников. Политические стремления Клеона подверглись в этой комедии самым смелым и раздражительным нападкам со всех сторон. Чрезвычайная смелость Аристофана в этом отношении тем более должна удивлять нас, что Клеон именно в это время, после счастливого похода в Пилос, стоял на высоте своего могущества и влияния. Если верить показанию самого Аристофана, никто не решался сделать для его комедии маску Клеона, опасаясь этого сильного и влиятельного временщика; роль Клеона пришлось играть самому Аристофану, так как никто не хотел браться за её исполнение. Желая свергнуть Клеона, они выставляют против него грубого и совершенно необразованного колбасника, который начинает с ним соперничать, и благодаря своему превосходству в крике и ругани, в дерзости и бесстыдстве, побеждает его и занимает его место.

Действие этой пьесы Аристофана немногосложно: всё значение её основано на политической тенденции. Упрямый старик Демос (афинский народ) совершенно подчинился влиянию наглого плута Пафлагонца (Клеона), одного из своих рабов; потому два другие раба Демоса, Демосфен и Никий, считают невозможным долее служить ему и хотят убежать от него. Но в бумагах заснувшего Пафлагонца они находят пророчество оракула, что торговец сосисками Агоракрит предназначен судьбою низвергнуть Пафлагонца и сделаться любимцем Демоса. Демосфен и Никий выставляют против него грубого и совершенно необразованного Агоракрита и устраивают на Пниксе в присутствии Демоса состязание между Пафлагонцем и Агоракритом, которого поддерживают всадники, представители честных и почтенных граждан, образующие хор. Агоракрит, грубый простолюдин, умеет самохвальствовать, ругаться и льстит Демосу так хорошо, что побеждает Пафлагонца в этом мастерстве. Благодаря своему превосходству в крике и ругани, в дерзости и бесстыдстве он берёт верх над Пафлагонцем. Демос перестает слушаться Пафлагонца и, поняв, что был одурачен им, становится снова человеком молодым и разумным.

По некоторым известиям, в обработке «Всадников» помогал нашему поэту комик Эвполис, который был несколько годами старше Аристофана и находился с ним в дружеских отношениях. Однако впоследствии между обоими поэтами началось соперничество, они стали враждовать между собою и упрекать друг друга в различных поэтических и нравственных недостатках. В «Облаках» (ст. 553) Аристофан упрекает Эвполиса в том, что его комедия «Марик»,– в которой демагог Гипербол играет такую же роль, как у Аристофана Клеон, – заимствована из «Всадников», но испорчена плохими дополнениями: «Когда Эвполис выкроил для вас своего «Марика», вышли те же «Всадники», только глупо переделаны глупцом». Эвполис защищался от этого обвинения в другой своей комедии, представленной в 415 г., где говорит, что «Всадники» написаны им вместе с «лысым» (Аристофаном).

 

Аристофан – «Облака» (краткое содержание)

(Более полно оно изложено в отдельной статье - Аристофан «Облака» краткое содержание)

В следующем, 423 г., Аристофан выступил с новой комедией «Облака», направленной против нового софистического воспитания и образования. Он осмеивает в ней софистов, представителем которых у него является Сократ; он доказывает, что софистика имеет гибельное влияние на нравы, разрушает религию, нравственность, семейную жизнь, вообще внушает своим учениками вредные понятия; нападая на софистов, он превозносит простоту и строгость старинных нравов. В этой комедии Аристофан смешивает Сократа с софистами и выставляет его развратителем юношества. Эта ошибка, происходившая от непонимания Сократа, разделялась в то время многими из сограждан Аристофана.

План «Облаков» очень прост. Старик Стрепсиад, запутавшись в долгах, хочет избавиться от обязанности платить их. Софисты учат людей тонкостям юриспруденции и ораторского искусства, какие нужны для этого; но сам Стрепсиад не находит себя способным понять новую науку и посылает учиться ей своего избалованного сына, Фидиппида, который своим мотовством и ввел отца в долги (полагают, что в лице Фидиппида Аристофан изобразил Алкивиада). Сын очень быстро и хорошо понимает новомодную премудрость и поступает с отцом так, как следует по этому учению, не признающему ничего святого. Он бьет отца и доказывает ему, что имеет право бить и его и мать; отец, в ужасе от мудрости сына, зажигает ту мастерскую, в которой учитель его сына, Сократ, носясь по воздуху, преподает свои нелепые выдумки.

Аристофан не хотел принимать в соображение разницу между диалектикою Сократа и софистикой. Сократ у него является представителем новой философии софистов, хотя на самом деле был, как мы увидим, самым решительным противником её. Впрочем, Аристофан осмеивает не столько самого Сократа, с которым был лично знаком, сколько увлечения афинян новыми идеями; чтобы сделать Сократа олицетворением смешного мудреца, он перенес на него черты, которые подмечал в других философах, главным образом в софистах. Хор образуют облака, служащие олицетворением тумана, который наводит на умы Сократ, – мысль очень остроумная; пустота и туманность облаков вполне соответствуют характеру учения, на которое нападает Аристофан. Конечно, комик впал в ошибку, выбрав представителем софистики и выставив в карикатурном виде почтенного гражданина, который незадолго перед тем в битве при Делии выказал патриотизм и мужество; но «Облака» дают ряд очень остроумных, истинно комических положений и сцен.

Несмотря на то, что «Облака» были богаты отдельными остроумными сценами, Аристофан получил за них только третью награду. Первая досталась старику Кратину, вторая – Амипсию. Год тому назад в своих «Всадниках», Аристофан посмеялся над старым Кратином, любившим выпить, и сказал, что этот поэт сделался туп и что его лира рассохлась. Подобные же насмешки над Кратином позволяли себе и другие. Раздраженный поэт незадолго до своей смерти написал пьесу «Фляжка», в которой еще раз выступил перед публикой во всей своей силе. В этой пьесе Кратин сам подсмеивается над своей склонностью к выпивке. «Комедия» является здесь женою поэта, которую в молодости он очень любил; теперь же она горько жалуется на своего мужа и упрекает его в том, что он ухаживает за другой женщиной, за «Фляжкой». «Комедия» является к архонту и требует развода, если муж её не возвратится к своим обязанностям. В сердце поэта снова пробуждается прежняя любовь к комедии, и он снова начинает писать с такою силою, что грозят «все затопить потоком своих слов» –

 

«О Аполлон! какой поток слов исходит из уст его (поэта)! Ведь это настоящая Иппокрена или река Илисс, пробивающаяся среди скал: просто не знаю, как это и назвать! Ведь если кто-нибудь не заткнет ему рта, то, клянусь Аполлоном, он в какой-нибудь час затопит своей поэзией всю почтеннейшую публику».

 

Впоследствии Аристофан, поставив на сцену свою комедию «Лягушки» (405 г.), почтил давно уже умершего Кратина, как героя комического искусства.

Аристофан, находивший в прежние годы такой лестный прием, был огорчен неуспехом своих «Облаков» и был уверен, что судьи поступили с ним несправедливо. В следующем году, в комедии «Осы», он говорит:

 

«Вы знаете, что он (Аристофан) отвращает опасность и изгоняет из родины чудовищ; а между тем в прошлом году вы не обратили на него внимания; он сеял в ваши сердца семена новых познаний, но семена эти не взошли, так как вы его, в сущности, вовсе не поняли. А между тем, я клянусь Дионисом, и снова клянусь, что никто и никогда не слыхал лучшей комедии, чем та».

 

Вследствие этого Аристофан издал «Облака» в том виде, в каком они были представлены. Впоследствии он принялся за переработку этой комедии, чтобы снова поставить ее на сцену, но это ему не удалось. В этом-то переработанном виде и дошли до нас «Облака».

 

Аристофан – «Осы» (краткое содержание)

В комедии «Осы», представленной в 422 году, вновь осмеиваются демагоги, близкие к Клеону, и страсть афинских граждан к судам. Для народного суда или суда присяжных в Афинах избиралось ежегодно 6000 граждан, которые, разделившись по группам, творили суд и расправу по важнейшим делам, произнося приговоры окончательные и безапелляционные. С тех пор, как Перикл назначил этим судьям в вознаграждение за потерю времени жалованье, судейская должность сделалась особенно привлекательною для беднейших и необразованных классов населения, между тем как более состоятельные граждане стали уклоняться от неё. Вследствие этого в судах к возмущению благомыслящих людей и Аристофана стали господствовать люди необразованные, так что даже самый невинный человек не мог быть вполне спокоен за исход дела. Судьи решали дела не по совести и не по правде, а большею частью по личным своим соображениям и по впечатлению минуты, по приязни или неприязни к тяжущимся. Особенно богатым и знатным людям приходилось много терпеть от бедняков-судей, чувствовавших свою силу и налагавших на богачей тяжелые денежные штрафы и конфискации; вследствие этого обогащалась государственная казна, от которой судьи получали свое содержание.

Во времена Пелопоннесской войны судьями были большею частью старики, так как молодые люди уходили на войну, эти старики были народ грубый и сердитый, вроде роя ос. Поэтому в комедии Аристофана является хор судей в виде ос, вооруженных длинными жалами.

Главные лица в «Осах» – старик Филоклеон («приверженец Клеона») и его сын Бделиклеон («гнушающийся Клеоном»). Старик страстно любит быть гелиастом; любовь к должности судья доходит у него до мании. Чтоб исцелить отца от этой болезни, сын запирает его, как сумасшедшего. Друзья старика, тоже судьи, приходят за ним. Сын начинает спор с ними, доказывает, что быть гелиастом – не особенное счастье и не особенная честь, потому что гелиаст – игрушка в руках хитрых юристов и демагогов. Этот спор Бделиклеона с гелиастами имеет форму судебных прений. Сыну удается наконец излечить отца от страсти уходить в суд: он устраивает дома у себя маленький трибунал, где отец должен быть судьею, и обещает старику ввести его в круг знатной молодежи, где ему будет очень весело.

Аристофан вставил в эту комедию пародию на процесс между Клеоном и стратегом Лахесом, составлявший тогда предмет толков в городе. Эта пародия превосходно осмеивает афинское судопроизводство. Бделиклеон устраивает для отца в собственном доме судилище, где старик может сколько угодно судить своих домашних. В этом судилище происходит потешный процесс собак, представляющий пародию на недавний процесс полководца Лахеса. Клеон, который, сидя дома, охотно делился добычею с другими, обвинил храброго Лахеса в том, что он во время своего похода в Сицилию позволял себе незаконные притеснения. В «Осах» собака Громколай (Клеон) обвиняет Хватайку в том, что последняя стащила с кухни кусок сицилианского сыру. При помощи грубого обмана суровый судья оправдывает обвиняемого, к своему собственному неудовольствию.

Но если в «Облаках» старик Стрепсиад подвергается беде от того, что сын быстро понял практические выводы из ненавистной Аристофану новой мудрости софистов, то в «Осах», напротив, сын вскоре видит, что отец слишком хорошо научился веселиться. На пирушке молодых людей светского тона Филоклеон забывает уроки приличия, преподанные ему сыном, держит себя так, что молодые люди негодуют на него и грозят отдать его под суд. Пьяный, взяв под руку флейтистку, он уходит, качаясь, смеется над упрекающим его сыном, как над педантом, и кончает старинной пляской на орхестре.

 «Осы» принадлежат к лучшим комедиям Аристофана; однако и за эту комедию автор получил только вторую награду.

 

Аристофан – «Мир» (краткое содержание)

Комедия «Мир», также удостоенная второй награды, была представлена во время больших Дионисий 421 года, почти полгода спустя после смерти Клеона и Брасида (оба они пали в битве при Амфиполе). В это время уже все страстно желали мира, который несколько недель спустя действительно был заключен Никием. Комедия Аристофана является, до некоторой степени, провозвестницею этого мира.

Аттический поселянин Тригей, верхом на большом навозном жуке (пародия на Пегаса, который у Еврипида служит Беллерофонту), едет на Олимп, где живет бог войны, освобождает находящуюся в плену у него богиню мира и привозит ее в Афины. В честь её возвращения афиняне устраивают праздники и благодарственное жертвоприношение. Идиллические сцены мирного счастья заключают в комедии «Мир» много прекрасных мест, но слишком растянуты.

 

Аристофан – «Птицы» (краткое содержание)

Следующая дошедшая до нас комедия относится к 414 г. Это – «Птицы», пьеса, которая считается лучшим произведением музы Аристофана. В то время Афины достигли высшей степени могущества и процветания. Удары, нанесенные городу десятилетней войною, окончившейся в 421 г., были теперь уже забыты. Союз врагов распался, город имел в своем распоряжении новые и значительные денежные средства, вследствие возвышения размеров союзнической дани; большая часть восточного моря находилась во власти афинян. Походом в Сицилию, предпринятым в 415 г., афиняне надеялись распространить свое господство и на западную часть Средиземного моря; все мечтали о покорении Сицилии, о завоевании Карфагена; для народа, почувствовавшего всю силу своей власти, ничто не казалось неисполнимым.

 

 

В это время, когда афиняне безрассудно занимались построением самых блестящих воздушных замков, явилась комедия «Птицы», представляющая сама по себе также блестящий, фантастический воздушный замок, в котором отразилось общественное настроение того времени. С удивительным блеском остроумия Аристофан осмеивает безумно гордые замыслы своих сограждан, изображая, как два афинянина, прожектер Писфетер (Мастер убеждать) и Эвелпид (Легковерный), выселившись из «противных» Афин, строят себе, с помощью птиц, заоблачный город на воздухе, Облачно-Кукушко-Град (Νεφελοκοκκυγία) и основывают там птичье царство. Вследствие этого прямое сообщение между землею и небом прекращается, люди начинают поклоняться только птицам и перестают приносить жертвы олимпийским богам. Проголодавшиеся боги оказываются вынужденными вступить в переговоры с птицами и их представителем, Писфетером, и заключают с ними договор, в силу которого Зевс уступает Писфетеру господство над миром. Комедия заключается торжественным шествием: Писфетер, вместе с уступленною ему Зевсом невестою – Василией (Господством), в сопровождении целого роя птиц и с молниею Зевса в руке, вступает, как царь птиц, в свой золотой дворец. В этой комедии искусство Аристофана проявилось во всем своем блеске; но несмотря на это, он получил только вторую награду.

Но изображая своим согражданам фантастическое государство на воздухе, Аристофан напоминает им о дурных сторонах действительной их жизни. Из нового государства на воздухе исключены все те люди, которые своими интригами поднимали тогда смуты в Афинах: доносчики, прорицатели, демагоги, руководившие процессом о разрушении гермов, предлагавшие по поводу этого дела новые законы и разные полицейские меры. Политические намеки прикрыты аллегориею и сделаны осторожным тоном, потому что незадолго перед тем, по предложению Сиракосия, было запрещено изображать в комедиях политические события. Туманность политических намеков в этой пьесе Аристофана так велика, что комментаторы её построили множество разноречащих объяснений. Но почти все они согласны в том, что она имеет политическую тенденцию, осмеивает разные нелепости общественной и частной жизни, между прочим страсть к процессам, и должна считаться пародией на фантастические надежды, с какими афиняне начали войну в уверенности покорить Сиракузы и овладеть всею Сицилиею. В «Птицах» Аристофана есть насмешки и над современными поэтами, особенно над драматургами. С осмеянием нелепостей соединены серьезные советы афинянам возвратиться к старым обычаям.

«Птицы» заключают собою первую группу дошедших до нас комедий Аристофана. Пьесы этого периода, в продолжение которого поэзия Аристофана достигла своего высшего развития, имеют, большею частью, политический характер. Более ранние из них проникнуты великими идеями и отличаются страстностью, резкостью и раздражительностью; в позднейших комедиях эта раздражительность мало-помалу смягчается и уступает место тихой веселости и добродушному юмору.

 

Аристофан – «Лисистрата» (краткое содержание)

Следующая за тем группа комедий Аристофана заключает в себе три пьесы («Лисистрата», «Женщины на празднике Фесмофорий» и «Лягушки»), относящиеся к последним годам Пелопоннесской войны, от 411 до 405 г. После того богатого надеждами времени, когда были написаны «Птицы», Афины постигла несчастная катастрофа. Войско, отправленное в Сицилию, было в 413 г. совершенно уничтожено. Государство потеряло значительную долю своей власти; спартанцы, заняв Декелею, укрепились в центре Аттики и угрожали Афинам. Аристократические и олигархические стремления снова вошли в силу и угрожали демократическому правлению, которое действительно вскоре (в 411 г.) должно было (хотя и ненадолго) уступить свое место господству Четырехсот. В это мрачное и неспокойное время комическая поэзия была лишена своей настоящей почвы, и если Аристофан и не потерял своей прежней веселости и юмора, то все-таки у него уже не стало прежнего юмористического взгляда на политические дела.

Аристофан снова выступил проповедником мира в своей комедии «Лисистрата» («Женщина, распускающая войско», 411 г.). Из всей Греции сходятся в Афины женщины, чтобы восстановить мир; они овладевают Акрополем; афинское правительство не в силах выгнать их оттуда. Они объявляют, что не хотят жить с мужьями, пока мужья не примирятся между собою; мужья вынуждены примириться. Тон этой комедии очень нескромный, в ней много неприличного.

 

Аристофан – «Женщины на празднике Фесмофорий» (краткое содержание)

В «Лисистрате» мало политической сатиры, в комедии «Женщины на празднике Фесмофорий», данной в том же году, вовсе нет её; при тогдашнем раздражении партий она была, вероятно, опасна. Новая комедия Аристофана была построена на почве литературной критики и направлена в особенности против Еврипида. Здесь осмеивается нелюбовь Еврипида к женщинам, но так, что женщинам достается от комика едва ли не больше, чем от трагика.

Женщины, собравшиеся на празднике Фесмофорий, решают, что надо наказать Еврипида за множество обид, которые нанес он в своих трагедиях женщинам, и осуждают его на смерть. Еврипид присылает в их собрание защитника, переодетого в женское платье; он выбирает для этой роли своего изнеженного друга-литератора Агатона. Агатон робеет идти в собрание женщин и передает свой женский костюм Мнесилоху, родственнику и другу Еврипида. Аристофан описывает, как нарядившись женщиной, Мнесилох превосходно исполняет свое поручение: он говорит о женщинах еще гораздо хуже, чем Еврипид. Это возбуждает в его слушательницах подозрение. Женоподобный, безбородый Клисфен слышал о придуманной Еврипидом хитрости; при его помощи женщины уличают Мнесилоха и отдают под стражу тюремщику, скифу. Еврипид хочет смягчить тюремщика, декламируя отрывки из своих трагедий; но это не действует на скифа. Тогда Еврипид подсылает к нему флейтистку, она уводит его; женщины примиряются с Еврипидом.

 

Аристофан – «Лягушки» (краткое содержание)

Читайте также статью Аристофан «Лягушки» – анализ

Литературной же критике посвящена и комедия «Лягушки», представленная в 405 г., в конце Пелопоннесской войны. Эта комедия Аристофана была удостоена первой награды и принята с таким одобрением, что была представлена еще раз. В конце Пелопоннесской войны Афины опустели. Лучшие полководцы и государственные люди времен войны уже умерли, были убиты в сражениях или казнены, а некоторые добровольно или по принуждению удалились из своего отечества. Из прежних великих поэтов также остался в живых один только Аристофан. Кратина и Эвполиса давно уже не было на свете; незадолго перед тем умерли Софокл и Еврипид. В «Лягушках» Аристофан тоже осмеивает Еврипида, и вообще новых трагиков: но кроме того он в этой превосходной пьесе серьезным тоном говорит о бедственном положении государства и вновь склоняет афинян заключить мир.

В комедии Аристофана Дионис, бог драматического искусства, представляющий собою неразумную публику афинского театра, решается, ввиду столь печальных обстоятельств, сойти в Тартар и привести оттуда на землю мудреца – Еврипида. В сопровождении своего слуги, шута Ксанфия Дионис переправляется через реку Стикс, сопровождаемый кваканьем болотных лягушек, образующих второстепенный невидимый хор, и после различных приключений добирается, наконец, до дворца Плутона (Аида), где живут посвященные в таинства, составляющие главный хор пьесы.

Как раз в это время здесь происходит спор между Эсхилом и Еврипидом; последний, недавно явившись в подземный мир, требует, чтобы Эсхил уступил ему свой трагический трон, как поэту более славному. Эак рассказывает, что Софокл, сойдя в Тартар, не предъявлял Эсхилу таких претензий; напротив, подойдя к старику, он поцеловал его и дружески пожал ему руку, а Эсхил сам предложил ему свое место; но Софокл пожелал только сесть рядом с ним. Теперь, если в поэтическом споре Эсхила с Еврипидом победителем останется первый, то Софокл не будет вмешиваться в это дело; если же победит Еврипид, то Софокл сам вступит с ним в состязание из-за первенства.

Вслед за этим, в присутствии Плутона и Диониса, избранного в судьи, начинается состязание между Эсхилом и Еврипидом, состязание, в котором, по выражению Велькера, самая нагляднейшая и остроумнейшая критика, какая только была когда-нибудь на земле, изображает характеры Эсхила и Еврипида, как поэтов и как людей, в их взаимной противоположности. Этот спор двух поэтов – смесь серьезных мыслей и шуток. Аристофан излагает в нем свои понятия о трагедии, о том, каковы должны быть её содержание, её нравственная цель, план её, характер языка в ней, каковы должны быть пролог, песни хора, монодии (арии соло), и очень часто насмешливые суждения Аристофана имеют очень верный серьезный смысл. Состязание состоит в цитировании отрывков из Эсхила и Еврипида.

В конце спора оба поэта подходят к весам и бросают на них свои стихи. Стихи Эсхила, величественные и энергические, перевешивают прикрашенные риторикою стихи Еврипида, главные качества которых – изящная отделка и диалектические тонкости. Но, отдавая преимущества нравственной возвышенности трагедии Эсхила, Аристофан порицает напыщенность его слога и слишком искусственные сложные слова, какие часто употреблял он. Софокл не участвует в состязании; Аристофан так уважал его, что не хотел выводить его действующим лицом смешной сцены. Дионис, с позволения Плутона, берет Эсхила с собою на землю, «чтобы он своими мудрыми советами спас город афинян и направил на истинный путь заблуждающихся, которых так много в этом городе». Прощаясь с Плутоном, Эсхил говорит:

 

«Ты же Софоклу поручи мой трон; пусть он охраняет его и бережет для меня, так как ведь я скоро возвращусь; Софокла я считаю в искусстве вторым после себя. Но позаботься, чтобы этот ужасный человек, прорицатель лжи, рыночный крикун (Еврипид) никогда не осмелился вступить на мой трон».

 

«В сущности, Аристофан, конечно, прав в том отношении, что непосредственное чувство и естественное сознание добра и справедливости, жившее в Эсхиле, гораздо полезнее для общественной нравственности и для жизни граждан, чем сухие рассуждения, в которые пускался о чем угодно Еврипид. Но Аристофан неправ, упрекая лично Еврипида в том направлении, которое с неотразимою силою господствовало в его время над всеми. Если комедия Аристофана имела целью снова поставить афинскую публику на ту точку зрения, представителем которой был Эсхил, то она должна была иметь силы настолько, чтобы остановить течение времени и отвести духовное развитие народа с нового пути на прежний». (О. Мюллер).

 

Аристофан – «Женщины в народном собрании» (краткое содержание)

«Женщины в народном собрании» (Έκκλεσιάζουσαι) и «Богатство» (Πλοϋτος) относятся к третьей группе комедий Аристофана; они написаны уже после Пелопоннесской войны. Несчастный исход этой войны навсегда сломил силу афинской республики; с тех пор граждане стали уже терять интерес к общественной жизни и гордое сознание своей политической силы. Вместе с тем и комедия потеряла свою жизненную силу. Она и по внешности должна была подчиниться тем печальным обстоятельствам, в которых оказались республика и граждане; на блестящую постановку пьесы и на обучение хора не хватало уже денег, а потому в обеих названных нами комедиях нет парабасиса, и хоры очень незначительны. Несмотря на это, «Женщины в народном собрании», – комедия, представленная, вероятно, в 392 г., – произведение, вполне достойное Аристофана. В этой комедии обработана, по-видимому, модная в то время идея, о которой тогда много говорилось в аудиториях философов и в знатных кружках. Так как мужчины оказываются уже совсем неспособными, то женщины берутся за управление государством и составляют конституцию на основе общинного владения имуществами и женщинами. Несмотря на отвлеченность и теоретичность этой темы, действие идет очень живо и весело. Эта пьеса Аристофана отличается резкой обрисовкой характеров, легким и свободным ходом явлений, так что может быть поставлена наряду с лучшими комедиями древности.

Аристофан, теперь уже старик, снова поднял в «Женщины в народном собрании» бич своей сатиры против демагогов, против возобновившихся прежних злоупотреблений доверчивостью народа, против расходования государственных денег на удовлетворение своекорыстным интересам влиятельных людей, против упадка патриотизма,порчи нравов, любви афинского народа к нововведениям. Женщины, сошедшиеся на площади народных собраний и присвоившие себе верховную власть, составляют законы нового государственного устройства. Это фантастическое государство – смелая пародия на пошлость и бессилие новой афинской демократии.

Аристофан показывает зрителям, как афинянки, переодевшись в мужское платье, исцелить все государственные бедствия. Они устанавливают законы, которыми устраняются все причины страданий. Провозглашается общность имуществ и полная свобода женщин в делах любви; в пользу старух и некрасивых женщин установляются правила, доставляющие наслаждения любовью и им. Все будут жить не трудясь, пользоваться всяческими удовольствиями. Начинается ряд веселых сцен, бесцеремонных до неприличия. Несколько старух заводят ссору с молодою девушкою, отнимая у неё молодого любовника.

Афинский народ был тогда беден, а жажда наслаждений была сильно развита в нем; потому очень может быть, что возникали в Афинах коммунистические стремления, и что в сатире Аристофана не все вымысел, что есть в этой пародии черты, заимствованные из действительности. Очень возможно и то, что коммунистическое государство, которое основывают женщины, – пародия на коммунистическую теорию Платона, которая могла быть уж известна тогда по его лекциям. Хор состоит из женщин, в мужских плащах, с палками и с подвязанными бородами; бедность костюмировки хора показывает, что время блеска старой комедии уж миновало. «Женщины в народном собрании» лишены парабасы; это также показывает, что старая комедия падала. Еще яснее виден упадок её в последней пьесе Аристофана, «Плутос».

 

Аристофан – «Плутос» («Богатство») (краткое содержание)

Комедия «Богатство», представленная в 388 году, представляет переработку комедии, игранной за 20 лет перед тем, в 408 году. В ней совсем нет политической сатиры; предмет её – изображение общечеловеческих слабостей и пороков. Тон шуток в ней очень сдержанный. Неприличий меньше чем в прежних комедиях Аристофана, но зато меньше и гениальности. Это была последняя пьеса, поставленная на сцену самим Аристофаном, и на ней заметно уже влияние старости. Содержание этой пьесы представляет обработку предмета общечеловеческого, и при общем обеднении после войны явилось очень кстати.

Плутос, слепой бог богатства, раздает свои сокровища людям недостойным, дурным и доводит этим самого себя до бедности. Хремил, честный афинский поселянин, возвращает ему зрение; тогда справедливость в распределении богатства между людьми восстановляется. Ряд веселых сцен показывает, как это хорошо. Плутос снова делается богат и снова пользуется уважением людей.

Многие историки греческой литературы относят аристофановского «Плутоса» не к старой, а уже к средней комедии, потому что хор в нем не имеет важного значения, нет парабасы, нет сатиры, направленной на отдельные лица. Можно спорить против мнения этих ученых и находить, что местами в «Плутосе» еще веет дух старой комедии. Но бесспорно то, что она пала с подавлением демократической свободы деспотизмом Тридцати тиранов. Аристофан пережил это время; но и по восстановлении демократических учреждений уже была невозможна прежняя смелость его политической сатиры: её не вынесло бы изнуренное государство, не имевшее энергических руководителей, бедное, робкое, оскудевшее и патриотизмом.

Две другие комедии, написанные Аристофаном после этой – Κόκαλος и Αίωλόσικον – были поставлены на сцену его сыном Араром. Аристофан этим как бы представлял публике в качестве своего наследника по искусству. Арар, как и братья его – Филипп и Никострат (или Филетер) – также посвятил себя комическому искусству и в 376 г. в первый раз выступил с самостоятельными комедиями. Их отец, видимо, не дожил до этого времени.

 

Внешность и характер Аристофана

О внешности Аристофана мы знаем только, что он очень рано сделался лысым. В своей комедии «Мир», которая была представлена в 421 году, когда Аристофану было всего только 30 лет, он говорит о себе, обращаясь к публике:

 

– Обязанность ваша в том и заключается, чтобы все вы, от мала до велика, подали голоса в мою пользу; а каждому лысому я дружески советую, ради собственной пользы, быть на моей стороне. Поверьте мне, что если победа останется за мною, то и за столом и на пиру только и будет слышно: «Вот это лысому, и то лысому, вот лысому лакомый кусочек! Да не скупитесь! Ведь благороднейший из всех поэтов в мире – это поэт с высоким лбом».

 

Во Флоренции находится герма с надписью: Άριςτοφάνης Φιλιππίδον Άδηεναϊος. Двойная герма хорошей работы найдена Велькером близ Тускулума и изображает Аристофана и Менандра. «Выражение лица серьезное и глубоко грустное; лоб морщинистый, глаза впалые и несколько утомленные, однако прекрасные и выразительные».

Аристофан

Аристофан

 

Показание Атенея, что лирик Алкей и комик Аристофан писали свои произведения под влиянием винных паров, не заслуживает никакого вероятия. Это мнение явилось, конечно, вследствие оригинальности в характере обоих поэтов и вследствие того, что они в своих произведениях превозносят вино. Так, например, Аристофан (Всадники, ст. 90 и сл.) говорит:

 

«Как! ты осмеливаешься порицать вино? Что же практичнее вина, что превосходнее его? Разве ты сам не видишь, что когда люди напьются, тогда они богаты, выигрывают тяжбы, достигают чего угодно, чувствуют высшее блаженство, готовы оказывать своим друзьям всевозможные услуги. Итак, ступай и скорее неси мне кружку вина: я хочу увлажить свое остроумие и сказать что-нибудь умное».

 

Другом вина является Аристофан также и у Платона, в его диалоге «Пир». Речь, произносимая поэтом в этом диалоге, прекрасно характеризует его личность и его поэзию. Вообще из всех современников Аристофана Платон был одним из самых восторженных почитателей его поэзии; он часто читал его комедии и по смерти комика сочинил в честь его следующую эпиграмму:

 

«Музы долго искали для себя такого храма, который мог бы существовать вечно; наконец, они нашли такой храм в душе Аристофана».

 

Аристофан и переход от древней к средней греческой комедии

Уже последние пьесы Аристофана представляют переход к так наз. средней комедии, которая особенно развилась во времена Александра Македонского и затем, в свою очередь, перешла в новую комедию, процветание которой началось после смерти Александра. Средняя комедия, отказавшись от господствовавших во времена Аристофана политических сюжетов, перешла к изображению, в комическом виде, философов, поэтов и обыкновенных людей – ремесленников, поселян, солдат, паразитов и т. п. Вместо фантастически веселых сцен и личной сатиры средняя комедия старалась привлекать разнообразием характеров и искусственной запутанностью действия. По форме и материалу она представляет только постепенный переход к новой комедии, главнейшими представителями которой были Филемон (358–262 до Р. X.) и Менандр (342–290) и которая имеет много сходства с нашей теперешней комедией. Она изображала обыденную жизнь, в которой лица серьезные и комические являются рядом одни с другими. Сюжетом служила какая-нибудь интрига, большею частью любовная, более или менее сложная и запутанная. В этих комедиях господствовала слабая философия, проповедовавшая чувственные наслаждения. Стремления к высшим нравственным идеям, столь яркого у Аристофана, здесь уже нет, над миром царствует случай, и нравственная негодность считается не более как глупостью.

 

Переводы Аристофана на русский язык

Облака, комедия Аристофана, на афинском театре в первый раз представленная во время большого Дионисиева празднества в первом году LXXXIX Олимпиады. –  Перевод И. Муравьёва-Апостола. СПб., 1821

Аристофан. Комедии. – Пер. А. И. Пиотровского. М.-Л., 1934

Аристофан. Комедии. – Общ. ред. Ф. А. Петровского и В. Н. Ярхо. М., 1954. (с новыми переводами «Ахарнян» и «Птиц» С. Апта, «Всадников» К. Полонской, «Лягушек» Ю. Шульца)

 

Статьи и монографии об Аристофане

Рочер. Аристофан и его век. Берлин, 1827

Ранке. О жизни Аристофана. Лейпциг, 1845

Мюллер Штрюбинг. Аристофан и историческая критика. Лейпциг, 1873

Шестаков Д. П. Опыт изучения народной речи в комедии Аристофана. Казань, 1912

Ярхо В. Н. Аристофан. М., 1954

Головня В. В. Аристофан. М. 1955

Аристофан. К 2400-летию со дня рождения Аристофана. Сборник статей. М., 1956

Соболевский С. И. Аристофан и его время. М., 1957

Клячко Н. Б. Аристофан о комедии. М., 1975

Гусейнов Г. Ч. Аристофан. М., 1988

Гаврилов А.К. Ученая община сократиков в «Облаках» Аристофана (в сборнике «Некоторые проблемы истории научной науки»). Ленинград, 1989



[1] Парабасис составляет особенность древней комедии, на которую следует смотреть, как на остаток древней фаллической песни, шуток и насмешек, которыми праздничный хор осыпал всякого встречного. Во времена Аристофана, когда тема пьесы была уже достаточно разъяснена, так что могло начаться главное действие, хор, состоявший из 24 человек и до сих пор стоявший к публике спиною, обращался к ней лицом и говорил о различных интересах дня, в особенности же распространялся о личных делах самого автора. За короткою песнею (κομμάτιον), служившей введением, следовала длинна я речь, состоявшая обыкновенно из анапестов (πνϊγος, μακρόν) и представлявшая парабасис в тесном смысле слова. В этой речи глава хора говорил от лица поэта о нем самом, о его поэтических целях, о его заслугах, об отношениях его к соперникам и т. д. За этой речью следовала другая, сходная с нею по форме, но разделенная на две части (έπίρρημα и άντεπίρρημα), из которых каждая начиналась лирической строфой в честь одного или нескольких божеств. Эта вторая часть имела характер политический; в ней шутливым тоном осмеивались недостатки общественной жизни, выдающиеся личности, пороки народа и т. п. Впрочем, парабасис не всегда состоял из всех перечисленных нами частей; иногда он делился на две части; иногда его и вовсе не было. Полный парабасис находится, например, в комедии Аристофана «Всадники» (ст. 498 и сл.).

[2] Мать Еврипида была торговка овощами и зеленью.

[3] Аристофан заставляет Еврипида выражаться высокопарно, пародируя тон его трагедий.

 

© Авторское право на эту статью «Аристофан» принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Её электронное и бумажное копирование без согласия правообладателя запрещено!

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.