Павел Диакон (720 – 799/800)

Замечательнейшим из историков первого периода средних веков, сочинение которого продолжало оказывать влияние на историческое изложение до XV столетия, был Павел Диакон. Он не представляет собой великого таланта, дающего направление умам; он не внес нового как мыслитель в историю; его понимание истории не отличалось от взглядов предшествовавших и последующих писателей. Но Павел Диакон остается, тем не менее, самым крупным представителем первого периода историографии, делая попытку возобновить античные приемы, хотя они значительно запоздали и не подходили к кругу понятий современников. Тем плодотворнее были эти попытки для последующего времени; потому-то Павел Диакон был всегда любимым историком. Недаром его главные произведения были известны в ста тридцати рукописях, из которых сохранилось сто пятнадцать; недаром он имел десять продолжателей и восемнадцать аббревиаторов. О нем писали менее, чем он заслуживает. Он сам рассказывает о своем происхождении в IV книге своей «Истории лангобардов» («О деяниях лангобардов»), 39 гл. Это место интересно с точки зрения приемов автора. Павел Диакон имеет большую склонность к записыванию легенд, что в сущности весьма ценно для нас.

Павел Диакон

Павел Диакон. Средневековая миниатюра

 

Мы в мире наивных сказаний. Варвары сами, как видно, увлекались красотой и поэзией своей истории.

Прапрадед Павла Диакона был одним из первых лангобардских переселенцев в Италию; его сыновья были пленены аварами. Один из них, Лейпих, того же имени, как и отец, чудесным образом спасается из плена. Он знает, что его земляки в Италии, и пробирается на Запад; с ним немного провизии и лук с колчаном. Дорога была ему совсем незнакома; навстречу попался волк; он пошел за ним; волк сделался его проводником и спутником. Волк все бежал перед ним, то озираясь назад, то останавливаясь, когда Лейпих хотел отдохнуть, и снова пускался вперед, когда тот вставал с места. Лангобард Лейпих понял, что этот волк послан ему Богом указывать дорогу, которой он не знает. В продолжение многих дней они шли по диким горам; у путника закончился весь небольшой запас хлеба, но предок Павла Диакона, невзирая на это, долго продолжал свой путь с пустым желудком. Наконец, совершенно истощенный голодом, лангобард решился натянуть лук и убить волка, чтобы его съесть. Но зверь уклонился от стрелы и исчез из глаз. Теперь Лейпих не знал, куда ему идти; голод отнял у него последние силы, так что он начал отчаиваться в своем спасении и, упав на землю, уснул. Во сне предок Павла Диакона увидел мужа, который сказал ему: «Проснись и иди туда, куда обращены ноги; там Италия, к которой ты стремишься». Лейпих тотчас встал, пошел в том направлении, которое ему было указано во время сна, и скоро достиг человеческого жилья. В том месте жили славяне (?). Прадеда Павла Диакона увидела одна старуха, которая сразу поняла, что беглец голоден. Побуждаемая состраданием, она спрятала его в своем доме и давала ему пищи понемногу, чтобы он, наевшись сразу, не умер. Так она поступала до той поры, пока не укрепились его прежние силы. Тогда она дала лангобарду провизии на дорогу и сказала, в какую сторону он должен идти. Спустя несколько дней он прибыл в Италию и пришел к тому самому дому, в котором после родился Павел Диакон. Дом стоял без крыши, зарос тернием и кустарником. Лейпих все привел в порядок и на большом диком ясене, выросшем внутри стены, повесил свой колчан. От него вел свой род автор национальной истории лангобардов.

Лангобард

Лангобардское королевство в Италии. Карта

 

Вот прием изложения в рассказе о самой простой вещи. Павел Диакон умел сделать повествование интересным.

Павел родился в городе Аквилее, отчего его называют Аквилейским. Он учился при лангобардском дворе в Павии, тогдашнем Тицинуме. Все биографы с легкой руки Леони Марсикани в его Монтекассинской хронике (1, 15), приводят рассказ об отношениях Павла Диакона с королем Дезидерием и императором Карлом Великим. Он будто по взятии Павии франками стал близким к императору лицом, потом изменил ему и вступил в заговор, был сослан на какой-то остров, бежал к герцогу Беневента, потом поступил в монастырь. Из этого верно только одно, что Павел Диакон умер монахом Монтекассино, не дожив нескольких месяцев до 800 г., всегда оставаясь в лучших отношениях с Карлом Великим. Это последнее обстоятельство весьма важно при ознакомлении с трудами историка.

Их много. Павел Диакон начал свою литературную деятельность с продолжения Евтропия (6 книг «Римской истории» вместе с 10 книгами Евтропия составляют 16 книг от Валента до Юстиниана). Для нас это ничтожная компиляция, но для средних веков труд, имевший огромную важность. Затем он написал: «liber de epis. Mettensibus», жизнь папы Григория I Великого, беседы о Св. Бенедикте, «Homiliarum» для праздничных чтений, писал церковные гимны и между прочим в честь Иоанна Крестителя, послуживший своими инициалами для Гвидо д'Ареццо и его музыкальной гаммы: Ut qaeant laxis Mira gesiorum Solve polluti Resonate fibris Famuli tuorum Labii reatum Sancte Ioannes.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.