Великий греческий историк Полибий (ок. 203/201 – ок. 120 гг. до Р. Х.), сын стратега Ахейского союза Ликорта, был одним из тысячи знатных ахейцев, которых римляне после завоевания Греции взяли в Италию заложниками и продержали в плену семнадцать лет. Он употребил эти годы на то, чтобы собрать материалы для своего великого исторического труда. Дело облегчалось Полибию тем, что он пользовался дружбою Эмилия Павла и Сципиона Африканского младшего и,благодаря тому, был хорошо принят в кругу римской знати. Чтоб узнать страны и народы по личным наблюдениям, Полибий предпринимал обширные путешествия: посетил Испанию, Галлию, Африку, Родос, Малую Азию, Египет, даже берега Черного моря.

«Всеобщая История» Полибия, состоявшая из 40 книг, излагала события от начала пунических войн до разрушения Карфагена и Коринфа. Первые две книги составляют введение, в котором он кратко, но ясно рассказывает пуническую войну и следовавшие за нею события в Африке, Италии, Греции. В книгах от 3-й до 30-й он излагал главную тему своего труда: рассказывал, когда, почему и как одно за другим все государства тогдашнего культурного мира подпали под владычество римлян. В последних десяти книгах «Всеобщей истории» Полибий рассказывал военные и политические дела, участником которых был сам, характеризовал римскую политику, объясняя, что Рим достиг всемирного владычества строгой методичностью своих действий, превосходством своих учреждений, твердостью в исполнении отчетливо обдуманных планов, практическим умом своих правителей. Полибий доказывал, что благо других народов состоит в подчинении римскому государству, прекраснейшему и благотворнейшему созданию судьбы.

"Всеобщая история" Полибия. Издание 1548

 

Полибий называет свою «Всеобщую историю» прагматической, но не совсем в том смысле, какой имеет теперь это слово. Он хочет выразить им, что его труд представляет запас уроков, имеющих практическое применение к политическим и военным делам. Чтобы дать своему труду такой характер, историк, по мнению Полибия, не должен ограничиваться перечислением фактов по порядку времени, как делают летописцы – он должен разъяснить причины, которыми были подготовлены и произведены события, излагать обстоятельства, при которых шли они, показывать их последствия, давать свое суждение о них, представлять характеристики исторических деятелей.

Итак, Полибий поставил себе задачей объяснить причины и последствия тех событий, которыми в продолжение 53 лет создалось владычество римлян над всеми государствами Средиземного моря, объяснить отношения каждого из покоренных государств к этому центральному факту исторической жизни цивилизованного мира, рассказать по документам и другим достоверным источникам и по своему собственному исследованию те события, из которых сложился этот великий факт, описать места событий и охарактеризовать главных деятелей. Во «Всеобщей истории» Полибий превосходно выполнил свою задачу, благодаря проницательности своего ума, своей непоколебимой любви к истине, своему таланту критического исследования и железному трудолюбию, с каким собирал и приводил в порядок материалы. К сожалению, до нас дошли вполне только первые пять книг этого великого исторического труда, послужившего образцом для новой историографии; от остальных книг Полибия мы имеем лишь отрывки.

Главное внимание во «Всеобщей истории» Полибий обращает на военные и политические дела; но в его рассказе находят место себе и другие стороны жизни народов: он излагает учреждения, обычаи, описывает торговлю; только жизнь сердца и религию не понимает он, по мнению новейших историков, так глубоко, как они. О религии Полибий, судит исключительно с практической точки зрения и хвалит римлян за то, что они умели обуздывать страсти и дурные склонности человеческой природы внушением страха наказаний от богов и богослужебными обрядами; над толпою, говорит он, разум бессилен, потому надобно владычествовать над нею посредством чудес и предзнаменований. Он знает только одну божественную силу, Судьбу (Tyche); она правит ходом человеческих дел по разумному своему предопределению и правит им справедливо; последствия всегда соответствуют причинам, судьба дает награду или наказание людям, сообразно тому, хорошо или дурно употребляют они на дело свои душевные силы. Человек практического ума, чуждый идеальности, Полибий судит о событиях исключительно с точки зрения опыта, измеряет достоинство исторических деятелей масштабом успешности их дел и величиною их сил. Главную цель истории он ставит в том, чтоб она давала правителям уроки и советы. Потому Полибий часто вдается в длинные рассуждения о политике, устройстве войска, государственных учреждениях, общественных делах. Выше всего он ценит практический ум, обдуманное, рассудительное употребление сил на достижение ясно определенной, благоразумной цели. Он уважает только рассудительность и успех; нравственное величие характера, возвышенность стремлений не имеют цены в его глазах. Великие идеалисты Демосфен и Тимолеон были непонятны ему.

Во «Всеобщей истории» Полибия ясны только крупные факты, общие черты хода событий; частности, индивидуальности исчезают там в токе великих явлений. История, считает Полибий, показала, что в умственном мире сильнее всех народов греки, в политической жизни – римляне; он полагал, что все народы должны подчиняться этим двум силам: он видел, что греческая образованность и римское владычество соединяются в государстве, слагавшемся в его время путем великих войн. Доказать разумность, благотворность этого слияния всех государств в одно и было целью «Всеобщей истории» Полибия. При всем его стремлении к правдивости, к беспристрастию, у него заметна предпочтительная любовь к Риму, и в частности к фамилии Сципионов. Силе и рассудку принадлежит в глазах Полибий владычество над миром; нравственному величию он не придает важности. История для него – арена действия механических, а не нравственных элементов; потому он не ценит нравственной свободы, не замечает, что развитие народов совершается действием идеальных стремлений, довольствуется поверхностным этнографическим и физическим объяснением событий.

Но все-таки «Всеобщая история» Полибия имеет великое научное значение. Язык его не отличается аттической чистотой, в его понятиях и в манере рассказа есть элементы не греческие. Но ясность изложения, проницательность ума, рассудительность мнений, глубокое понимание политических и военных дел, правдивость, беспристрастие делают Полибия одним из важнейших писателей древности. Подобно Фукидиду, он государственный человек, но не обладает его гениальностью и живостью воображения, а космополитическая точка зрения отнимает у его воззрения на историю патриотическую теплоту и национальный характер. Полибий был посредником между римлянами и греками. Он смотрел с печалью на закат прежнего солнца, с благоговением на полуденное сияние нового солнца. Впрочем, Полибий был не свободен от некоторого недовольства людьми, потому что для римлян был чужой, а у греков считался отступником, и его широкое понимание хода события было несочувственно современникам, оправдано было уж только потомками.

Ни у какого другого писателя древности, говорит великий немецкий историк Моммзен, мы не находим столько поучительного, как у Полибия. «Его книги – как солнце, озаряют историю: с того времени, как начинается его рассказ, рассевается туман, которым еще покрыты войны с самнитами и с Пирром; а с концом его рассказа начинается новый туман, еще более, быть может, сбивчивый, чем прежний», ибо других историков такого же высокого ранга не появлялось долго – или их книги не дошли до нас.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.