Генри Томас Бокль – знаменитый английский историк культуры (1821-1862). В ранней молодости он занялся было отцовским купеческим делом, но после смерти отца, в 1840, оставившего ему значительное состояние, посвятил себя научным занятиям. Продолжительное влияние на Бокля имели Галлам и Бунзен, распознавшие его выдающиеся способности. Только 1857, после долгой подготовки, Генри Бокль выступил, как писатель, с первым томом своего главного произведения, переведенного на многие языки, но оставшегося неоконченным: – «История цивилизации в Англии». Произведение это вызвало необычайный шум и живые дебаты. Удивительны настойчивость в изучении предмета, большая начитанность, проницательное остроумие, философский талант – с помощью которых Бокль старается всюду найти и установить общие исторические законы. Окончив второй том, Бокль предпринял 1861 путешествие на Восток, но дорогой заболел тифом и умер в Дамаске. После его смерти появились: «Miscellaneous and posthumous works» (Лондон, 1872, 3 тома) и его небольшие «Эссе».

Громадное впечатление, произведенное книгой Генри Бокля на обширный круг читающей публики, объясняется тем, что обыкновенный читатель впервые узнал из неё о таких основных принципах современного исторического исследования, которых тщетно было бы искать в произведениях тогдашних историков-специалистов. Дройзен, представитель тогдашней цеховой философии истории, недаром сравнивал метод Бокля с попыткой ходить на руках и брать предметы ногами. Специалистов отталкивало от книги Бокля как раз то, что составляло главную её ценность: стремление покончить с теологическими и метафизическими элементами толкования истории, и, в духе Огюста Конта, последовательно провести в этой области идею детерминизма.

Генри Бокль

Генри Бокль, автор «Истории цивилизации в Англии»

 

Генри Бокль начинает свою «Историю цивилизации в Англии» как раз с вопроса о том, существует ли закономерность в исторических явлениях. На этот вопрос – конечно, несколько грубо, но тем убедительнее для непосвященного читателя, он отвечал статистическими справками, доказывавшими закономерность даже таких внешне случайных явлений, как количество неверно адресованных писем, – не говоря уже о количестве браков и преступлений. Обращаясь затем к зависимости человека и общества от внешней обстановки жизни, он разбирал влияние климата, пищи, почвы и общего характера явлений природы. Найдя, что в умеренных и холодных поясах для поддержания жизни необходимы дорогие сравнительно азотистые вещества, а в жарком достаточно более дешёвых крахмалистых веществ, Бокль непосредственно заключал отсюда, что в тропических странах люди должны скорее размножаться, следовательно, там будет больше рабочих, что поведет за собой низкий уровень заработной платы, высокий уровень процента. Последствием этого будет неравномерное распределение богатств, огромные доходы высшего класса и страшная нужда низшего. Грозные явления природы запугивают воображение младенческих народов, что мешает работе мысли и спокойному научному исследованию. Так Бокль объясняет то обстоятельство, что везде на земле, где существовали эти неблагоприятные условия, имелись одинаковые их последствия. В Индии и в Египте, Мексике и Перу – мы одинаково видим касты, господство жреческого сословия, огромные и бесполезные постройки – и совершенную неподвижность мысли. Совсем другое дело в Европе, где природа давала возможность борьбы с собою человеку.

Все что эмансипирует человека от природы, что дает ему власть над ней, по мнению Бокля, содействует развитию цивилизации. Во власти человека находится в этом случае только одно, но за то могучее средство – именно, знание законов природы. Так Генри Бокль приходит к другой своей главной мысли, которая у него не стоит в особенно тесной связи с первой (идеей закономерности): о влиянии изучения естественных наук на развитие цивилизации. Под влиянием этой мысли задачей Бокля делается далее изучить на истории разных народов, какие факторы мешают, какие, наоборот, содействуют изучению точных наук, а, следовательно, и развитие цивилизации у различных народов Европы и Нового света. С этой точки зрения он характеризует особенность французской цивилизации, как развитие духа опеки, немецкой, как наибольшее накопление знаний, североамериканской, как наибольшее их распространение, испанской и шотландской, как сильнейшее развитие религиозного влияния. Главная цель Бокля при этом – изучить влияние каждого из только что упомянутых факторов (для него, действительно, это – факторы) цивилизации отдельно, индуктивно, на истории отдельных названных народов, и затем результаты употребить для объяснения английской цивилизации, изучение которой, по его мнению, имеет то огромное методическое, преимущество перед другими странами, что её цивилизация развилась самостоятельно без всяких внешних влияний.

Смерть помешала Генри Боклю выполнить свою смелую программу до конца и, может быть, спасла его от разочарования, которое легко могло постигнуть самого автора, когда, после такого недостаточного анализа исторических явлений, слишком поспешно упрощенного введением условного и условно-определенного понятия «цивилизации», ему пришлось бы перейти к общему синтезу. Тому направлению, которое представляла книга Бокля, она дала, во всяком случае, огромную популярность, – по взгляду одних, к большому вреду для истории и для философии истории, – по взгляду других, к величайшей пользе для социологии.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.