Содержание:

Поддержка большевицкой революции евреями

Евреи на высших коммунистических постах

Евреи и убийство царской семьи

Гешефт на революции

Закон об антисемитизме 27 июля 1918

Еврейское участие в борьбе с православием

Попытки оправдать союз еврейства с большевизмом

Евреи-"возвратники"

Евреи-небольшевики вступают в РКПб

Евреи-противники большевизма

"Великий исход" еврейства в столицы и крупные города

Вопрос о национальной ответственности

Еврейские авторы склонны преуменьшать размеры участия своих соплеменников в большевизме. К тому же, видных евреев-большевиков они почти всегда выставляют не евреями по духу, а отщепенцами. Чтобы этим снять ответственность со всей еврейской нации за активнейшее сотрудничество с коммунизмом.

Но – рассмотрим факты. Участие евреев в российской социал-демократии и перед революцией было широчайшим. На последнем перед 1917 V съезде РСДРП (Лондон, 1907) из 302-305 большевицких и меньшевицких делегатов – евреев было более половины. На апрельской конференции 1917 (сразу после возглашения революционных «апрельских тезисов» Ленина) среди 9 членов нового ЦК большевиков было 3 еврея: Зиновьев, Каменев, Свердлов. Летний (1917) VI съезд РКПб избрал новый ЦК, и евреев там стало уже пятеро из 11-ти (Зиновьев, Свердлов, Сокольников, Троцкий, Урицкий). Из 12 участников «исторического заседания» 10 октября 1917 на Карповке (в квартире Гиммера и Флаксерман), принявшего решение об Октябрьском большевицком перевороте, было шесть евреев: Троцкий, Зиновьев, Каменев, Свердлов, Урицкий, Сокольников. В избранное там же первое «Политбюро» (из 7 членов) вошли 4 еврея: Троцкий, Зиновьев, Каменев, Сокольников. Хотя политического единства у этой еврейской четверки поначалу не было: Каменев и Зиновьев были против переворота в данный момент, а Троцкий стремился всячески его ускорить.

Поддержка большевицкой революции евреями

Интернационалист Ленин (сам – метис самых разных кровей: отец – калмыко-чуваш, а мать – дочь еврея Израиля Давидовича Бланка и его жены, рождённой немцем и шведкой) считал идею «еврейской национальности» (как и всякой другой) «реакционной». Но большевики желали воспользоваться для своих целей особым положением евреев в России, хотя поначалу вряд ли предвидели размеры роли, которую те сыграют в насаждении большевизма.

После окончательной ликвидации в Первую Мировую черты оседлости массы евреев ринулись из западных губерний вглубь России, тысячами оседая не в деревнях (куда раньше на словах горячо стремились), а в крупных городах. Большая часть славянских чиновников и специалистов после большевицкого переворота отказалась работать в новых коммунистических учреждениях. Тогда Ленин и его партия, в первых же днях своей власти, позвали туда евреев – и «тысячи евреев хлынули к большевикам»[1]. Семён Диманштейн, глава созданного вскоре особого Еврейского Комиссариата, передавал слова Ленина о том, что еврейская интеллигенция, брошенная войной в русские города, сорвала саботаж русских образованных специалистов после Октябрьской революции. «Еврейские элементы… саботировали этот саботаж и этим выручили революцию».

Коммунисты тут же стали делать в отношении евреев невиданно благожелательные шаги. Уже в конце 1917 был создан еврейский отдел комиссариата по делам национальностей, а в 1918 его преобразовали в отдельный «Еврейский Комиссариат» – по сути, особое министерство. Весной 1919, на VIII съезде РКПб, готовилось даже возглашение «Еврейского Коммунистического Союза Советской России» как особой самостоятельной части РКПб.

 

 

Уверения, что еврейскую молодёжь толкнули к компартии погромы, произошедшие на территории белых (то есть с 1919), несостоятельны. Евреи массово полились в советский аппарат гораздо раньше – в позднем 1917 и в 1918. На службе у большевиков еврейство ярко демонстрировало свойственные ему энергию и сплочённость. Д. Пасманик считает, что «появление большевизма было результатом особенностей русской истории... но организованность большевизма была создана отчасти деятельностью еврейских комиссаров»[2]. Большевики с большой охотой использовали в собственных целях отчуждённость от русского населения, не только евреев, но и латышей, венгров, китайцев…

 

Евреи на высших коммунистических постах

Бурное участие евреев в коммунистической революции позже стало досадливо замалчиваться. Но объективные еврейские авторы, как поэт Наум Коржавин, признавали, что евреи участвовали в русской революции в непропорциональных количествах[3]. И на каких постах! Вскоре они возглавили Красную Армию (Троцкий), ВЦИК (Свердлов), Ленинград и Москву (Зиновьев и Каменев), Коминтерн (Зиновьев), Профинтерн (Дридзо-Лозовский) и Комсомол (Оскар Рывкин, за ним Лазарь Шацкин), Коминтерн Молодёжи (тот же Шацкин). «В первом совнаркоме был, правда, только один еврей, но этот один был Троцкий, второй после Ленина, и превосходил по влиянию всех остальных». А из шести членов Президиума ВЦИК евреями были четверо: Каменев, Володарский, Стеклов-Нахамкис и сам председатель Свердлов.

Лев Троцкий

Лев Троцкий (Лейба Бронштейн)

 

Большевицкую делегацию на переговорах о Брестском мире (отдать немцам огромную часть России, только бы на оставшейся части утвердить большевизм) возглавлял Иоффе. А всей внешней политикой Советской России тогда руководил Бронштейн-Троцкий. Сотрудников в большевицкий комиссариат иностранных дел лично набирал его доверенный секретарь И. Залкинд. Ближайшими помощниками клявшегося в приверженности к «интернационализму» Троцкого были почти исключительно евреи (секретари Глазман и Сермукс, начальник личной охраны Дрейцер). Когда Троцкий потом принял на себя общее руководство на фронтах Гражданской войны, возглавив военный наркомат коммунистов, то своим заместителем там он назначил не армейского профессионала, а врача Эфраима Склянского, и тот подписывался в документах выше советского Главнокомандующего – генерала С. Каменева.

Закрепить итоги Октябрьского переворота 1917 призван был разгон всероссийски избранного Учредительного собрания. По поручению красных вождей дела комиссии по выборам УС передали юнцу-еврею Бродскому. Всероссийски известных членов Учредительного Собрания арестовал ничтожный еврей Гордон, бывший торговец капустой. 5 января 1918 депутаты Учредительного Собрания всё равно попытались открыть его заседание, но взошедшего на трибуну старейшего члена, земца Шевцова, нагло столкнул с трибуны появившийся рядом Свердлов (с ярко-типичной еврейской внешностью). Он сам открыл Учредительное Собрание, поставив ему ультиматум: фактически узаконить Октябрьский переворот 1917, признав большевицкую «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и положив её в основу дальнейших работ. УС отказалось – и было разогнано под улюлюкания непристойно прыгавшего на галерке Ленина.

Розалия Залкинд-Землячка

Розалия Залкинд-Землячка

 

Еврейские имена всё гуще пестрели среди первейших лиц режима и проводников Красного террора. Тут и фурия Розалия Залкинд-Землячка – «чистильщица белого Крыма» – а до этого в секретарях московского комитета большевиков вместе с В. Загорским, И. Зеленским, И. Пятницким (Иосиф Аронович Таршис). Председатель одесского, а потом и киевского губкома партии Я. Гамарник. Глава нижегородского губкома Лазарь Каганович (потом сподвижник Сталина) возглавлял в губернии жесточайший террор в августе–сентябре 1918. Евреями было абсолютное большинство членов послереволюционного Петросовета. Аркадий Розенгольц: в руководителях Октябрьского переворота в Москве; затем член реввоенсовета всей Республики, «ближайший помощник» Троцкого. Семён Нахимсон – к Октябрю 1917 комиссар бессмертных латышских стрелков. Евгения Коган (жена Куйбышева): уже в 1917 секретарь самарского губкома партии. Братья Беленькие: Абрам – начальник личной охраны Ленина; Григорий – заведовал агитпропом Коминтерна; Ефим – нарком финансов.

Велика была роль евреев и в деле продразверстки – том кровавом ограблении трудовой русской деревни, которое больше всего и вызвало Гражданскую войну. На это поприще выдвинулись: Моисей Фрумкин: в 1918-1922 – член коллегии наркомпрода РСФСР, с 1921, в самый голод, – зам. наркома продовольствия. Яков Брандербургский-Гольдзинский: чрезвычайный уполномоченный ВЦИК по продразвёрстке в ряде губерний. Семён Восков: приехал в Россию из Америки только в 1917, а в 1918 уже – комиссар продовольствия обширной Северной области. Мирон Владимиров-Шейнфинкель: глава петроградской продовольственной управы, с 1921 – нарком продовольствия Украины. Моисей Калманович – комиссар продовольствия Западного фронта. Крупное крестьянское западно-сибирское восстание 1921 («ишимский мятеж») началось с жестоких грабежей в деревнях тюменского губпродкомиссара Инденбаума, который, набрав для «развёрсток» вооружённые отряды из бывших уголовников, доходил до конфискаций всего хлеба подчистую. Крестьян, которые не хотели давать развёрстку, ставили в ямы, заливали водой и замораживали[4].

 

Евреи и убийство царской семьи

И. Ф. Наживин пишет по своим раннесоветским впечатлениям: в управлении делами СНК, «всюду невероятная неряшливость и неразбериха. Всюду латыши, латыши, латыши и евреи, евреи, евреи… Количество их буквально резало глаза, и все самого зелёного возраста». Непомерное количество евреев в большевизме отмечает даже свободолюбивый юдофил Короленко[5].

 

 

Евреи сыграли видную роль и в убийстве семьи Николая II, хотя она часто и преувеличивается. Непосредственные исполнители – охранники семейства бывшего императора – были набраны из латышей, русских и мадьяр. Но две роковые роли в казни сыграли евреи Шая-Филипп Голощёкин и Яков Юровский. Голощёкин, знакомый со Свердловым ещё по дореволюционной сибирской ссылке, в 1912 стал вместе с ним членом ЦК большевиков. После октября 1917 его назначили главой Уральского обкома партии – большевицким хозяином всего Урала.

Яков Свердлов

Яков Свердлов

 

Замысел убийства царской семьи зрел одновременно и у Ленина, и у уральских владык Голощёкина и Белобородова (председатель Уралсовета). В начале июля 1918 Голощёкин ездил в Кремль и убеждал там Ленина в том, что не нужно прикрываться инсценировкой «бегства» царской семьи – а откровенно и прямо расстрелять её. «Казнь царской семьи нужна была не просто для того, чтоб запугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что отступления нет, что впереди полная победа или полная гибель» – писал потом Троцкий в своём дневнике[6].

Непосредственная организация убийства была поручена еврею Якову Юровскому, бывшему часовщику, сыну уголовного каторжанина, а с июля 1918 – коменданту дома Ипатьева. Юровский действовал при помощи наряда мадьяр и русских. Бензин и серную кислоту для уничтожения трупов доставил облкомиссар снабжения П. Войков. Юровский потом гордился, что самолично убил из кольта Николая II. Голощёкин в 1941 сам был расстрелян НКВД, Юровский же умер своей смертью.

Говоря о еврейском участии в расстреле семьи Николая II, нельзя забывать, что убийство царского брата Михаила Александровича (в пользу которого и отрёкся Николай II) совершили Андрей Марков, Гавриил Мясников, Николай Жужгов, Иван Колпащиков – вероятно, все русские. Но невозможно забыть и то, что жертвы большевицкой революции были в непропорционально большом количестве – русские. Расстреливаемые офицеры – были русские, дворяне – большей частью русские, священники – русские, земцы – русские, крестьяне, не идущие в Красную армию, – русские. Ратуя на словах за «интернационализм», большевизм проявлял резкий антиславянский характер – как и грезили в своё время Маркс с Энгельсом.

 

Гешефт на революции

Еврейские финансисты приняли видное участие в переправке немецких денег большевикам (через Швецию), которая шла и после Октябрьского переворота 1917. Американский писатель Энтони Саттон на основании добытых им архивных документов сообщает, что одним из таких «большевицких банкиров» стал скандально известный Дмитрий Рубинштейн, освобождённый из царской тюрьмы Февральской революцией и уехавший в Стокгольм. Другими большевицкими банкирами еврейского происхождения были Абрам Животовский, родственник Троцкого и Каменева, Каменка, Давидов, Григорий Лессин, Штифтер, Яков Берлин, Исидор Кон.

Еврейские вожди большевизма не стояли в стороне от грабежа богатых классов, шедшего тогда повсеместно. Уже упомянутый заместитель Троцкого Эфраим Склянский имел в Москве репутацию «первого покупателя бриллиантов». В вывозимом через Литву багаже жены Зиновьева, еврейки же Златы Бернштейн-Лилиной обнаружилось драгоценностей на несколько десятков миллионов рублей. Ещё со времён получения денег от Германии вокруг главных большевиков роились тёмные финансовые проходимцы, связанные со знаменитым евреем Гельфандом-Парвусом. Среди них видим евреев Ганецкого, Бинштока, Левина, Перазича, Самуила Закса (зять Зиновьева, глава петроградского филиала конторы Парвуса, сын богатого фабриканта)…

 

Закон об антисемитизме 27 июля 1918

Напряжённость вокруг революционной роли евреев росла, и в апреле 1918 «Совет народных комиссаров гор. Москвы и Московской области» опубликовал циркуляр «по вопросу об антисемитской погромной агитации» (не приводя ни единого факта такой агитации). Виновниками антисемитизма там назывались православные священники. Циркуляр признал, правда, необходимым «не создавать особой боевой еврейской организации» – то есть, разговоры создании такой национальной гвардии в большевицких верхах велись! Ленин в 1918 наговорил на граммофон особую речь об антисемитизме: «большинство евреев – труженики и наши товарищи по борьбе за социализм», а неприязнь к ним могла возбуждать лишь «проклятая царская монархия». 27 июля 1918 (сразу за расстрелом царской семьи) СНК издал особый закон об антисемитизме, который был объявлен «опасностью для дела рабочей и крестьянской революции». Ленин собственноручно внёс в текст закона предписание всем Совдепам «принять решительные меры к пресечению в корне антисемитского движения», ставя его агитаторов вне закона.

 

Еврейское участие в борьбе с православием

Как раз летом 1918 начался и большевицкий штурм против православных церквей Средней России, остановленный только волною народного возмущения. Оно прорывалось даже и в коммунистическую «Правду», где рабочие Архангельска писали: повсюду «поруганы, опоганены, разграблены… только русские православные церкви, а не еврейские синагоги... Смерть от голода и болезней уносит сотни тысяч ни в чём неповинных русских жизней», а «евреи не умирают от голода и болезней»[7]. Вскоре развернулась кампания по уничтожению мощей православных святых. Ревизовать мощи Наркомюстом был назначен некий Шпицберг, «бывший ходатай по бракоразводным делам», который «печатно… называ[л] Иисуса Христа ужасными именами». На произвол Шпицберга жаловался сам патриарх Никон, однако Совнарком постановил оставить эту жалобу без последствий. Философ С. Булгаков писал: в СССР гонение на христианство «превзошло по свирепости и размерам все предыдущие, которые только знает история. Конечно, нельзя его всецело приписать еврейству, но нельзя его влияния здесь и умалять». – «Гонение на христианство… находило наибольшее осуществление со стороны еврейских "комиссаров" безбожия», – как возглавление Губельманом-Ярославским Союза воинствующих безбожников «есть акт... религиозного нахальства»[8].

Пошла и целая вереница большевицких переименований городов, улиц, площадей, которые нередко получали имена еврейских деятелей, особенно в Петрограде и его окрестностях. Так, Гатчина была переименована в Троцк, Павловск – в Слуцк, Дворцовая площадь – в Урицкого, Исаакиевская – в Воровского, Литейный проспект – в Володарского, Владимирский – в Нахимсона, Адмиралтейская набережная – в Рошаля, Таврическая улица – в Слуцкого же. Елизаветград стал Зиновьевском. А город, где был убит царь, назвали в честь его убийцы Свердловском.

 

Попытки оправдать союз еврейства с большевизмом

Позже связь еврейства с большевизмом оправдательно объясняли давление материальной нужды. 42% еврейского населения России занимались торговлей, теперь лишились её, – и чтобы не умереть с голоду, вынуждены были пойти в соваппарат. Но – десяткам тысяч русских чиновников, отказавшихся служить большевизму, – разве было куда податься? А ведь они не имели помощи от Джойнта, ОРТа и подобного снабжения щедрых евреев с Запада!

 

 

После ноябрьской революции 1918 в Германии большевизм стал перекидываться и на Западную Европу. Коммунистические перевороты произошли в Баварии и Венгрии – и количество большевиков-евреев в обеих этих странах было огромно. В Баварии мы находим среди комиссаров евреев Левина, Аксельрода, идеолога-анархиста Ландауэра, Эрнста Толлера. «Число евреев – руководителей большевистского движения в Венгрии доходило до 95%... А между тем правовое положение евреев в Венгрии было прекрасным, никаких ограничений в правах евреев там уже давно не существовало»[9]. В Венгрии начала XX века даже шли разговоры о еврейском засилье! И немецкие евреи тогда процветали и добились высокого положения. Так и тут – не гонения вынудили к революционности? и не погромы?

И, несмотря на всё это, левые круги на Западе умилялись успехами большевизма и степенью еврейского участия в нём.

Мир и свобода в Совдепии

"Мир и свобода в Совдепии". Белогвардейский плакат с изображением Троцкого

 

 

Евреи-«возвратники»

После Октября 1917 лишь усилился начатый ещё Февральской революцией поток возвратников – евреев, которые рвались в «новую» Россию из-за границы, строить «социальную справедливость». Часть из них раньше жила в Российской империи, другие – никогда. Из последних было немало таких, кто не знал русского языка. «Они говорили по-русски плохо. Народ, над которым они захватили власть, был им чужд, да они и вели себя как победители в покорённой стране»[10].

В феврале 1920 У. Черчилль писал в лондонской «Sunday Herald»: «Теперь эта банда примечательных личностей из подполья больших городов Европы и Америки схватила за волосы и горло русский народ и сделалась неоспоримыми господами огромной Российской Империи».

Среди этих приехавших много известных имён. Например, М. Грузенберг, в 1919 ставший генеральным консулом РСФСР в Мексике (на которую была большая революционная надежда). С 1923 Грузенберг с целым штатом большевицких разведчиков прибыл в Китай под именем «Бородина» – и стал там главным политический советником союзного СССР Гоминьдана. Втирая очки гоминьдановским вождям, Грузенберг-Бородин исподволь выдвигал их соперников – коммунистов Мао Цзедуна и Чжоу Эньлая. Но был разоблачён Чан Кайши и в 1927 выслан из Китая. В войне 1941–1945 Грузенберг был (при Дридзо-Лозовском) главным редактором советского Информбюро. В 1951 году расстрелян.

Из тех же «возвратников» были Самуил Агурский (потом – один из вождей советской Белоруссии), Соломон Слепак, ездивший в 1921 в Китай заманивать Сун Ятсена на союз с коммунистами, разрушители «буржуазной» еврейской культуры Добковский, тот же Агурский, Кантор, Шапиро. В августе 1918 последние в коммунистической газете на идише «Дер Эмес» («Правда») объявили «начало пролетарской диктатуры на еврейской улице»; в июне 1919, за подписью С. Агурского и Сталина, было распущено центральное бюро еврейских общин – той консервативной части еврейства, которая не пошла за большевиками.

 

Евреи-небольшевики вступают в РКПб

Значительная часть членов национально-еврейских социалистических партий (Бунд, сионисты-социалисты и Поалей-Цион) после 1917 переметнулась к большевикам. Бунд (при царе столь принципиальный насчёт культурно-национальной автономии евреев) в 1920 г. раскололся на правых и левых. Правые стали эмигрировать, а левые в 1921 ликвидировали Бунд в вступили в большевицкую партию. К бывшим бундовцам принадлежали: Давид Заславский (бичевал потом печатно Мандельштама и Пастернака), братья Леплевские, Израиль и Григорий (Израиль – виднейший чекист, Григорий одно время – зам. Наркома НКВД, в 1934-1939 – зам. Генерального прокурора СССР). В 1926 в РКПб числилось до двух с половиной тысяч бывших бундистов.

Евреи-сионисты в 1906 возгласили, что не могут остаться в стороне от общероссийской борьбы против самодержавия. Но в мае 1918, при общероссийском гнёте никак уж не меньшем, – они объявили, что в во внутрироссийской политике теперь будут нейтральны. Весь 1918 и половину 1919 сионисты не испытывали от большевиков стеснений, летом 1918 ещё провели в Москве всероссийский съезд еврейских общин. Но в 1919 власти начали закрывать сионистскую прессу. Весной 1920 все участники  всероссийской конференции сионистов в Москве были посажены в Бутырки, и сама сионистская организация запрещена, как «контрреволюционная». Левое крыло сионистов-социалистов в 1919 перешло к большевикам, в 1921 присоединилась к большевицкой партии и левая часть Поалей-Цион.

Виднейшим перебежчиком в большевики из сионистов был Лев Мехлис (из «Поалей-Цион»): потом у Сталина – начальник Главного Политуправления Красной армии и губитель крымского десанта в 1942 (похоронен в кремлёвской стене).

Очень много евреев было и в рядах не узко-национальных, а общероссийских социалистов – меньшевиков и эсеров. Хотя большевики открыли кровавый Красный террор и разогнали руководимое эсерами Учредительное собрание, эти левые партии отнюдь не боролись против советской тирании столь яростно как против не в пример мягчейшей царской. В Гражданской войне, они возглашали то нейтралитет то выжидание. Потом эсеры открыли большевикам участок колчаковского Восточного Фронта и взялись разлагать белые тылы. В феврале 1921 в Петрограде меньшевики поддерживали недовольство голодных и обманутых рабочих крайне нерешительно. И побоялись возглавить это движение в момент Кронштадтского восстания.

Из евреев-меньшевиков к большевикам «примкнули» Борис Магидов (начальник политотдела 10-й армии, затем всего Донбасса), Абрам Деборин (потом выдавался за «крупного философа», морочил всей стране голову диаматом-истматом), Александр Гойхбарг (обвинитель на процессе колчаковских министров), Суханов-Гиммер (играл виднейшую роль в Совдепе сразу после Февральской революции, а при Сталине – попал в процесс придуманного «Союзного бюро меньшевиков»).

Из евреев-эсеров к большевикам переметнулся Яков Лившиц (работал в ЧК Чернигова и Харькова, потом возглавил ЧК Киева, стал зампредом ГПУ Украины). Из перебежчиков от анархо-коммунистов выделился Лазарь Коган (с 1930 – начальник ГУЛага, с 1931 – глава Беломорстроя).

 

Евреи-противники большевизма

Но немалая часть российских евреев не приняла большевизма. Памятны два знаменитых еврейских теракта против большевиков 1918 года: убийство Урицкого Леонидом Каннегиссером и покушение на Ленина Фанни Каплан. Каннегиссер, потомственный дворянин по наследству от деда, желал, видимо, противопоставить перед русским народом и историей еврейское имя – именам Урицкого и Зиновьева. Перед покушением он написал, что мстит за Брестский мир; и действует от чувства унижения за участие евреев в установлении власти большевиков.

Но теперь известны и сомнительные обстоятельствах обоих покушений. По некоторым сведениям, Фанни Каплан не стреляла в Ленина, а была схвачена для «закрытия следствия». Насчёт же Каннегиссера – есть глухие свидетельства, что условия для его выстрела создали сами власти. Хотя эта версия и сомнительна, но: как посреди Красного Террора, когда расстреливали тысячи невинных заложников – вся семья Каннегиссеров была выпущена за границу! Имели сильнейшее заступничество на самых большевицких верхах? Родственники и друзья Каннегиссера готовились к вооружённому налёту на ПетроЧека, для освобождения Леонида – и все были из-под ареста освобождены и жили в Петрограде непреследуемые. Некоторые объясняют это тем, что большевики не хотели ссориться с влиятельными в Петрограде еврейскими кругами. Семья Каннегиссеров сохранила иудейское вероисповедание, а мать Леонида заявляла, что её сын убил Урицкого за то, что тот «ушёл от еврейства».

Незаслуженно забыт ещё один еврей – герой антибольшевицкого подполья, Александр Абрамович Виленкин. Он в 17 лет пошёл добровольцем на Первую Мировую и получил там 4 георгиевских креста. В 1918 присоединился к подпольному «Союзу защиты Родины и свободы». Умный, энергичный, непримиримый к большевикам, он вдохновлял многих других на сопротивление, но был схвачен чекистами – и расстрелян.

 

«Великий исход» еврейства в столицы и крупные города

К евреям-большевикам, занявшим в столицах большевицкие посты (и квартиры бежавших «бывших»), со всей «черты оседлости» потекли родственники на житьё. В первые годы советской власти развернулся «великий исход» евреев из местечек в большие города. «Евреи приблизились к власти и заняли различные государственные "высоты"... Заняв эти места…, они… потащили за собой своих родных, знакомых, друзей детства, подруг молодости»[11]. Перемещения были – в десятках тысяч. Одесса массами переезжала в Москву. Не говорим уже, сколько родни понаехало к жене Зиновьева, Лилиной, и о легендарно-щедрой раздаче Зиновьевым постов «своим». Давид Азбель в 1919, пареньком, переехавший из Чернигова в Москву, к своей тёте Леле, в «1-й Дом Советов» («Националь»), где жила крупная советская знать, вспоминает шутку их соседа, прославленного позже Ульриха: «Странно, почему в "Национале" не открыть синагогу. Ведь здесь живут почти одни евреи». Советская элита расселилась и во 2-м Доме Советов («Метрополь»), в 3-м (семинария в Божедомском пер.), 4-м (Моховая-Воздвиженка) и 5-м (Шереметьевский пер.): ресторан для обитателей дома, «из закрытого распределителя получали обильные пайки. Икра, сыр, масло, балыки не сходили со стола» (это 1920 год). «Всё было специальное, специально для новой элиты: детские сады, школы, клубы, библиотеки». В 1921/22, году поволжского смертного голода, – в их «опытно-показательной» школе столовая из пожертвований на помощь голодающим от АРА с «"американскими завтраками": сладкой рисовой кашей, какао, белым хлебом и омлетом». И «никто не помнил о том, как только что горланили, что всех буржуа нужно вздёрнуть на фонари»[12]. С началом НЭПа «обитатели "Националя" стали... переселяться в… особняки, принадлежавшие ранее аристократам и буржуазии». Лето проводили на конфискованных усадьбах под Москвой. А там «всё осталось, как при бывших владельцах». Только теперь – высокий забор и охрана у ворот. Комиссарши с детьми начали ездить на лучшие заграничные курорты. При тогдашней нехватке товаров – занялись выгодной перепродажей и спекуляцией.

В народе ходили прибаутки: «Роза из Совнархоза, муж Хайки из Чрезвычайки», «чай Высоцкого, сахар Бродского, Россия Троцкого». А на Украине: «Гоп, мои гречаники! – уси жиды начальники!»

Русский человек никогда прежде не видал еврея у власти. А теперь – увидал на каждом шагу.

 

Вопрос о национальной ответственности

Можно возразить: а сколько германских и остзейских деятелей полтора-два века было в высшем управлении Россией царской?

Да, но тогда надо и сравнить, в каком направлении для страны и народа действовала та и эта власть?

«Надо понять психологию русских людей, когда они вдруг должны чувствовать над собой власть всей этой поганой мрази, заносчивой и грубой, самоуверенной и нахальной, – честно пишет еврей Пасманик. – …Мы не можем ограничиться заявлением, что еврейский народ не отвечает за те или иные действия отдельных его членов. Мы отвечаем за Троцкого, пока мы от него не отгородились» [13]. А отгородиться – не значит отмахнуться, наоборот: отречься от их действий до самого конца – и научиться на этом уроке.

Так ведь и немцы могли отговариваться за гитлеровское время: «то были не настоящие немцы, а подонки», они нас не спрашивали. Однако приходится каждому народу морально отвечать за всё своё прошлое – и за то, которое позорно. Попыткой осмыслить – почему такое было допущено? в чём здесь наша ошибка?

Отвечать перед своим сознанием, перед Богом. Как и мы, русские, должны отвечать и за погромы, и за тех обезумелых революционных солдат, и за зверей-матросов.

 

 

По материалам главы 15 книги Александра Солженицына «Двести лет вместе»

 



[1] Leonard Schapiro. The Role of the Jews in the Russian Revolutionary Movement

[2] Д.С. Пасманик. Чего же мы добиваемся?

[3] «Если наложить "табу" на участие в [революции] евреев, то говорить о революции вообще будет невозможно».  –  Литературный курьер: [Ежеквартальник, США], 1985, № 11, с. 67

[4] Земля сибирская, дальневосточная, Омск, 1993, № 5-6 (май-июнь), с. 35-37

[5] П.И. Негретов. В.Г. Короленко: Летопись жизни и творчества, 1917-1921. Под ред. А.В. Храбровицкого. Москва: Книга, 1990, с. 97, 106.

[6] Лев Троцкий. Дневники и письма. Нью-Йорк: Эрмитаж, 1986, с. 101

[7] А. Меньшой. «Бей жидов!» Правда, 1919, 3 июля, с. 1.

[8] Сергий Булгаков. Христианство и еврейский вопрос.

[9] И.О. Левин. Евреи в революции

[10] Ariadna Tyrkova-Williams. From Liberty to Brest-Litovsk. London: Macmillan and Co., 1919, p. 297-299.

[11] Г.А. Ландау. Революционные идеи в еврейской общественности

[12] Д. Азбель. До, во время и после

[13] Д.С. Пасманик. Русская революция и еврейство

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.