Подробно о жизни и творчестве Вергилия читайте в статье «Публий Вергилий Марон», подробно о сюжете «Энеиды» - в статье Вергилий «Энеида» - краткое содержание.

Самым крупным произведением великого древнеримского поэта Вергилия была его эпическая поэма «Энеида».

В «Энеиде» Вергилий повествует о приключениях героя троянской войны Энея, которому было предназначено богами остаться в живых после разрушения Трои, прибыть в Италию и основать там будущее Римское государство. Уже в самом сюжете «Энеиды» заложена тенденция к прославлению Октавиана Августа, принадлежавшего к роду Юлиев, который, в свою очередь, согласно мифу, происходит от Юла (Аскания) – сына Энея.

Вергилий читает Энеиду

Вергилий читает Энеиду Августу и Октавии. Картина Ж. Ж. Тайяссона, 1787

 

Стремление к созданию общенационального эпоса при сохранении в поэме мифологической концепции побудило Вергилия обратиться к гомеровским поэмам «Илиаде» и «Одиссее». Вергилий располагает свой эпический материал под влиянием Гомера: книги I–VI (первая часть поэмы) рассказывают о бегстве Энея из гибнущей Трои и о его приключениях до прибытия в Лациум; книги VII–XII (вторая часть поэмы) описывают подготовку к сражениям, бои Энея и его союзников с противником, подвиги Энея и его победу над Турном. Таким образом, первая часть поэмы перекликается с «Одиссеей», а вторая – с «Илиадой».

Бегство Энея из Трои

Бегство Энея из Трои. Картина Ф. Бароччи, 1598

Источник изображения

 

«Энеида» Вергилия заимствует у Гомера ряд художественных приемов. Вергилий сохраняет в поэме олимпийский план (правда, боги у него облагорожены в сравнении с примитивными и слишком очеловеченными богами «Илиады»), вводит, подобно автору «Одиссеи», рассказ Энея о своих приключениях и заставляет его спуститься в подземное царство, подобно герою «Одиссеи». Описание щита Энея напоминает описание щита Ахилла, поединок Энея с Турном – поединок Ахилла с Гектором, плен Энея у Дидоны – плен Одиссея у Калипсо и т. п. Однако по существу своего содержания, художественного замысла и его идейного воплощения «Энеида» является результатом самобытного творчества превосходного художника, тщательно изучившего не только мифологический, но и исторический материал. В поэме Вергилия наблюдается и совершенно очевидная связь мифа с современностью, соединение настоящего с легендарной историей, чего не было у Гомера (см. кн. I, VI, VIII, XII). Наиболее ярко этот момент выражен в кн. VI, когда Анхиз (отец Энея) представляет сыну, пришедшему к нему в подземный мир, своих потомков, которые будут управлять Римом. Для читателей «Энеиды», современников Вергилия, потомки Энея – это известные римские политические деятели их дней, и предсказания Анхиза – не предсказания, а события текущего времени. Устами Анхиза Вергилий высказывает свое мнение о миссии римлян, которая для большей выразительности противополагается исторической миссии греков:

 

«Смогут другие создать изваянья живые из бронзы,
Или обличье мужей повторить во мраморе лучше,
Тяжбы лучше вести и движенья неба искусней
Вычислят иль назовут восходящие звезды, – не спорю:
Римлянин! Ты научись народами править державно –
В этом искусство твое! – налагать условия мира,
Милость покорным являть и смирять войною надменных»
(«Энеида», книга VI, стихи 847–852; пер. С. Ошерова).

 

Анхиз вдохновил Энея на выполнение трудного долга, «душу его распалив стремлением к славе грядущей» (кн. VI, стих 889), рассказал о предстоящей ему войне, снабдил напутствиями, и Эней возвращается к своим спутникам на землю.

Во второй части «Энеиды» обращает на себя внимание подробное описание различных эпизодов из легендарного и прошлого римской истории, запечатленных на щите Энея (кн. VIII, стихи 628–728). Вергилий искусными штрихами художника создает грандиозную картину значительных событий римской действительности: род Аскания от самых далеких потомков, в зеленой пещере Марса волчица, а вот и два близнеца – Ромул и Рем. Здесь изображены похищение римлянами сабинских дев, первые римские цари, войны римлян с этрусками. «Манлий у храма стоит, охранитель твердыни Тарпейской» (стих 654). Пролетают и гуси, некогда спасшие Рим, изображены сражения римлян с галлами. В Тартаре терзается Катилина. Среди праведников Катон, дающий законы. Изображена и битва при Акции. «Цезарь Август ведет на врага италийское войско» (стих 678). И далее Вергилий описывает моменты современной ему истории, также изображенные на щите Энея.

Иллюстрация к

Бог Вулкан выковывает доспехи для Энея. Иллюстрация к "Энеиде" Вергилия. Художник Д. Бисти

 

Большое значение придает Вергилий раскрытию важной для него идеи слияния здоровой италийской основы с троянским началом. В книге I-й «Энеиды» в словах Юпитера (стихи 257–296), обращенных к Венере, звучит обещание и того, что ее внук Асканий (Юл) будет властвовать, и того, что после многих и долгих сражений Эней «много сломит отважных племен», и «рутул смирится». Юпитер обещает будущему Риму неограниченную власть. Повествование о сражениях, которые на италийской почве призваны решить окончательную судьбу Энея и его троянских спутников, ведется во второй части «Энеиды». Во вступлении к книге VII-й, которая открывает вторую часть поэмы, Вергилий говорит:

 

«Величавей прежних событья
Ныне пойдут чередой – величавей будет и труд мой»
(«Энеида», книга VII, стихи 44–45; пер. С. Ошерова).

 

Центральными фигурами второй части «Энеиды» являются Эней и царь рутулов Турн. Оба образа положительны, Вергилий обоих их представляет доблестными и прекрасными. Турн красив, смел и юн, поэт сравнивает его с тигром, львом, конем, быком, падающим камнем, Бореем и Марсом, он обладает доблестью, присущей италийцам. Турн говорит, что достоин славы только тот, кто смерть предпочтет, лишь бы не видеть захвата родной земли врагами (кн. XI, стихи 417–418). Не его вина, что боги направляют его к ложной цели, сам же он не может разобраться в ложных предначертаниях добра и зла. Эней же в изображении Вергилия превосходит всех героев благочестием. В бой он выступает только по необходимости, постоянно предлагает италийцам мирное решение спора. Вергилий наделяет Энея гуманностью, душевным величием, справедливостью. Даже описание наружности Энея, данное в книге I-й «Энеиды», отражает его превосходство над всеми:

 

«Встал пред народом Эней: божественным светом сияли
Плечи его и лицо, ибо мать сама даровала
Сыну кудрей красоту и юности блеск благородный,
Радости гордый огонь зажгла в глазах у героя.
Так слоновую кость украшает искусство, и ярче
Мрамор иль серебро в золотой блистают оправе»
(«Энеида», книга I, стихи 589–594; перевод С. Ошерова).

 

Оба героя «Энеиды» – и сам Эней, и Турн – достойны уважения. Однако одному суждено победить, а другому быть побежденным: такова воля богов, так распоряжается рок, судьба. Победа над Турном не вызвала радости победы у Энея. Он подчиняется року, путь к бракосочетанию Энея с Лавинией открыт, и решен вопрос о соединении двух народов. Божественная воля высказывается у Вергилия Юпитером:

 

«Пусть и нравы отцов и язык сохранят авзониды (италийцы)
С именем прежним своим. Пусть останутся в Лации тевкры (троянцы),
Но растворятся средь них. Учрежу я обрядов священных
Чин, единый для всех, и свяжу народы наречьем
Род в Авзонийской земле возникнет от смешанной крови,
Всех благочестьем своим превзойдет бессмертных и смертных»
(«Энеида», книга XII, стихи 834–839, пер. С. Ошерова).

 

Художественные достоинства «Энеиды» Вергилия обеспечили ей заслуженный успех. В системе выразительных средств поэмы присутствуют специфические элементы, обеспечивающие динамичность и драматизм повествования. Вергилий избегает традиционных эпических повторений, употребляемые им эпитеты не постоянные, а выражающие признак предмета или характерную черту героя, важную для них в данной ситуации. Поэт описывает яркие и реалистичные картины природы, является мастером создания образов как основных героев, так и тех, кто встречается только в отдельных эпизодах. Вергилий стремится к воспроизведению психологической окраски чувств героев – это главное, что отличает «Энеиду» от гомеровских поэм. В поэме Вергилия противопоставлены мотивы предопределенности рока и глубины сильных психологических переживаний героев (например, эпизоды расставания Энея с Креусой и Дидоной).

В тщательной обработке стиха «Энеиды» присутствует влияние александрийской поэзии, и в то же время Вергилий обладает риторическим мастерством, присущим его современности. Так, обращает на себя внимание речь коварного Синона (кн. II, стихи 69–104), построенная по правилам римской риторики. Красноречив и Лаокоон, убеждающий не трогать дара греков (кн. II, стихи 43–49). В поэме много сентенций. Сравнения, употребляемые Вергилием, выразительны и кратки.

Язык Вергилия достигает в «Энеиде» классического совершенства. Встречающиеся архаические элементы несут, как правило, специальную смысловую нагрузку, гармонируют с идейной направленностью, возвеличивающей римскую старину. Поэт прославляет нравы предков, а также обязательные для официальной августовской политики благочестие и доблесть. Вергилий любит аллитерации. Звучание слов часто координируется в «Энеиде» с содержанием, что создает большую художественную выразительность.

С точки зрения композиции поэмы следует отметить влияние так называемых малых форм поэзии. Проявляется это и в том, что некоторые книги «Энеиды» представляются сами как бы законченным целым (кн. II, IV, VI), и в том, что поэма Вергилия может быть разбита на отдельные эпизоды, соединенные единством героя и обязательностью выполнения его миссии.

При явной ориентации автора поэмы на гомеровский эпос необходимо, однако, различать влияние и других поэтических источников на все творчество Вергилия, и в частности на «Энеиду». Например, образ Дидоны создан под влиянием Медеи ЕврипидаМедея») и Аполлония Родосского («Аргонавтика»).

Эней и Дидона

Эней и Дидона. Картина П. Н. Герена, ок. 1815

Источник изображения

 

Большое влияние на Вергилия оказал и его римский предшественник Энний. Вергилий обращается к мотивам и стилистическим приемам, имевшим место в «Анналах» Энния.

«Энеида» – эпическая поэма, такова она и по замыслу самого поэта, вступившего в соревнование с Гомером. Но поэме присущ лирико-драматический характер, направленный на возбуждение у читателя эстетического эффекта – страха, гнева, сострадания и гордости. Вергилий был знаменит еще при жизни. Ему подражали римские поэты, его изучали в школах. Известный теоретик ораторского искусства Квинтилиан одобрял в качестве начального чтения двух поэтов – Гомера и Вергилия. «Энеиду» Вергилия, как и другие его произведения («Буколики», «Георгики»), много комментировали и переводили на греческий язык.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.