Плавт «Канат»

Даже выбирая для переработки ярко выраженную «мещанскую драму» с трогательным сюжетом, римский драматург Тит Макций Плавт со своей неистощимой изобретательностью превращает ее в веселый фарс.

Так, комедия «Канат» Плавта по содержанию сильно напоминает мелодраму. Речь в ней идет о кораблекрушении, о злоключениях несчастной девушки, похищенной сводником и находящей, наконец, своего доброго и великодушного отца. Другие действующие лица «Каната» – юноша Плесидипп и гостеприимная жрица храма Венеры, предоставляющая убежище двум молодым женщинам. События «Каната» происходят на морском побережье у египетского города Кирены. С прологом выступает звезда Арктур.

Плавт

Тит Макций Плавт

 

Использованный Плавтом в «Канате» сюжет, напоминающий трагедию Еврипида «Ифигения в Тавриде», широко использовался не только авторами новоаттической комедии, но и составителями мимов. До нас дошли фрагменты эллинистического мима, в котором девушка, заброшенная кораблекрушением в далекую Индию и преследуемая похотливым варварским царем, исполняет жалобную песню. Жалобную арию исполняет и героиня комедии Плавта Палестра, но центральными фигурами «Каната» становятся сводник Лабрак и его друг Хармид, Трахалион и Грип, служанка Ампелиска, рабы.

Персонажи носят излюбленные Плавтом «говорящие» имена: рабов зовут Скапарнион – «топор», Трахалион – «с крепкой шеей», Грип – «рыболовная сеть», служанка называется Ампелиска – «виноградная лоза», сводник – Лабрак – «рыба с хищной пастью», его приятель Хармид – «весельчак» и т. п.

Одной из центральных фигур «Каната» Плавт делает сводника Лабрака. Сговорившись утром встретиться у храма Венеры с влюбленным в Палестру Плесидиппом и получив от него задаток, он тайно уплывает ночью в Сицилию вместе с девушкой и ее служанкой, поддавшись уговорам своего приятеля Хармида.

Звезда Арктур, выступающая в прологе «Каната» и вводящая зрителя в ход дела, поднимает бурю на море из сочувствия к несчастной Палестре. Утром Плесидипп и его раб Трахалион обнаруживают обман. Девушкам удается спастись на лодке, и они находят убежище в храме Венеры у гостеприимной жрицы Птолемократии. Зрители не видят, как лодка причаливает к берегу, но раб Скапарнион, наблюдающий за ними, подробно рассказывает о том, что видит, своему хозяину Демонесу, еще не подозревающему о том, что потерянная им дочь Палестра находится в Киренах.

Во время бури удается спастись и Лабраку с Хармидом. В то время как Палестра, очутившись на берегу, исполняет под аккомпанемент флейты жалобную арию, Лабрак и Хармид осыпают друг друга руганью и упреками:

 

Хармид. Не диво, что разбился твой корабль; он вез
Злодея и злодейское имущество.

Лабрак. Шептаньем льстивым ты совсем сгубил меня.
...
Погиб! Мне дурно! Поддержи мне голову.

Хармид. И легкие тебе пускай бы вырвало.
...
На игры я наняться мог бы пугалом. Лабрак. Как так?

Хармид. Да так: стучу зубами явственно.
(Пер. А. В. Артюшкова)

 

Они стучат зубами, как страшный Мандук – один из персонажей италийской народной ателланы. Их наружность, жесты и телодвижения должны были вызвать у зрителей «Каната» тот моментальный, почти механический смех, какой вызывали у единоплеменной Плавту италийской толпы побои, драки и грубая жестикуляция в сценках ателланы и мима.

Описание наружности действующих лиц и их жестов часто вкладывается комедиографом в речи самих персонажей. Эти, как бы включенные в текст пьесы авторские ремарки являются одним из важнейших источников для суждения о внешнем виде и характере игры актеров в театре Плавта.

Наружность сводника – этого безнравственного стяжателя – описывается разыскивающим его рабом Трахалионом. Сводник похож на гротескных персонажей южноиталийского театра Флиаков: высокого роста, с толстым брюхом, морщинистым лбом и огромной плешью; Трахалион сравнивает его с Силеном.

Гротескный характер присущ многим персонажам римской паллиаты. Все они не умеют изысканно острить и деликатно шутить, как это делают персонажи Менандровских комедий. Не могут они и разговаривать тем чистейшим литературным языком образованного общества, на котором изъясняются действующие лица новоаттических драм. Перед нами нечто качественно иное, литературный жанр, стоящий на другой ступени исторического развития. Бытовая тематика и бытовые фигуры неожиданно перерождаются здесь в нечто гротескно-буффонное.

Итак, спасшись из соленых объятий Нептуна, герой «Каната» Лабрак довольно быстро обнаруживает местопребывание Палестры и Ампелиски. Нечестивый и жестокий, он готов силой увести их из храма. Старик Демонес со своими рабами защищает несчастных. Своднику угрожают побоями и в конце концов Плесидипп уводит его к городским властям, которые должны по заслугам наказать нечестивца. На некоторое время он исчезает со сцены, уступая место рыбаку Грипу. Вытащив сеть с драгоценной шкатулкой, бедный раб хочет сохранить происшествие в тайне, но раб Плесидиппа Трахалион, зная о важных для Палестры вещах, находящихся в шкатулке, и заподозрив Грипа, пытается заставить его поделиться с ним добычей. Во время спора каждый из них старается перетянуть сеть к себе. Сцены, в которых от актеров требовалось и акробатическое мастерство, и балетное искусство, часто встречаются у Плавта. Демонес, привлеченный в качестве третейского судьи, разрешает спор в пользу Трахалиона, и Палестра получает принадлежащие ей вещи, по которым Демонес узнает в ней дочь.

Демонес оказывается счастливым отцом, и Трахалион мчится с радостной вестью к своему молодому хозяину, но и заключительные сцены «Каната» Плавта не обходятся без буффонады. На вопросы юноши о том, как он должен себя вести с родителями и девушкой, раб отвечает ему все одним и тем же словом, произнося его, очевидно, с разными интонациями:

 

Плесидипп. За меня ее просватать хочет нынче?

Трахалион. Думаю.

Плесидипп. А могу ль отца с находкой я поздравить?

Трахалион. Думаю.

Плесидипп. Ну, и мать поздравить можно?

Трахалион. Думаю.

Плесидипп. Что думаешь?

Трахалион. То я думаю, о чем ты спрашиваешь.

И т. д.
(Пер. А. В. Артюшкова)

 

Этот прием, используемый Плавтом не только в «Канате», применяют потом и комедиографы нового времени, например, Мольер, не раз обращавшийся при создании своих комедий к литературному наследию любимого им римского драматурга.

Сводник, наказанный за обман, вновь появляется на сцене и узнает от Грипа, у кого находится его шкатулка. Честный Демонес возвращает ему сокровища. Ампелиску выкупают у Лабрака. Палестру обещают в жены Плесидиппу. Радостный отец Демонес устраивает пир. Вместе со всеми за стол приглашают и коварного Лабрака. Вдоволь насмешив публику, сводник получает заслуженную награду.

В содержании комедии «Канат», как и в других пьесах Плавта, мы видим два рода персонажей: одни развивают трогательно-чувствительную линию. Это свободная от рождения Палестра, ее отец Демонес и юноша Плесидипп. Жесты, движения и внешность этой категории действующих лиц не лишены сдержанности и известного благородства. Другие – комически-буффонны, это сводник, Хармид, Грип, Скапарнион и Трахалион.

Сочетание этих двух, подчас резко контрастных групп персонажей, соединение в пьесах трогательно-чувствительного и грубо-комического начала составляет одну из специфических особенностей комедий Плавта.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.