Решив идти на Грецию, Ксеркс деятельно задался приготовлениями к походу. Они производились в громаднейшем размере по всему Персидскому царству. Целых два года (483–481 гг. до Р. Х.) Ксеркс собирал войско. Известия Геродота об этом, вероятно, заимствованы из народных греческих преданий и персидских легенд, как и его рассказы о милости Кира; но, хотя бы мы и очень сильно уменьшали цифры, приводимый им, как преувеличенные народною фантазией, все‑таки мы должны будем сказать, что приготовления Ксеркса к покорению Греции были колоссальны. Приморские народы: финикияне, египтяне, киликияне, киприоты и в особенности греки Анатолийского берега и островов Эгейского моря готовили для войска Ксеркса военные корабли и транспортные суда; а опытные мастера народов, искусных в инженерной работе, египтян, финикиян и греков, были посланы прорыть через перешеек афонского мыса у города Саны канал шириною в 80 футов, чтобы флот мог пройти тут, не имея надобности огибать мыс, у оконечности которого постоянно свирепствовали бури и погибли корабли прежней экспедиции; другие мастера между тем строили два моста через Геллеспонт (Дарданеллы) в самом узком месте пролива, близ города Систа; там от скалистого выступа берега у Мадита до Абидоса ширина пролива составляет только 5000 футов. Поперек пролива ставили корабли на крепких канатах, по кораблям настилали помост из бревен, огораживая его перилами. На «Белом берегу» близ Геллеспонта и во всех греческих городах по Фракийскому берегу до самой Македонии заготовлялись громадные запасы провианта для воинов и корма для лошадей и для скота, громадные стада которого должны были идти за войском для его продовольствия. Ксеркс издал повеление, чтобы все народы всех областей его царства присылали войско для похода на Грецию.

«Не было в Азии ни одного народа, которого Ксеркс не повел бы на эту войну, – говорит Геродот. – Одним народам велел он готовить военные корабли, другим присылать пехоту, или конницу, или суда для перевозки лошадей, или длинные суда для постройки мостов, или суда с провиантом». Ксеркс был так уверен в победе, что, когда греческие лазутчики были захвачены в Сардах, подвергнуты пытке начальником войск той области и осуждены на смерть, то он велел освободить их и показать им все войско. Судам, плывшим из Понта (Чёрного моря) в Грецию с грузами хлеба, он дозволил свободно продолжать плавание, говоря, что хлебом, который привезут они в Грецию, воспользуются там персы.

1. Канал через афонский перешеек рыли три года. Геродот рассказывает об этом так (VII, 22 и след.): «Корабли становились у херсонесского города Элеунта; они привозили множество воинов всяческих племен; эти воины, принуждаемые в работе плетьми, рыли канал поочередно. Рыли и жители Афона. За работою наблюдали персы Бубар и Артахей. Там, где мыс примыкает к материку, перешеек его имеет 12 стадий (около 2 верст) ширины; это равнина с небольшими холмами. Варвары распределили работу между разными народами и провели линию канала совершенно прямо через перешеек от города Саны. Когда копали канал, то почти все народы царства Ксеркса рыли его одной ширины и сверху и снизу; потому стены его постоянно обваливались, и те люди делали себе этим двойную работу! Только финикияне показали и тут, как везде, ум и искусство. Они копали ширину канала вверху вдвое больше, чем следовало быть ширине дна его и делали стены его отлогие, копая его чем ниже, тем уже. Там есть также луг; на нём они имели рынок, и им привозили муку из Азии в большом количестве». Канал имел такую ширину, чтобы могли идти рядом две триеры; вход и выход из него были укреплены плотинами. Работники, копавшие канал, навели и мост через Стримон.

2. Мосты для перехода войска Ксеркса через Геллеспонт строили таким образом: ставили в ряд пятидесятивесельные суда и триеры; тот мост, который был ближе в Понту, имел их 360, а другой мост – 314, пятидесятивесельные суда были поставлены наискось, а триеры вдоль течения. Установив судно, бросали большие якоря, потому что там бывает сильный ветер. Для проезда мелких судов Ксеркса были оставлены в трех местах проходы. Установив корабли на якорях, протягивали через них крепкие канаты и натягивали их деревянными кабестанами; финикийские канаты были льняные, а египетские были сделаны из библоса. Льняные канаты были так толсты, что локоть весил фунт. Натянув канаты, делали настилку моста из бревен такой длины, какую ширину следовало иметь мосту; бревна клали плотно одно к другому и связывали их канатами. На бревна настилали доски, на дощаной помост насыпали землю и крепко утаптывали ее. У того моста, который был к западу, сделали с обоих боков забор для того, чтобы тот, для которого был назначен этот мост, не видел моря и не пугался. Тот мост, который был ближе в Понту, предназначался для перехода войска Ксеркса.

Осенью (481 г.) войска восточных и северо‑восточных горных областей собрались в Каппадокийском городе Криталле, куда приехал к ним Ксеркс и повел их но царской дороге через Коману, Анкиру, Пессинунт, Колены, Колоссы, Коллатеб в главный город Лидии, Сарды.

В Келенах жил Пифий, самый богатый человек на свете; он сделал прекрасное угощение всему войску и предоставил в распоряжение царю все свои сокровища; Ксеркс богато наградил его и дал ему титул своего друга. На яворе необыкновенной красоты Ксеркс повесил золотое украшение и оставил воина из отряда бессмертных хранителем этого дерева. – Последователи учения Заратустры имели религиозное уважение к высоким и красивым деревьям.

В Сардах Ксеркс услышал, что буря разломала мосты на Геллеспонте; он велел отрубить головы строителям за то, что они не умели сделать работу прочно. По рассказам греков, Ксеркс приказал высечь море: дать непокорной стихии 300 ударов бичом и бросить в него оковы. Мосты для войска были построены вновь и скреплены более толстыми канатами; море покорилось наложенному на него игу.

Весною 480 года войско Ксеркса пошло из Сард к Геллеспонту. Тогда опять были посланы в Грецию вестники требовать, чтобы царю были даны земля и вода. Ксеркс велел им не ездить в Афины и в Спарту. Войско шло прибрежьем, через Атарней и Адрамиттий. Перед Сардами лежали по сторонам дороги две половины рассеченного человеческого тела. Это был старший сын келенского богача: Пифий в надежде на расположение, выказанное ему Ксерксом, попросил, чтобы ему был оставлен для надзора за хозяйством один из пяти его сыновей, бывших в войске. Вознегодовав на эту просьбу, Ксеркс поступил так, как его отец Дарий при подобной просьбе Эобаза: велел убить старшего сына просителя и положить разрубленное тело на дороге в предостережение всем. Когда войско Ксеркса шло через землю, где раньше стояла Троя, воды Скамандра не достало на питье этому множеству людей и животных. Маги и царь принесли на пергамском холме жертву, состоявшую из 1000 быков. По словам Геродота, Ксеркс посетил место, где стоял дворец Приама и слушал рассказы о Троянской войне. На абидосской равнине сложили из белого камня высокую эстраду; Ксеркс смотрел с неё на свое громадное войско и флот. Ему вздумалось посмотреть на примерное сражение кораблей. Оно было устроено; победу одержали сидоняне. Обозревая Геллеспонт, покрытый кораблями, прибрежье и абидосские поля, покрытые войском, Ксеркс, по словам Геродота, говорил, что он счастлив, а потом заплакал при мысли о краткости человеческой жизни. Артабан, воспользовавшись этим настроением, повторил ему свои возражения против похода на Грецию; но они и теперь остались напрасны, Ксеркс назначил его правителем государства на время своего отсутствия, и он возвратился в Сузы.

В день, с которого начался переход войска Ксеркса, маги рано утром совершили молитвы у мостов, воскуряя на жертвенниках фимиам, и усеяли дорогу миртовыми ветвями. Когда показалось солнце, Ксеркс взял золотую жертвенную чашу, поднял ее с молитвою к богу Солнца о том, чтобы не встретило препятствий покорение Европы, и бросил, по рассказу Геродота, в волны Геллеспонта эту чашу, золотой кубок и персидский меч.

Первым пошел через мост отряд 10.000 бессмертных с венками на головах. За ними шли войска разных народов. На второй день с войском поехал сам Ксеркс. Впереди шли 1000 конных и 1000 пеших телохранителей, отборные воины, тоже украшенные венками; потом вели десять священных коней, великолепно украшенных; за ними ехала священная колесница Митры; ее везли восемь белых коней. За нею ехал Ксеркс, окруженный своими родственниками, сотрапезниками и друзьями: тут были и Писистрат, и Демарат. За царской свитой следовали опять отряды конных и пеших телохранителей. Остановившись на европейском берегу, Ксеркс смотрел, как переходит мост остальное войско; войска шли через мост семь дней и семь ночей между рядами людей, поставленных по обе стороны с бичами в руках для охранения порядка.

Перешедши мосты, войско Ксеркса пошло по Херсонесу Фракийскому мимо городов Кардии и Агоры, потом повернуло на запад к Дориску; там, на равнине Гебра, был назначен смотр. Флот, состоявший из 1200 триер, вошел в эносскую гавань, при устье Гебра; транспортные суда были вытащены на берег между Зоною и Салою; их было 3000; большею частью это были морские лодки, имевшие по 30 гребцов. Мосты велено было оставить целыми; охранение их было поручено жителям Абидоса.

Войско Ксеркса

Войско Ксеркса: персидский знаменосец, армянский и каппадокийский солдаты (слева направо)

 

На равнине у города Дориска войско Ксеркса было перечислено и разделено на отряды. Чтобы узнать число всех участвовавших в походе людей – конницы, пехоты, матросов и обозной прислуги – сосчитали 10,000 человек, поставили их плотно друг к другу, очертили это место и обвели оградою. После того стали вводить в эту ограду других людей, сколько поместится, и отмечали, сколько раз повторяется это; ограда наполнялась 170 раз. Таким образом, по рассказу Геродота об этом счете, число всех шедших на Грецию воинов, вместе с огромным числом людей, находившихся на военных кораблях и перевозочных судах или шедших при обозе, достигало неслыханного количества 1,700,000 человек. А потом присоединились к ним войска фракийцев и македонян. Правда, число прислуги было громадно и эти люди не были воинами; правда, способ счета был не точный; и конечно, цифра его была очень преувеличена преданием; но все‑таки должно считать достоверным, что Ксеркс вел на Грецию войско, состоявшее более, чем из 800.000 человек, и флот, в котором считалось 1200 военных кораблей с экипажем, простиравшимся до 250,000 человек.

Перечислив войско, распределив его по племенам и по роду оружия, назначив над отрядами надежных начальников из числа своих родственников и сотрапезников, Ксеркс произвел большой смотр всему сухопутному войску; он на боевой колеснице проехал по фронту пехоты и конницы; сидевший подле него писец записывал имена племен; потом Ксеркс сделал смотр флоту; он объехал его на быстром сидонском корабле. Никакой другой завоеватель ни раньше, ни позже не вел на войну такое множество разных народов, какое было в том войске, которое обозревал Ксеркс на равнине Гебра. Воины каждого народа были в своей национальной одежде и со своим народным вооружением.

Солдаты армии Ксеркса

Войско Ксеркса: халдейские пехотинцы, вавилонский лучник, ассирийский пехотинец (слева направо)

 

Персидская и мидийская пехота войска Ксеркса была в пестрых кафтанах, шальварах и в тиарах; оружие её составляли: большой лук с тростниковыми стрелами, короткое копье и кинжал при поясе. Кроме персов и мидян, тут были воины из племен, живших в степях Оксуса и Яксарта, скифский народ саки, вооруженные луком и боевой секирою; войска восточного Ирана: бактрийцы, арийцы, гирканцы, парфяне и пр. Были у Ксеркса и войска с берегов Инда; их одежда была белая, из бумажной ткани; они имели луки и тростниковые стрелы; тут были гладковолосые эфиопляне, имевшие вместо шлемов шкуры лошадиных голов с ушами и гривой; щиты их были обтянуты журавлиной шкурой. Тут были воинственные горцы южного и западного берегов Каспийского моря, в деревяннных шлемах, со щитами из воловьих шкур. На воинах народов Евфрата и Тигра были медные шлемы с вычурными украшениями и льняные панцири; они были вооружены обитыми железом булавами. Были в войске Ксеркса и народы юга: арабы в белой одежде с длинными луками, искусные стрелки, эфиопляне в леопардовых и львиных шкурах, с копьями, на конце которых вместо железа был заостренный рог газели, ливийцы в кожаных панцирях. Были у Ксеркса и народы Малой Азии, уже давно знакомые грекам, пафлагонцы, каппадокийцы, фригийцы, в сапогах с короткими голенищами, в плетеных шлемах, с маленькими щитами и дротиками, острие которых было просто деревянное обожженное; лидяне, оружие которых было почти такое же как греческое; вифинцы в пестрой одежде, в сапогах из оленьей шкуры, в лисьих шапках. Не менее разнохарактерна была и конница войска Ксеркса, в которой считалось 80,000 человек. Тут были мидяне и персы в тяжелых латах на горячих боевых конях; тут были легкие всадники кочевых сагардийцев, имевшие единственным своим оружием кожаную веревку с петлею (аркан); тут быт боевые колесницы, запряженные лошадьми и онаграми, тут были полунагие арабы на высоких дромадерах. За войском Ксеркса следовало несметное множество телег и вьючных животных с провиантом, множество экипажей с наложницами царя и вельмож, и множество прислуги.

Воины армии Ксеркса

Войско Ксеркса: гоплит из подвластной персам греческой Ионии, лидийский гоплит (слева направо)

 

Таково было войско, которое теперь пошло тремя отделами к Стримону через землю фракийских племен и области греческих городов Месемврии, Маронеи и Абдеры, принуждая племена, жившие далеко от моря, идти вместе с ним, а приморские города присоединять свои корабли к флоту. Только воинственные бисальты, жившие в лесах покрытых снегом гор, отважились защищать свою независимость. Население греческих городов, принужденное не только давать корабли и войско, но и угощать Ксеркса с его сотрапезниками, кормить все войско при походе через их земли, было так разорено, что бежало, бросая свои дома. Угощение было тем убыточнее, что персы имели обычай брать всю подаваемую на стол посуду. В Аканое к войску Ксеркса подошел флот; он был теперь еще многочисленнее прежнего, так как к нему присоединились корабли греческих городов Фракийского берега; в нем теперь считалось 1327 триер.

Матросы и морские солдаты войска Ксеркса тоже были очень разнохарактерны по одежде и вооружению. На финикиянах были льняные панцири; число финикийских кораблей было 300; число египетских 200; на египтянах были плетеные шлемы и панцири; они были вооружены железными крюками. Кипрские цари привели на помощь войску Ксеркса 150 триер; на головах у царей были повязки. Число киликийских кораблей было 100; на моряках были шлемы и шерстяная одежда; вооружение киликиян составляли небольшие круглые щиты из воловьей шкуры, дротики и мечи. Ликийцы прислали 50 кораблей; их воины имели на плечах козьи шкуры; шапки у них были с перьями: оружием у них был лук с неоперенными тростниковыми стрелами. Карийцы, имевшие 70 триер, были вооружены почти так же, как греки, и отличались от них только тем, что имели серпы и кинжалы. Все греческие города азиатского прибрежья и островов вынуждены были также прислать свои корабли; число их триер простиралось до 427; такого числа кораблей не имел весь флот европейской Греции.

Бойцы войска Ксеркса

Войско Ксеркса: эфиопский лучник, пехотинец из Хорезма, пехотинец из Бактрии, всадник из Арианы (слева направо)

 

Ксеркс выказал большую милость к жителям Аканфа за то, что они усердно работали при прорытии канала. От Аканфа войско Ксеркса пошло через гористый полуостров Халкидику в город Терму. На этом пути беспокоили его львы: сбегая ночью с гор, они нападали на верблюдов. Флот, перешедши каналом, прорытым через перешеек Афона, обогнул мысы Ситонию и Паллену и соединился с войском в Термейском заливе; войско, благополучно перешедши горы, расположилось вдоль берега до устья Галиакмона (в 5 географических милях от Термы). Царь македонский Александр присоединился со своим войском к персам и стал служить проводником их. Из Македонии вели в Фессалию два пути: один по прибрежью Пиерии к устью Пенея и оттуда по Темпейской долине; другой шел через горы Олимпа, поросшие лесом и во многих местах очень крутые. Оба пути представляли такие трудности, которые были бы почти совершенно непреодолимы, если бы в местах, удобных для обороны, были поставлены войска. Но не только македоняне покорились Ксерксу, покорились, после некоторого колебания, и фессалийцы. Войско, состоявшее из пелопоннесцев и афинян, было послано по Эвбейскому проливу в Темпейскую долину. Начальство над ним было поручено спартанцу Эвенету и Фемистоклу. Оно состояло из 10,000 гоплитов и было предназначено защищать, при помощи фессалийцев, проходы через ущелья Олимпа. Когда фессалийцы послали персидскому царю землю и воду, оно принуждено было отступить. – Дорога по прибрежью оказалась неудобной для персов: местами скалы подходили так близко к реке, что едва оставалось место для проезда телеги; Ксеркс только подъехал на сидонском корабле взглянуть на устье Пенея. Воины, посланные вперед, проложили удобные дороги через горы и болота поодаль от моря; войско прошло там через землю перребов в Лапаф и Гонн и спустилось с гор в долину Пенея.

И вот стояли у ворот Греции те бесчисленные войска, о которых персидские старики у Эсхила говорят: они пошли из Сузы, пошли из Экбатаны, из города киссийцев, пошли конные сонмы; другие поплыли на кораблях; пошла и пехота, отборное войско: пошла вооруженная луком конница, страшная на вид, храбрая в битве. Как рой пчел пошло войско Ксеркса по укрепленному канатами мосту через пролив Геллы, дочери Атаманта, возложив на море ярмо; – стрелки из Мизии, жители святого Тмола, воины богатого золотом Вавилона в пестрых одеждах; гребцы из дельты Нила, – все пошли поработить Грецию. Сильный владыка многолюдного царства, богоподобный потомок золотого рода, повел бессмертных воинов в греческую землю. Ксеркс сидел на ассирийской боевой колеснице, подобный кровожадному дракону, и ободрял пламенным взглядом черных глаз войско, искусное биться копьями, искусное стрелять из лука. Кто устоит против этого множества людей, какой оплот удержит это наводненье? Мужествен персидский народ, неодолимо войско Ксеркса, и дано ему судьбою одерживать победы и брать города.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.