XII. ЗЕМЛЯ СУЗДАЛЬСКАЯ. РЯЗАНЬ И КАМСКАЯ БОЛГАРИЯ

 

(продолжение)

 

Рязанский край. – Стольный город. – Укрепления на Оке и Проне. – Муром. – Глебовичи Рязанские. – Подчинение края Всеволоду III. – Епископ Арсений. – Братоубийство. – Характер населения.

 

Рязанский край занимал среднее течение Оки и особенно распространялся на южной ее стороне, в области правых ее притоков Осетра и Прони. Это такая же равнина, как и другие русские земли; пригорки и углубления также сообщают ей волнообразный характер. Почва, сначала глинистая, чем далее идет к югу, тем более и более переходит в черноземную. Страна была богата лесами; но они оставляли довольно пространства лугам и нивам. Водораздельная полоса притоков Оки и Дона также обиловала лесом и кроме того болотистыми дебрями; но далее к югу леса более и более редели и уступали место кустарникам, которые переходили в открытую степь.

Первый известный по летописям русский город в этой глухой Мордовско-Мещерской стране был Рязань. Она лежала на правом возвышенном берегу Оки, несколько верст ниже устья Прони, именно там, где Ока после своего юго-восточного изгиба поворачивает на северо-восток. Рязань сделалась главным столичным городом всего края, когда он выделился из общего состава Русской земли. Первой святыней этого города был каменный соборный храм во имя Бориса и Глеба, стоявший в кремле подле княжьего двора. Гробницы из тесаного камня, найденные в остатках храма, конечно, принадлежали членам княжей семьи. Вообще в Муромо-Рязанской земле, как видно, особенно чтилась память св. Глеба Муромского и его брата Бориса.

Отсюда, из этого средоточия земли, укрепленные поселения направились главным образом вверх по Оке, по правому ее берегу, который господствует над левым, и, будучи местами довольно высок и обрывист, представляет все удобства для проведения оборонительной линии. Из многих городов и городков, рассеянных по этому берегу, первое место принадлежит Переяславлю-Рязанскому,  который впоследствии сделался стольным городом всей земли вместо Рязани. Он расположен на крутой береговой возвышенности Оки или собственно рукава ее, Трубежа, в угле, происшедшем от впадения речки Лыбеди. Вершину этого угла занимает рязанский кремль с храмом св. Николая. Далее на берегу Трубежа идет острог и внешний город, отделенный от кремля высоким валом и широким рвом, с соборным храмом Борисоглебским. Верстах в двенадцати ниже Переяславля, также на обрывистом береговом холме, при впадении речки Гусевки в Оку стоял город Ольгов,  может быть, основанный Олегом Гориславичем. А идя от Переяславля вверх по реке, самым замечательным городом является Коломна,  близ впадения в Оку реки Москвы. Этот город служил оплотом Рязанского княжества со стороны соседнего Суздаля: он стоял на том водном пути, которым суздальские князья отправлялись в Рязанскую землю. Еще далее, также на правой стороне Оки, близ впадения в нее Осетра, стоял город Ростиславль, основанный в половине XII века рязанским князем Ростиславом Ярославичем. Последний город служил оплотом со стороны Чернигово-Северских владений.

В одно время с главным направлением – от стольного города вверх по Оке, построение Рязанских городов пошло от того же места вверх по Проне и образовало другую линию укреплений, обращенную на юг, оттуда грозили постоянные набеги половцев и других кочевников. Левый берег Прони, подобно правому Оки возвышенный и холмистый, довольно хорошо соответствовал такому назначению. В средине этой линии стоял город Пронск,  на крутом берегу Прони, окруженный глубокими лощинами и оврагами. За Пронею расстилалось низменное, открытое пространство, которое носило название "Половецкого поля".

Полоса, заключенная между Пронею и средней Окой, составляла неизменное, основное ядро Рязанской земли, около которого пределы ее в разные времена то сжимались, то расширялись. На западе она приблизительно ограничивалась течением реки Осетра и, кроме Ростиславля, ограждена была от Чернигово-Северских соседей еще построением на Осетре города Зарайска. На противоположной стороне рязанские пределы шли довольно далеко, углубляясь в финские леса и половецкие степи. А именно: на востоке они терялись в мордовских дебрях, где на нижнем течении Мокши, правом притоке Оки, встречаем город Кадом; на юге же рязанские города и селения покрывали берега верхнего Дона и его притока Воронежа. Крайним укрепленным местом со стороны Половецкой степи был город Елец,  на нижнем течении Быстрой Сосны, впадающей в Дон. Впрочем, этот город был спорным между Рязанскими и Черниговскими князьями. Северная, или так наз. Мещерская, сторона Оки представляет низменную болотистую полосу с тощею песчаной почвой, почти сплошь покрытую хвойным лесом. Здесь мы не знаем ни одного города, за исключением прибережьев Оки; в лесной глуши кое-где были разбросаны скудные поселки Мещеры, и только на некоторых притоках Оки, особенно на берегах Пры, встречались более значительные селения.

Ниже по Оке, начиная приблизительно от устьев Мокши с одной стороны и Гуся с другой, до нижней Клязьмы лежал собственно Муромский удел в земле финского народца Муромы, вероятно, одноплеменной с Мордвою. Тут по Оке, несомненно, находилось несколько городов, хотя летопись упоминает только об одном Муроме. Он был расположен на высоком холму левого берега в местности, покрытой дремучими лесами. Имея довольно деятельные торговые сношения с Камскими Болгарами, Муром очень рано сделался одним из зажиточных городов древней России. До начала XIII века, т.е. до основания Нижнего Новгорода, он служил едва ли не самым значительным укрепленным пунктом на северо-восточной окраине и нередко должен был выдерживать нападения со стороны Мордвы и Камских Болгар. Со времени Юрия Долгорукого Муромское княжество все более и более отделялось от Рязани и увлекалось под Суздальское влияние, так что в начале XIII века сохраняло одну тень самостоятельности. Только безусловной покорностью соседу муромские князья приобрели себе право на спокойное владение своими волостями. Связь Мурома с Рязанью, впрочем, долго не прекращалась; кроме родства княжих ветвей ее поддерживали церковные отношения: оба княжества составляли одну епархию. Но самой живой непрерывной связью служила им судоходная Ока.

Петр и Феврония Муромские

Петр и Феврония Муромские, святые покровители семьи и брака. Покров конца XVI века

Кроме почитания св. Глеба Муромского, были и другие князья, местночтимые в Муроме и Рязани. Таков св. Константин, который выдержал упорную борьбу с туземными язычниками и победил их; после чего совершилось крещение муромцев на реке Оке, подобно крещению киевлян при св. Владимире. В этом князе Константине не без основания признают Ярослава Святославича, родоначальника князей Муромо-Рязанских, того Ярослава, который был изгнан из Чернигова своим племянником Всеволодом Ольговичем при Мстиславе Мономаховиче (в 1127 г.). Около начала татарского ига встречаем третьего местночтимого муромского князя, по имени Петра, который вместе с супругой своей Февронией сделался предметом священной легенды. Гробница их находится в Муромском соборе Рождества Богородицы. Самым древним монастырем в Муроме почитается Спасо-Преображенский.

Гораздо более, чем старшая, или Муромская, ветвь Ярославичей, получила историческое значение ветвь младшая, Рязанская. Между тем как первая легко подчинилась сильному Суздалю, вторая, напротив, отличалась упорной, подчас ожесточенной, с ним борьбой за самобытность Рязанской земли. Князья Рязанские отмечены в истории общей печатью жестокого, беспокойного, энергичного характера. Наиболее видным представителем этой борьбы и этого характера был внук Ярослава Глеб Ростиславич. Известно, что после убиения Андрея Боголюбского он с помощью преданной партии вздумал ставить от себя князей в самой Суздальской земле. Но вмешательство это привело к поражению на Колокше от Всеволода Большое Гнездо. Глеб умер в плену (1177). Княжество Рязанское раздробилось на уделы между его сыновьями. Старшего из них Романа Всеволод отпустил из плена, "укрепить его крестным целованием", т. е. взять присягу быть верным своим подручником. Этот Роман Глебович попытался было свергнуть суздальскую зависимость с помощью тестя своего Святослава Всеволодовича Черниговского. Но младшие братья Романа, княжившие на Проне и враждовавшие со старшими Глебовичами, приняли сторону Суздальского князя. После известной встречи на берегах Влены черниговское влияние было устранено, и вновь утверждена зависимость Рязани от великого князя Суздальского. Всеволоду III тем легче было утвердить эту зависимость, что беспокойные Глебовичи часто ссорились и заводили междоусобия из-за волостей; причем младшие, или Пронские, Глебовичи искали опоры в Суздале против старших, или собственно Рязанских, Глебовичей. Ясно, что Пронский удел уже в те времена стремился выделиться из общего состава земли и обособиться от влияния старших рязанских князей. Вследствие этих междоусобий и повторявшихся попыток к свержению суздальской зависимости Всеволод III несколько раз сам предпринимал походы или посылал свою рать в Рязанскую землю и подвергал ее опустошению.

В 1207 г. великий князь отправился в поход на Киев против Всеволода Чермного и по обыкновению послал звать с собой князей Рязанских и Муромских. Когда он остановился на устье Москвы реки под Коломною, то на другом берегу Оки его уже дожидались рязанские отряды под начальством двух Глебовичей с их сыновьями и племянниками, всего до восьми князей. Тут же была и Муромская дружина с своим князем Давидом. Двое из младших рязанских князей донесла Всеволоду, что старшие их родичи замышляют против него измену и вступили в тайные сношения с Всеволодом Чермным. Всеволод позвал всех рязанских князей к себе в лагерь, принял их очень радушно и пригласил к обеду; но с собой посадил только двух доносчиков; а остальные шестеро сели обедать в другом шатре. К ним великий князь послал бояр и князей, в том числе помянутых доносчиков, чтобы уличить обвиненных в измене. Тщетно сии последние клялись в своей невинности. Шестеро князей были схвачены с боярами (22 сентября) и отвезены во Владимир-на-Клязьме. На другой день Всеволод переправился за Оку; но вместо похода на Киев он послал судовую рать с съестными припасами вниз по Оке; а сам пошел на Пронск, огнем и мечом опустошая Рязанскую землю.

В Пронске княжил тогда один из внуков Глеба, Кир-Михаил, который был женат на дочери Всеволода Чермного и отказался от участия в походе на своего тестя. Услыхав о приближении грозы, Кир-Михаил удалился к своему тестю; а Пронск после трехнедельной упорной обороны сдался 18 октября, когда граждане изнемогли от жажды, будучи отрезаны от воды. Всеволод отдал город Давиду Муромскому, а сам пошел к Рязани, сажая по городам своих посадников. Не доходя двадцати верст до города, он остановился возле села Добрый Сот и готовился к переправе через Проню. Тут предстали перед ним рязанские послы с повинною головою, Арсений, первый епископ Муромо-Рязанской епархии, отделившейся от Черниговской (с 1198 г.), явился усердным ходатаем за Рязанскую землю и несколько раз присылал сказать Всеволоду: "Господин великий князь, ты христианин; не проливай же крови христианской, не опустошай честных мест, не жги святых церквей, в которых приносится жертва Богу и молитва за тебя; мы готовы исполнить всю твою волю". Всеволод согласился даровать мир рязанцам, но с условием, чтобы они выдали ему остальных князей; затем повернул в свою землю и под Коломной переправился через Оку. Следом за ним спешил епископ Рязанский. Был ноябрь месяц. Сильный дождь, сопровождаемый бурею, взломал лед на Оке. Несмотря на опасность, Арсений переехал реку в лодке и догнал Всеволода около впадения речки Нерской в Москву. Епископ умолял великого князя освободить рязанских князей, но без успеха. Всеволод повторил требование, чтобы присланы были остальные потомки Глеба, и велел епископу следовать за собою. Рязанцы после вечевых совещаний решили на время покориться необходимости; взяли остальных князей с княгинями и отослали их во Владимир.

В следующем 1208 году Всеволод отправил в Рязань сына своего Ярослава, отпустив с ним епископа Арсения; а по другим городам разослал своих посадников. Недолго, однако, рязанцы смирялись перед могущественным соседом. Во-первых, не все князья были захвачены. Оставшиеся на свободе наняли половцев и отняли Пронск у Давида Муромского. Между тем в некоторых городах начались возмущения и даже истребление суздальских дружинников, вероятно, позволявших себе разные притеснения и вымогательства. Жители Рязани вошли в тайные сношения с Пронскими князьями и призвали их на помощь, обещая выдать им Ярослава Всеволодовича. Уведомленный о том, Всеволод немедленно пришел с войском к Рязани; расположился недалеко от города, вызвал к себе сына с рязанскими боярами и лучшими людьми и задержал их. Так как рязанцы вместо изъявления покорности говорили великому князю "по своему обыкновению дерзкие речи", то он приказал жителям выйти в поле с женами, детьми и легким имуществом, а стольный город зажечь. Такой же участи подверглись и некоторые другие места, вероятно, те, в которых произошли возмущения. Жителей разоренных рязанских городов Всеволод разослал по разным местам Суздальской земли; а лучших людей и епископа Арсения взял с собой во Владимир.

Хотя такими жестокими мерами Рязанская земля была усмирена и унижена и управлялась уже суздальскими наместниками и тиунами; но подчинение Суздалю опять продолжалось недолго. Пронские князья не признавали этого подчинения и продолжали свои враждебные действия. Случившаяся вскоре кончина Всеволода III снова изменила суздальско-рязанские отношения. Начавшаяся затем борьба великого князя Владимирского Юрия II с его братом Константином Ростовским побудила первого освободить из плена рязанских князей и их бояр. Отпуская на родину, Юрий одарил их золотом, серебром и конями и утвердился с ними крестным целованием. Этим поступком великий князь Владимирский избавлял себя от лишних забот удерживать в покорности строптивых рязанцев и надеялся, конечно, иметь в них союзников для своей борьбы с старшим братом. Незаметно, однако, чтобы в последующих междоусобиях рязанцы, подобно муромцам, ходили на помощь Юрию против Константина.

Таким образом раздробление и смуты Суздальской земли помогли рязанцам воротить самобытность. Но в свою очередь рязанские князья не замедлили возобновить собственные споры о волостях, споры, которые ознаменовались даже страшным братоубийством.

Это было в 1217 году, когда сыновья Глеба Ростиславича уже все умерли и Рязанская земля была поделена между его внуками. Главный виновник черного дела явился из их среды, именно Глеб Владимирович, который еще десять лет тому назад отличился в качестве одного из двух доносчиков на своих дядей и братьев перед великим князем Всеволодом III. Он, по-видимому, княжил теперь в самой Рязани; но, не довольствуясь старшим столом, замыслил избить родичей, вероятно, для того, чтобы захватить их волости. Заодно с Глебом действует родной его брат Константин. Их злодейский замысел приведен в исполнение с помощью самого наглого вероломства. Глеб приглашает к себе князей на "ряд", т.е. для того, чтобы дружеским образом за чаркой крепкого меду уладить на время бесконечные споры об уделах; подобные съезды были в обычае того времени. Шестеро внуков Глеба Ростиславича, не подозревая западни, явились на его призыв; один из них приходился ему родным внуком, а остальные пять двоюродными. Князья со своими боярами и слугами приплыли на лодках и высадились на берегу Оки, верстах в шести от стольного города на месте, называемом "Исады", где, вероятно, находился загородный княжий двор или содержалась княжая охота. Здесь под тенью густых вязов разбиты были шатры. 20 июля, в день пророка Илии, Глеб пригласил в свой шатер остальных князей и принялся их угощать с видом радушия; а между тем приготовленные слуги и Половцы ожидали только знака, чтобы начать кровопролитие. Когда веселый пир был в самом разгаре и головы князей уже порядочно отуманились, Глеб и Константин вдруг обнажили мечи и бросились на братьев. Все шестеро были убиты; вместе с князьями погибло множество бояр и слуг.

Конечно, в таком гнусном деле главное значение имела самая личность братоубийцы; но многое объясняется также характером времени и края. Надобно представить себе ту отдаленную эпоху, когда волости и старшинство служили предметом жестоких раздоров для князей и поддерживали их страсти в постоянном напряжении. Надобно вспомнить о той грубости нравов, которая еще упорно сопротивлялась благотворному влиянию христианства и оставалась верна своим языческим началам, особенно по соседству с таким дикарями, как Половцы. Незаметно, чтобы эта черная страница Рязанской истории произвела особое впечатление на современников. Летописец начинает свой рассказ обычным воспоминанием о Каине, о Святополке, о дьявольском прельщении и т.п. Затем, едва он успел передать о самом злодеянии, как обращается к другим событиям и забывает сказать о его ближайших последствиях. Мы видим только, что оно не достигло своей цели. Еще оставались в живых некоторые другие братья убиенных. Один из них, Ингвар Игоревич, вместе с братом Юрием явился мстителем и, получив помощь от великого князя Владимирского Георгия II, одолел братоубийц, которые потом бежали в степи к своим союзникам Половцам (1219). Есть предание, что Глеб в безумии окончил свою жизнь; впрочем, такое наказание для братоубийц в русских летописях является как бы общим местом. Недолго после того жил и сам Ингвар Игоревич; а после его смерти Рязанский стол, по обычному праву старшинства, перешел к его брату Юрию. Тишина, наступившая в Рязанской земле и продолжавшаяся до нашествия татар, а также самое поведение Юрия Игоревича в бедственную годину нашествия, говорят в пользу этого князя или собственно его уменья держать в повиновении младших родичей и охранять Рязанскую самобытность со стороны Суздаля.

В княжение двух Игоревичей, Ингвара и Юрия, Рязанская земля, очевидно, успела оправиться от погромов Всеволода III и последующих междоусобиц. Сам стольный город, сожженный Всеволодом, не только опять отстроился и укрепился, но и вновь разбогател благодаря своему выгодному положению на торговом пути из Южной Руси в Камскую Болгарию. Здесь проживали со своими товарами гости южнорусские, которые привозили сюда и греческие товары, преимущественно разного рода паволоки, драгоценную утварь и церковные украшения. Новгородцы также посещали Оку и привозили немецкие произведения, именно оружие, полотна и пр. А из Болгарии шли сюда разные металлические изделия, шелковые и бумажные ткани и другие предметы роскоши. Из Рязанской земли иноземные купцы вывозили сырые товары, каковы: меха, воск, кожи и т.п. Вообще эта земля славилась богатством своих естественных произведений, обилием бортных угодий, бобровых угонов, рыбы, скота и всякого рода дичи.

Но относительно успехов гражданственности и просвещения Рязанский край по всем признакам отставал от других русских земель, что весьма естественно, если обратить внимание на его украинное, пограничное положение по соседству с хищными Половцами и дикой Мордвой. Самое христианство утверждалось здесь медленно; а вместе с тем не скоро совершалось и обрусение туземных финских народцев, и только основное ядро края, т.е. полоса между Окой и Проней, могло считаться русским и христианским по своему населению. Сильная инородческая примесь в составе населения, тесные сношения с кочевниками, приходившими в качестве то грабителей, то союзников, постоянная нужда быть настороже своей земли, под оружием, – резко отразились на характере рязанцев, которого верными представителями являются их князья. Строптивость и грубые нравы, а также неукротимый дух и наклонность к молодечеству – вот отличительные черты этого характера. Боярское и вообще дружинное сословие, по всем признакам, было довольно многочисленно и пользовалось большим влиянием на дела. При дроблении земли и своих частых распрях князья, естественно, старались привязать к себе дружинников разными милостями и пожалованьем земельных владений. Бояре иногда злоупотребляли своим правом совета и ради личных целей поддерживали раздоры князей. Так, летопись упоминает о "проклятых думцах" Глеба и Константина, замысливших избиение братии. С другой стороны мы видим несомненную привязанность дружинного сословия к своей земле или к своим князьям; за них оно храбро сражалось на поле битвы и вместе с ними терпеливо томилось во владимирских темницах. Очевидно, это сословие уже сделалось оседлым, землевладельческим, следовательно, крепким земле, имеющим свои местные интересы, родовые предания и привязанности.

О значительном количестве рязанского военно-служебного сословия дает нам некоторое понятие одна жалованная грамота, в которой упоминается об основании Ольгова монастыря, возвышающегося насупротив города Ольгова, по другую сторону устья Гусевки. Рязанский князь Ингвар Игоревич вместе с братьями своими Юрием и Олегом, построил здесь храм во имя Богородицы (может быть, в благодарность за свое спасение от убийц и за победу над ними). При заложении храма с князьями находилось 300 бояр и 600 мужей, или простых дружинников. Князья пожаловали в монастырское владение девять бортных участков и пять погостов со всеми угодьями. Любопытны названия этих погостов и количество семей, их населявших; они свидетельствуют о несомненном обрусении и значительной населенности того пространства, которое служило основным ядром Рязанской земли. Вот эти погосты: Песочна, Холохолна, Заячины, Веприя и Заячков; в общей сложности они заключали в себе более тысячи крестьянских семей[1].



[1] Для Рязанской земли см. "История Рязанского княжества". Д. Иловайского. М. 1858. (Там указаны источники и пособия.) На это сочинение рецензия Устрялова в "Отчете о пятом присуждении наград гр. Уварова". СПб. 1862. "О князьях Муромских, причтенных к лику святых" Квашнина-Самарина в упомянутых трудах Тверского Археол. съезда. По археологии края см. А.В.Селиванова "О раскопках в Старой Рязани" (Рязань. 1890) и о "Раскопках Борковского могильника" (Труды IX Археол. съезда. Т. I. М. 1895). О том же могильнике см. Черепнина (Труды Рязан. Архив. Комисс. за 1895 г.). Его же "Зарайский курган и Кузьминский могильник" (Ibid, за 1895 г.). Его же "Раскопки Пронских курганов" (Ibid. 1898). Рождественского "Черепа из древних могил Рязан. губ" (Ibid. VIII. 1893).

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.