XIII. СТРОЙ И ГРАЖДАНСТВЕННОСТЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

(окончание)

 

Книжное просвещение. – Заточник. – Летописи. – Поэзия

 

Хотя грамотность еще не была широко распространена на Руси, однако дело книжного просвещения по всем признакам шло успешно. Обучением грамотности занималось, конечно, духовенство. Без всякого сомнения, начатки училищ, положенные Владимиром Великим и Ярославом Мудрым, распространялись и умножались при их преемниках. Училища эти, заводимые обыкновенно при соборных церквах, особенно процветали в стольных княжеских городах под непосредственным попечением епископов. Кроме чтения, письма, счета и церковного пения, в некоторых епископских школах обучали и греческому языку, что было нетрудно при существовании многих греков в составе русского духовенства. Из подобных училищ выходили священники и другие церковнослужители, которых требовалось, конечно, великое число; из них выходили не только многочисленные списатели и переписчики, но и переводчики; ибо несомненно, что, кроме болгарских переводов, русские в те времена имели и собственные переводы разных произведений византийской литературы. Некоторые князья в особенности известны своим покровительством книжному просвещению; они покупали дорогой ценой славянские и греческие рукописи, заставляли еще переписывать и переводить, и собирали таким образом у себя значительные книгохранилища; кроме того, прилагали особую заботу об училищах, отделяя значительную часть из своих доходов на их содержание. Таковы, например: Роман Ростиславич Смоленский, Ярослав Осмомысл Галицкий и Константин Всеволодович Ростовско-Суздальский. Есть известие, что последний имел в собственном хранилище одних греческих книг более тысячи; он принадлежал к образованнейшим людям своего времени и сам занимался письменным делом; между прочим, по-видимому, сочинил для своих детей поучение, подобно Владимиру Мономаху. (Такие поучения детям были тогда в обычае по примеру Византии.)

Не говоря о князьях русских, которые, кажется, были все грамотны и, конечно, в детском возрасте поручались для того особым наставникам, значительная часть дружинников и, многие горожане также владели грамотностью. Следовательно, не одни дети духовенства посещали школы, основанные при соборных церквах, но также дети дружинников и горожан. Этим обстоятельством объясняется то явление, что в дотатарский период книжное просвещение не было исключительно сосредоточено в среде духовного сословия. Жития русских святых нередко показывают нам примеры юношей, которые под влиянием чтения благочестивых книг оставляют мирскую суету и уходят в монастырь. Уже тогда в русских обителях, как известно, процветали списывание и сочинение книг; обители эти исполнялись людьми разнообразных сословий и состояний; между ними были, конечно, и неграмотные; но едва ли не большинство приходило уже с познаниями в чтении и письме. Наконец, до нас дошли и сочинения таких русских людей, которые не принадлежали к духовному сословию; например, загадочное "Слово" Даниила Заточника.

Этот Даниил по всем признакам принадлежал к сословию дружинному; за какую-то провинность был удален (заточен) своим князем и пишет к нему послание; но к какому именно князю, трудно решить вследствие разногласия самих дошедших до нас списков "Слова". По одним указаниям, полагают, что то был Юрий Долгорукий, по другим – внук его Ярослав Всеволодович, по третьим – Ярослав Владимирович, безудельный князь Новгородский конца XII века. Местом ссылки некоторые списки называют Лач-озеро; а по другим можно подумать, что то был город Переяславль. "Кому Любово, – говорит Заточник, – а мне горе лютое, кому Белоозеро, а мне черные смолы, кому Лач-озеро, а мне на нем сидя плач горький". В другом же списке: "Кому ти есть Переяславль, а мне Гореславль". Выходки автора против дурных советников княжеских и злых жен заставляют предполагать, что он пострадал вследствие каких-то наветов. Например: "Князь не сам впадает в печаль; но думцы вводят. С добрым думцею князь высока стола додумается, а с лихим думцею думает, и малого стола лишен будет". Или: "Лепше вол ввести в дом свой, нежели злая жена понята. Лучше в утлой ладье по воде ездить, нежели злой жене тайны поведать" и т.д. "Слово" вооружается также против монахов, принявших на себя ангельский образ не по внутреннему призванию. Вообще оно изобилует остроумными поговорками и народными пословицами. Например: "Княжего тиуна бойся как огня, а служителей его – как искр"; "Глупого учить – в худой мех воду лить" и пр. Начитанность автора обнаруживается знакомством его с летописями и хронографами, а также многими заимствованиями из литературного сборника, известного под именем "Пчелы". И сам он выражается о себе таким образом: "Хотя я в Афинах не рос и у философов не учился; но как пчела собирает по разным цветам, так и я по разным книгам собираю сладость словесную".

Очевидно, произведение Заточника пользовалось в Древней Руси большой известностью. Может быть, какое-либо другое лицо, также впавши в немилость, воспользовалось им и, применив его к своим обстоятельствам, тоже обратилось с этим посланием к своему князю и господину. По причине такой переделки и многих переписываний явились, конечно, и самые разногласия в списках. Сочувствие читателей к автору, пострадавшему от злых людей, выразилось еще следующей особой добавкой к " Слову", очевидно, присочиненной впоследствии: "Сии словеса аз Даниил писах в заточении на Белоозере, и запечатав в воск, и пустив во озеро, и взем рыба пожре, и ята бысть рыба рыбарем, и принесена бысть к князю, и нача ее пороти, и узре князь сие писание, и повеле Даниила свободити от горького заточения".

Политическое раздробление Руси на отдельные княжества, или земли, естественно, должно было отразиться и на произведениях русской словесности, получивших областные оттенки в языке и характере изложения или имевших задачей местные, не общерусские интересы. Таковые областные оттенки отражались, например, при составлении жития святых местночтимых подвижников, при записывании святительских поучений, народных преданий и т.п. Яснее же всего обнаруживается некоторое разнообразие русской книжной словесности того времени на летописном деле. В этом отношении можем преимущественно указать на три средоточия: Киев, Владимиро-Ростов и Новгород Великий; что вполне соответствует и трем главным средоточиям русской политической жизни в эпоху предтатарскую.

Как и во всех отраслях просвещения, Киев для всей Руси служил образцом в деле летописном до самого окончательного своего упадка и разорения. Начальная Киевская летопись, или "Повесть временных лет", составленная в Выдубецком монастыре игуменом Сильвестром при Владимире Мономахе, продолжалась после Сильвестра в том же монастыре трудами его преемников. Тесные связи сего монастыря, а следовательно, и самой Киевской летописи, с родом Мономаха выражаются постоянным ее расположением в пользу Мономаховичей и прославлением великих князей из этого рода. В особенности это обстоятельство обнаруживается по поводу построения великим князем Рюриком Ростиславичем стены Выдубецкого монастыря в 1200 г. (о чем сказано выше). Летописец по сему поводу сочиняет горячее похвальное слово Рюрику. По всей вероятности, или таким летописцем был сам игумен Выдубецкий – того времени Моисей, или летопись составлялась кем-либо из монахов под его непосредственным наблюдением, при покровительстве и по поручению самих великих князей. По примеру Мономаха, преемники его, конечно, принимали близкое участие в летописном деле и доставляли летописцам необходимые сведения о совершавшихся событиях. Киевская летопись, как и следовало ожидать, следит за событиями целой Руси. Хотя наиболее подробностей она сообщает об истории Южно-русской но не упускает из виду и Северной Руси. Например, самое обстоятельное повествование о смерти и погребении Андрея Боголюбского мы находим именно в Киевском летописном своде.

Летописцы суздальские являются прямыми последователями и продолжателями летописцев киевских, так что по дошедшим до нас сводам трудно определить, с какого именно времени началась особая летописная деятельность в Суздальской земле. Это обстоятельство тем естественнее, что и тут предметом летописания является все тот же род Мономаховичей в виде его младшей линии. По всём признакам Киево-Выдубецкий свод здесь усердно переписывался и продолжался под наблюдением местных епископов и самих князей. Если в Киеве летописное дело, по-видимому, не находилось в непосредственной связи с митрополитами, которые были люди пришлые, родом греки, то в других областях Руси, наоборот, оно имело тесные связи с архиерейской кафедрой, особенно там, где утвердились чисто русские иерархии, как это мы видим в Ростове и Новгороде. Существуют основания полагать, что Суздальская летопись велась именно при архиерейской кафедре в Ростове, а не во Владимире-Залесском; известно, что, уступив последнему первенство политическое, Ростов оставался средоточием просвещения в Северо-Восточной Руси. Судя по некоторым намекам того северного летописца, который писал в конце дотатарской эпохи, можно заключить, между прочим, о непосредственном участии в его деле епископа ростовского Кирилла II, отличавшегося ревностью к книжному просвещению.

В Новгороде Великом относительно летописей мы находим более самостоятельности, чем в Суздале, то есть менее зависимости от Киева. Но и там в основу этого дела положена была начальная Киевская летопись Сильвестра Выдубецкого; новгородские же продолжатели его по большей части описывали только события своего родного города и своей земли, мало интересуясь судьбами других русских земель. Так как в Новгороде не утвердилась ни одна княжеская ветвь, то летопись, вероятно, велась без участия князей, под исключительным надзором архиепископов. Любопытно, однако, что по некоторым признакам она велась не при Софийском соборе, а при церкви св. Якова в Неревском конце. По крайней мере есть повод думать, что одним из первых составителей Новгородского летописного свода был священник этой церкви Герман Воята, поставленный епископом Нифонтом (в 1144 г.). Возможно, что он предпринял летописное дело по поручению знаменитого владыки св. Иоанна, усердного поборника новгородской самобытности и, очевидно, был лицом, приближенным к архиерейскому дому. Герман Воята скончался при брате Иоанна, архиепископе Гаврииле, сопровождая его на пути в Псков (в 1188 г.), после сорокапятилетнего священства при церкви св. Якова. В числе продолжателей его в первой половине XIII века упоминает о себе пономарь Тимофей. Сей последний мог быть собственно списателем, или переписчиком; а если и вел летопись, то, конечного слов своего священника; ибо трудно предположить, чтобы такое дело владыко поручил прямо пономарю. Близкое участие в составлении летописи, кажется, принимал архиепископ Антоний, бывший боярин Добрыня Ядрейкович, новгородский патриот и писатель; он известен своим паломничеством на Востоке и помянутым выше описанием цареградских святынь. Едва ли ему не принадлежит и повесть о взятии Царьграда Латинами, вошедшая в состав Новгородской летописи. Эта летопись имеет областные отличия как по языку своему, так и по характеру. Хотя в основу книжной речи обыкновенно полагался язык церковнославянский, но здесь на каждом шагу можно видеть следы местного северорусского наречия. А в изложении новгородские летописцы отличаются от киевских краткостью и сжатостью, доходящей до сухости; но оно не лишено энергии и выразительности. Видно, что это были люди деловые, практические, заботившиеся о сущности дела, не склонные приводить большие выписки из книг Св. Писания и пересыпать рассказ собственными рассуждениями, как это делали летописцы южнорусские.

До нас не дошли летописи смоленские, полоцкие, черниговские и рязанские, и мы не знаем, существовали ли они в самостоятельном виде. Судя по некоторым, хотя отрывочным, но точным известиям, вошедшим в позднейшие своды, надо полагать, что и там велись какие-то записки при архиерейских кафедрах. Мы имеем только особую летопись Галицко-Волынскую, которая подобно Суздальской, является продолжением Киевского летописания и также прославляет род Мономаха, то есть старшую его линию; но составлена она, очевидно, уже позднее татарского нашествия[1].

 

При известной певучести русского и вообще славянского племени, при сильно развитой у него стороне чувства и воображения, нет сомнения, что в те времена, как и после, русский человек любил выражать песней и радость, и горе, петь при торжественных случаях жизни, как, например, на свадьбе, или слагать былины на память о своих вождях и героях. Но такие произведения народной поэзии, слагавшиеся людьми неграмотными, не дошли до нас, потому что не были записаны. Люди грамотные согласно с благочестивым направлением письменности и не могли записывать подобных произведений, носивших на себе еще яркие следы мифологических, или языческих, представлений. Песни порицались духовенством наравне с плясками и народными играми.

По всей вероятности, уже в эти времена получили начало те эпические сказания, или былины, которые воспевали Киевского князя Владимира Красное Солнышко и его богатырей. Но по известным былинам, дошедшим до нас в позднейших переделках и наслоениях, трудно судить, в каком виде они существовали в эпоху дотатарскую. Точно так же можно предположить, что уже в эту эпоху начали слагаться новгородские былины о Садко, богатом госте, и об удалом повольнике Василии Буслаевиче, или Богуслаевиче. Садко, или Содко, был, по-видимому, лицо историческое. Новгородская летопись под 1167 годом говорит о Содко Сытиниче, который заложил каменный храм Бориса и Глеба в Софийском детинце. А под 1228–29 гг. она упоминает о знатном новгородце Богуславе Гориславиче (который мог быть отцом ватамана повольников Василия Богуславича).

Имеем основание предполагать, что в Южной Руси в те времена пелись хвалебные песни князьям еще при их жизни по поводу какого-либо подвига. Так, по известию одного польского летописца (Длугоша), когда Мстислав Удалой разбил Угров и Поляков и освободил от них Галич (в 1221 г.), то в честь его немедленно была сложена хвалебная песнь, которой его приветствовали галичане. Затем имеем доказательства, что иногда существовали придворно-княжеские певцы или поэты – дружинники, слагавшие песни в честь князей, которым они служили. Князья, конечно, весьма дорожили такими людьми и старались иметь их в своей службе. Выдающиеся таланты на этом поприще не могли быть многочисленны. Тем не менее можем указать на три лица. Во-первых, какой-то баян или певец, которого "Слово о полку Игореве" изображает песнотворцем, прославляющим преимущественно род Святослава Ярославича, следовательно, поэтом чернигово-северским, жившим приблизительно во второй половине XI века. Во-вторых, сам не известный нам по имени автор "Слова о полку Игореве", воспевавший князей той же Чернигово-Северской ветви и живший во второй половине XII века. В-третьих, Митуся, о котором упоминает Галицко-Волынская летопись под 1241 годом. Она называет его "Словутским певцом", который по гордости не хотел прежде служить Даниилу Романовичу. Произведения первого и третьего до нас не дошли. Зато сохранилось творение второго, этот превосходный образец древнерусской героической поэзии.

Автор "Слова о полку Игореве" очевидно, был дружинником, но в то же время человек книжно весьма образованный, знакомый с произведениями русской и болгарской, а следовательно, и греческой словесности. Его высокий поэтический дар блещет в каждом обороте речи, в каждом сравнении и уподоблении, несмотря на то, что творение его дошло до нас с значительными искажениями и пропусками. Уменье сочетать возвышенную книжную речь с живой, народной, вообще энергия, образность, изящество его языка превосходят все, что только нам известно из древнерусской словесности. Поэт с замечательным искусством воспользовался теми мифологическими верованиями, которыми еще было напитано народное воображение. Вся природа изображается у него существом живым, чувствующим и горе, и радость вместе с действующими лицами. Русский княжий род является у него потомством самого Дажбога, и это было, конечно, не что иное, как народное верование, удержавшееся от языческих времен. (Следовательно, домысел о призвании русских князей из-за моря и их иноземном происхождении никогда не был собственно народным преданием.) Баян и вообще певец у него называется внуком бога Белеса; ветры его – внуки Стрибога, солнце именуется Хорсом и т.д. Такие уподобления, как и самая обработанность языка, а также многие обороты и поговорки, очевидно, сделавшиеся обычными в дружинном быту или взятые из народной речи, ясно указывают, что этот род поэзии издавна процветал при русских княжих дворах, имел уже свои правила и приемы; а в "Слове о полку Игореве" достиг замечательной степени своего развития. Если до нас не дошли другие произведения того же рода и самое "Слово" найдено (в конце XVIII века) только в одном сборнике, виною тому могло быть вообще нерасположение духовенства к такого рода сочинениям, наполненным языческими представлениями (а в темные века татарского ига только духовенство было грамотным сословием, занимавшимся, между прочим, списыванием рукописей); возможно при том, что многие подобные песни слагались поэтами-дружинниками, но не были никем своевременно записаны.

Верный тому княжему колену, которому сам служил, т.е. Чернигово-Северскому, поэт с любовью изображает его членов, и младших, и старших; с великим уважением относится он к современному главе этого колена, Святославу Всеволодовичу, который тогда занимал великий стол Киевский. Вообще Черниговские Ольговичи в этом произведении являются пред нами с чертами весьма симпатичными; тогда как Киевская летопись (Выдубецкий свод), прославляя постоянно колено Мономаховичей, мало дает нам подробностей о деяниях Ольговичей или относится к ним недружелюбно. Местный чернигово-северский патриотизм не мешает, однако, певцу "Слова" распространять свое теплое сочувствие на две области Русской земли и с уважением отзываться о Мономаховичах того времени, каковы Всеволод Большое Гнездо или Рюрик и Давид Ростиславичи, а также о Ярославе Осмомысле Галицком и пр. При этом поэт обнаруживает замечательное знакомство с политическим положением и с характером природы русских областей. Он с особой силой указывает на распри князей, как на главную причину бедствий, которые Русская земля претерпевала от иноплеменных варваров. Эта горячая любовь ко всей Русской земле, к ее славе и чести, а также скорбь о недостатке единения между ее князьями сообщают всему произведению особую привлекательность для русского сердца и, конечно, немало способствовали спасению "Слова" от забвения до позднейших веков.

Ни одно произведение Древней Руси не рисует перед нами с такой живостью и наглядностью ее дружинно-княжеский быт, как "Слово о полку Игореве", – явление вполне естественное, потому что автор его, несомненно, сам принадлежал к дружине. Князь и дружина его – предметы прославления; везде они представляются понятиями неразрывными, и при том едва ли не олицетворяющими собой понятие о всей Русской земле. Народ, или собственно "черные люди", остаются у него совершенно в тени, на заднем плане. С этой стороны русская придворно-княжеская поэзия имела такой же. аристократический характер, как и рыцарская поэзия трубадуров и миннезингеров в Западной Европе. А если судить по художественному симпатичному изображению Ярославны, супруги Игоря, то и со стороны женских идеалов (в которых отражаются общественные нравы) наша поэзия едва ли уступала современной ей поэзии западной.

"Слово о полку Игореве" есть живой отрывок из древнерусской жизни; наряду с изящным Владимиро-Дмитровским собором и другими важнейшими памятниками оно служит наглядным доказательством той сравнительно высокой степени, до которой достигала русская гражданственность в эпоху предтатарскую[2].

 

Раздробление Древней Руси на уделы, столь невыгодное для нее в отношении к иноплеменным народам, имело другие, благоприятные стороны в отношении гражданственном. Оно обусловливало существование не одного, а многих средоточий, из которых распространялись на окрестные области начатки просвещения и христианских нравов. Каждый значительный стольный город служил таким средоточием. Каждый князь в своем уделе должен был непосредственно помогать и делу церкви, и книжному просвещению, и делу правосудия, способствовать успехам искусств, промышленности, торговли и всякой отрасли общественного порядка. Каждый двор княжий был не только собранием опытных, умных бояр и дружинников или привлекал людей книжно образованных, но и по естественному течению дел служил источником и образчиком более смягченных нравов.

Как и везде при монархическом строе, отсюда распространялись на окрестную область начатки образованности, гражданских обычаев и отношений. Так как каждое из сих средоточий имело чисто русский характер, то, следовательно, вместе с распространением русской образованности подвигалось вперед почти одинаковое, дружное обрусение разнообразных земель, подчиненных дому Владимира Великого.

Уже в первые века нашей эры славяно-русское племя, жившее вблизи Черноморских греческих колоний, воспринимало в себя некоторые начала богатой греко-римской гражданственности. Многие памятники быта, найденные, при раскопке южнорусских могильных курганов, указывают также на торговые и другие сношения (чрез посредство прикавказских народов) с Персидской империей Сасанидов, которая была в те времена представительницей азийской образованности. С распространением своего господства на большую часть Восточной Европы и с принятием христианства по греко-восточному обряду, русская гражданственность получила еще более широкое развитие. Тесные связи с Византией влияли непосредственно на усвоение книжного просвещения, искусств и промышленности греческой; развитию книжного дела помогали отчасти и связи с единоплеменными Дунайскими Болгарами, от которых мы получили многие славянские переводы. Далее, Русь воспринимала в себя начатки и западноевропейской гражданственности при посредстве торговых, военных и других связей с Венгрией, Польшей, Германией и Скандинавией. С востока через Камскую Болгарию и Хазарию мы получали произведения арабско-мусульманской культуры, которые также оказывали некоторое влияние на наше искусство и промышленность.

При своей богато одаренной, восприимчивой натуре русское племя умело до известной степени усваивать помянутые начала и влияния и на основе собственных преданий, обычаев и вкусов вырабатывать своеобразную самобытную гражданственность. Все обещало ей блестящее развитие, которое могло поставить Восточную Европу наравне с Западной. Но злейшим врагом этой гражданственности была соседняя степь с ее кочевыми варварами. Уже Печенеги и особенно Половцы задержали успехи русской образованности. Затем, едва Русь справилась с этими врагами и начала обратное движение на степь, как из Азии надвинулись новые тучи степных варваров, против которых оказался несостоятельным политический строй удельно-вечевой Руси. Русская гражданственность подверглась жестокому погрому; а после него наступила тяжелая, долгая борьба за национальную самобытность, сопровождаемая развитием крепкой государственной организации; для чего потребовались все народные силы и средства.



[1] В Ж. М. Н. Пр. 1880, ноябрь, статья Модестова "Послание Даниила Заточника". Он считает это лицо не существовавшим и видит тут просто поучение от дружины князю, а прежде всего Юрию Долгорукому. В. М. Истрина "Исследования в области древнерусской литературы". СПб. 1906. Рецензия на это сочинение А.И. Соболевского в Ж. М. Н. Пр. того же года, июнь. Между прочим, он полемизирует с автором по вопросу о времени составления полной Палеи: Истрин относит его ко времени Татарского ига, а Соболевский – к дотатарскому. При сем последний настаивает на том, что в дотатарский период не было разделения литературы на северную и южную, а была одна общерусская. Еще ранее того см. ряд статей проф. Истрина в "Известиях Академии Наук От. Рус. яз." 1989. Т. III. "Замечания о составе Толковой палеи". Тут он разбирает сборники: Златая цепь, Матица, Измарагд, Маргарит и пр. Для языка собственно см. Колосова "Очерк истории и форм русского языка XI – XVI вв." и А.И. Соболевского "Лекции по истории русск. языка".

Труды и пособия для изучения вопроса о русских летописях указаны мною в примеч. 23. Мои соображения о принадлежности Киевского свода Выдубецкому, а не Печерскому монастырю приведены в Розыск, о нач. Руси, в статье "Еще о норманизме". Мнению об отдельных письменных сказаниях и повестях, будто бы введенных в летописные своды позднее, я по-прежнему не придаю широкого значения. Например, рассказ об убиении Андрея Боголюбского не считаю повестью, отдельно написанною неизвестным лицом; полагаю, что она написана просто киевским летописцем со слов очевидца, может быть, того же Козьмы Киевлянина, который был в службе у Андрея, оплакивал его смерть и укорял Анбала. К прежним своим соображениям прибавлю следующее. Если бы все те части сводов, которые у нас стали считать отдельными писанными повестями, были действительно таковыми, то нет никакого вероятия, чтобы они дошли до нас только в летописных сводах; хотя некоторые из них, наверное, сохранились бы в каких-либо рукописных сборниках.

Относительно Новгородской летописи я считаю не только "остроумными", но и основательными соображения Прозоровского в пользу Германа Вояты как составителя этой летописи (Жур. Мин. Нар. Пр. 1852. Июль). Возражения Погодина, считающего Вояту переписчиком, а не сочинителем, едва ли убедительны. (Исслед. и Лекции. Т. V. 342–344). Летописец называет Нифонта святым и притом уже архиепископом; это показывает только, что он начал свой труд по кончине Нифонта, вероятно, при архиепископе Иоанне и по его поручению; приближенность Вояты к архиерейскому дому обнаруживается обстоятельствами его смерти, и нет основания предполагать, что летопись должна была вестись непременно священником Софийского собора, а не церкви Св. Якова или какой-либо другой. Точное и довольно подробное известие о Германе Вояте под 1188, конечно, было записано его продолжателем, может быть, тоже священником церкви св. Якова, продолжавшим летопись также по поручению архиепископа.

Срезневского "Исследования о летописях Новгородских" в Известиях Акад. Н. 2 отд. Т. II. Исследование Яниша "Новгородскаая летопись и ее московские переделки". 1874. Исследования г. Сенигова о Новгородской летописи в Чт. О. И. и Др. 1887. № 4. Он приурочивает начало этой летописи к началу новгородской самостоятельности от Киева и отчасти к началу христианства. Того же Сенигова исследование "О древнейшем летописном своде В. Новгорода" в Летописи занятий Археографической Комиссии. Вып. VIII. 1888.

[2] Что русские былины получили начало в эпоху дотатарскую, см. о том исследования Л. Майкова "О былинах Владимирова цикла". СПб. 1863, Также Погодина "Замечание о наших былинах" (Ж. М. Нар. Пр. 1870. Декабрь). Последний несколько преувеличивает древность настоящей их формы. Еще более глубокую древность придает им Бессонов в своих примечаниях к изданию песен, собранных Киреевским. Любопытно обширное исследование В. Стасова "Происхождение русских былин" "Вест. Европы". 1868, кн. 1, 2, 3, 6 и 7). Он сближает их с сказками восточными (индийскими, персидскими, тюркскими); полагает, что эти последние распространились у нас от татар в эпоху ига и вообще отказывает русским былинам в туземном самобытном происхождении; с чем, конечно, нельзя согласиться. Наиболее основательные опровержения эта теория встретила в сочинении Ор. Миллера "Илья Муромец и богатырство Киевское". СПб. 1870. (На последнее сочинение см. рецензию Буслаева в Ж. М. Й. Пр. 1871. Апрель.) В летописях хотя и упоминаются некоторые богатыри, относимые к дотатарской эпохе, но только в позднейших сводах, составленных не ранее XVI века. См. также "Русская поэзия в домонгольскую эпоху" Жданова (Киевск. Унив. Изв. 1879. Июнь). В.Ф. Миллера "К былине о Камском побоище". (Извест. Отд. Рус. яз. Ак. Н. VII, кн. 2). Это о Калкской битве: тут конец богатырям, которые окаменели.

Отрывок из песни, или похвального Слова, сложенного в честь Мстислава Удалого, Длугош приводит в рассказе о победе его над Уграми и изгнании их из Галича под 1209 годом. Хронология его по отношению к русским событиям, как известно, не отличается верностью, и подробности их нередко спутаны; но означенный отрывок, очевидно, заимствован им из источника, до нас не дошедшего.

После трудов, указанных выше в примеч. 29, литература "Слова о полку Игореве" обогатилась следующими новыми исследованиями и изданиями: Ооновского "Слово о полку Игореве", У Львови. 1876. ("Текст" с "перекладом" на русско-галицкое наречие и добросовестными учеными "пояснениями".) Вс. Миллера "Взгляд на Слово о Полку Игореве". М. 1877. Хотя главная мысль автора (о нерусской народности Баяна и византийско-болгарских книжных образцах, которым близко подражал певец "Слова", едва ли может найти подтверждение; но книжная подготовка певца доказана им с достаточными основаниями. (На что, впрочем, указывалось и прежде и что особенно развито в обширном, исполненном эрудиции труде кн. Вяземского "Замечания на Слово о П. Игореве". СПб. 1875.) Несколько дельных замечаний на исследование Вс. Миллера см. Ор. Миллера (Ж. М. Н. Пр. 1877. Сентябрь) и Е. Барсова "Критический очерк литературы Слова о П.Игореве". (Журн. Мин. Н. Пр. 1876. Сентябрь и Октябрь). Его же "Критические заметки об историческом и художественном значении Слова о П. Игореве" ("Вестник Европы". 1878. Октябрь и Ноябрь). Автор этих заметок Барсов довольно успешно отстаивает самостоятельное творчество певца "Слова" и полную принадлежность последнего Русской поэзии; причем полемизует с упомянутым исследованием Вс. Миллера. Наконец заслуживают внимания объяснения Потебни "Слово о полку Игореве". Воронеж, 1878 и добросовестный труд А. Смирнова "О Слове о полку Игореве". Воронеж. 1877 и 1879. (Два оттиска из журнала "Филологические Записки"; в первом выпуске "Литература Слова", во втором – "Пересмотр некоторых вопросов".) Д.И. Прозоровского "Новый опыт объяснительного изложения Слова о п. Игореве". (Записки отделения Русской и Славянской Археологии. Т. III. СПб. 1882.) Козловского "Палеографические особенности погибшей рукописи о П. Игореве" (Труды Моск. Археол. Об. XIII. Вып. 2. 1890). Проф. Багалей полагает, что автор "Слова" был уроженец" Северской земли (Чт. Об. Нестора летописца. Кн. 2. 1888. стр. 160). Самый обширный труд о сем "Слове" принадлежит помянутому Е.В. Барсову. Несколько томов, изданных в 1880-х годах.

Сравнение "Слова о полку Игореве" с соответствующим довольно подробным рассказом Киевской летописи (по Ипатьевскому списку) подтверждает выше приведенное мною мнение, что напрасно преувеличивают число отдельно сочиненных повестей и сказаний, вставленных в летописи. Киевский летописец на таком основании мог бы только взять рассказ певца и приспособить его к своему делу; однако он излагает свой самостоятельный рассказ также со слов людей сведущих. Свое мнение о существовании придворно-княжеских певцов-поэтов я высказывал еще в 1859 г. (Журнал "Русское Слово". Декабрь), по поводу рассуждения Буслаева о Русс, поэзии XI и начала XII века. Относительно Баяна, воспевавшего Черниговских князей в конце XI века, замечу еще, что это имя следует принимать за нарицательное, т.е. оно означало вообще певца (вроде позднейшего бандуриста), и притом "вещего" (см. Словари Востокова и Миклошича под этим словом: "влъхвом и баяном").

Что касается до словутного певца Митуси, то некоторые считали его церковным певчим, например, Максимович (Основа. 1861. Июнь). Это мнение совсем невероятно; Митуся случайно захвачен в плен вместе со слугами Перемышльского владыки и притом со слугами-дружинниками; отсюда еще не видно, чтобы он сам служил владыке, а не князю, т.е. Ростиславу Михайловичу. Нельзя его считать и вообще певцом в нашем буквальном значении этого слова (т.е. певуном или человеком, умеющим хорошо петь). Таковые ценились тогда наряду с скоморохами и игрецами, и Даниил Романович не стал бы хлопотать о том, чтобы залучить в свою службу гордого Митусю, если бы он не был известный в свое время придворный певец-поэт, прославлявший князей. Потому-то, конечно, знаменитый князь и хотел иметь его в своей службе.

Кроме помянутого указания Длугоша, мы находим еще в самой Ипат. летописи указания на придворно-княжеский эпос, т.е. такой, который посвящен был прославлению князей. Отрывком из такого эпоса представляется нам то место этой летописи, где описывается начало княжения Романа Волынского, под 1201 г. Вероятно, это отрывок из поэтического "Слова", посвященного прославлению Романа. Отсюда же мы узнаем, что и у половецких князей были гудцы, т.е. певцы, сопровождавшие свои песни звуками струнного инструмента. А далее, под 1251 г. по поводу победы Даниила и Василька над ятвягами, летопись замечает: "и песнь славну пояху има". Ясный намек на похвальное слово князьям, сложенное вслед за победою (аналогия с известием Длугоша).

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.