XV. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ И РУСЬ СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ

 

(продолжение)

 

Междоусобия Александровых сыновей. – Князья Ростовские.

 

По смерти великого князя Василия Костромского (1276), последнего из братьев Александра Невского, наступил черед его сыновей; старший из них Димитрий Переяславский получил княжение Владимирское, а вместе с ним и стол Новгородский. Но достаточно было возникнуть обычным распрям новгородцев с Суздальским князем, как уже нашелся ему соперник. Это был родной брат его Андрей Городецкий. И прежде князья не уважали иногда родового старшинства, а теперь, когда воля ханская решала главным образом вопрос о княжениях, соперники еще менее стали обращать внимание на старшинство. Андрей, получив от Менгу-Темира ярлык на Владимирское княжение, начал целый ряд междоусобных войн с переменным счастьем. Он три раза приводил татарские войска на старшего брата, и бедная Северо-Восточная Русь платилась новыми разорениями за честолюбие недостойных князей. Особенно тяжел был третий приход, когда татарский воевода Дюдень, посланный на помощь Андрею ханом Тохтою (сын Менгу-Темира), взял Владимир; причем татары вновь разграбили соборный храм Богородицы и вообще взяли и разорили 14 суздальских городов, в том числе Переяславль и Москву (1293). Во время этих междоусобий Дмитрий однажды бежал за море, вероятно, в Скандинавию, и воротился с наемного дружиною; а в другой раз удалился на юг к хану Ногаю, сопернику волжских ханов, и получил от него войско, с помощью которого воротил себе престол. После третьего нашествия Андрея с татарами Димитрий в следующем 1294 году скончался.

Андрей занимал великокняжеский стол еще десять лет, т.е. до самой смерти своей. Но смуты и междоусобия в Суздальской земле не прекращались. Некоторые удельные суздальские князья восставали против него и соединялись для этого в союзы. В числе его противников находились младший брат его Даниил Александрович Московский и двоюродный брат Михаил Ярославич, один из основателей сильного Тверского княжения. Таким образом, Москва и Тверь, эти будущие соперницы, являются союзницами в борьбе со старшим Владимирским князем, очевидно, старший, или великокняжеский, город Северной Руси Владимир, неоднократно разоренный татарами, постепенно терял прежнее значение. Некоторые младшие города уже не признают этого первенства и стремятся сами сделаться ядром, около которого собирались бы другие волости. Только этим исканием нового крепкого ядра, новой княжеской ветви, которая повела бы далее историю Северной Руси, и можно объяснить те, по-видимому, лишенные исторического смысла споры и междоусобия, раболепие перед татарами и предательства, которыми ознаменован период русской истории, наступивший после Александра Невского и продолжавшийся до того времени, когда ясно обозначился перевес Москвы над всеми ее соперниками.

Андрей также имел союзников; из них самым усердным является Федор Ростиславич, по прозванию Черный, князь Ярославский – одна из более выдающихся личностей между современными ему удельными князьями. Он принадлежал к ветви Смоленских князей, был внуком Мстислава Давидовича (известного своим торговым договором с немцами) и владел первоначально уделом Можайским. Вступив в брак с княжною ярославскою Марией, он получил Ярославский удел; овдовев, женился на дочери хана Менгу-Темира. По смерти старших своих братьев он наследовал и княжение Смоленское; но, впрочем, поручил его своему племяннику (Александру Глебовичу), а сам остался в Ярославле. Федор был усердным слугою ханов. Тем же раболепием перед ханами отличались и князья Ростовские, Борис и Глеб Васильковичи, сыновья того Василька, который, как известно, не согласился служить Батыю и был убит татарами. Эти князья часто ездили в Орду с поклонами и подарками и подолгу там проживали. Глеб женился также на татарке, подобно Федору Ростиславичу Черному, а Борис там и умер во время приготовлений к походу на ясов. Александр Невский, как мы заметили, умел отклонять участие русских дружин в войнах татар с другими народами; но при его ничтожных преемниках мы видим эту повинность в полной силе. Так в 1277 году северорусские князья по повелению Менгу-Темира ходили вместе с татарами в Кавказские страны и помогли окончательно покорить воинственное племя ясов, или алан.

В некоторых местах Суздальской земли, очевидно, с появлением баскаков и других чиновников ордынских, возникли значительные татарские поселения. Особенно много татар, кажется, находилось в Ростове и его окрестностях. Жители, конечно, терпели от них большие притеснения. Однако и здесь проявлялась иногда сила высшей, христианской гражданственности: некоторые знатные люди из татар принимали крещение и сделались родоначальниками многих дворянских фамилий в России. Любопытно особенно местное ростовское предание о некоем ордынском царевиче, который был окрещен ростовским епископом Кириллом и получил имя Петра. Этот царевич Петр купил в Ростове у князя Бориса Васильковича участок земли, на котором построил церковь и основал монастырь (Петровский) с благословления преемника Кириллова, епископа Игнатия. Князь Борис потом так сдружился с Петром, что побратался с ним, и они любили вместе заниматься охотою с ловчими птицами на берегу Ростовского озера. Усердное служение ростовских и других князей татарским ханам, впрочем, не оставалось без некоторой выгоды для покоренного народа; ибо, пользуясь милостивым расположением завоевателей, князья эти многих христиан спасали от рабства и других бедствий. Однако население Суздальской Руси по всем признакам не столь легко мирилось с постыдным игом, как их князья, и не один раз поднимало мятеж. Так, в 1289 г., уже при сыновьях Бориса Васильковича, жители Ростова с негодованием смотревшие на большое количество татар в своем городе, опять по звону вечевого колокола поднялись на своих притеснителей, разграбили их дома и выгнали их из города. Один из сыновей Бориса (Константин) поспешил в Орду и, вероятно, так умел повернуть дело, что хан оставил этот мятеж без наказания. А изгнанные татары воротились в Ростов[1].



[1] О Федоре Ростиславиче Ярославском и Смоленском в летоп. Лаврент., Воскрес., Никон. Как о Святом см. в Степенной книге, 397 стр. и в Опис. Румянц. Музея Востоковым на 433 стр. Житие его в Макарьевских Минеях. Сентябрь. Его грамоту к Рижским властям о свободной торговле Смоленска с Ригою в 1284 г. в Собр. Гос. Грам. и Дог. II. № 3. Грамоты к нему Рижского архиепископа в Русско-Ливон. актах, № XXXIV. О его жалованной грамоте Спасо-Ярославскому монастырю в "Истории Рос. иерархии". VI. 299, Сказание о Петре, царевиче Ордынском, издано в Православном Собеседнике 1859 г. Март. А отрывки из него в "Истории Рус. церкви" Материя. IV. 339. Рассуждение о нем см. у Буслаева "Исторические очерки народ, словесности и искусства". II. 159.

О князьях Ростовских после Батыева разорения см. Корсакова "Меря и Ростовское княжество", гл. IV.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.