Завоевание Сирии арабами

[Подробнее - см. в отдельной статье Завоевание Сирии и Палестины арабами.]

Халиф Омар (Умар) I, еще при Абу Бакре управлявший делами, обладал всеми качествами, необходимыми для того, чтобы дать прочное основание мусульманскому государству и расширить его пределы. В течение своего десятилетнего правления (634 – 644) он оказал ему большие услуги. Одним из первых действий халифа Омара было устранение полководца Халида ибн аль-Валида от начальства над арабским войском, выступившим на завоевание Сирии. Впрочем, Омар удалил его не за его ужасные жестокости в Ираке и Сирии, а по личной к нему ненависти. Появление Халида в Сирии, незадолго до воцарения Омара, проложило поборникам ислама путь в эту страну, в особенности потому, что ему с самого начала удалось прекратить несогласия и соперничество между мухаммеданскими полководцами. После того завоевателям легко было проникнуть в Сирию, так как тамошние христиане, обессиленные ленивою и чувственною жизнью, разделенные на секты и не знавшие ни любви к отечеству, ни чувства чести, охотно соглашались платить неверным поголовную подать, лишь бы только взамен того халифы оставляли их в покое и не обязывали военной службой. Вскоре по прибытии Халида в Сирию произошла (636 г.) решительная битва при реке Ярмуке или Шариат Мандуре, к югу от Тивериадского озера. Около восьмидесяти тысяч греков, вступив в битву с тридцатью шестью тысячами мусульман, были разбиты наголову. Этим успехом войска Омара были обязаны не столько своей храбрости, сколько измене греческого полководца Сергия, который, перейдя во время сражения к неприятелям, произвел страшное замешательство между своими. В сражении при Ярмуке погибло три тысячи мухаммедан и значительная часть греческой армии.

Вторжение арабов в Палестину

Вторжение в Сирию армий Амр ибн аль-Аса, Язида ибн Абу Суфьяна, Шурахбиля и Абу Убейды

Автор изображения

 

Следствием этой одержанной в халифат Омара победы было завоевание арабами важного сирийского города Дамаска. Жители его выдержали продолжительную осаду, но, потеряв всякую надежду на спасение, предложили сдаться на капитуляцию. Во время переговоров кровожадный Халид проник в город через небрежно охранявшиеся ворота и произвел страшную резню. Сразу после занятия Дамаска, он и был отрешен Омаром от звания главнокомандующего, а на его место назначен кроткий Абу Убейда. Халид охотно служил и под его начальством, отличаясь такою же ревностью к распространению ислама, как и жестокостью.

Завоевание Сирии арабами

Вторжение в Сирию армии Халида ибн ал-Валида

Автор изображения

 

Арабы овладели также городами Химсом, Антиохией, Баальбеком и вообще всей провинцией Сирией. Только Иерусалим и Кесария оказали им более упорное сопротивление. Иерусалим соглашался сдаться, но не иначе как самому халифу, а так как и мусульмане считали его священным городом, то Абу Убейда согласился на это желание из опасения, что этот город будет осквернен его воинами. Он уговорил Омара прибыть в Сирию для принятия ключей Иерусалима. Омар приехал (638 г.) и заключил капитуляцию, все условия которой были добросовестно выполнены. По этим условиям, жителям была оставлена жизнь и имущество, и дозволено впредь открыто исповедовать христианскую веру; но зато они должны были платить поголовную подать, угощать три дня каждого мусульманского странника, снять с церквей кресты, отменить колокольный звон, носить отличную от мухаммедан одежду и допускать каждого из них в свои церкви. Путешествие Омара в Иерусалим и его появление в этом городе замечательны, во-первых, потому, что они возвысили святость Иерусалима во мнении мусульман, а еще более потому, что чрезвычайная простота его путешествия составляла разительный контраст с блеском и пышностью позднейших халифов. Омар вез мех с водой и мешки с хлебом и финиками для своего пропитания на том же верблюде, на котором сам ехал, дорогой ел из одного блюда со своими спутниками, и собственноручно наказывал всякого виновного, которого встречал на пути. В завоёванном Иерусалиме Омар велел выстроить мечеть на том самом месте, где некогда находился храм Соломона. Мечеть эта была докончена при его преемниках и до сих пор считается одною из важнейших святынь исламского мира.

 

Завоевание Египта арабами

[Подробнее - см. в отдельной статье Завоевание Египта арабами.]

Немного спустя после захвата Сирии (639), арабы завоевали и важную провинцию Египет, жители которого разделялись под византийской властью на две враждебные партии. Копты – туземцы, происходившие от потомков древних египтян и от переселившихся в страну нубийцев, абиссинцев, негров и евреев, составляли класс земледельцев, ремесленников, купцов и низших чиновников и принадлежали к христианской ереси монофизитов. Число их доходило до шести миллионов. Римляне же и греки, поселившиеся в Египте, а также часть императорских войск и высшие чиновники, к большому неудовольствию природных египтян всегда назначаемые к ним из других провинций, были противниками монофизитства. Число их не превышало трехсот тысяч. Обе религиозные партии ненавидели друг друга не только как ревностные последователи различных вероисповедных течений, но и как различные нации. Копты, несмотря на свое численное превосходство, при византийской власти всегда должны были уступать своим противникам, которые обыкновенно назывались мельхитами (роялистами) и, имея в своих руках власть, пользовались ею для притеснения коптов. Греческие епископы брали себе все доходы церкви, преследовали коптское духовенство, и за несколько лет до начала арабского завоевания подвергли опале коптского патриарха, Вениамина, который должен был скрываться, как преступник. Таким образом, во время вторжения войск халифа Омара жители Египта были разъединены между собою вследствие взаимной ненависти сект и народностей. Большинство же народонаселения, не чувствуя никакой привязанности к императорскому правительству, ожидало приближающихся армий Омара как желанных избавителей от гнета и преследований. Неудивительно, что арабы, не имея ни одного корабля, легко овладели страной, которую при других обстоятельствах невозможно было бы завоевать и удержать за собою с одними сухопутными войсками.

После покорения Сирии (639) Омар послал для завоевания Египта искусного полководца Амра ибн аль-Аса с войском, не превышавшим четырех тысяч человек. Но вскоре халиф, считая опасным нападать на густо населенную страну с такими ничтожными силами, велел этой армии вернуться назад. Однако Амр не повиновался, потому ли, что он уже вступил в Египет, когда получил приказание Омара, или потому, что ясно, видел легкость завоевания этой важной страны. Только когда Амр уже одержал несколько побед над греческими войсками, он получил от Омара подкрепление из двенадцати тысяч человек под начальством Зубайра, одного из сподвижников Мухаммеда. Тогда все копты отложились от ненавистного им византийского правительства, а их изгнанный патриарх (или, по другому известию, Мукавк, прежний императорский наместник, ответивший богатыми подарками на приглашение Мухаммеда перейти в ислам) заключил формальный договор о подчинении всей страны арабам. Копты согласились платить поголовную подать, налагаемую на всех немусульман, и кроме того еще особую поземельную подать. Но оба эти налога были чрезвычайно умеренны, так что под владычеством арабов они пользовались гораздо большей свободой и терпимостью, чем под управлением греков. Халиф Омар предоставил им полную независимость во всех делах веры и церковных учреждениях, оставили за ними все их имущества и земли, обеспечили их личность от всяких насилий и даже позволили оставить  на церквах кресты.

Видя в коптах главное средство поддержать свое господство в завоеванном Египте, хитрый полководец Амр обходился с ними и их патриархом чрезвычайно ласково и даже льстил ему. Действительно, копты весьма ревностно поддерживали арабов во всех предприятиях. Греческие войска были разбиты еще несколько раз, и, оставив наконец всю страну на произвол судьбы, удалились в Александрию. Амр долгое время тщетно осаждал этот город, который, получая все съестные припасы морем, с успехом отражал смелые нападения арабов. Чтобы сохранить в своих руках ключ к стране, которая была почти потеряна для него, император Ираклий всеми силами помогал осажденным александрийцам из Константинополя. Войска халифа Омара взяли Александрию только после того, как весной 641 года умер Ираклий. В Константинополе возникли распри за престолонаследие, и осажденная Александрия была забыта. Несмотря на это, она держалась еще до декабря 641 года. Взяв Александрию, Амр расположился со своим войском близ древнего Мемфиса. Эта главная квартира арабов, названная Фустатом, т. е. палаткой, мало-помалу превратилась в большой город, получивший через несколько столетий новое название Каира, то есть «города победы». Для мусульман завоевание Египта было не только первым шагом к покорению всей северной Африки, но имело важность и в экономическом отношении, так как страна эта служила житницей для Аравии, почва которой почти совершенно бесплодна. По этой причине халиф Омар и велел провести от Нила к Красному морю канал, при прорытии которого арабы воспользовались прежними полузасыпанными каналами фараона Нехо, Дария Гистаспа и других властителей Египта. Амр, оставшийся наместником страны, покорил еще Барку и распространил свои завоевания до ливийского Триполи.

 

Халиф Омар и александрийская библиотека

По свидетельству некоторых позднейших арабских историков, при взятии города погибла знаменитая александрийская библиотека. Говорят, что Амр, завладев городом, спросил у халифа Омара, что ему делать с нею, и получил от него следующий ответ: «Если книги этой библиотеки согласны с Кораном, то они бесполезны и сохранять их не для чего. В противном же случае, они вредны, и их следует уничтожить». Вследствие этого Амр, как утверждают, приказал сжечь библиотеку. Все книги пошли на отопление александрийских бань; их было, говорят, так много, что ими в продолжение целых шести месяцев поддерживали огонь во всех банях этого многолюдного города. Но весь этот рассказ выдуман, потому что большая часть знаменитой библиотеки Птолемеев сгорела еще во время похода Цезаря в Египет, а незначительный её остаток погиб гораздо ранее мусульманского завоевания. Наконец, судя по состоянию тогдашней греческой образованности, можно считать достоверным, что у жителей Александрии задолго до времён халифа Омара уже не оставалось почти никаких языческих рукописей.

 

Преобразования халифа Омара

Успехи мусульманского оружия на Востоке и на Западе, обогащавшие воинов и привлекавшие этим под знамена веры тысячи людей и даже целые арабские племена, должны были с завоеванием новых стран произвести обратное действие на новое аравийское государство и его учреждения. До правления Омара в нем не было никакой системы в управлении, но это не могло продолжаться долее. С того времени как были завоеваны целые страны, обязанные платить подать, устроены в различных местах постоянные лагери, и тысячи верующих в течение нескольких лет сряду были заняты войной, чувствовалась в особенности необходимость в определенных финансовых учреждениях. Пророк Мухаммед предписал, чтобы четыре пятых добычи делились между воинами, а остальное отдавалось бы ему и его родным и распределялось между бедными, сиротами и странниками. Предписание это исполнялось в точности, и Мухаммед, как и первый халиф, Абу Бакр, распоряжались доставшеюся им частью сообразно с потребностями минуты. При халифе же Омаре, когда значительно увеличились не только эта пятая часть, но вместе налог в пользу бедных, наложенный на мусульман, и подати иноверцев, необходимо было ввести более правильное управление финансами. Омар велел сделать перепись всем мухаммеданам и иноверцам и составить подробный список государственных доходов, обратив, таким образом, прежнюю милостыню и неопределенную дань в настоящую подать. При Омаре государственные доходы шли преимущественно на содержание родственников пророка и на определенное жалованье войскам. Вследствие этого, число лиц, стремившихся в военную службу, постоянно увеличивалось, потому что сверх добычи, количество которой не могло быть определено, военная служба доставляла им постоянные выгоды. Новые учреждения Омара послужили, также первым поводом к введению мусульманского летосчисления. Так как для ведения податных списков необходим был счет по годам, то за начало летосчисления и была принята хиджра – бегство Мухаммеда из Мекки. Но, чтобы не перепутать обыкновенного счета месяцев, годы стали считать не со дня бегства, а с первого дня того, года, в котором произошло это событие.

 

Завоевание Персии арабами

В правление Омара арабы, кроме греческих провинций Сирии и Египта, завоевали и персидское царство. Уже через год после смерти Мухаммеда они, под предводительством Халида, вторглись в персидскую провинцию Ирак в низовьях Евфрата, но война в Сирии заставила первого халифа Абу Бакра вызвать оттуда своего полководца с частью войск; после того поборники ислама были вытеснены почти из всех завоеванных ими стран. С самого начала своего правления халиф Омар обратил все свое внимание на завоевание Персии. В этой войне на стороне мухаммедан было то важное преимущество, что правитель их был человек твердого и энергичного характера, тогда как их противники были ослаблены частыми спорами за престол, а в последние годы войны испытали на себе весь вред слабого женского правления в царствование Буран, сестры Хосрова Парвиза. Когда персы наконец избавились от неё, власть перешла в руки шаха Йездегерда, последнего из Сасанидов, который, несмотря на свою молодость, тотчас же принял энергические меры к отражению врагов. В то же время халиф Омар послал значительные подкрепления мухаммеданскому войску, которым предводительствовал отличный полководец, Саад ибн Абу Ваккас, один из старейших сподвижников пророка. Персидский полководец Рустум составил превосходный план действий против неприятеля, опасного по своей численности, телесной силе, религиозному фанатизму и врожденному мужеству. Рустум держался за Евфратом и несколько месяцев избегал сражения с неприятелем, рассчитывая, что войско арабов, расположенное лагерем на краю сирийской пустыни, неминуемо придет в расстройство вследствие недостатка в продовольствии.

План персидского полководца не удался, по неблагоразумию двадцатилетнего Йездегерда. По приказанию царя, Рустум должен был перейти Евфрат и вступить в битву с армией Омара. Произошло сражение при Кадисии (636 г.), продолжавшееся три дня сряду и окончившееся на четвертый полной победой арабов. Персы были разбиты, большая часть их войска вместе с предводителем погибла в битве, а остатки его были рассеяны; но и со стороны арабов погибло слишком семь тысяч человек. Вследствие этого поражения вся страна на запад от Тигра была отнята у персов. После того военные действия на время прекратились, и арабы воспользовались этим отдыхом, чтобы упрочить за собою господство над завоеванною страною. Тогда же на месте одного из лагерей войска Омара, на Шатт-эль-Арабе, возник город Басра, сделавшийся впоследствии столь знаменитым.

Битва при Кадисии

Полководец Саад ибн Абу Ваккас возглавляет армии халифата в битве при Кадисии. Миниатюра к рукописи «Шахнаме» Фирдоуси

 

После возобновления войны, арабы переправились через Тигр и после нескольких битв завладели столицей персидского царства Ктесифоном, лежавшим на левом берегу реки и называвшимся в то время Мадаином (637). В этом городе они захватили такую богатую добычу, что при её разделе каждый из шестидесяти тысяч мусульман, находившихся в войске, получил, как говорят, по двенадцати тысяч дирхемов. Рассказы о найденных в этом городе сокровищах и произведениях искусства, несмотря на все преувеличения, доказывают высокую степень образованности, богатства и процветания погибавшего персидского царства. Особенно замечательны описания великолепия и блеска тамошнего дворца, построенного отцом Хосрова Ануширвана и сохранившегося в развалинах до нашего времени. В этом, так называемом белом дворце, солдатами халифа Омара были найдены золотой трон, драгоценная корона, множество произведений искусств, украшенных драгоценными камнями, и превосходный ковер в триста локтей длины и шестьдесят ширины. На этом ковре был выткан сад, деревья, цветы и плоды которого были составлены из драгоценных каменьев. По взятии Мадаина, который с того времени стал мало-помалу приходить в запустение, арабы Саада расположились лагерем в низовьях Евфрата, на том самом месте, где возник впоследствии знаменитый город Куфа.

Овладев Мадаином, арабы преследовали спасавшегося бегством персидского царя Йездегерда. Разбитый в нескольких кровопролитных сражениях, он должен был наконец удалиться в лежащий близ Тегерана город Рей, где хранился самый древний священный огонь персов. Целые провинции Персии перешли в руки арабов, но некоторые из этих областей снова были у них отняты, и арабам пришлось завоевывать их во второй раз, потому что восточные народы не так легко привыкают к иноземному игу, как западные. Кроме того в 639 году голод и чума истребили в войске халифа Омара до двадцати четырех тысяч человек, и война затянулась на несколько лет. Решительное сражение произошло только в 642 г., близ города Нехавенда, лежащего на юг от Хамадана. Здесь 30 тысяч арабов вступили в битву со 150 тысячами персов, которыми начальствовал старый и опытный полководец Фейрузан. Арабы победили хитростью, и своею победою нанесли последний удар существованию персидского царства. Завоеватели проникли через Исфахан до самых границ Индии, а с другой стороны через Азербайджан, Мазандаран и Хорасан распространили свое господство до Кавказа и реки Окса (Амударьи). Йездегерд переправился через эту реку и искал убежища у кагана – верховного властителя тюрок. Получив от него помощь войсками, персидский царь снова возвратился в свое государство, но, не будучи в силах устоять против армий Омара, должен был вторично бежать из своих владений и в 651 году был убит, неизвестно где и как. Арабам пришлось, однако, еще долго довершать завоевание персидских провинций. Жители этих стран не могли привыкнуть к господству над ними народа, совершенно чуждого огнепоклонникам-зороастрийцам по своим нравам и религии. Вдобавок, побежденные с первых же дней завоевания должны были терпеть от произвола и грабительства арабских наместников.

 

Характер халифа Омара

Один перс, Фируз, отомстил халифу Омару за бедствие своих соотечественников, убив его. Однажды, когда халиф шёл в Медине в мечеть, Фируз напал на него с кинжалом и нанес ему смертельную рану, от которой Омар умер через несколько дней (644). В то время мусульмане уже владели всеми странами от Триполи в Африке до Восточного Ирана и от Индийского океана до Амударьи и Кавказа, а потому мы и должны считать Омара настоящим основателем всемирного владычества арабов. Расширение границ мусульманских владений и введение правильной системы управления составляют главную заслугу халифа Омара.

Халиф Омар

Границы халифата к моменту смерти Омара (644)

Автор изображения

 

По своему личному характеру он был способнее других поддержать и укоренить новое учение. Хотя большинство исламских историков, без сомнения, уж слишком превозносят первых преемников пророка, не подлежит никакому сомнению, что Омар действительно обладал теми главными чертами характера, которые они восхваляют в нем. Отличаясь необыкновенной простотой и умеренностью, он назначил большое содержание отставным воинам и родственникам Мухаммеда, подарил первым последователям пророка великолепный ковер, найденный во дворце Сасанидов, о котором мы говорили. Халиф Омар позволял обогащаться своим наместникам, но сам пренебрегал всяким мирским величием и до самой смерти жил так же просто, как и прежде, будучи бедным пастухом. Ежедневная его пища состояла из ячменного хлеба, оливок и воды, а платье его было постоянно в заплатках. Сделавшись под конец своей жизни властителем обширного государства и покорив самые цветущие страны исторического мира, халиф Омар всегда питал полное равнодушие к богатству, пышности и роскоши. Об отношениях же человека к тому, что во все времена свет называл счастьем и несчастьем, Омар имел более верные понятия, чем многие из самых прославленных религиозных реформаторов и философов. Он говорил, что «Бог дает нам земные блага для удовлетворения необходимейших потребностей, а не в награду за наши добродетели, которая ожидает нас в будущей жизни».

Глубоко проникнутый этими воззрениями, халиф Омар был щедр, благотворителен, гостеприимен в такой степени, в какой это можно встретить только на Востоке. Рассказывают, что однажды он с другом своим, Абдаррахманом, сторожил всю ночь имущество каравана, пришедшего в Медину поздно вечером и расположившегося на торговой площади. Вообще этот халиф был по характеру чрезвычайно справедлив и беспристрастен, хотя и допускал некоторые притеснения и позволял себе жестокости. Омар представлял собою образец истинного смирения, и, несмотря на свой блеск и могущество, нисколько не изменил своего прежнего образа мыслей и своих чувств. Однажды во время путешествия, придя в долину, где в юности пас стада, он вспомнил о тяжелой, но добродетельной пастушеской жизни своей молодости, и сказал спутникам: «Бог всемогущ, и каждому дает то, что считает нужным. Некогда, в шерстяной одежде, я пас в этой долине стада моего строгого и сурового отца, который часто без вины наказывал меня побоями и лишением пищи; теперь же я стою так высоко, что между мною и Богом нет никого».

Подобный образ мыслей и такие поступки Омара должны были возбуждать необыкновенное воодушевление в народе, находящем истину только в фантазии и в то время еще обладавшем неиспорченным природным чувством. Пример такого главы и правителя был несравненно полезнее для распространения и укрепления новой веры, чем какие бы то ни было тонкие богословские доводы, придуманные для доказательства её истины. Нет ничего удивительного, что рассказы о жизни халифа Омара украшены самыми небывалыми преданиями и что таким образом в религии Мухаммеда явились вскоре чудеса и чудотворцы. Так, например, говорят, что однажды во время продолжительной засухи по молитве Омара внезапно собрались дождевые тучи, а в другой раз, когда один из его врагов хотел убить его, он был спасен двумя львами, явившимися из земли.

Омар не назначил себе преемника, приказав только шестерым оставшимся еще в живых сподвижникам Мухаммеда: Абдаррахману, Али, Осману, Зубайру, Тальхе и Сааду избрать халифом одного из своей среды. Еще прежде Омар хотел назначить халифом своего друга Абдаррахмана, но он отклонил от себя это назначение, и по смерти Омара отказался до выборов от всяких притязаний на власть. Вследствие отказа Абдаррахмана избрание халифа зависело совершенно от него, и он решил бы дело в пользу Али, если бы этот пылкий человек согласился допустить толкования и поправки в Коране. Еще при халифе Абу Бакре, Али не одобрял составления Корана, говоря, что таким образом живое слово обратится в мертвую букву. Теперь он прямо объявил Абдаррахману, что будет держаться правил и учений двух первых халифов настолько, насколько это будет согласоваться с его личными убеждениями, т. е. другими словами, что не будет признавать никакого другого авторитета, кроме Корана. Этот протест не согласовался с видами Абдаррахмана, ожидавшего спасения только в безусловном повиновении первым халифам, и потому, отстранив Али, он назначил преемником Омару Османа.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.