История исмаилизма

Исмаилиты – известнейшие сектанты крайнего, радикального шиизма, считают, что линия имамов кончается на седьмом из представителей династии халифа Али. Отсюда происходит другое название исмаилитов – семеричники. Чем же было вызвано их непризнание пяти последних имамов? Около 760 г. шестой имам Джафар Садик, считая своего старшего сына Исмаила недостойным, лишил его права наследовать имамат и передал это право своему младшему сыну. Исмаилиты, в противоположность имамитам, не признавали законности отрешения Исмаила. Даже после распространения слухов о смерти Исмаила, его приверженцы оставались верны ему, а их потомки, рассеянные по Ирану и Сирии, распространили свое учение при помощи миссионеров (даи), которые проповедовали прежде всего иносказательное толкование Корана, утверждая, что изречения Мухаммеда не следует понимать буквально: они имеют, якобы, скрытый, аллегорический смысл.

Около ста лет деятельность секты была главным образом религиозной. Но один из миссионеров – Абдаллах – направил эту деятельность к достижению политических целей. При поддержке своих собратьев ему удалось придать исмаилитской пропаганде неслыханный размах. Даи Хамдан Кармат объединил рабочие и крестьянские элементы Месопотамии, где незадолго до того происходило восстание негритянских рабов – зинджей. Он сплотил эти сельские и городские элементы вокруг идеи «скрытого имама», отвечавшей простонародному стремлению к равенству, и создал тайное заговорщическое общество, в котором имелись степени посвящения. (Оно было весьма похоже на западное масонство. Не исключено, что происхождение последнего тесно связано с предшествующими исмаилитско-иудейскими источниками.) Из Месопотамии движение карматов перебросилось в Аравию и приняло коммунистические черты.

В то время как Хамдан Кармат проповедовал в Месопотамии, другой даи, Абу Абдаллах, возбуждал берберов Ифрикийи (Туниса), объявляя им о близком пришествии «скрытого имама». Вскоре прибыл и человек, выдававший себя за этого имама. Это был Убайдаллах, представитель персидской «семьи глазного врача» – той самой, что недавно дала мощный толчок развитию политического исмаилизма. В Ифрикийе Убайдаллах вскоре был схвачен правителями из династии Аглабидов и заточен в темницу в городе Сиджильмассе. Но на поддержку исмаилитов встало одно из местным берберских племён – кутама (кетама). Имам-махди был освобождён и вскоре основал в Тунисе исмаилитское государство, ложно выдав себя за потомка Али и дочери пророка Мухаммеда, Фатимы. Став господами Ифрикийи (909-910 гг.), Убайдаллах и его потомки (Фатимиды) тотчас же обратили свои тщеславные устремления на восток. Они объявили себя истинными халифами всех мусульман, а династию Аббасидов – незаконной. Шестьдесят лет спустя Фатидимы подчинили исмаилитской власти и Египет.

Карматизм поставил учение о «скрытом имаме» на службу социальной революции. Фатимиды, отбросив социализм, использовали исмаилитское учение о «скрытом имаме» просто для захвата господства.

 

Религиозное учение исмаилизма

Если рассмотреть основу исмаилитского учения, то можно убедиться, что Фатимиды придавали законному наследованию имамата не большее значение, чем имамиты. Последние считали, что имам обязательно должен быть назначен своим предшественником и происходить от него по прямой линии. Но уже зейдиты полагали, что каждый потомок Али и Фатимы имеет право требовать себе звание имама, чтобы защищать дело шиизма. Наконец, в глазах исмаилитов имамат сводился к «полномочию, дарованному свыше новому главе из среды посвященных путем внезапного озарения его интеллекта». При таком подходе вопрос о законности Фатимидов отходит на второй план. Они использовали общее шиитское учение о «божественной искре» в имамах вплоть до того, что один из Фатимидов – Хаким – был провозглашен богом.

В учении исмаилизма большую роль сыграло постоянное возвращение к числу семь (быть может, под влиянием гностицизма). Ему всегда придавался священный характер. Исмаилизм установил пять ступеней, ведущих от человека к божеству (в их число входят и человек, и бог). Эти ступени созданы исходными принципами: Мировым разумом, Мировой душой, Первичной материей, Пространством, Временем. Последовательным воплощением Мирового разума были семь пророков: Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иисус, Пророк Мухаммед и ещё один Мухаммед, сын седьмого имама Исмаила. Уже из этих теорий видно, какая пропасть отделяет правоверный ислам от исмаилизма (не говоря уже об иносказательном толковании Корана и о вере в переселение душ). В то время как правоверные считают Мухаммеда последним из пророков, дело которого будет только восстанавливать махди, когда при конце света произойдет его пришествие, исмаилиты ради нового пророка сводят на нет значение миссии Мухаммеда. По их учению, при каждом из семи пророков состоят семь имамов. Первый из них постоянно сопровождает пророка. Так, к первым пяти пророкам прикреплены имамы Сиф, Сим, Исмаил, Аарон (у Моисея, а седьмым его имамом был Иоанн Креститель, Предтеча), Симон-Петр (у Исы-Иисуса). С Мухаммедом как имам связан Али, за которым следуют первые шесть его преемников-Алидов вплоть до имама Исмаила. Сын Исмаила Мухаммед начинает седьмой пророческий цикл. Его имамами были исмаилитский миссионер Абдаллах, а затем – двое его сыновей. Четвертым имамом был первый фатимидским халиф Убейдаллах. В этой числовой символике видно сильное влияние неоплатонического учения об эманации.

 

Секты исмаилитов – друзы

Халифы-Фатимиды заключают седьмой цикл имамов, следующих за последним пророком. Но логически мыслившие исмаилиты не могли удовлетвориться высшим земным проявлением Мирового разума в лице фатимидского имама. Круг должен был замкнуться, и в 1017 г. часть из них решила, что фатимидский халиф Хаким должен открыться миру как воплощение самого бога. Так из общей массы исмаилизма выделились друзы (от имени основателя этой секты – Дарази, приближенного халифа Хакима и одного из его проповедников). Друзы по сей день живут в Xayране, горном районе Сирии, куда перенёс свою проповедь бежавший из Египта после таинственного исчезновения Хакима Дарази. Они ожидают возвращения Хакима точно так же, как имамиты ожидают возвращения «скрытого имама». Друзизм, как вероучение для посвященных, воздерживается от какой бы то ни было пропаганды в среде инакомыслящих. Подробности его доктрины знает лишь та часть общины, которая называется уккаль («разумные»), остальные именуются «джуххаль», т. е. «не ведающие», причем в число последних могут входить и люди, занимающие высокое общественное положение. Бог Хаким, по их мнению, един и не имеет атрибутов. Число семь в этом учении выступает в виде семи основных заповедей. Друзы в еще большей степени, чем шииты, допускают такыйю («мысленную оговорку») и верят в переселение душ.

Мечеть Хакима

Мечеть халифа Хакима в Каире

Автор фото - Mohammed Moussa

 

Секты исмаилитов – нусайриты (алавиты)

Учение о божественности Хакима столкнулось при своем проникновении в Сирию с другим, возникшим незадолго до того тайным вероучением низаритов (нусайритов – нынешние алавиты). Неприязненные отношения между друзами и нусайритами длились несколько столетий. Если друзы обожествляют Хакима, то нусайриты и приверженцы секты более позднего происхождения – али-илахи – обожествляют Али. Али, говорят они, вечен в своей божественной природе; он наш бог в глубине своей сущности, хотя внешне он наш имам. Они веруют в троицу, состоящую из Али, Мухаммеда и Сальмана (причем Мухаммед – лишь эманация Али, а Сальман – предтеча Али). Не входя в подробности этих учений, отметим лишь наличие языческого элемента, примешивающегося к гностическим. Под троицей нусайритов угадываются языческие триады древней Сирии. Более того, Алидам придаются мифологические атрибуты: Али становится властелином грома; краски вечерней зари, которые в античной древности считали кровью убитого кабаном Адониса, теперь воспринимаются как кровь сына Али, мученика Хусейна. В обрядах нусайризма мы встречаем любопытное смешение шиитских и христианских черт (большие праздники и празднование дней святых) Гробницы их святых, окруженные деревьями, являющимися также предметом культа, венчают возвышенности страны. Нусайризм-алавизм оказывается учением, заблудившимся в тумане синкретизма и вследствие этого отвергнут правоверным исламом, хотя тот весьма терпимо относится к другим направлениям исмаилизма.

Спустя пятнадцать лет после таинственного исчезновения халифа Хакима Фатимиды в 1035 г. восстановили в Египте «обычное», не друзское вероучение исмаилитов. Оно продержалось там до свержения династии Фатимидов Саладином в середине XII века. Саладин заменил в Египте исмаилизм обычным суннизмом.

 

Секты исмаилитов – ассасины

Но до этого события, в правление фатимидского халифа Мустансира (1036 – 1094), даи Ирака в 1078 г. прислал в Египет одного иранского исмаилита – Хасана ибн Саббаха. Тогда произошло событие, подобное отлучению имама Исмаила (послужившему причиной возникновения исмаилизма). В ущерб правам старшего сына, Низара, халиф Мустансир назначил своим наследником младшего сына. Хасан ибн Саббах встал на сторону Низара и был изгнан из Египта. Но он продолжил свою пропаганду в Сирии (в районе Халеба), а затем в Иране, где с помощью своих сторонников в 1090 г. завладел крепостью Аламут и сделал ее своей штаб-квартирой. Вскоре он захватил другие замки в этой стране, а также построил новые и принудил своих приверженцев к слепому повиновению. Он делал это, спаивая людей смесью, содержащей индийскую коноплю (гашиш – от этого слова и произошло данное им наименование «ассасины» – от арабского «хашшашин»). Под действием гашиша обманутые галлюцинировали, им виделся рай, а Хасан пользовался этим, чтобы подстрекать их на убийства царственных особ и знатных лиц. Такой систематический террор уже и раньше практиковался в исламе – например, хариджитами.

Воспользовавшись смутами, наступившими на Ближнем Востоке вслед за появлением крестоносцев, Хасан против воли сельджукских султанов, тогдашних хозяев Западной Азии, сумел основать независимое княжество, которое методами террора держалось в течение правления восьми «магистров» (1090 – 1256).

Фатимиды добавили к учению исмаилизма один элемент – пассивное повиновение имаму. Неоисмаилизм Хасана ибн Саббаха, бывший скорее тайной политической организацией, чем вероучением, возвел это повиновение в закон. Ни изучение Корана, ни его иносказательное толкование не имели значения, если не проводились под личным руководством (талим) имама. Это препятствовало свободе индивидуального толкования святого учения. Сплотившихся вокруг Хасана ибн Саббаха хорасанских исмаилитов стали называть батинитами и талимитами. Слово «батиниты» образовано от «ат-тавил аль-батин» – толкование скрытого смысла священного текста, доступное только посвященным. По учению батинитов, беспрекословное следование талиму – наставлениям имама – является обязательным. Этот источник для них не менее авторитетен, чем Коран. Хасан объявил себя заместителем египетского фатимидского имама, но был неограниченным властителем тел и душ своих приверженцев.

Но один из его преемников, четвертый магистр Аламута пошел дальше, нарушив, подобно халифу Хакиму, последовательность учения внезапным маневром. Тогда как его предшественники выдавали себя только за заместителей каирского имама, он неожиданно объявил себя правнуком Низара (сына Фатимида Мустансира, чьи права когда-то отстаивал Хасан ибн Саббах). Тем самым он освобождал себя от власти фатимидского халифа и сам становился первосвященником исмаилитов. В те времена магистр Аламута держал в своих руках крепости не только в Иране, но и в Сирии. Их постепенно подчинили его эмиссары, в случае надобности прибегавшие к поддержке христиан. «Старец горы», упоминаемый западными историками крестовых походов, был не кто иной, как сирийский наместник магистра аламутского. Один из таких наместников Рашид ад-дин Синан, спустя полвека повторил в Сирии иранскую авантюру Хасана ибн Саббаха. Он освободился из-под власти Аламута, применял ту же политику загадочных убийств и вынудил считаться с ним как крестоносцев, так и Саладина, который тогда сверг Фатимидов.

Ассасины

Масьяф - главная крепость ассасинов в Сирии

 

Монгольское нашествие Хулагу в 1256 г. сокрушило могущество ассасинов в Иране. Сирийских же исмаилитов вскоре после этого покорили египетские султаны-мамлюки. Их потомки еще и сейчас живут вокруг разрушенных крепостей. Небольшие группы их встречаются также в Иране, Средней Азии, Афганистан Омане и на Занзибаре. В Индии они сохранили былую мощь, если не религиозную, то по крайней мере экономическую и образуют секту хожда. Её главы с середины XIX века носят титул Ага-ханов

 

Философия исмаилитов

Так исмаилизм, происшедший от шиизма, оказал могучее влияние на судьбы ислама и послужил прямой или косвенной причиной возникновения целого ряда политических движений: карматов, Фатимидов, ассасинов. Кроме того, он внёс свою лепту в развитие мусульманской философии, став на одну точку зрения с мутазилизмом в отрицании божественных атрибутов и признании приоритета разума.

Бог, по философии исмаилитов, лишен атрибутов и недоступен восприятию. По своему соизволению он явился в образе Мирового разума – подлинного божества исмаилитов, основным атрибутом которого является знание. Разум в свою очередь создал Мировую душу, а она благодаря присущему ей атрибуту (жизни) породила Первичную материю, пассивно принимающую разнообразные, придаваемые ей Разумом формы. Душа непрерывно стремится к познанию, чтобы возвыситься до природы Разума. К действию этих трех начал присоединяются Пространство и Время, чьё объединенное действие направлено на Мировую материю. Таким образом, от Бога до материи существует семь начал. Эти начала (за исключением Бога) проявились в образе пророков и имамов, о семи циклах которых мы уже говорили.

Посвящение в исмаилитское вероучение имело семь степеней. Большинство исмаилитов достигало только второй, а даи (миссионеры) – шестой степени. Седьмой достигали редкие единицы.

Иносказательным было у исмаилитов и толкование рая (как состояния души, достигшей совершенного познания) и ада (как состояния невежества). Пребывание в аду представлялось временным, так как, по учению о переселении душ (танасух), каждая душа возвращалась на землю и оставалась здесь, пока не приобретала знания под руководством имама. В тот день, когда все сотворенное проникнется Мировым разумом, зло исчезнет.

Исмаилитская система эманации встречается с очень незначительными изменениями в философской энциклопедии, составленной в X в. группой арабских ученых, известной под названием «Чистых братьев». Их концепция циклов и числовая символика повторяются в учении шиитской секты хуруфитов («толкователей букв»), основанной в XIV в. Дервиши-бекташи в Османской империи тоже приняли это вероучение, согласно которому каждый цикл начинается с появления Адама и заканчивается Страшным судом; за пророками следуют святые, возвещающие воплощения божества; первым таким воплощением являлся основатель секты. Расчеты, основанные на числовом значении букв алфавита, играют в учении бекташи не меньшую роль, чем у исмаилитов; число семь сохраняет у них особое значение.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.