если вам нужны краткие сведения по этой теме, прочтите статью Великие арабские завоевания VII-VIII веков

Посылая на завоевании Сирии собравшихся отовсюду на его призыв арабских бедуинов, халиф Абу Бакр сказал военачальникам: «Помните, что вы всегда находитесь в присутствии Бога, на краю могилы, в неизбежности суда Божия, к надежде рая. Воздерживайтесь от измены и коварства; не изувечивайте никого и не пятнайте ваше оружие кровью женщин, детей и стариков; не рубите финиковых и других фруктовых деревьев, не опустошайте нив и не убивайте скота, кроме как на пищу себе. Когда придете к людям, уединенно живущим в кельях, щадите их. Когда встретитесь с людьми, которые имеют обритую макушку головы и носят остальные волоса заплетенными в косы, касайтесь их мечом только плашмя. Итак, идите во имя Божие. Бог да сохранит вас на войне и в болезнях!»

Вторжение арабов в Палестину

Вторжение в Сирию армий Амр ибн аль-Аса, Язида ибн Абу Суфьяна, Шурахбиля и Абу Убейды

Автор изображения

 

Взятие Бостры и битва при Аджнадайне

Мусульманское войско пошло в страну на восток от Мертвого моря и Иордана, в которой некогда жили аммонитяне и моавитяне и которую римляне называли «провинцией Аравией». Там для охраны караванов были построены римлянами укрепленные города, известнейшими из которых были Филадельфия, Гераса и Бостра. Император Ираклий, снова проводивший время в изнеженных удовольствиях и не занимавшийся делами, не принял никаких мер против неприятеля, так что страну обороняли только жители и гарнизоны. Но у арабов были три военачальника, имевших равную власть и несогласных между собою; это помешало быстроте их успехов. Абу Убейда и его товарищи долго стояли под Бострой, храбрые жители отбивали от своих крепких стен нападения арабов. Наконец прославленный военачальник Халид привел подкрепления из Ирака и одушевил войско новой отвагой. После сильной обороны Бостра была сдана мусульманам (632 г.) изменой военачальника Романа; жители города были обложены данью.

Арабы пошли к Дамаску, торговому городу, издавна славившемуся богатством, окруженному пальмовыми рощами. Жители Дамаска, христиане, мужественно обороняли свои высокие стены. Император послал на освобождение Дамаска большое, хорошее войско; отряды его собрались в Хомсе (Эмесе) и пошли на еще не виданного ими врага. На Аджнадайнской равнине, после долгой кровопролитной битвы, греки были побеждены (30 июля 633 г.). Тысячи их были убиты; мусульмане взяли в добычу множество золота и серебра, дорогих одежд, знамен и оружия.

Завоевание Сирии арабами

Вторжение в Сирию армии Халида ибн ал-Валида

Автор изображения

 

Битва при Ярмуке (636 г.)

Скоро пошло через Антиохию и Кесарию в горную Сирию новое христианское войско, состоявшее из 80,000 человек. Легкую конницу в нём составляли арабы гассанидского племени, христиане; они умели сражаться таким же оружием, как мусульмане. Войска сошлись у реки Ярмука, называвшейся у древних Гиеромаксом, а теперь называющейся Шериат эль-Менадире; она образуется из ручьев, текущих с Эрмона и впадает в Иордан на юге от Тивериадского озера. Несогласие между мусульманскими полководцами могло погубить войско, но фанатик Халид убедил их прекратить ссоры и подчинить все страсти стремлению к одной цели, победе ислама. Он сказал: «Приближается день битвы, когда не помогут самохвальство и ложь; сражайтесь, будучи чисты душой и старайтесь угодить Богу! этот день будет решением для всех следующих. Не сражайтесь поодиночке против людей, идущих на вас стройными рядами, это не хорошо и не было бы одобрено тем, кто послал вас сюда». Эта речь произвела глубокое впечатление. Общий голос войска назначил Халида главнокомандующим. Абу Убейда, человек мягкого характера, и другие военачальники охотно подчинились распоряжениям Халида. Битва при Ярмуке (23 августа 634 г.) была важнейшей для завоевания Сирии и одной из самых кровопролитных в истории ислама. Греческая конница стремительной атакой опрокинула правое крыло арабов и оторвала его от остального войска. Три раза мусульмане отступали и три раза прогоняли их обратно в бой стоявшие сзади войска женщины; 4,000 арабов пали под копьями греческой тяжелой конницы и под стрелами армянской легкой пехоты. Но Халид успел отрезать греческую конницу от пехоты, повел на пехоту все свои силы, стеснил ее между рекой и горами и одолел врагов, хотя они были многочисленнее арабов. Все греческое войско обратилось в бегство и подверглось ужасному истреблению. Тысячи греков и сирийцев легли на месте боя; многие были убиты в лесах и горах, многие утонули в Ярмуке. Греческий полководец Мануил, по одним известиям, был убит во время бегства, по другим – провел остаток жизни в одном из монастырей синайской горы. Христиане говорили, что поражение – наказание от Бога за их грехи.

 

Взятие Дамаска арабами

Победою Халида на Ярмуке. была решена судьба Сирии. Мусульмане снова подступили к Дамаску. (В хронологии событий этой войны много разноречий. Обыкновенно полагают, что Дамаск был взят до сражения на Ярмуке.) Жители с ужасом видели, как арабский главнокомандующий назначает, кому из его помощников надо стать перед одними, кому перед другими воротами. Перед всеми семью воротами стали арабы и отрезали город от всякого подвоза, даже от всяких известий, но гарнизон и граждане усердно исполняли распоряжения правителя, хотевшего обороняться до последних сил. Под предводительством своего храброго начальника, знатного грека Фомы, родственника императорской династии, христиане 70 дней бились на полях под стенами своего города с мусульманами; они тоже были воодушевлены религиозным энтузиазмом, шли в бой с молитвами, перед их рядами духовенство несло образа и кресты. Они отбивали приступы и делали вылазки. Но надежда на успех обороны уменьшалась с каждым днем, и наконец граждане Дамаска решились покориться необходимости. Депутация, состоявшая из духовных сановников и знатных граждан, пошла в неприятельский стан к Абу Убейде, которому Халид по приказанию халифа передал начальство над войском. Послы предложили сдать город, если Абу Убейда согласится отпустить всех жителей, которые пожелают удалиться, и дозволит им взять с собой все движимое имущество, оставить неприкосновенными дома и все имущество тех жителей, которые не захотят уйти, и оставит им семь церквей. Пока депутаты горожан вели переговоры с Абу Убейдой, Халид ворвался в город с другой стороны, остававшейся почти беззащитной; воины его стали грабить и резать (635 г.). Но Абу Убейда велел ему уважать заключенный договор, и Халид после некоторого сопротивления покорился. Предание говорит, что на поле перед городом собрались все не желавшие оставаться под мусульманской властью; духовенство, воины, граждане с женами и детьми, торопливо захватив с собою наиболее ценное имущество и, со слезами покинув прекрасную родину, пошли под предводительством Фомы. Суровый Халид мрачно смотрел на уходящих. По договору им было предоставлено три дня срока для удаления. Через три дня Халид погнался за ними; говорят, что его возбудил к тому молодой житель Дамаска, принявший мусульманство и желавший овладеть своей невестой, которая находилась в числе ушедших. Халид настиг их в одной из долин Ливана, где они расположились на отдых, считая себя в безопасности, истребил их и захватил их имущество.

Но богатая добыча только разожгла жадность арабов. В Абиле, небольшом городе между Дамаском и Гелиополем, была ярмарка; арабы услышали, что она в этом году особенно богата, потому что в Абилу съехалось много людей на свадьбу правителя города Триполи и собралось много народа принять благословение находившегося в той местности отшельника. Арабы дошли на Абилу. Это был опасный набег, но увенчался полным успехом: они захватили очень много товаров и увели множество пленных.

 

Мусульмане в Сирии

Эти удачи возбуждали отвагу мусульманских военачальников и воинов; священная война против неверных удовлетворяла их фанатизму и алчности. Они взяли знаменитые своими древними храмами города Эмесу (Хомс) и Гелиополь (Баальбек) (636 г.); взяли еще несколько городов; другие города покорялись им сами. Сирия, по выгодности своего положения для торговли, по своему превосходному климату и по плодородию почвы, оставалась богатой областью, хотя и была недавно опустошена персами; полунагие бедуины обогатились сами и наполнили мединскую казну сирийской добычей. Развалины баальбекского храма показывают, с каким великолепием совершалось там некогда служение солнцу; по этим дивным развалинам можно судить, как богата была Сирия во времена язычества. Сладострастная языческая религия Сирии сменилась христианством, и оно в этой стране резких переходов из крайности в крайность получило характер аскетизма. Теперь ислам начал подавлять христианство, распространяя по Сирии свою сухую формалистику, враждебную искусствами и свое богослужение, чуждое поэзии, подвергая преследованию христиан. Долгое рабство расслабило энергию сирийского народа; под гнетом буйного войска, алчных откупщиков и администраторов сирийцы утратили возвышенные стремления; жизнь их делилась между наслаждениями и бедностью; высшей целью для них было спокойствие. Потому ислам нашел мало сопротивления себе в этом изнеженном народе, дорожившем только материальными благами и безопасностью. Сирийцы отрекались от христианства и объявляли себя мусульманами, чтоб избавиться от тех значков на одежде, которые должны были иметь христиане. Прежде они платили налоги императору, теперь стали давать дань халифу.

 

Взятие Иерусалима мусульманами

По взятии Дамаска, Хомса и других городов, Абу Убейда двинулся в Палестину и осадил Иерусалим, требуя от жителей, чтоб они приняли ислам или платили дань халифу. По своему местоположению и своим укреплениям Иерусалим мог выдержать много приступов, а жители и гарнизон мужественно обороняли святой город. Два месяца они отражали все нападения арабов. Голод отнял у них возможность продолжать сопротивление, на стене явился патриарх Софроний и объявил, что иерусалимцы готовы сдаться, если договор с ними заключит сам халиф (637 г.). Уважая святой город, халиф Омар согласился исполнить их желание и содействовать личным своим участием возвеличению ислама. Простота, воздержность и справедливость, выказанные наместником пророка пред глазами верующих и неверных при путешествии в Иерусалим, расположили многих жителей Палестины к принятию ислама. Народ с изумлением видел, что повелитель могущественного государства идет пешком, держа в руках повод своего верблюда, на котором сидит невольник и по бокам которого висят с одной стороны мешок с рисом и финиками, а с другой мех с водою и деревянное блюдо. Подписав договор, халиф без всяких мер предосторожности поехал в город, велел построить мечеть на том месте, где стоял храм Соломонов, и возвратился в Медину.

 

Взятие Антиохии мусульманами

Абу Убейда и Халид пошли на Антиохию и Берею (Алеппо). Жители Береи купили себе безопасность жизни и свободу религии, согласившись платить дань; но близ города на крутом холме стоял замок, в котором заперся князь Береи, храбрый Юкина. Замок был снабжен большим запасом провианта, и Юкина оборонялся так мужественно, что мусульмане уже потеряли надежду взять замок; но отважный раб, сделавшийся воином, ночью взлез с 30 другими воинами на холм, проник в замок и взял в плен Юкину. Этот князь, соединявший в себе с храбростью хитрость и бесстыдство, принял ислам. Взятием Алеппо и ренегатством Юкины была решена судьба Сирии. Коварство Юкины помогло мужеству арабов довершить завоевание этой страны. Последнее греческое войско было разбито, мусульмане овладели укреплением, защищавшим железный мост через реку Оронт, и Антиохия покорилась им (638 г.). У византийского государя Ираклия недостало силы снова стряхнуть с себя привычку к вялой изнеженности. Он был в Антиохии, когда приближались к ней мусульмане, и не пытался отразить их. Он пришел в кафедральный собор, стал у креста, помолился с плачем о грехах своих и своего народа, простился с городом и уплыл в Византию, где провел остаток жизни в сладострастных удовольствиях и богословских спорах. Антиохийцы купили себе жизнь и свободу религии, согласившись платить дань. Но времена блеска их города миновали теперь: великолепная столица римской Сирии стала под владычеством халифов незначительным городом.

 

Окончательное покорение Сирии

Старший сын Ираклия, Константин, еще оставался в крепком приморском городе Кесарии, где был центр византийского управления Сириею, Финикией и Палестиной Арабы пошли на Кесарию с двух сторон: одно войско из Иерусалима, другое из Антиохии вдоль берега; важнейшие финикийские города Триполь и Тир были изменой сданы мусульманам; при их приближении Константин со своим войском уплыл в Византию, предоставляя город его судьбе. Кесария выпросила себе пощаду, обещавшись платить дань; после того покорились победителю Птолемаида (Акра), Газа, Берит, Сидон, Лаодикея, Апамея и остальные, города Сирии. Теперь вся эта область была покорена, и сирийцы платили дань мусульманам, пока впоследствии не перешли сами в ислам. Магометанские воины были проникнуты религиозным энтузиазмом, и надежда на райское блаженство возбуждала их отвагу не меньше, чем жажда добычи и наслаждений. После завоевания Сирии арабы предались чувственным удовольствиям с такой необузданностью, что многие, уцелевшие на войне, погибли от обжорства и распутства. Главные вожди войска, завоевавшего Сирию, Абу Убейда и Халид, недолго пользовались плодами своих побед. Страна их славы стала их могилой. Близ Хомса находится гробница, в которой нашел себе вечный покой «меч Божий» Халид года через три после покорения Сирии.

Но Аравия имела еще много храбрых воинов, продолжавших идти путем побед и завоеваний. Они пошли на север из Сирии, взяли Тарc, столицу Киликии, знаменитую еще со времен ассирийского царства, и покорили всю Киликию; на востоке они перешли Евфрат и сравняли с землей стены Эдессы, Амиды, Дары, Нисибиды, перед которыми так часто оказывались бессильными войска и осадные машины Сасанидов; они научились у жителей сирийского приморья искусству строить корабли, стали возить, как некогда финикияне, кедры с ливанских высот к морю, и верфи Триполи, Тира, Арада снова оживились толпами корабельных плотников. В правление халифа Османа хитрый и дальновидный Муавия, арабский правитель Сирии, уже стал предпринимать экспедиции по морю. Кипр, Крит, Родос подверглись нападениям мусульман, а через несколько десятков лет изнеженные жители Константинополя с ужасом увидели на водах Босфора арабские корабли.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.