Арабо-израильская война 1956 года («Суэцкий кризис») кончилась для Египта военным поражением – но важной политической победой. После того, как Соединенные Штаты (под французским и британским давлением) прекратили финансовую поддержку строительства Асуанской плотины, президент Египта Гамаль Абдель Насер в 1956 национализировал Суэцкий канал. Франция и Великобритания тогда поддержали нападение на Синай Израиля, который продвинулся до самого Суэцкого канала. Но оно вызвало осуждение всего мира. Соединенные Штаты, Советский Союз и ООН договорились о выводе израильских войск. СССР даже угрожал Парижу и Лондону ядерным ударом.

Успехом Насера и было то, что он сумел добиться дипломатической помощи от США и СССР, принудивших Израиль уйти с Синая. В обмен Израиль добился размещения на этом полуострове миротворцев ООН, чтобы обеспечить сохранение демилитаризованной границы. Египет обещал также положить конец партизанской войне на израильской территории. Таким образом, на израильско-египетской границе установилось спокойствие, беспрецедентное со времён войны 1948.

Шестидневная война. Карта

Израиль до и после Шестидневной войны. Карта. Захвачены Синайский полуостров, сектор Газа, Западный берег реки Иордан и Голанские высоты

Автор изображения

 

Однако ни одна арабская страна так и не признала государство Израиль – и регион с 1956 года пребывал в нестабильном балансе, который сохранялся прежде всего благодаря конкуренции между Египтом, Сирией и Иорданией. В Холодной войне Египет и Сирия стали союзниками хрущёвского СССР и Восточного блока, тогда как Иордания ориентировалась на англичан.

Через несколько лет после конфликта 1956 года Израиль построил водопроводы, шедшие от Тивериадского озера. Но Сирия в ответ разработала план забора воды из питавших это озеро рек Дан и Банияс. Жители израильской северо-восточной Галилеи страдали от постоянных атак тяжелой артиллерии с сирийских Голанских высот. Некоторые историки утверждают, что эта стрельба была ответом на провокации Израиля и на его вторжения в пограничные демилитаризованные зоны. Израильско-сирийский рубеж оставался зоной постоянной напряжённости.

В 1966 Египет и Сирия вступили в военный союз, который предусматривал совместное ведение ими всех войн. 7 апреля 1967 незначительный инцидент на сирийско-израильской границе превратился в крупный воздушный бой над Голанами. Результатом стало уничтожение семи сирийских МиГ-21 и угрожающий пролет израильских самолетов над Дамаском. Число пограничных стычек росло. Многие арабские политические и военные лидеры стали призывать к ответным ударам по Израилю. В Египте, президент Насер, всё ещё мечтавший стать вождём всего арабского мира, стал грозить ремилитаризацией Синая. Сирия поддерживала этот намерение Египта, но сама не готовилась к немедленной войне с Израилем. Советский Союз снабжал арабов вооружениями. Позже стало известно, что советская разведка 13 мая 1967 сообщила арабам, что израильские войска якобы производят перегруппировку на сирийской границе. Осуществлялась ли она в действительности, так и осталось неясным (евреи её отрицают).

17 мая 1967 Насер потребовал вывода с Синая войск ООН по поддержанию мира, и Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, У Тан, выполнил это требование. ООН хотел переместить свои войска в Израиль, но Израиль отказался от такой передислокации: она стала бы нарушением прежнего договора о прекращении огня. Насер сосредоточил на границе с Израилем войска и танки. 23 мая Египет заблокировал доступ для израильского судоходства по Тиранскому проливу (между Синаем и Аравией). Тем самым он перекрыл главный южный маршрут снабжения и израильтян нефтью, блокировал единственный связывавший их с Красным морем порт Эйлат и нарушил международные соглашения о праве прохода через Тиранский пролив, подписанные в 1957 году 17-ю морскими державами. Израиль счёл этот акт казусом белли. Напряженность в регионе резко усилилась.

 

Шестидневная война: Успех одноглазого министра. Видеофильм

 

Колебания по поводу войны иорданского короля Хусейна (который опасался панарабизма Насера) были преодолены сильными сторонниками войны в Иордании. 30 мая 1967 Египет подписал с Иорданией договор о взаимной обороне, который дополнил военный альянс Насера и Сирии. Насер заявил: «Нашей целью будет уничтожение Израиля. Арабы хотят борьбы». Через несколько дней, иорданские войска перешли под команду египетского генерала. Израиль много раз призывал Иорданию избегать вступления в войну, но Хусейн стоял перед дилеммой: решиться на неё и рисковать последствиями израильского ответа или остаться нейтральным и рисковать восстанием в Иордании.

Правительству Израиля было очень важно знать, примет ли Иордания участие в назревающем конфликте – потому что атака с Западного берега (находившегося с 1949 года под иорданским контролем) могла быстро разрезать израильскую территорию надвое. Впрочем, иорданская армия не казалась способной на такой маневр. Иордания выступала больше в качестве поля для операций, ведомых другими арабскими странами. В преддверии войны свои армии начали мобилизовать и более удаленные арабские государства – Ирак, Судан, Кувейт и Алжир.

Израильтяне хотели путём войны добиться создать буферные зоны для обеспечения своей безопасности. Менахем Бегин в 1982 году признал, что «не Насер задумал напасть на Израиль, а Израиль решил атаковать Насера». Нельзя забывать, что Израиль был окружен арабскими странами, которые намеревались уничтожить его. Египет возглавлял Насер, провокационный националист, чья армия была самой мощной на арабском Ближнем Востоке. Сирия находилась под властью радикально-социалистической партии Баас, который стремилась «столкнуть Израиль в море». В условиях блокады Тиранского пролива, египетской мобилизации на Синае и увязания США во Вьетнаме, израильская элита полагала, что военное решение ближневосточного вопроса может оказаться не только желательным, но и необходимым.

Насер, усилившийся поддержкой сирийцев и контролем над иорданской армией, который он получил по договору 30 мая 1967, рассуждал в том же духе, но по-своему. Он считал, что Израиль не нападёт на арабов первым, побоявшись международных протестов. Блокада Тиранского пролива, продлившись, подорвёт рост экономики Израиля и ослабит его военную мощь. Насер полагал, что даже в случае вражеского нападения его армия сможет легко отразить первую атаку евреев, а потом разрезать Израиль надвое. Некоторые генералы Насера думали иначе, учитывая, что треть египетских войск была услана на театр йеменской гражданской войне, а средства коммуникаций и поставок Египта были плохи. Насер, тем не менее, инициировал дополнительные мобилизации в Египте, Сирии и Иордании, чтобы держать Израиль под давлением.

Израиль пытался предотвратить блокаду Тиранского пролива по дипломатическим каналам. В частности, он обратился к Соединенным Штатам и Великобритании, которые в 1957 гарантировали, что они при необходимости сумеют открыть пролив. Евреи обратились и к генералу де Голлю, но тот в свете новой арабской политики Франции сказал, что «1967 год – это не 1957». Все израильские усилия избежать конфликта оставались тщетными, и это ставило под угрозу саму судьбу страны. Израильтяне осудили блокаду как действие, соответствующее международным критериям акта войны.

По мнению израильского историка Михаэля Орена, именно тогда впервые во время холодной войны была использована «горячая линия», связывавшая Белый дом с Кремлем. 26 мая 1967 министр иностранных дел Израиля Абба Эвен отправился в Вашингтон, чтобы узнать позицию правительства США. Как только он приехал туда, израильское правительство тайно сообщило ему, что получена информация о плане сирийско-египетского нападения в течение 48 ближайших часов. Эвен рассказал об этом президенту Джонсону и его советникам. Но те ответили, что египетские позиции на Синае носят лишь оборонительный характер и что спецслужбы США не получали данных о подготовке арабами нападения. Тем не менее, Джонсон вступил в контакт с Косыгиным и просил, чтобы СССР удержал своих ближневосточных протеже от нападения на Израиль – ибо за ним может последовать глобальный кризис. Советский посол в Каире, Д. Пожидаев, прочёл Насеру письмо Косыгина, где сообщалось, что если арабы предпримут нападение в ближайшие 48 часов, то СССР не поддержит их. Египетский министр обороны, Абдель Хаким Амер тогда объявил генералу Махмуду Сидки, что операция отменяется.

Израильские лидеры решили, что в отсутствие должной реакции США и ООН Израилю необходимо действовать самому. 1 июня 1967 министром обороны Израиля был назначен Моше Даян. 5 июня началось нападение Израиля на Египет – и развивалось как блицкриг.

 

О дальнейших событиях – см. в статье Шестидневная война – кратко.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.