Царь-псалмопевец Давид, был для евреев представителем священной лирической поэзии. Сын же его, Соломон, являлся представителем, основателем той дидактики, любимая форма которой у восточных народов – притчи, афоризмы житейской мудрости, часто высказываемой в них посредством уподоблений. Евреи издавна считали Соломона величайшим из мудрецов, который мог разрешать самые трудные вопросы жизни. В мыслях евреев он стал представителем всех тех видов поэзии, в которых выражают восточные народы свою житейскую философию. Основною формою этой поэзии у евреев было «уподобление» (машаль): замысловатое сопоставление предметов, далеких друг от друга. Такими уподоблениями, «притчами», восточные народы формулировали правила нравственности, уроки житейского благоразумия. Притча в сокращенном виде становится пословицей. Краткие остроумные афоризмы, наивные опыты юного народного ума делать общие выводы из наблюдения жизни; пословицы ходят в народе как мелкая монета, принимаемая всеми. Они образуют общее умственное достояние всего народа; они – мудрость, усвоенная всеми и передающаяся от поколения к поколению. Форма еврейской поэзии, состоящая в разделении мысли на две части, была очень благоприятна формированию уподоблений, развитию афористической дидактики. Уподобление хорошо укладывалось в двучленную параллель еврейской поэзии: одним членом параллели была основная мысль, другой член пояснял ее сравнением или контрастом. Вывод представляется в афоризме готовою, бесспорною истиною, которая не требует никаких доказательств, сама собою очевидна для каждого, кто не лишен здравого смысла.

Притчи Соломона

Соломон пришет Притчи. Картина Г. Доре, ок. 1866

 

Соломон был для евреев представителем и другого вида восточной мудрости, состоящего в уменье составлять и разгадывать загадки. Евреи любили загадки и до Соломона, но он довел эту форму умственной деятельности до совершенства. Воспитанник Нафана, он в годы учения без сомнения много упражнялся в ней под руководством своего наставника; после он состязался в разгадывании загадок с царицею Савскою и с Хирамом, царем тирским. Наблюдая природу, имея многостороннюю житейскую опытность, он, конечно, находил много материалов для загадок; они, как показывает загадка, предложенная Самсоном филистимлянам, иногда составлялись на основании действительных случаев. В Книге Притчей сохранились некоторые следы загадок; вопросы выпущены, но ответы на них приведены. Так например:

«От трех трясется земля, четверых она не может носить: раба, когда он делается царем; глупого, когда он досыта ест хлеб; позорную женщину, когда она выходит замуж; и служанку, когда она занимает место госпожи своей» (Книга Притчей XXX, 21 – 23).

Притчи Соломоновы состоят из нескольких сборников рассказов. По надписям, сделанным на этих сборниках, два из них содержат в себе притчи Соломона. Первый сборник составляет отдел книги, идущий от начала X главы до 16 стиха XXII главы; второй сборник составляют главы XXV – XXIX. Надпись второго сборника такова: «И это притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя иудейского» (XXV, 1). Когда именно завершена была работа составления Книги Притчей, трудно определить; но вероятно, это было уже после вавилонского пленения. Как в Псалтыри отражается религиозная сторона душевной жизни народа израильского, так в Книге Притчей собраны выводы житейской мудрости, выработанные благочестивыми людьми еврейского народа в продолжение многих столетий. Своеобразное еврейское мировоззрение раскрывается с наибольшею полнотою псалмами. Но и притчи евреев, особенно те, которые принадлежат древнейшим временам, выше всех других восточных сборников афоризмов, даже арабских.

 

Книга притчей Соломоновых (перевод РБО)

 

Книга Притчей состоит из четырех больших сборников и четырех прибавлений к  ним. В первом сборнике (главы I – IX) древний мудрец внушает своему сыну, то есть, ученику, что он должен постоянно стремиться к мудрости, которая дает счастье и душевное спокойствие, и что начало премудрости – страх Господень (I, 1-7). Притчи этого сборника расположены в довольно систематическом порядке. Мудрец предостерегает своего ученика от «чужой жены», то есть от иноплеменницы, обольстительной представительницы всякой лжи, всех пороков и беззаконий, и убеждает его быть верным мудрости, надеяться на Бога, не унывать в несчастиях. В этом отделе Книги Притчей и в Книге Иова (XV, 7 след., XXVIII, 12 след.) мудрость – первое и высшее из существ, созданных Богом. Она говорит о себе: «Господь имел меня началом пути своего. Когда он еще не сотворил земли, когда Он уготовлял небеса, я была при нем художницею» (Книга Притчей VIII, 22, 27, 30). Впоследствии, это представление о мудрости получило очень большое значение в религиозной философии иудеев.

Второй сборник имеет своею надписью «Притчи Соломона» (X, 1). В этом отделе книги (X, 1 – XXII, 16) собрано 375 притчей; они имеют форму двучленных параллелей, в которых второй член обыкновенно представляет контраст первому. Содержание большей части их относится к быту людей среднего сословия. Поучения этого отдела обращены в особенности к молодым людям и очень настойчиво говорят о единоженстве, как о единственной хорошей форме брачной жизни.

Третий сборник составляют «слова мудрых» (XXII, 17 – XXIV, 12); к нему присоединено дополнение (XXIV, 23 – 35).

Четвертый сборник (XXV – XXIX) содержит в себе «притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя иудейского». За этим отделом следуют три прибавления: 1) «Слова Агура» (глава XXX); 2) «Слова Лемуила царя. Наставление, которое преподала ему мать его» (XXXI, 1-9); – это поучения для царей; и 3) похвала добродетельной жене (XXXI, 10-31) достойным образом завершает книгу.

Притчи первого сборника принадлежат тем временам, когда национальная энергия еврейского народа была еще крепка. И в следующих отделах есть много принадлежащего временам великих пророков. Но окончательный свой вид книга получила позднее, как доказывает характер её содержания. 1) В ней нигде нет предостережений против идолопоклонства, о греховности которого иного и сильно говорили пророки: итак, идолопоклонства уж не было тогда у иудеев. 2) Книга Притчей чужда узкой национальной исключительности и считает единоженство единственною хорошею формою брака; такого развития иудеи достигли поздно. 3) Книга Притчей имеет очень много сходства с Книгою Сираха, составленною в очень позднее время; 4) В Книге Притчей сильно развита рефлексия; в ней встречаются понятия, явившиеся у иудеев только после пленения. – По этим и тому подобным соображениям, нужно предполагать, что Книга Притчей составлена в конце VI или в начале V века до нашей эры, когда возникли и наилучшие из священных песен, принадлежащих временам после пленения; что она составлена в Иудее, но в состав её вошли древние сборники притчей и рассказы сохраненные изустным преданием, принадлежавшие не одним иудеям, но всем коленам народа израильского.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.