XVII. Монархические реформации первой половины XVI века

 

(окончание)

 

Важность истории английской реформации. – Её причины. – Генрих VIII. – Уничтожение папского главенства и установление королевской супрематии. – Реформация Генриха VIII и Эдуарда VI. – Англиканская церковь. – Мысль о королевской реформации в Польше.

 

Король Генрих VIII, основоположник Реформации в Англии

Король Генрих VIII, основоположник Реформации в Англии. Портрет работы Г. Гольбейна

За примером Дании и Швеции последовала Англия. История реформации в Англии представляет особый интерес. Во‑первых, в Англии образовалась особая протестантская церковь, чисто национально‑государственная, известная под названием англиканской, или епископальной, – церковь, представляющая собою нечто среднее между католицизмом и евангелическими церквами, возникшими на континенте. Во‑вторых, церковь эта, возникшая по королевской воле и сохранившая в полной силе епископат, получила монархический и аристократический характер, сделавшись поэтому фактором усиления королевской власти. В‑третьих, рядом с королевской реформацией в Англии произошла реформация народная, результатом которой был пуританизм, бывший местною разновидностью кальвинизма и развивший из себя сектантство. В‑четвертых, между этими двумя реформациями произошла борьба, соединившаяся с борьбою между королевскою властью и парламентом, и пуритане в политическом отношении явились защитниками принципа свободы, а в XVII в. даже выделили из себя республиканскую партию индепендентов. Наконец, секуляризация церковной собственности, произведенная в Англии, в значительной степени содействовала социальному перевороту, происходившему в стране с конца средних веков. Здесь мы соответственно с задачею этой главы ограничимся пока только историей возникновения королевской реформации в Англии.

В начале XVI в. в Англии были весьма сильны национально‑политическая оппозиция против Рима и социальная оппозиция светских классов общества против духовенства. Существование этой оппозиции необходимо иметь в виду, дабы английская реформация не могла казаться делом одного личного произвола, слишком бросающегося в глаза при поверхностном знакомстве с фактами[1]. Заметим еще, что одни причины реформационного движения были светские (национальные, политические и социальные) другие – религиозные (моральные и интеллектуальные), и что в Англии начала XVI в. решительно преобладали первыя: настоящее религиозное движение в Англии началось гораздо позднее отторжения страны от римской церкви, так что последний факт имел подкладку более политическую, чем религиозную. Благодаря усилению королевской власти в Англии с вступлением в 1485 г. на престол династии Тюдоров[2], в политике в это время решающий голос принадлежал королю, чем и объясняется отпадение Англии от Рима по воле короля при поддержке послушного ему парламента, бывшего тем не менее в этом деле выразителем национально‑политической оппозиции Риму и социальной оппозиции духовенству. Царствовавший тогда в Англии король Генрих VIII (1503–1547), в начале и в конце своего правления держал себя различным образом по отношению «к католической церкви. В первый период его отношение к реформации было совершенно такое же, как и у современных ему французского и польского королей, только с большею еще ревностью к защите католицизма. Между прочим, он писал письма немецким князьям, убеждая их, что лютеранская ересь опасна не только для церкви, но и для государства, а в самой Англии он сдерживал парламентскую оппозицию против курии и клира, вытекавшую из побуждений мирского характера. Наоборот, во второй период он идет по стопам королей датского и шведского и немецких протестантских князей, не только уже не одерживая парламента, но прямо пользуясь его настроением, чтобы утвердить над английскою церковью, вместо папской власти, свою собственную.

При жизни своего старшего брата Артура Генрих VIII готовился своим отцом к духовному сану, чтобы стать со временем архиепископом кентерберийским. Поэтому его учили теологии, занятия которою он не оставлял и впоследствии, сделавшись наследником престола и наконец королем. В 1521 г. он даже написал против Лютера «Защиту семи таинств» (Assertio septem sacramentorum), где между прочим доказывал божественное установление папской власти. За это Лютер обрушился на него с неприличною бранью, бывшею тогда в ходу в качестве полемического приема, но папа Лев X дал королю‑богослову титул «защитника веры» (defensor fidei) и написал ему льстивое письмо, где говорилось, что его сочинение написано под наитием Св. Духа. Генрих VIII сделался поэтому, так сказать, личным врагом реформации, преследуя всех, кто сколько‑нибудь впадал в ересь. В Англии существовал строгий закон de haeretico comburendo, изданный еще в эпоху подавления движения, вызванного Виклифом, и строго применявшийся еще в начале царствования Генриха VIII, когда самое имя Лютера было неизвестно: например, в одном 1511 г. и притом в одном только кентском церковном округе было сожжено пять еретиков, а остальные, арестованные вместе с ними, спаслись от смерти лишь раскаянием. Причина перемены в отношении Генриха VIII к католицизму заключалась в размолвке этого своенравного и своевольного короля с папой по поводу задуманного им бракоразводного дела[3]. Еще до вступления на престол Генрих VIII с разрешения папы Юлия II женился на вдове своего брата, Екатерине Арагонской, тетке императора Карла V, но потом он захотел с нею развестись, чтобы жениться на её красивой фрейлине Анне Болейн. Бывший в то время папою Климент VII, не желая отменить диспенса Юлия II и обидеть императора, но и не желая также вооружить против себя Генриха VIII отказом, тянул дело целые годы, хотя Генрих VIII для оказания давления на папу заручился письменными мнениями разных университетов в свою пользу. Мало того: в Рим был отправлен адрес от имени всей английской нации, подписанный семидесятью духовными и светскими лордами и одиннадцатью членами палаты общин и указывавший на необходимость второго брака короля, так как у короля не было наследника мужского пола (была только дочь Марии, впоследствии королева); адрес даже заключал угрозу в случае отказа решить дело иным образом. Одновременно с этим (1530) конвокация (собрание английского духовенства) постановила, что брак Генриха VIII с Екатериной незаконен, и что диспенс Юлия II не имеет силы. В 1531 г. Дело передано было парламенту с мнениями заграничных университетов и более, чем ста трактатами разных ученых, и было решено в пользу развода, при чем выставлялось на вид, что папа своим отказом вредит интересам английской нации. Генрих VIII еще не предвидел тогда, куда заведет его борьба с папой: вызвав острую национально‑политическую оппозицию против папства, он, так сказать, силою вещей был доведен до разрыва с Римом. Король получил развод от конвокации и архиепископа кентерберийского и вступил в новый брак. Папа ответил на это отлучением Генриха VIII от церкви.

При тогдашних обстоятельствах это было равносильно приглашению объявить независимость Англии от папы. Благодаря личному делу своего короля, Англия, быть может, раньше получала то,чего, вероятно, достигла бы только позднее, когда и в ней к старой национально‑политической оппозиции присоединился бы религиозный протест. При Генрихе VIII отторжение Англии от Рима не сопровождалось какою‑либо ясною идеею о реформе церкви: в стране не нашлось человека, который мог бы сыграть роль Лютера, Цвингли или Кальвина. Правда, были люди, помогавшие Генриху VIII в его церковной политике: Томас Кромвель и Кранмер, заменившие королю его прежнего фаворита кардинала Вольсея, первый в качестве канцлера, второй в качестве архиепископа кентерберийского, но оба они были лишены творческой идеи и не имели около себя кружка лиц, который ясно сознавал бы цели и средства религиозной реформы. Сам король сначала думал только об ограничении папской власти в юридическом и финансовом отношениях. Первые попытки в этом смысле были сделаны в 21‑й год (1529–1530) царствования Генриха VIII, когда парламентским статутом было запрещено духовным лицам приобретать папские диспенсации и лиценции о соединении нескольких бенефиций в одних руках и жительстве не на месте своего служения. Далее, статут 23 года уничтожил аннаты и объявил, что в случае папского интердикта никто не смеет приводить его в исполнение. Затем и парламент 1532–33 г. в одном из своих статутов определил, что Англия – самостоятельное королевство, что король – верховный её глава в делах светских, и что для религиозных дел ей достаточно собственного духовенства, а посему Риму нечего вмешиваться во внутренние дела Англии: кто стал бы обращаться в Рим и исполнять папские приказания, подлежал бы за это наказанию. Парламент 25 года царствования Генриха VIII постановил, что противящийся папе не должен считаться еретиком, отменил все апелляции к папе и уничтожил всякое его влияние на назначение архиепископов и епископов в Англии.

Так постепенно развивалось законодательство, ограничивавшее права папы, а рядом с этим шли одно задругим ограничения поборов курии, хотя в статутах и делались заявления, что король и его подданные остаются верными и смиренными чадами св. церкви. Наконец, в исходе 1533 г. был поставлен в королевском совете вопрос о самом папстве. Этот вопрос обсуждался королевскими советниками не с догматической или канонической точки зрения, а на основании соображений чисто политического свойства. Спрошенные (1534) по этому вопросу Оксфордский и Кембриджский университеты ответили, что по св. писанию римский епископ в Англии не имеет никакой особенной власти сравнительно с другими иностранными епископами. Церковные собрания кентерберийского и йоркского округов тоже составили постановления в подобном смысле, и такие же заявления были сделаны отдельными епископами, капитулами, деканами, приорами и т. и. Королевские прокламации объявили об этом во всеобщее сведение, а в 1536 г, парламентом уже прямо запрещалось под страхом наказания защищать папскую юрисдикцию в Англии. Было даже постановлено потребовать в этом смысле присягу от всех духовных и всех светских чиновников. Вместо молитвы за папу, было введено прошение: «ab episcopi romani tyrranide libera nos, Domine!» С другой стороны, уже в 1531 г. Генрих VIII потребовал от духовенства, чтобы его признавали «единственным покровителем и верховным главою (supremum caput) церкви и клира в Англии». Конвокация кентерберийского округа была смущена таким требованием и лишь после долгих колебаний согласилась признать короля протектором, господином и даже, насколько позволяет закон Христов, главою церкви (et quantum per Christi legem licet etiam supremum caput ipsius, т. е. церкви). С последнею оговоркой приняла новый королевский титул и йоркская конвокация, заявив сначала, что в светских делах король и без того глава, в духовных же – главенство его противно католической церкви. В 1534 г. парламент особым актом о верховенстве (act of supremacy) объявил, что король, а в нем и его преемники, есть единственный верховный на земле глава англиканской церкви и должен пользоваться и всеми титулами, почестями, достоинствами, привилегиями, юрисдикцией и доходами, свойственными и принадлежащими верховному главе церкви, и что ему с его наследниками предоставляются право и власть производить время от времени визитации, реформировать, исправлять, укрощать и подавлять все те заблуждения, ереси, злоупотребления и беспорядки, которые того требуют. Особым распоряжением 1535 г. было предписано в каждый воскресный и праздничный день проповедовать народу и учить в школах, что король есть глава церкви в Англии; в этом же смысле статутом 1536 г. была установлена особая присяга для духовенства и светских чиновников. Таким образом в Англии реформация началась схизмою, так как на первых порах, кроме перемены главы церкви, все остальное – догматы, обряды, церковное устройство продолжало оставаться католическим. Но перед королем‑богословом, признанным главою церкви, теперь открывалась возможность самому реформировать религию и произвести секуляризацию монастырской собственности. Переворот усиливал власть короля: услужливые богословы и св. писанием, и творениями св. отцов, и историей, и ссылками на законы страны доказывали, что верховенство в англиканской церкви должно было принадлежать королю; так, например, епископ герефордский Фокс написал: «De vera differentia regiae potestatis et ecclesiasticae». Гардинер – «De vera obedientia» и т. п.

Канцлер Томас Кромвель, главный практический проводник Реформации в Англии

Канцлер Томас Кромвель, главный практический проводник Реформации в Англии. Портрет работы Г. Гольбейна, 1532-1533

Генрих VIII сделался, таким образом, в 1534 г. наследником папской власти в Англии. Эта власть была не только политическая, что обозначалось термином «юрисдикция», но прежде всего религиозная. Уже конвокации тридцатых годов высказывали недоумение по поводу притязания короля сделаться главою церкви; духовенство соглашалось на это лишь с оговорками, ограничивавшими такое главенство одними светскими делами. Король думал, однако, иначе, и вопрос о том, каким образом светская власть может распоряжаться в чисто духовных делах, и в какие отношения, будучи сама чужда благодати священства, должна она встать к подчиненной ей иерархии, наделал не мало хлопот королевским сторонникам, как только явилась надобность точнее определить церковное верховенство короля. Своим главенством Генрих VIII хотел пользоваться самым широким образом, и вот в Англии по воле короля, как главы церкви, и с согласия послушного парламента, происходит сначала секуляризация монастырской собственности[4], потом и настоящая церковная реформация. Первая произвела целый переворот в поземельных и социальных отношениях Англии, но Генрих VIII не удержал всей конфискованной собственности в своих руках, раздав значительную её часть новому дворянству, и это создало целый класс очень влиятельных защитников происшедшей в Англии церковной перемены. Главным помощником короля в этом деле был его канцлер и «генеральный викарий» по церковным делам, «молот монахов», как его называли, Томас Кромвель, человек деспотического нрава и поклонник Макиавелли. Генрих VIII в эту эпоху сам, как известно, обнаружил много произвола и жестокости. Между прочим, он казнил свою вторую жену Анну Болейн, а потом еще четыре раза вступал в брак: с одной из жен разводился, другую казнил, и только шестая жена пережила своего мужа. Деспотизм, соединенный с религиозным террором, проявился и в реформации, произведенной Генрихом. Казнили всех, не хотевших признать законность развода и второго брака короля или его верховенство в делах веры. За непризнание согласным со св. писанием первого брака Генриха VIII был казнен восьмидесятилетний епископ рочестерский Фишер (1535); был казнен и Томас Мор, отказавшийся принять королевскую супрематию. Когда Генрих VIII умирал, в Англии был настоящий церковный хаос, так как новый глава церкви внес в решение вопросов веры свой личный каприз. Раз Англия отторглась от Рима на том основании, что св. писание имеет более важное значение, чем папа, этот принцип нужно было применять и к другим сторонам церковной жизни. Архиепископ Кранмер, сочувствовавший лютеранству, хотел произвести в англиканской церкви соответственные изменения, но ни король, ни высшее духовенство не обнаруживали к этому склонности. Сам король‑богослов вмешивался в дело реформы, и в его царствование издано было четыре распоряжения о том, во что должны веровать его подданные: это были прежде всего «Десять статей» 1536 г., затем «Наставление христианина», или епископская книга того же года, далее «Шесть статей» 1539 г. и наконец «Необходимое учение и наставление христианина», или королевская книга 1544 г., все более или менее с католической окраской. Например, «Шесть статей» содержали в себе учения: 1) о пресуществлении, 2) о причащении под одним видом, 3) о безбрачии духовенства, 4) об обязательности обетов целомудрия, 5) о действительности частных месс и 6) о необходимости тайной исповеди. Около времени издания этих статей Генрих VIII по политическим соображениям вступил в переговоры с немецкими протестантами: в Лондон в 1538–1539 гг. явилось из Германии посольство, переговаривавшееся с Кранмером и другими теологами относительно общего вероучения, но аугсбургское исповедание не было принято. При всем своем тяготении к католическим догматам и обрядам Генрих VIII не был, однако, постоянен в своих решениях, а послушный парламент скреплял его изменчивые постановления: сам король находился то под влиянием противников папства (Кромвеля, Кранмера), то под, влиянием тайных папистов (еп. винчестерского Гардинера, кардинала Реджинальда Поля), и сообразно с этим менялись его взгляды. В общем, до падения Кромвеля (казненного в 1540 г.) королевская политика имела более антикатолический характер, но «Шесть статей» уже особенно утверждали католические понятия и учреждения и даже монашеские обеты – после уничтожения монастырей. «Шесть статей» вводились с такою жестокостью, что их прозвали «кровавыми». Преследовались одинаково и паписты, и настоящие протестанты. Когда Генрих VIII умер (1547), англиканская церковь по вероучению своему была еще католической и этим отталкивала от себя протестантов, хотя и не признавала власти папы, что вооружало против неё католиков.

Наследовал Генриху VIII его сын (от третьей жены), малолетний Эдуард VI (1547–1553), за которого правил сначала в звании протектора дядя его Сомерсет[5], а потом отнявший у последнего власть герцог Нортумберланд. Оба регента, поставленные в необходимость вмешиваться в церковные дела, обращались за советами к Кранмеру, теперь уже более не таившему своей склонности к протестантизму. Сам молодой король, обнаруживший раннее умственное развитие, был на стороне реформации, не желая, однако, как и Кранмер, никаких насилий в делах веры. В его царствование и была устроена англиканская церковь, существующая с легкими изменениями доселе в том виде, какой получила около 1550 года. Верховенство короля было сохранено, но «Шесть статей» были отменены и заменены новыми «Статьями веры» (articles of faith, 1552), к которым следует еще прибавить утвержденный парламентом «Общий служебник» (common prayer book). При Кранмере догматическое учение англиканской церкви было приближено к лютеранскому, и только при королеве Елизавете в нем сделаны были изменения в кальвинистическом смысле, но в общем англиканская церковь носит на себе следы компромисса между католицизмом и протестантизмом: она сохранила епископат, семь таинств, пышный культ, но в то же время отвергла папство, истолковала в протестантском духе многие вопросы веры и ввела народный язык в богослужение. Утверждение этой правительственной реформации принадлежит царствованию королевы Елизаветы (дочери Анны Болейн) в 1558–1603 гг., но перед этим сделана была попытка католической реакции при её сестре Марии (дочери Екатерины Арагонской), царствовавшей с 1554 по 1558 г.[6].

Таковы были три (датская, шведская и английская) монархические реформации. Упомянем еще, что среди польских протестантов в царствование Сигизмунда II Августа (1548–1572), когда реформационное движение в Польше достигло наибольшей силы, была в ходу мысль – убедить этого короля последовать примеру Генриха VIII, и были моменты, когда эта мысль была довольно близка к осуществлению, если бы только Сигизмунд‑Август был другим человеком.



[1] Даже теперь еще решаются говорить в таком смысле католические писатели вроде Gasquet, автора книги «England under the old religion» (1912).

[2] Новый труд Innes'а «England under the Tudors» (1906).

[3] Эта романическая и дипломатическая история рассказывается обыкновенно очень подробно при изложении истории английской реформации. Из особых сочинений см. Freidmann. Anne Boleyn. – H. А. Осокин. Процесс Екатерины Арагонской по новым документам.

[4] См. капитальный труд проф. А. H. Савина (1906) «Английская секуляризация», изданный потом и по-английски; W. H. Tawney. The agrarian problem in the XVI century (1912).

[5] О нем в 1900 году вышла в свет книга: Pollard. England under Protector Somerset.

[6] Герцог Нортумберланд уговорил молодого короля назначить своей преемницей внуку младшей сестры Генриха VIII Иоанну Грей, бывшую замужем за его сыном, но Иоанна Грей была низвергнута Марией.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.