ЛЕКЦИЯ XXII

 

(начало)

 

Ход работ в Главном комитете и Государственном совете по рассмотрению проектов редакционной комиссии. – Борьба, там происходившая. – Манифест 19 февраля 1861 г.

 

Манифест 19 февраля 1861

Факсимиле манифеста 19 февраля 1861

Редакционные комиссии были закрыты в октябре 1860 г., и со дня их закрытия тотчас же началась работа в Главном комитете. Он работал целых два месяца; между членами его оказались труднопримиримые разногласия, так что великий князь Константин Николаевич, который вследствие болезни кн. Орлова как раз в этот момент назначен был председателем комитета, был поставлен в очень трудное положение, так как по некоторым вопросам долго нельзя было образовать большинства. Членов было немного, всего человек 10, и они разбились на три-четыре группы, причем ни у одной не было абсолютного большинства[1].

Главный вопрос касался способов и норм наделения крестьян землёю. При обсуждении этого вопроса образовалась упорная группа под предводительством М. Н. Муравьева, министра государственных имуществ, к которому по всем вопросам примыкал шеф жандармов кн. В. А. Долгоруков и по большей части вопросов – министр финансов A. M. Княжевич, а вначале и министр двора и уделов гр. В. Ф. Адлерберг, который потом, впрочем, отстал. Группа эта, стремившаяся восстановить нормы наделов и оценки их, выведенные в губернских комитетах, увидевши, что ей провести свою точку зрения не удастся, стала пытаться перенести дело на места, указывая, что редакционные комиссии слишком сильно изменили постановления губернских комитетов без достаточных оснований. Эти члены настойчиво предлагали определить в комитете лишь общие принципы реформы, указав, что крестьянам должны быть предоставлены земельные наделы, а в каком размере и по каким нормам за эти наделы должны быть определены повинности, – это группа признавала необходимым решать на местах. Собственно, проект, который они представили, был написан восходящим тогда светилом дворянской партии, на которое возлагали свои упования тогдашние «феодалы» и крепостники, П. А. Валуевым, незадолго перед тем перешедшим на службу из губернаторов в Министерство государственных имуществ, а потом, вскоре после издания Положения 19 февраля, назначенным министром внутренних дел.

Но эта группа в Главном комитете не могла собрать большинства, и на стороне проектов, принятых редакционными комиссиями, оставалось четыре голоса; но все-таки большинства абсолютного и здесь не было, так как кн. П. П. Гагарин, желавший безземельного освобождения крестьян, и гр. Панин, оспаривавший многие решения редакционных комиссий, упорно оставались при своих мнениях. Чтобы образовать как-нибудь большинство, великий князь Константин Николаевич употребил чрезвычайные усилия к склонению на свою сторону графа Панина, который, между прочим, оспаривал выведенные редакционными комиссиями нормы наделов по многим уездам.

В конце концов для убеждения гр. Панина была даже образована особая частная согласительная комиссия, куда Константин Николаевич пригласил многих членов бывших редакционных комиссий и предоставил им убеждать Панина (в присутствии великого князя) в точности их расчетов. В конце концов им пришлось, однако, сделать Панину некоторые уступки, уменьшив в целом ряде уездов предположенные редакционными комиссиями нормы – где на четверть, где на полдесятины, – после чего Панин отказался от остальных своих возражений и согласился примкнуть к большинству (пять голосов против четырех).

Благодаря этому образовалось, наконец, абсолютное большинство в Главном комитете (половина + 1), и спустя два месяца после начала этих занятий вопрос здесь был решен относительно благополучно, в том смысле, что решения редакционных комиссий не подверглись каким-либо коренным изменениям.

В последнем заседании Главного комитета присутствовал сам государь, а так как тут же были по особому приглашению и все члены Совета министров, не бывшие членами Главного комитета, то государь, обратившись ним и лестно отозвавшись о трудах редакционных комиссий, указал, что, перенося теперь дело в Государственный совет, он не допустит в решении его никаких проволочек, и тут же назначил последним сроком окончания его рассмотрения 15 февраля, так чтобы оно могло поспеть к началу полевых работ. «Этого, – сказал император Александр, – я желаю, требую, повелеваю!»

Когда началось рассмотрение дела в Государственном совете, причем на ознакомление с ним членам совета дано было лишь десять дней, заседания совета были открыты самим императором Александром 28 января 1861 г. Здесь в длинной, обстоятельной и чрезвычайно энергичной речи он изложил весь ход крестьянского дела – и в прежние царствования, и особенно с той поры, как началась разработка крестьянской реформы, – подтвердил необходимость быстрого рассмотрения его в Государственном совете и сказал между прочим, обращаясь к членам совета: «Взгляды на представленную работу могут быть различны. Поэтому все различные мнения я выслушаю охотно, но я вправе требовать от вас одного: чтобы вы, отложив все личные интересы, действовали не как помещики, а государственные сановники, облеченные моим доверием». При этом он вновь подтвердил, что требует, чтобы к середине февраля дело было кончено.

И действительно, члены Государственного совета уже к 17 февраля успели закончить рассмотрение всего дела. Государь по каждому вопросу немедленно давал свои резолюции, присоединяясь к мнению большинства или меньшинства. При этом ему нередко приходилось соглашаться с мнением 8 против 35 голосов, чтобы поддержать решение редакционных комиссий. В конце концов он поддержал их по всем пунктам.

К 17 февраля дело было решено окончательно. При этом в Государственном совете принято было лишь одно новое предложение, внесенное князем П. П. Гагариным, который здесь продолжал поддерживать свою оппозицию решениям редакционных комиссий, упорно стоя на точке зрения безземельного освобождения крестьян с предоставлением помещикам права добровольно разрешать вопрос относительно оставления у крестьян тех или иных земельных наделов. В конце концов, потерпев поражение на всех пунктах, князь предложил, чтобы помещикам предоставлено было в тех случаях, когда у них об этом состоится соглашение с крестьянами, отводить им взамен того надела, которым они пользуются или который им полагается по утвержденным нормам, надел, уменьшенный до одной четвёртой высшего, или указанного, надела, установленного для данной местности, но зато даром, без всякого за него вознаграждения. На это Государственный совет согласился единогласно, и государь это утвердил. Отсюда получились так называемые четвертные, или, по-народному, «нищенские», «сиротские», даровые наделы. Крестьяне часто потом соблазнялись возможностью получить этот хотя маленький, но бесплатный надел, и это, конечно, немало усилило распространение малоземелья во многих, особенно в степных, губерниях, где земли было в 1861 г. еще очень много и где крестьяне поэтому не особенно дорожили отводом ее им в собственность.

19 февраля 1861 г. подписаны были государем положения, которые выработаны были редакционными комиссиями и с небольшими сравнительно изменениями прошли через Главный комитет и Государственный совет, а вместе с ними был подписан и манифест, который составлен был в весьма торжественных выражениях московским митрополитом Филаретом. Первоначально манифест поручено было написать Ю.Ф. Самарину, но с его проектом не согласились, и поэтому этот проект был передан в виде материала Филарету, который и составил окончательный текст. Сам Филарет был противником освобождения в том виде, в каком оно осуществлялось, и взялся за эту работу не очень охотно.

Памятник Александру II

Памятник царю-освободителю Александру II в Москве у храма Христа Спасителя

Автор изображения – Ketrin.sv

 



[1] Ход работ в Главном комитете и в Государственном совете по рассмотрению проектов положений, выработанных редакционными комиссиями, изложен в статье г. А. Попельницкого в «Русской мысли» за 1911 г., № 2. Сравни также сведения об этом в III т. заграничных «Материалов» Д. П. Хрущева, перепечатанные отчасти у И. И. Иванюкова («Падение крепости, права», стр. 390 и след.); сведения, приведенные в III томе (часть 2-я) книги Н. П. Семенова «Освобождение крестьян при имп. Александре II», стр. 749 и след, и в «Материалах для биографии кн. В. А, Черкасского, т. I, ч. 2-я. М., 1903, стр. 214 и след., а также в записках гр. П. А. Валуева.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.