ЛЕКЦИЯ XXIX

 

(окончание)

 

Заботы об организации коммерческого кредита. – Открытие частных банков. – Борьба с дефицитом в государственном бюджете. – Вопрос о продолжении внутренних преобразований и доклад Рейтерна в 1866 г.

 

Что касается в остальном финансовой политики и планов Рейтерна, то наряду с постройкой железных дорог он много усилий положил на создание и расширение частного кредита. Надо сказать, что в дореформенное время и в первые годы пореформенного периода в России организованного частного кредита почти не было. Многие из тех операций, которые производятся теперь повседневно частными и государственными банками, чрезвычайно облегчая торговый внутренний и международный обмен, тогда почти не производились или осуществлялись с большим трудом – вплоть до того момента, когда Государственный банк получил в 1860 г. возможность производить некоторые коммерческие операции. Рейтерн, не довольствуясь реформой Государственного банка, произведенной до вступления его в должность министра, решил, что надо поощрять учреждение частных банков. Вопрос этот сильно занимал в то время и периодическую печать и ученые общества; был выработан ряд уставов; нашлись подходящие предприниматели-капиталисты и при сильном содействии Министерства финансов вскоре был образован целый ряд обществ для разнообразного частного кредита. Рейтерн заботился и о банках долгосрочного кредита, интересовался также вопросом и об общем поземельном кредите, но здесь он действовал гораздо более робко, так как ему не без основания казалось, что ввиду постоянного колебания цен на землю это дело при слабости правительственного надзора будет чревато различными злоупотреблениями.

Непосредственной задачей Рейтерна в области государственного хозяйства, в узком смысле этого слова, являлись все это время борьба с дефицитами и упорядочение государственного бюджета. Бюджет наш рос в это время гораздо меньше, чем можно было ожидать согласно перспективам, рисовавшимся во время эпохи реформ. В начале управления Рейтерна он был равен лишь 350 млн. руб., и к концу его управления, к 1878 г., т. е. через 15 лет, он возрос только до 600 млн. руб. (кредитных). И надо сказать, что, несмотря на такой умеренный рост бюджета, несмотря на постоянную экономию в расходах отдельных ведомств, которая чрезвычайно задерживала даже реорганизацию армии, признанную совершенно необходимой после Крымской войны, все-таки каждый год заключался с дефицитом, и Рейтерну приходилось вести постоянную борьбу с отдельными министрами, чтобы уменьшить эти дефициты.

Только к 1873–1874 гг. удалось Рейтеру этот дефицит сперва свести к нулю, а затем в 1875 г. добиться и превышения доходов над расходами и начать накопление свободной наличности государственного казначейства, которое он считал необходимым для перехода к металлическому обращению. В конце концов мечты его, однако же, не реализовались, так как этому помешала начавшаяся в 1877 г. война, как раз в тот момент, когда он подготовил, казалось ему, возможность перехода к металлическому обращению.

Те же могущественные побуждения, которые заставляли правительство – не только в эпоху реформ, но и в последующие годы – идти навстречу назревшему капитализму, подготовлять и поощрять его развитие и процветание, заставили правительство совершить, в этот реакционный по существу период, несколько новых преобразований, связанных по внутреннему своему значению с эпохой реформ.

В этом отношении очень поучительно, что министр финансов Рейтерн, с деятельностью которого я только что вас познакомил, министр, вовсе, разумеется, не разделявший многих идейных стремлений прогрессивной части русского общества и особенно его передовых представителей, вынужден был, однако, уже в 1866 г., в том же самом году, когда Каракозов стрелял в императора Александра, вступить в упорную борьбу с наиболее реакционными своими коллегами в Комитете министров и прежде всего с шефом жандармов графом Шуваловым, причем борьба эта едва не стоила ему места... В одной из своих посмертных записок, изданных его наследниками лишь в 1910 г. в виде приложений к его биографии, составленной А. Н. Куломзиным, Рейтерн прямо говорит следующее: «В 1866 г., после каракозовского покушения, вступления графа Шувалова в министерство, удаления Головкина от Министерства народного просвещения, на меня началась травля то с той, то с другой стороны, но все по наущению Шувалова. С ним тогда сблизился Валуев, и они повели кампанию псевдолиберализма, т. е. желали произвести на публику впечатление либерализма, не уступая нисколько безграничной власти. Прилагаемая записка положила конец нападкам на меня...»

Едва ли можно согласиться с таким названием политики Шувалова – Валуева «псевдолиберализмом» – на самом деле это была несомненная реакционная политика, лишь чуть-чуть прикрывавшаяся иногда либеральными фразами, но дело не в этом, а в самой записке, которая была представлена Рейтерном на этот счет государю (16 сентября 1866 г.) и о которой автор ее говорит, что она положила конец нападкам на него, – настолько убедительно она подействовала своим содержанием на императора Александра. Поэтому записка эта имеет весьма значительную для нас важность для характеристики тогдашнего настроения правительства и для понимания того обстоятельства, что при крайне реакционном настроении возможно было и почти немедленное продолжение некоторых преобразований, которые не успели осуществиться в эпоху реформ. В записке этой Рейтерн писал:

«Ваше Императорское Величество возложили на меня обязанность представить на Ваше усмотрение о настоящих финансовых затруднениях и о тех мерах, которые должны быть приняты к улучшению финансового и экономического положения государства».

«Финансовое и экономическое положение государства есть факт сложный: корни его кроются не в одних мерах фискальных и условиях чисто экономических, но и в явлениях общего государственного и народного развития. Если, с одной стороны, несомненно, что недостаток бережливости, дурная администрация и неверно рассчитанные и стеснительные фискальные меры должны расстроить финансы и затем экономическое положение государства, то, с другой стороны, верно и то, что в известные эпохи государственного развития финансовые затруднения являются неизбежным последствием обстоятельств, как бы симптомом процесса, происходящего внутри социального организма».

Дальше Рейтерн анализировал положение, в котором Россия оказалась в начале царствования императора Александра, после Крымской войны, – это опять-таки весьма характерно именно в записке, писанной министром финансов в то время.

«Из Крымской войны, – писал Рейтерн, – Россия вышла утомленной исполинскою борьбою, с истощенными финансами и денежным обращением, главное основание которого нарушено выпуском 400 млн. кредитных билетов. Нравственный авторитет правительства поколебался; война выказала многие недостатки нашей администрации, как военной, так и гражданской; она поколебала то первенствующее положение, которое Россия занимала в Европе со времени венских трактатов; последствием этого было за границею – уменьшение нашего авторитета, а внутри империи – недоверие к силе и способности правительства».

Вы видите, с какой определенностью Рейтерн формулирует свое мнение:

«Если бы, – продолжает он далее, – правительство после Крымской войны и пожелало бы возвратиться к традициям последних сорока лет, т. е. к неуклонному противодействию стремлениям новейших времен, оно встретило бы непреодолимые препятствия если не в открытом, то, по крайней мере, в пассивном противодействии, которое со временем могло бы даже поколебать преданность народа, – широкое основание, на котором зиждется в России монархическое начало. Ваше Императорское Величество, для счастья России, избрали другой путь. История всех народов доказывает, что революции могут быть предупреждены только благовременными реформами, дарующими народу мирным путем то, чего он сам ищет в революциях, т. е. устранение обветшалых форм и укоренившихся злоупотреблений. Реформы, которые обессмертят царствование Вашего Императорского Величества, не коснулись одной только поверхности общественного устройства, как большая часть реформ, принимаемых самими правительствами. Смело и последовательно обратились к корню зла, и положено правильное основание здания гражданского устройства. Миллионы народа призваны к гражданственности, не отрывая их от земли; официально терпимая и даже поощряемая система подкупности администрации пала с откупами, и теперь только дана возможность честной администрации; великий принцип отделения суда от администрации строго проведен в началах судебного преобразования, – без него не может развиться в подданных чувство законности. И, наконец, в области местных земских хозяйственных интересов положено начало самоуправления».

«Эти реформы и многие другие уже в настоящее время, т. е. в самом, так сказать, начале своего существования, глубоко изменили Россию и, смею думать, к лучшему, но они еще не успели вполне приняться и вызвали или, по крайней мере, обнаружили в умах направления крайние и прискорбные... Одним словом, реформы так обширны, так сильно коснулись глубины нашего государственного устройства и общественной жизни, что много еще времени, много трудов, много жертв потребуется, прежде чем Россия выйдет из переходного состояния и твердо установится на новых, разумных основаниях. Тогда только экономическое развитие найдет себе прочное основание, восстановится доверие и кредит и будет найдена надежная почва для финансов, которой теперь не существует...»

Таковы были определенные положения министра финансов, который прямо связывал все преобразования – только что совершенные, и те, которых не успели еще произвести, – с финансовым благополучием государства. Разумеется, это были наиболее существенные аргументы в защиту дела реформ, которые в ту минуту могли подействовать на императора Александра.

В самом конце этой своей обширной записки, после изложения главных оснований своей собственной финансовой политики и тех своих финансовых планов, о которых я говорил только что, Рейтерн писал:

«При таком образе действий можно надеяться, что в течение немногих лет экономические силы России окрепнут; преобразования, составляющие славу царствования Вашего Императорского Величества, не будут в развитии своем остановлены по недостатку средств, а, напротив, дадут обильные плоды, и, наконец, Россия из переходного и тревожного времени, естественно и неизбежно следующего за переворотами в гражданском и хозяйственном устройстве, выйдет более сильною и богатою, чем когда-либо».

Эта записка, несмотря на реакционное настроение самого Александра, сильно поддерживавшееся в нем Шуваловым и другими окружавшими его в это время реакционерами, принята была им благосклонно и не только, как пишет Рейтерн в позднейшем примечании к ней, положила конец нападкам реакционеров лично на него, но и дала ему возможность развивать ту, в сущности, прогрессивную для того момента финансовую политику, которая так не соответствовала всему реакционному настроению правительства.

Из тех же побуждений были приняты и приведены в исполнение и некоторые такие преобразования, которые не успели осуществиться в эпоху реформ. Это были: городская реформа, начало которой связано с некоторыми преобразованиями, затеянными в Министерстве внутренних дел еще в 40-х годах, а затем целый ряд весьма крупных преобразований в сфере военного ведомства, необходимость которых особенно ярко доказывалась неудачной Крымской войной и которые задержаны были в своем осуществлении главным образом плохим состоянием финансов, потому что эти преобразования в военном ведомстве, в особенности реорганизация армии, требовали прежде всего довольно значительных средств, которых как раз не было.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.