ЛЕКЦИЯ XXXI

 

(продолжение)

 

Развитие женского образования в период 1866–1878 гг.

 

Наряду со всеми этими преобразованиями мужских учебных заведений Толстой часто вмешивался и в дело заведования женскими учебными заведениями, которые тогда ему были, в сущности, неподведомственны: только что открытые тогда женские училища были подчинены ведомству императрицы Марии. Впрочем, вскоре в составе Министерства народного просвещения тоже были открыты женские училища первого и второго разряда, которые и были затем преобразованы Толстым в гимназии, так что, на первый взгляд, в этом отношении им предпринят был даже как будто бы прогрессивный шаг, так как курс этих женских гимназий был несколько приближен к курсу мужских учебных заведений. Однако в отношении программы, введенной в преподавание в женских училищах, Толстой даже в ведомстве императрицы Марии производил такое давление в сторону сокращения программы естествознания, что лицо, заведовавшее этими заведениями, – весьма выдающийся педагог Н. А. Вышнеградский, должно было в конце концов покинуть свой пост. Затем, отрицательное отношение к женскому образованию, в особенности высшему, резко проявилось у Толстого, как только возник вопрос о дальнейшем развитии женского образования и о допущении в какой-нибудь форме высшего образования для женщин. Такие попытки приобщения женщин к высшему образованию, в сущности, начались еще в начале 60-х годов самочинно. Женщины, хотя и в небольшом числе, самочинно проникли тогда в университеты, и вплоть до утверждения устава 1863 г. фактически в столичных, по крайней мере, университетах мы видим женщин-вольнослушательниц. Затем по проекту устава 1863 г. предположено было, в примечании к параграфу 100-му, допускать женщин, выдержавших особые испытания, наравне с мужчинами, в университеты. Но в комиссии, рассматривавшей этот устав, примечание это было отвергнуто. Поэтому даже Милютин не решился допустить женщин в подчиненную ему Военно-медицинскую академию. Тогда группа передовых женщин с Трубниковой, Стасовой и Философовой во главе предприняла ряд ходатайств об организации высшего образования для женщин. Сперва они подали просьбу ректору Петербургского университета об организации для них лекций профессорами университета в свободное от университетских занятий время. Ректор должен был обратиться за разрешением к министру, и Толстой тогда решительно отказал, указав, что для настоящего времени он не находит возможным допустить даже организацию частных лекций университетскими профессорами, и после долгих переговоров согласился на то, чтобы эти профессора стали читать публичные лекции для лиц обоего пола. В сущности, и на это он согласился лишь потому, что, ввиду невозможности получать университетское образование в России, в начале 70-х годов многие женщины стали для этого ездить в Швейцарию, где они легко подпадали, к неудовольствию правительства, под действие социалистической и анархической пропаганды. Поэтому именно с охранительной точки зрения представлялось желательным дать им хоть некоторую возможность получать высшее или специальное образование дома. Таким образом и возникли после многих хлопот Аларчинские курсы, главный контингент слушателей которых составляли все-таки женщины. С этих пор началось в Петербурге приобщение женщин к высшему образованию.

В Москве в 1870 г. уже были образованы такие же курсы специально для женщин, потому что здесь ректору Московского университета удалось этого добиться при содействии московского генерал-губернатора. Эти первые московские курсы, под названием Лубянских, получили характер естественного факультета. В 1871 г. по инициативе профессора Герье были образованы здесь и другие курсы, имевшие характер историко-филологического факультета. В Петербурге лишь в 1878 г. профессору Бестужеву-Рюмину удалось наконец устроить частные курсы для женщин с физико-математическим и историко-филологическим отделениями; эти курсы стали функционировать с зимы 1878–1879 гг., причем с большим трудом допущено было тогда же и образование особого общества для доставления средств этим курсам. Благодаря энергии этого общества и лиц, стоявших во главе дела, эти курсы развились в Высшие женские курсы, существующие в настоящее время[1].

Константин Николаевич Бестужев-Рюмин

Константин Николаевич Бестужев-Рюмин

 

Особую судьбу имело женское медицинское образование. Толстой не согласился разрешить открыть медицинские курсы для женщин в своем ведомстве, но тут на помощь этому делу пришел опять-таки военный министр Д. А. Милютин, и при его содействии, в специальном помещении, отведенном им при Николаевском госпитале, в 1872 г. открыты были высшие женские медицинские курсы. В 1881 г. военный министр Ванновский нашел, однако, их существование при военном госпитале неуместным, они были тогда закрыты, и только через несколько лет, в 1897 г., им удалось возобновиться в форме и ныне существующего женского медицинского института.



[1] Срав. «С.-Петербургские высшие курсы за 25 лет». СПб., 1904; особенно «Исторический очерк», составленный А. Н. Анненской.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.