ЛЕКЦИЯ XXXV

 

(окончание)

 

Общество «Земля и воля». – Развитие народнических идей в легальной литературе.

 

Однако же для народников весь этот поход в народ кончился неудачей, и притом не столько благодаря тому, что их сейчас же арестовали, сколько потому, что с народом они не вошли в соприкосновение. Крестьяне во многих местах их просто-напросто чуждались, в некоторых местах даже выдавали, а кое-где проявили и резко враждебное к ним отношение. Поэтому, когда этот первый поход так несчастливо ликвидировался, причем все же значительные кадры народников остались на свободе, одни под надзором, а некоторые и совсем незамеченные полицией, то между революционерами начались разговоры о том, как же быть дальше, и мало-помалу они пришли к мысли о необходимости более прочной организации. Мы видим уже в 1876 г. две попытки такой организации. Одна попытка была осуществлена в Москве; она была результатом многолетнего сотрудничества и содружества кружка, составившегося из нескольких воспитывавшихся заграницей молодых девушек, которые сблизились там с кружком кавказцев-студентов, во главе которого стоял студент Джабадари; они-то и составили группу мирных народников-пропагандистов, которая фигурировала в 1877 г. в так называемом «процессе 50-ти». В эту группу входили, между прочим, Л. Н. Фигнер, В. И. Александрова-Натансон, Джабадари и несколько московских рабочих, в частности Петр Алексеев, который сказал на суде пламенную и произведшую большое впечатление речь.

Но эта попытка организации не имела большого значения; гораздо большее значение имела другая попытка – в Петербурге, где было положено начало образованию уже совершенно оформленного сообщества народников-революционеров, впоследствии получившего наименование, под которым оно и известно в истории, – «Земля и воля».

Марк Натансон

Марк Натансон

Во главе этого общества стояли Марк Натансон, жена его Ольга Натансон, Александр Михайлов, и в него же входили остатки кружка чайковцев и другие народники, уцелевшие от арестов. Это общество получило довольно детально разработанную организацию. Исходным пунктом принятой им программы было положение, что только экономическая революция снизу при посредстве самого народа может привести к окончательной и полной замене современного строя более справедливой и согласной с народными идеалами общественной организацией.

Поэтому операционным базисом своей деятельности народники-революционеры, объединившиеся в обществе «Земля и воля», считали обязательно народную массу. Деятельность в народе сводилась к следующим видам: 1) организационная деятельность, имевшая в виду создание в народе такой сознательно и планомерно действующей боевой дружины, которая, концентрируя в себе все материальные и духовные орудия борьбы, могла бы в благоприятный момент или сама вызвать всеобщее восстание, или же, в случае самопроизвольного его возникновения, утилизировать его для народных целей.

Но так как для этого требовался целый ряд подготовительных работ, к признанию чего склонился перед смертью (в 1876 г.) и сам Бакунин, то предполагались:

2) агитационная деятельность, которая направлялась бы к образованию необходимой обстановки. Агитация при этом предполагалась двоякая: пассивная (подача прошений, посылка ходоков, забастовки, отказ от платежа податей и проч.) и активная (бунты и восстания), которая, однако, применена была только в одном месте, и то при помощи подложных манифестов, именно – в Чигорине (известное дело Стефановича и Дейча).

3) Установление правильных сношений с имеющимися уже готовыми организациями в народе (раскольничьими и сектантскими).

4) Пропаганда идей революционного народничества в среде общества, молодежи и городских рабочих, с целью увеличить число «критически мыслящих» и сознательно действующих поборников народа. Этими четырьмя пунктами исчерпывалась – по словам О.В. Аптекмана – сущность тактической землевольской программы.

Затем наряду с этой программой выработан был и определенный устав, причем в основу организации положена была та основная группа, которая составила этот устав в Петербурге, а затем, по рекомендации ее членов, в общество могли попадать посторонние элементы; из этой основной группы должна была рекрутироваться вся администрация общества, которая так и называлась «администрацией» и которая ведала все дела общества; при ней была особая «небесная канцелярия» для изготовления фальшивых паспортов; затем были особые группы для пропаганды среди молодежи и рабочих и, кроме того, особая «дезорганизаторская» группа, задачей которой являлось вследствие участившихся столкновений с правительством, а также для борьбы с предателями и провокаторами применение вооруженной силы. Наконец, для непосредственной пропаганды и организации в народе была основана особая, наиболее важная и многолюдная группа, так называемые «деревенщики».

«Дезорганизаторская» группа мало-помалу расширяется, и она создаст, как вы увидите, основание для уже совершенно террористической партии «Народная воля», о которой мне еще придется говорить вам.

Георгий Валентинович Плеханов

Георгий Валентинович Плеханов

Первым проявлением организации «Земля и воля» было устройство довольно грандиозной по замыслу демонстрации, которая, однако, свелась на деле к очень скромным размерам. Это была демонстрация 6 декабря 1876 г., устроенная у Казанского собора, причем предполагалось, что в ней будут участвовать тысячи рабочих. Нашелся и оратор, тогда молодой человек и ныне здравствующий известный теперь предводитель русских социал-демократов Г. В. Плеханов; было выкинуто знамя с надписью «Земля и воля» – лозунг, как казалось манифестантам, понятный и близкий народу, но в действительности столичным народом совсем не понятый. Полиция, пользуясь малочисленностью демонстрации (собралось не более 200–300 человек), направила на нее дворников и сидельцев мелочных лавок, и демонстрация была легко рассеяна. 20 человек были схвачены и по процессу, который происходил всего через полтора месяца, были наказаны самыми суровыми карами; некоторые были сосланы в каторгу на 5– 10 лет, и минимумом наказания была ссылка на поселение.

Таково было первое публичное выступление группы революционеров-народников, за которыми вскоре укрепилось наименование общества «Земли и воли». Самая многочисленная группа этого общества – так называемые «деревенщики» – упорно продолжала делать попытки водвориться среди народа и завязать в народе более прочные и постоянные связи. Наученные горьким опытом 1874 г., они переменили значительную тактику: стали действовать гораздо осторожнее и осмотрительнее, являлись в деревню не в качестве бродячих чернорабочих, которым крестьяне всюду оказывали такое недоверие, а пытались завести в разных местах более постоянные и солидные поселения под видом мелких промышленных предприятий или же селились в деревне в качестве волостных писарей, фельдшеров, акушерок, иногда учителей, причем заводили с крестьянами на этой почве связи исподволь, не позволяя себе резко обнаруживать свои истинные тенденции и взгляды и не приступая слишком стремительно к пропаганде. Но и такие приемы хотя и предохраняли их от слишком быстрых крушений и провалов, очень мало подвигали их к цели, в конце концов заставляли все яснее и безнадежнее убеждаться в полной неподготовленности народа к восприятию их идей и в невозможности достигнуть успеха своего дела при данном уровне народного развития. Оставалось, следовательно: или, отложив в сторону всякие революционные планы и помыслы, обратиться чуть не на всю жизнь в мирных культуртрегеров, или уходить из деревни, махнув на нее рукой, и приниматься за дело «с другого конца». Трудности, которые приходилось им переживать, грубые преследования и гонения, которым подвергало их правительство, и растущее раздражение против этих репрессий и ничем не стесняемого произвола полицейских и административных властей, – все это неизбежно должно было склонить их ко второму выходу, причем перед ними все яснее ставилась задача – прежде чем вести бесплодную, при данных условиях, пропаганду в деревне, завоевать себе те элементарные условия общественной жизни, при которых свободное общение с народом, свободная и широкая пропаганда в нем своих идей сделается для них возможной и плодотворной. Обстоятельства складывались таким образом, что среди народников-революционеров «Земли и воли» все более и более должны были редеть ряды «деревенщиков», все сильнее должна была, наоборот, расти и развиваться деятельность «дезорганизаторской» группы, которая мало-помалу из «охранительного отряда» превращается в конце 70-х годов в знаменитый «исполнительный комитет», возникший первоначально среди киевских революционеров, но затем вскоре привлекший к себе все самые активные силы революционеров и сделавший террористическую борьбу с правительством главною их задачею, оттеснившею на задний план народнические мечты и идеалы.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.