«Кентерберийские рассказы» – знаменитейшее из произведений Джеффри Чосера. План его очевидно заимствован у «Декамерона» Боккаччо. Несколько лиц разных сословий едут или идут на богомолье в аббатство Кентербери; они встречаются в одной из гостиниц лондонского предместья Соуерка, условливаются продолжать путешествие вместе и по предложению хозяина гостиницы решаются сокращать время рассказами; это лишь легкая переделка плана «Декамерона». Но живая характеристика лиц, собравшихся в соуеркской гостинице, и английского общества, вполне принадлежит Джеффри Чосеру; это предисловие к «Кентерберийским рассказам», написанное с веселым юмором, показывает в Чосере большое искусство изображать общественную жизнь. То же мы видим в рассказах, следующих за прологом; они очень разнообразны, остроумны, высказывают глубокое изучение жизни.

Джеффри Чосер

Джеффри Чосер, автор «Кентерберийских рассказов». Портрет XVII столетия

 

Общество, собравшееся в гостинице, составляют по описанию Чосера: храбрый и очень честный рыцарь, ездивший в Пруссию и в Испанию сражаться с неверными; сын его, изящный молодой человек, любитель турниров, на которых щеголяет перед дамою своего сердца прекрасным вооружением, мастер петь и играть на флейте, рисовать; аббатиса, красивая женщина, очень изящная, имеющая чувствительное сердце, нежно ласкающая своих собачек, умеющая говорить по-французски, впрочем, не с парижским, а с английским произношением; в четках у неё есть большой дорогой камень, на котором вырезана надпись «Amor vincit omnia» (любовь побеждает все); ее провожают монахиня и священник. Среди персонажей «Кентерберийских рассказов» Чосера есть и еще представитель духовного сословия, монах, у которого такой величавый вид, что можно принять его за аббата. Он – страстный охотник; у него в конюшне есть несколько прекрасных лошадей; когда он едет верхом, колокольчики на сбруе его лошади звенят так, как в его капелле при богослужении; он не особенно интересуется монашеским уставом или науками, но хороший знаток кушаний. Кроме него Чосер выводит ещё и монаха, умеющего говорить так сладко, что женщины любят исповедоваться у него; он слушает их исповедь очень любезно, не налагает строгого покаяния на них за грехи; потому монастырь получает через него много пожертвований; он превосходно умеет выпрашивать подаяние на монастырь. Например, он выпросил подаяние у вдовы, имевшей только один башмак; терять время на беседы с бедняками он не любит, но дружен с соседними землевладельцами и богатыми дамами; он знает все трактиры в городе. К числу других персонажей «Кентерберийских рассказов» принадлежат богатый купец в бобровой шапке, гордый своим богатством, умеющий хорошо говорить о денежных делах; бедный оксфордский студент, плохо одетый, и такой же тощий как его лошадь; он тратит все свои деньги на книги, думает только о науке; судья, проникнутый важностью своего сана, знающий все законы, умеющий толковать их, получающий много денег через свою юридическую премудрость; богатый землевладелец с седой бородой и красным лицом, показывающим, что он принадлежит к школе Эпикура и любит кубок; кухня и погреб у него превосходны, за столом его есть место всякому гостю; соседи очень уважают его, и часто он бывал шерифом. Другие действующие лица «Кентерберийских рассказов»: пять зажиточных ремесленников, надеющихся стать олдерменами (старшинами); Чосер говорит, что это будет приятно и их женам, которые будут тогда носить платье со шлейфами и которых все будут называть madame; повар, мастер своего дела; моряк, не раз провозивший мимо сонных таможенных сторожей бочонки бордоского вина; врач, знающий много микстур, но умеющий лечить и магическими средствами, считающий золото укрепляющим лекарством; дама из города Бата, знающая много историй о мужьях и женах, венчавшаяся в церкви пять раз, имевшая кроме того приятелей, с которыми не венчалась, три раза ездившая на богомолье в Иерусалим и по собственному опыту знающая все способы возбуждать любовь. Последний муж её читал книгу, в которой говорилось много дурного о женщинах; она вырвала из книги эти листы; он за это прибил ее так, что она оглохла на одно ухо; в своих рассказах она откровенно говорит о своих любовных приключениях.

 

Владимир Ганин. Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»

 

Среди рассказчиков Чосера есть и хороший священник, все богатство которого составляют добрые дела, не притесняющий поселян требованиями десятины, напротив помогающий беднякам; он не ищет себе выгодной должности в Лондоне, остается в своем селении. Он истинный служитель Христа, смиренный, безукоризненный в жизни, снисходительный к слабым, строгий порицатель дурных людей; он показывает путь ко Христу и сам первый идет этим путем. Этот изображённый в «Кентерберийских рассказах» хороший священник  – очевидно, ученик английского церковного реформатора Уиклифа, к числу последователей которого принадлежал и Чосер. Вместе с ним едет на богомолье его брат, трудолюбивый поселянин, истинно благочестивый человек. Противоположность этим положительным персонажам «Кентерберийских рассказов» составляют у Чосера: мельник, крепкий мужчина с рыжей бородой, охотник драться, пьянствовать и сквернословить, идущий впереди всех, играя на волынке; плут управитель, разбогатевший отдачей денег под проценты; служитель церковного суда, гадкий человек с лицом, покрытым болячками, занимающийся сводничеством. От него пахнет чесноком; напившись, он говорит не иначе, как по-латыни, повторяя клочки судебных формул; впрочем, он очень снисходителен к тем, кто дает ему взятку, и объясняет им, чем можно освободиться от церковных наказаний: надобно только дать взятку епископу. С ним идет в Кентербери приятель, продавец индульгенций, в дорожной сумке которого кроме индульгенций, только что привезенных им из Рима, находятся удивительные духовные сокровища: покрывало Пресвятой Девы, кусок паруса, бывшего на ладье апостола Петра, и целая куча свиных костей; ему нередко случалось продажей индульгенций и этих сокровищ получать от бедняков в один день больше, чем они заработают в целых два месяца.

Джеффри Чосер

Джеффри Чосер. Портрет XVI столетия

 

То общество, которое идет в Кентербери и условилось на пути туда и оттуда развлекать себя «Кентерберийскими рассказами», состоит из двадцати пяти лиц. Чей рассказ будет лучше всех, в честь тому другие дадут ужин по возвращении в гостиницу, из которой пойдут теперь все вместе. Судьей достоинства рассказов они выбрали хозяина гостиницы, по предложению которого они и решили развлекать себя в дороге рассказами. Джеффри Чосер успел написать только часть задуманного им сборника; его поэтический труд прерывается еще на пути из Лондона в Кентербери. Число «Кентерберийских рассказов», которые он успел написать, простирается до 24.

По примеру романтических поэтов, Джеффри Чосер берет предметы своих рассказов из разных времен, и людям всех времен, всех народностей дает понятия рыцарского общества. Такой характер имеет, например, первый рассказ. Это история Паламона и Аркита, взятая из «Тесеиды» Боккаччо. Ее рассказывает рыцарь. В ней действуют греческие герои цикла легенд о Тесее и о походе семи царей на Фивы; но по своим понятиям, они средневековые рыцари, и в храме Венеры находятся рядом с изображениями греческих божеств аллегорические фигуры, придуманные авторами эротических поэм XIV века. За рассказом рыцаря, благородным и приличным, следуют рассказы мельника и управителя, шутливость которых доходит до грубого неприличия; Джеффри Чосер и в этом отношении похож на Боккаччо; в особенности груб цинизм рассказов монаха и служителя церковного суда. Как во французских Fabliaux, обыкновенным предметом насмешек служат мужья, обманываемые женами. Таков, например, заимствованный Чосером из «Декамерона» рассказ купца о старом рыцаре, женившемся на молодой девушке; старик через несколько времени ослеп и сам помогает жене влезть на грушевое дерево, на котором сидит её любовник. Таков же рассказ моряка о купце, которого обманывают жена и приятель его, молодой монах.

Рукопись

«Эллесмерская рукопись» «Кентерберийских рассказов» Чосера. Начало XV века

 

«Кентерберийские рассказы» связаны между собою более или менее длинными переходами. Дама из города Бата, рассказывающая любовную историю из цикла легенд о короле Артуре, делает длинное предисловие, в котором очень бесцеремонно рассуждает о браке вообще и о своих любовных приключениях. Из других «Кентерберийских рассказов» замечательны: рассказ сына рыцаря о Камбускане, хане сарайском (то есть кипчапском), перепутывающий восточную легенду с рыцарскими историями и кончающийся заимствованным Чосером из мифов о животных сказанием о гибели соколицы; рассказ землевладельца о прекрасной и верной Доригене, заимствованный из старых бретанских легенд; рассказ врача о прекрасной и добродетельной Виргинии, которую убивает отец для спасения её чести от насилия; рассказ оксфордского студента о Гризельде, заимствованный Чосером не прямо у Боккаччо, а у Петрарки; рассказ монаха о падении с высоты счастья в погибель. Монах начинает с Люцифера и Адама, кончает Пьером Лузиньяном, Барнабо Висконти и Уголино делла Герардеска. Священник, сопровождающий аббатиссу, рассказывает истории о петухе и лисице, заимствованные из французской редакции «Рейнеке Лиса» или из новелл Марии Французской; управитель – историю о вороне, открывшей измену жены мужу. Затем тут одним из рассказчиков является сам Джеффри Чосер. Хозяин гостиницы делает ему упрек, что он глядит в пол и молчит. Чосер отвечает, что готов рассказать единственную историю, которую знает, и рассказывает историю рыцаря Топаза; это пародия на фантастическую рыцарскую поэзию того времени, состоявшую в повторениях прежних поэм. Некоторое время персонажи «Кентерберийских рассказов» слушают историю, в которой действуют волшебницы, великаны, чудовища, но хозяин прерывает её повествование просьбой пощадить его уши и вместо этой нелепости рассказать что-нибудь прозой. Чосер начинает «очень нравственную и добродетельную историю о Мелибее и благочестивой Пруденции»; это также пародия, осмеивающая педантическую манеру приводить ученые цитаты в доказательство простых нравственных истин.

Большая часть «Кентерберийских рассказов» имеет только цель доставить развлечение, но в некоторых есть дидактическая тенденция. Таков, например, рассказ продавца индульгенций о трех негодяях, нашедших в лесу сокровище и погибающих от желания каждого овладеть им без раздела с другими; эта история служит подтверждением темы, на которую постоянно говорит проповеди продавец индульгенций: «жадность корень всех зол». «Кентерберийские рассказы» кончаются речью сельского священника; это целый трактат о добродетелях и пороках, о благодатной силе таинств, очищающих душу от грехов. «Аминь», которым священник кончает свою речь, образует конец рассказов. К сборнику «Кентерберийских рассказов» прибавлен эпилог, в котором автор, по примеру Боккаччо, отрекается от всего греховного, находящегося в его произведении, но Тиргвейт доказал, что этот эпилог написан не Чосером.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.