Знаменитый русский баснописец Иван Андреевич Крылов родился 2 февраля 1768 г. (по другим известиям – 1769 г.) в Москве. Отец Крылова, бедный армейский офицер, в 1772 г. с редким мужеством отстоял от нападения пугачевцев Яицкий городок, а после усмирения пугачёвского бунта, обойденный наградами, перешел на гражданскую службу, переселился в Тверь, где и умер в 1778 г., оставив вдову с двумя малолетними сыновьями без всяких средств к существованию. Будущему баснописцу рано пришлось познакомиться с тяжелой стороной жизни. Тотчас после смерти отца Иван Крылов был определен подканцеляристом в тверской губернский магистрат, а в 1783 г. перешел на службу в Петербург, в казенную палату «приказным служителем». Никакого систематического образования Крылов не получил и развитием своим был обязан главным образом своей необычайной даровитости. Между прочим, он был хорошим музыкантом. 15-ти лет отроду он написал комическую оперу, т. е. комедию с куплетами для пения – «Кофейницу», напечатанную уже после его смерти. В этом произведении, которое, по мнению профессора Кирпичникова, было для того времени явлением незаурядным, особенно замечателен язык, изобилующий народными оборотами и поговорками. По преданию, Крылов с детства любил толкаться среди простого народа и хорошо узнал его быт и характер.

Брюллов. Портрет Крылова

Портрет Ивана Андреевича Крылова. Художник К. Брюллов, 1839

 

Приезд Крылова в Петербург совпадает по времени с открытием там общедоступного театра. Крылов знакомится с Дмитревским и другими актерами и несколько лет живет преимущественно интересами театра. 18-летним юношей, в том возрасте, когда иные только начинают служебную карьеру, Иван Андреевич Крылов выходит в отставку и отдается литературной деятельности, на первых порах не очень удачной. Его ложноклассическая трагедия «Филомела» интересна только некоторыми проблесками свободомыслия автора, в литературном же отношении крайне слаба. Его комедии («Бешеная семья», «Сочинитель в прихожей», «Проказники», «Американцы») тоже еще не обнаружили его дарований. Первые басни Крылова были напечатаны (некоторые без подписи) в журнале Рахманинова «Утренние часы» в 1788 г. и прошли незамеченными («Стыдливый игрок», «Судьба игроков», «Новопожалованный осел» и др.); они значительно уступают позднейшим. Пожалуй, больше едкости, силы и сарказма находим мы в письмах памфлетах Крылова, направленных против важных лиц, задевших его самолюбие: известного писателя Княжнина и стоявшего во главе управления театром Соймонова. Это якобы оправдательные письма, с формальной стороны к ним почти нельзя придраться, но они дышат иронией, которая граничит с издевательством; самое размещение слов имеет целью оскорбить. Например, в письме к Соймонову Крылов пишет: «И последний подлец, каков только может быть, Ваше Превосходительство, огорчился бы» и т. д.

В 1789 г. Крылов вместе с Рахманиновым берется за издание «Почты духов», журнала, пытавшегося возродить серьезную сатиру новиковских журналов. Повествовательная форма удавалась Крылову больше, чем драматическая; в журнальных статьях Крылова много задора и сарказма, но журнал все же успеха не имел и в августе того же года прекратился. В 1792 г. Крылов с группой лиц издает другой журнал – «Зритель», а в 1793 г. (вместе с Клушиным) «Санкт-Петербургский Меркурий». В «Зрителе» помещены были самые сильные и глубокие по общественному смыслу из прозаических статей Ивана Андреевича Крылова: повесть «Каиб» и «Похвальная речь моему дедушке», необычайно смелое для того времени (статья появилась через два года после дела Радищева) обличение помещичьего самодурства.

 

Крылов. Басни. Краткое содержание Аудиокнига

 

Обескуражил ли Крылова неуспех его журналов в публике или начались, как предполагают некоторые, притеснения со стороны правительства, но только около середины 1793 г. Крылов на несколько лет прекращает всякую литературную деятельность и сам до 1806 г. исчезает из столицы. О том, как и где провел он это время, дошло до нас мало точных сведений. Жил он у разных вельмож, дольше всего у Голицына, в его имениях (в Саратовской и Киевской губерниях) и в Риге. Одно время Крылов ездил по ярмаркам, предаваясь картежной игре. К 1800 г. относится его шуто-трагедия «Трумф», поставленная на домашнем спектакле у князя Голицына. Не дошла до нас целиком комедия этого же периода «Лентяй», где дан прототип Обломова, судя по дошедшим отрывкам, может быть, лучшая из всех его комедий.

В 1806 г. в журнале Шаликова «Московский зритель» появились с рекомендацией И. И. Дмитриева переведенные Крыловым из Лафонтена басни «Дуб и трость», «Разборчивая невеста», «Старик и трое молодых». В том же году Крылов возвращается в Санкт-Петербург, ставит здесь комедии «Модная лавка» (1806) и «Урок дочкам» (1807), направленные против французомании и имевшие большой успех, так как попали в тон настроению общества, охваченного, в связи с наполеоновскими войнами, национальным чувством. В 1809 г. Иван Андреевич Крылов выпускает первое издание своих басен (числом 23), сразу становится знаменитостью и с тех пор, кроме басен, ничего уже более не пишет. Прерванная им на долгие годы служба также возобновляется и идет очень успешно, сначала в Монетном департаменте (1808 – 1810), затем (1812 – 1841) в Императорской Публичной Библиотеке. В этот период Крылов производит впечатление человека угомонившегося: от юношеской несдержанности, беспокойного честолюбия и предприимчивости не осталось и следа; характерными теперь для него являются нежелание ссориться с людьми, благодушная ирония, невозмутимое спокойствие и все возраставшая с годами лень. С 1836 г. он не писал уже и басен. В 1838 г. был торжественно отпразднован 50-летний юбилей его литературной деятельности. Крылов умер 9 ноября 1844 г.

Брюллов. Портрет Крылова

Памятник Ивану Андреевичу Крылову. Скульптор П. Клодт. Петербург, Летний сад

Автор фото - Florstein

 

Всего Крыловом было написано более 200 басен. Самые известные из них – «Квартет», «Ворона и Лисица», «Стрекоза и Муравей», «Ларчик», «Волк на псарне», «Волк и Журавль», «Кот и Повар», «Лебедь, Щука и Рак», «Свинья под Дубом», «Слон и Моська», «Разборчивая невеста» и др. Большинство басен Крылова обличает общечеловеческие недостатки, другие имеют в виду русскую жизнь (басни о воспитании, о плохой администрации, исторические); некоторые («Троеженец», «Рыцарь») не имеют ни аллегории, ни нравоучения и являются, в сущности, просто анекдотами.

Главнейшие достоинства басен Крылова – их народность и художественность. Крылов является превосходным изобразителем животных; в изображении русских мужиков он счастливо избег карикатурности. Недосягаемым мастером кажется он и в передаче всякого рода движений, к этому надо присоединить мастерство диалога, комизм, необычайно богатый оттенками, наконец, нравоучения, нередко меткостью напоминающие пословицы. Масса крыловских выражений вошла в наш разговорный язык.

Иногда высказывалось мнение, что басни Крылова, проповедуя якобы сухой эгоизм («ты все пела – это дело: так поди же – попляши!»), недоверчивое, подозрительное отношение к людям («Роща и огонь»), указывая на опасности, связанные зачастую со свободой мысли и мнения («Водолазы», «Сочинитель и разбойник») и свободы политической («Конь и всадник»), – низменны по своей морали. Мнение это основано на недоразумении. У Ивана Андреевича Крылова есть и басни, по своим идеям довольно смелые для того времени («Мирская сходка», «Листы и корни»); некоторые из них вызывали цензурные затруднения («Рыбьи пляски» – в первой редакции; «Вельможа»). Человек громадного природного ума, Крылов никогда не мог стать проповедником умственной лени и застоя («Пруд и река»). У него, кажется, нет больших врагов на свете, как глупость, невежество и самодовольное ничтожество («Музыканты», «Бритвы», «Слон на воеводстве» и т. д.); преследует он и излишнее мудрствование («Ларчик») и бесплодное теоретизирование («Огородник и философ»), потому что видит и тут замаскированную глупость. Иногда сравнивают мораль, крыловских басен с моралью пословиц, но не следует забывать, что Крылов совершенно чужд цинизма и грубости, нередких в русских пословицах («Не обманешь – не продашь», «Бей бабу молотом» и т. д.). Есть у Крылова и басни с возвышенной моралью («Лань и дервиш», «Орел и пчела»), и не случайно эти басни одни из самых слабых. Требовать непременно возвышенной морали от басен – значит совершенно не понимать самой сущности этого литературного вида. Воспитанный XVIII веком, еще со времен Кантемира полюбившим идеал «золотой середины», Крылов является в баснях противником всякого рода крайностей, и мораль его, не удовлетворяя высших запросов развитой и чуткой совести, при всей своей несложности, всегда ценна.

Вряд ли можно указать в русской литературе другого писателя, который был бы так общепонятен и общедоступен, как Иван Андреевич Крылов. Его басни еще при жизни автора разошлись почти в 80 тысячах экземпляров, – явление совершенно небывалое в тогдашней литературе. Крылов, несомненно, был популярнее всех своих современников, не исключая даже Пушкина и Гоголя.