Повесть «Нос» была написана Н. В. Гоголем в 1836. Сам Гоголь считал её обыкновенной шуткой и долго не соглашался печатать. Юмор – главная часть содержания «Носа», хотя и далеко не единственная. В повести Гоголя смех тонко переплетается с меткими зарисовками тогдашней бытовой жизни. Излагая краткое содержание «Носа», мы по возможности попытаемся передать обе эти характерные его черты – и юмор в первую очередь.

 

Гоголь. Нос. Художественный фильм

 

Петербургский цирюльник Иван Яковлевич, проснувшись утром, чувствует запах горячего хлеба, который печёт его сварливая жена Прасковья Осиповна. Сев за стол, он начинает резать хлеб – и вдруг обнаруживает внутри что-то белое и плотное. Запустив пальцы, Иван Яковлевич достаёт из краюхи человеческий нос.

«Где это ты, зверь и пьяница, отрезал нос? – кричит ему жена. – Разбойник, я уже от трёх человек слышала, что ты во время бритья так теребишь за носы, что еле держатся!»

Иван Яковлевич узнаёт нос: тот принадлежит майору Ковалёву, которого он бреет дважды в неделю. Цирюльник ничего не понимает: «происшествие несбыточное, ибо хлеб – дело печёное, а нос совсем не то». Гоголь описывает, как Иван Яковлевич в страшном беспокойстве заворачивает нос в тряпку и выносит на улицу, чтобы выбросить где-нибудь. После нескольких неудачных попыток цирюльник выходит на мост через Неву и, делая вид, что рассматривает бегающую рыбу, незаметно швыряет тряпку с носом в воду. Облегчённо вздохнув, он уже собирается идти в трактир за стаканом пунша, но в это время его подзывает стоящий поодаль квартальный надзиратель и спрашивает, что это он делал, стоя на мосту…

 

В это же время в одной из петербургских квартир просыпается коллежский асессор Ковалёв – мелкий гражданский чиновник, который, тем не менее, любит называть себя по-военному майором. Взглянув в зеркало, чтобы проверить, исчез ли прыщик, вскочивший у него на носу вчера, он обнаруживает, что носа нет: вместо него видно лишь гладкое место. Ситуация скандальная! Ковалёв любит прохаживаться по Невскому проспекту и собирается искать вице-губернаторского места. Он не прочь и жениться, если за невестою случится двести тысяч капиталу. Но как теперь всё это делать без носа?!!

 

Гоголь. Нос. Аудиокнига

 

Закрыв платком лицо, Ковалёв выбегает из дома, чтобы ехать прямо к обер-полицмейстеру. Но как на беду нет ни одного извозчика. Стоя на улице, Ковалёв вдруг видит неизъяснимое явление: его собственный нос выходит из кареты в мундире статского советника и скрывается в подъезде одного дома. Через две минуты нос выходит обратно и, крикнув кучеру: «Подавай!», уезжает.

Ковалёв бежит за каретой. Она останавливается перед Казанским собором. Ковалёв вбегает в собор и видит, как его нос, спрятав лицо своё в высокий стоячий воротник, молится с выражением величайшей набожности. Подойдя ближе, Ковалёв с минуту покашливает, но потом всё же решается прямо заговорить с носом, хотя тот, судя по мундиру, гораздо выше его чиновным рангом.

Гоголь. Нос. Кукрыниксы

Иллюстрация Кукрыниксов к «Носу» Гоголя

 

«Что вам угодно?» – спрашивает нос. Ковалёв объясняет, что нос «должен знать своё место, а не стоять в церкви». «Я майор, знакомый со многими дамами, и мне неприлично ходить без носа… А вы ведь мой собственный нос». «Вы ошибаетесь, милостивый государь», – раздражённо отвечает нос.

Внимание Ковалева на минуту отвлекается видом вошедшей в собор миловидной молодой дамы. Майор с удовольствием разглядывает её свежий подбородок, но в этот момент вспоминает, что у него нет носа. Со слезами на глазах он поворачивается к носу, чтобы назвать его плутом и подлецом. Однако того уже нет на месте: вероятно, он отправился к кому-нибудь с визитом.

В отчаянии майор ловит извозчика и едет к обер-полицмейстеру. Того не оказывается дома. Ковалёв раздумывает, не обратиться ли с жалобой в Управу благочиния, ибо его нос – явно такой человек, для которого нет ничего священного. Но, поразмыслив, он решает сначала сделать публикацию о бессовестно улизнувшем носе в газете.

Газетная экспедицию, куда приезжает Ковалёв, представляет собой маленькую комнатёнку со множеством визитёров, пришедших дать объявления. Их принимает сидящий за столом седой чиновник во фраке и очках. Ковалёв сообщает, что от него сбежал нос, обманно вырядившийся в мундир статского советника, а он сам, как майор, не может быть без такой заметной части тела: это не «мизинный палец на ноге, которую в сапог – и никто не увидит».

Смешавшийся чиновник во фраке отказывается брать объявление Ковалёва, говоря, что если в газете написать о пропаже носа, то она может потерять репутацию. Он рассказывает про похожий случай: один гражданин, заплатив 2 рубля 73 копейки, дал в газете объявление об исчезновении чёрного пуделя, а этот пудель потом оказался казначеем некоего заведения. Чтобы убедить седого господина, Ковалёв снимает тряпку с лица. Чиновник подтверждает, что видит вместо носа «место, совершенно гладкое, как будто бы только что выпеченный блин», но брать объявление всё равно не хочет. Он советует майору обратиться в один из литературных журналов, где искусное перо опишет «это редкое произведение натуры» так, что, по крайней мере, будет полезное назидание юношеству.

Стараясь успокоить совсем расстроенного Ковалёва, седой чиновник любезно предлагает ему понюхать табачку. Ковалёв принимает это за издёвку: чем же нюхать, когда носа у него нет? С возгласом: «чтоб чёрт побрал ваш табак» он отправляется к знакомому частному приставу, в чьём доме вся передняя заставлена сахарными головами, принесёнными от соседних купцов. Пристав обожает подношения и из всех видов их более всего предпочитает государственные ассигнации: «нет ничего лучше этой вещи: есть не просит, места займет немного, в кармане всегда поместится, уронишь – не расшибется». Но как раз собравшийся соснуть после обеда пристав принимает майора грубо, заявив, что «у порядочного человека носа не оторвут».

Обессиленный Ковалёв возвращается домой, где его лакей Иван, лежа на запачканном диване, плюёт в потолок и довольно удачно попадает в одно и то же место. Оказавшись в своей комнате, майор печально сетует: «без носа человек – черт знает что: птица не птица, гражданин не гражданин». Он щипает себя, дабы убедиться, что не пьян, и вновь рассматривает в зеркале свой «пасквильный вид».

Раздумывая о причинах пропажи носа, Ковалёв предполагает: виной всему могла быть штаб-офицерша Подточина, которая желала, чтобы он женился на ее дочери. Майор и сам любил приволокнуться за этой дочерью, но избегал «окончательной разделки». И потому штаб-офицерша, верно из мщения, решилась его испортить и наняла для этого каких-нибудь колдовок-баб.

В этот момент в квартиру Ковалёва входит квартальный полицейский чиновник и рассказывает, что пропавший майорский нос нашёлся: он был схвачен с поличным, когда садился в дилижанс, чтобы ехать в Ригу по поддельному пашпорту, выписанному на чужое имя. В этом деле замешан и один мошенник-цирюльник.

Квартальный подаёт Ковалёву завёрнутый в тряпочку нос, громко сетуя на растущую дороговизну, которая при его многосемейности очень тяжела. Поняв намёк, Ковалёв суёт ему в руки красную ассигнацию. После ухода надзирателя майор рассматривает принесённый им свёрток и радостно понимает: нос действительно его, слева на нём виден вскочивший вчера прыщик. Но минутное торжество сменяется тревогой: Ковалёв не знает, как заставить нос пристать на прежнее место.

Дрожащими руками он подносит нос к лицу, но тот не приклеивается даже после того, как майор греет его дыханием и уговаривает: «ну, полезай, дурак!» Ковалёв посылает тогда лакея Ивана к соседу-доктору. Вскоре входит видный мужчина с прекрасными смолистыми бакенбардами и, произнеся несколько раз «Гм!», начинает осматривать Ковалёва. Взяв его за подбородок, врач даёт щелчка по месту, где прежде был нос – Ковалёв от этого так откидывает голову назад, что ударяется затылком о стену. Отведя его от стены, доктор даёт второго щелчка, качает головой и уговаривает майора оставаться так, как есть сейчас, потому что нос легко можно приставить, но «это будет только хуже».

Ковалёв умоляет врача приставить нос, чтобы он держался хоть как-нибудь. Майор согласен даже «в опасных случаях подпирать нос рукой» – а иначе ему невозможно будет делать визиты в хорошие дома. Но доктор лишь советует ему мыть место носа холодной водой – и «я вас уверяю, что вы, не имея носа, будете так же здоровы, как если бы имели его». Врач предлагает Ковалёву заспиртовать нос и продать его за порядочные деньги. «Лучше пусть он пропадёт!» – в отчаянии кричит майор.

После ухода доктора Ковалёв садится писать письмо штаб-офицерше Подточиной. В нём он ставит ей на вид, что её участие в истории с замаскированным под чиновника носом не тайна для него. Если нос не будет сегодня же на своем месте, майор грозит «прибегнуть к защите и покровительству законов». Вскоре приходит ответ от Подточиной. Она уверяет, что никогда не принимала у себя никакого замаскированного чиновника и что никогда не думала оставить Ковалёва с носом, то есть дать ему отказ в случае возможного сватовства к её дочери. Подточина, напротив готова сей же час удовлетворить майора, «ибо это составляло всегда предмет её живейшего желания». Ковалёв приходит к выводу, что Подточина, видимо, и вправду не виновата.

Меж тем слухи о его сбежавшем носе распространяются по всему Петербургу – и с самыми красочными прибавлениями. На Невский проспект стекаются толпы любопытных, чтобы проверить рассказы о том, что нос каждый день ровно в три часа выходит на прогулку. Один спекулятор изготавливает прочные деревянные скамьи, с которых удобно высматривать нос, и разрешает желающим становиться на них за плату в 80 копеек. Правда, благонадёжные люди недовольны этой шумихой…

 

Недели через две после происшествия проснувшийся утром Ковалёв вдруг замечает, что нос, как ни в чём не бывало, находится на его лице. Наличие носа удостоверяет и лакей Иван. Вне себя от радости Ковалёв прежде всего едет бриться к цирюльнику Ивану Яковлевичу. Тот вначале встречает его боязливо, но, увидев нос на месте, успокаивается. Бритьё сильно затрудняется для Ивана Яковлевича тем, что он старается не браться за нос руками. Счастливый Ковалёв, уже не кутая лицо, выходит на улицу и делает визиты. Случайно встретив штаб-офицершу Подточину с дочерью, он ведёт с ними долгий и весёлый разговор, вынимая при этом табакерку и щедро набивая нос «с обоих подъездов».

Вот какая история случилась в северной столице нашего обширного государства! – заключает Гоголь свою короткую повесть. – Хотя никому до сих пор неизвестно, как произошло отделение носа и появление его потом в разных местах под видом статского советника – подобные происшествия (улыбается Гоголь) бывают на свете, – редко, но бывают.

 

© Автор статьи – Русская историческая библиотека.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.