Гибельное влияние риторики на римскую поэзию периода империи чрезвычайно сильно отразилось в девяти (или десяти) трагедиях, которым, по древнему преданию, приписываются Луцию Аннею Сенеке, знаменитому философу. Мы не имеем данных, чтобы с точностью решить, кто был истинный автор этих произведений: действительно ли философ Сенека, или его отец, ритор, или какой-нибудь другой писатель, неизвестный нам по имени, или они принадлежат не одному автору, а разным. Но очевидно, что они написаны во вкусе риторики первого века нашей эры и были предназначены не для сцены, и для публичной декламации. «По всей вероятности, это сборник трагедий разных авторов, – говорит исследователь Бернгарди. – Основателем этой риторической манеры писать был Сенека, и под его именем были собраны произведения, более или менее сходные между собой по слогу, принадлежавшие разным писателям его декламаторской школы. В истории литературы много примеров подобного рода: произведения, написанные во вкусе знаменитого человека, выдавались за написанные им». Последняя трагедия этого сборника, «Октавия», имеет своею темою смерть несчастной Октавии, жены Нерона. Она написана ритором, драматическая способность которого ограничивалась тем, что он нанизал ряд разговоров и хоров, не имеющих внутренней связи между собой, и наполнил их декламационными и учеными прикрасами. Все остальные трагедии, приписываемые Сенеке, и по содержанию и по форме – подражания произведениям Софокла и Еврипида. Раболепство подражания простирается до того, что удержан даже хор, для которого не было места на римской сцене. Лирические декламации хора принимают иногда формы од. Но подражание вовсе не направлено к тому, чтобы сохранить естественность, благородство, идеальность греческих образцов; – все это заменяется стремлением произвести эффект, средствами для которого служат напыщенный пафос, пустая декламация, утрировка страшных и отвратительных подробностей, щегольство мифологической ученостью, блестящими афоризмами, замысловатыми оборотами речи.

План некоторых связываемых с именем Сенеки трагедий составлен недурно, но с исключительной заботой об эффекте. Сцены идут одна за другой бессвязно, потому что у автора или авторов не было заботы о цельности впечатления, было только желание производить эффект отдельными эпизодами; действующие лица не имеют ясно обрисованных индивидуальных характеров. Это мифологические фигуры, в уста которым вложены длинные патетические речи, наполненные афоризмами стоической философии, искусственными порывами чувства и холодной моралью. Язык не лишен благозвучия, но утомителен и неприятен изысканностью, напыщенностью и многословием. Ни драматического действия, ни знания человеческого сердца в приписываемых Сенеке произведениях нет, их заменяет утрировка. Перед глазами зрителя происходят самые отвратительные сцены, которые только может изобрести фантазия,. На сцену выбрасываются куски растерзанного тела Ипполита; Медея бросает трупы детей к ногам их отца; опьяневший Фиест пьет кровь своих детей, примешанную к вину. Героизм доходит в произведениях Сенеки до неправдоподобия; преувеличены до неестественности и злодейства, происходящие обыкновенно от бешеной мстительности. Свет и тени лежат рядом, как белые и черные пятна без всяких средних переходов – это лишь пестрое полотно, а не картина. Есть отдельные места очень хорошие; но они кусочки золота, замкнутые в камне рудничной скалы.

Сенека

Бюст Сенеки. Скульптор М. Сольдани Бенци, рубеж XVII-XVIII вв.

Источник фото

 

Трагедии Сенеки имели большое влияние на новую драму, в особенности на классическую драму французов; в эпоху безвкусия они предпочитались своим греческим образцами. Даже Лессинг еще ослеплялся их фальшивым блеском.

Достоинства приписываемых Сенеке трагедий неодинаковы. Менее всех похожа на истинную драму «Фиваида», или «Финикиянка». Это этюд, не получивший окончательной отделки, ряд бессвязных сцен, большая часть которых взята из  «Эдипа в Колоне» Софокла; другие заимствованы из других эпизодов фиванского цикла мифов. Одно из лучших произведений Сенеки – «Троянки». Это ряд эффектных сцен плача пленниц после взятия Трои и новых страданий, которым подвергают мать и жену Гектора, Гекубу и Андромаху, смерть Астианакса и принесение в жертву Поликсены – сюжет тот же, что и в «Троянках» Еврипида. «Медея» – подражание одноименной драме Еврипида. Раздражение Медеи доведено Сенекой до отвратительной свирепости. «Безумствующий Геркулес» – вновь подражание Еврипиду. «Геркулес на Эте» – подражание «Трахинянкам» Софокла; обе эти трагедии Сенеки состоят из бессвязных сцен. В «Безумствующем Геркулесе» изображается то, как он, убив Лика, подвергается сумасшествию и убивает жену и детей; содержание трагедии «Геркулес на Эте» – самосожжение героя. После «Троянок» лучшая пьеса Сенеки – «Ипполит». Она – подражание «Ипполиту» Еврипида, но в ней есть отступления от греческого образца и притом недурные. Сцена признания Федры Ипполиту в своей любви к нему очень хороша, Расин подражал ей. Одно из самых слабых произведений Сенеки – «Эдип», подражание «Эдипу-царю» Софокла. Тут излагается судьба героя Эдипа до той поры, как он ослепил, себя, а Иокаста лишила себя жизни. Очень слаба и трагедия «Агамемнон», подражание «Агамемнону» Эсхила. Гораздо лучше их «Фиест», хотя содержание этой трагедии ужасно до отвратительности. До нас не дошли греческие драмы, основанные на легенде о Фиесте, потому мы не знаем какой из них подражал автор. Лессинг находит высокий трагизм в патетических сценах этой драмы и особенно в той ужасной сцене, когда Фиест узнает, что Атрей подал ему есть мясо его детей и пить их кровь.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.