Начало жизненного пути Чичикова и постепенное развитие его мечты

Центральную фигуру «Мертвых душ» представляет собою Чичиков. Гоголь особенно обстоятельно очертил этот образ, который, как говорят, должен был занимать видную роль во всех трех частях «Мертвых душ». Обрисовывая своих героев, Гоголь почти всегда дает нам, более или менее, обстоятельную историю их личности[1]. Эта история, в его глазах, много объясняет в характере героя, ко многому заставляет относиться снисходительнее[2]. Вот почему обстоятельно рассказывает он о детстве и воспитании Чичикова. Беспросветно, безотрадно было это детство: бедность, отсутствие любви и ласки, безнравственность черствого, нелюбящего отца, грязь внешняя и внутренняя, – вот, та обстановка, в которой он вырос, никем не любимый, никому не нужный. Но судьба наделила Чичикова железной энергией и стремлением устроить свою жизнь «порядочнее», чем отец-неудачник, нечистоплотный и в нравственном, и в физическом смысле. Эта «неудовлетворенность действительностью» окрылила энергию маленького Чичикова. Из ранних столкновений с нищетой и голодом, из жалоб отца на безденежье, из наставления его: «копить деньгу», так как только на одну «деньгу» в жизни и можно положиться, – вынес мальчик убеждение, что деньги – основа земного счастья. Оттого благополучиями жизни стало представляться герою «Мертвых душ» то, что можно достать деньгами – сытая, роскошная жизнь, комфорт... И вот Чичиков начал «изобретать» и «приобретать»: грош за грошом копил он деньги, изворачиваясь всячески в обществе товарищей, обнаруживая настойчивость необыкновенную. Еще в школе стал он «делать карьеру», подделываясь под вкусы учителя. Еще на школьной скамье развил он в себе талант всматриваться в человеческие слабости, умело играть на них, медленно и упорно. Умение подладиться под человека помогло главному персонажу «Мертвых душ» на службе, но оно же развило в Чичикове стремление разбирать «нужных» людей от «ненужных». Вот почему он холодно отнесся к печальной участи своего бывшего учителя, вот почему он никаких чувств благодарности не питал к старому откупщику, который помог ему получить место. Чувство благодарности убыточно – оно требует «от чего-то» отказаться, «чем-то» поступиться, а это не входило в расчеты «приобретателя» Чичикова. Деньги, как единственная и главная цель жизни, – цель нечистая, и пути к ней нечисты, и Чичиков пошел к этой цели дорогой мошенничеств и обманов, не падая духом, борясь с неудачами... Между тем, выйдя на широкий простор жизни, он расширил и углубил свой идеал. Картина сытой, роскошной жизни сменилась другой, – он стал мечтать о спокойной, чистой семейной жизни, в обществе жены и детей. Тепло и уютно было ему, когда он отдавался этой мечте. Герой «Мертвых душ» рисовал себе в уме дом, где царит полное довольство, где он – примерный муж, уважаемый отец и почтенный гражданин родной земли. Чичикову казалось, что когда сбудутся его мечты, он забудет все прошлое, – свое грязное, безотрадное и голодное детство и тернистую дорогу, обозначенную мошенничествами и плутовством. Ему казалось, что он бросит тогда плутовство, «исправится» и оставит «честное имя» своим детям. Если раньше, плутуя, он оправдывал себя сознанием, что «все так делают», теперь прибавилось новое оправдание: «цель оправдывает средства».

Идеалы Чичикова стали шире, но пути к ним оставались грязными, и он грязнился все больше и больше. И, в конце концов, ему самому пришлось сознаться, что «плутоватость» сделалась его привычкой, его второй натурой. «Нет больше отвращения от порока! – жалуется он во второй части «Мертвых душ» Муразову. – Огрубела натура; нет любви к добру, нет такой охоты подвизаться для добра, какова есть для получения имущества!» Несколько раз удавалось Чичикову воздвигнуть шаткое здание своего благополучия на мошеннических проделках всякого рода; несколько раз был он близок к осуществлению своих идеалов, – и всякий раз все рушилось, приходилось все строить сначала.

Чичиков

Чичиков - главный герой «Мертвых душ» Гоголя

 

Сила воли и ум Чичикова

Главный персонаж «Мертвых душ» отличается немалой силой воли. «Назначение ваше – быть великим человеком», – говорит ему Муразов, упрекая его за то, что великая сила его души, его энергия, была всегда направлена к нечистой цели. Об энергии Чичикова не раз говорит в «Мертвых душах» и Гоголь, хотя бы, рассказывая его многотрудную «одиссею», когда сызнова приходилось устраивать свою жизнь. Кроме силы воли, Чичиков наделен большим умом, не только практическим, – сметкой, изобретательностью, лукавством и изворотливостью, но и тем созерцательным, «философским» умом, который ставит его выше всех других героев поэмы. Недаром Гоголь вкладывает в его голову глубокие размышления о судьбе русского человека (чтение списка купленных мужиков). Кроме того, Чичиков здраво рассуждает о пошлости жизни прокурора, о том воспитании, которое в России портит девушку. Недаром он понимает не только человеческие слабости, но и достоинства, недаром, сталкиваясь с честными людьми (генерал-губернатор, Муразов), он оказывается способным, именно в момент своего унижения, нравственно подниматься. Не только плутом изворотливым и лукавым рисуется он в их обществе, а павшим человеком, который понимает глубину и позор своего падения. «За ум он не уважал еще ни одного человека», – говорит Гоголь, пока судьба не свела его с Костанжогло, Муразовым и др. Не уважал потому, что сам был умнее всех, кого встречал прежде.

 

 

В практическом герое-плуте «Мертвых душ» Гоголь отметил еще одну характерную черту – наклонность к поэзии, к мечтательности. Минутное увлечение Чичикова барышней, встреченной в пути, чистое увлечение губернаторской дочкой, его настроение в доме Платоновых, наслаждение вечером в имении Петуха, весной – в деревне Тентетникова, сами мечты его о тихом благообразном семейном счастье полны действительной поэзии...

Вместе с тем Чичиков очень высокого мнения о себе: он уважает себя за свою энергию, за свой ум, за свое умение жить. Он любит себя за свои «чистые мечты», которым ревностно служит; он любит себя за свое благообразие, за свой нарядный костюм, за свои благородные манеры, – словом, за то, что, выйдя из грязной норы, из грязного общества отца, – он сумел сделаться, по его мнению, «порядочным человеком».

 

Чичиков в обществе

Образ Чичикова у Гоголя сразу пошлеет, когда он попадает в общество пошляков. Это происходит потому, что он всегда подлаживается под тех людей, с которыми имеет дело: он даже говорит[3] и ведет себя иначе в обществе Манилова, Собакевича и Коробочки. С первым Чичиков сентиментальничает, мечтает, втирается в его чувствительное сердце; со вторым он деловит, и на недоверие хозяина отвечает таким же недоверием (сцена с деньгами и распиской); на безобидную глупую Коробочку он кричит, сулит ей «чёрта». Когда Чичиков оказывается в «обществе», он подделывается под «тон» этого общества, усваивает те манеры, которые здесь считаются «приличными», – и потому для толпы он всегда будет «приличным», «благонамеренным», «приятным»... Он не пойдёт, как Чацкий в «Горе от ума» Грибоедова, против целой Москвы, – политика Молчалина ему удобнее и легче.

Чичиков понимает людей и умеет производить впечатление выгодное, – во второй части «Мертвых душ» он очаровывает даже умного Костанжогло, недоверчивого брата Платонова располагает в свою пользу. Кроме того он осторожен, – даже в подвыпитии он умеет удержать свой язык от излишней болтливости: осторожности, очевидно, научила его жизнь. Впрочем, иногда Чичиков ошибается: так ошибся он в Ноздреве, ошибся и с Коробочкой. Но эта ошибка объясняется тем, что и у этих двух действующих лиц «Мертвых душ» такие своеобразные характеры, которых сразу даже Чичиков не постиг.

Николай Васильевич Гоголь

Н. В. Гоголь, автор «Мертвых душ». Портрет работы Ф. Мюллера, 1841

 

Сложность и противоречивость натуры Чичикова

Страсть к «приобретению» наложила на главного героя «Мертвых душ» некоторую печать «мелочности» – он собирает в свою шкатулку даже старые афиши, – черта, достойная Плюшкина. Устройство его шкатулки, с ящичками и секретными отделениями, напоминает комод Коробочки, с его мешочками для гривенников, двугривенных. В школе Чичиков копил деньги по методу Коробочки. Мелочность Чичикова выражается и в его любопытстве: он всегда выспрашивает половых, слуг, собирает всевозможные сведения «на всякий случай», – так, как Плюшкин собирал разные предметы в своем кабинете.

Не без иронии, вскользь отмечает Гоголь в «Мертвых душах» еще одну черту Чичикова – его «сострадательность», – он всегда подавал нищим гроши. Но сострадательность эта «грошовая», – она далека до способности самопожертвования, отречения от каких-нибудь благ в пользу ближнего. У Чичикова вообще нет любви к ближнему. Он не возвысился дальше идеалов любви семейной, по существу своему, все-таки эгоистических.

Если Гоголь, действительно, хотел на Чичикове показать возрождение порочного человека к добру, то надо сознаться, выбор героя «Мертвых душ» сделан был им удачно. Сложная натура Чичикова богата самыми разнообразными качествами. Изумительная энергия его сочеталась с умом, здравым смыслом, лукавством, большою гибкостью и неутомимостью.

Но, кроме всего этого, Гоголь отметил в нем «человека-изобретателя», способного выдумать нечто «новое», сказать обществу, погрязшему в косности, свое новое, хотя и преступное слово. У Чичикова нет косности, – его ум свободен и фантазия крылата. Но все это качества, так сказать, «нейтральные», – они могут быть равно направлены на зло и добро. Но Гоголь подчеркнул в душе этого героя «Мертвых душ» наличие сознательности, – Чичиков знает, что совершает зло, но утешает себя мыслью, что «делание зла» в его жизни – лишь «переходный момент». В этом умении отличить «добро» и «зло» – кроется источник возрождения Чичикова. Оно тем для него легче, что, в сущности, жизненные идеалы («чистое семейное счастье») его были если не особенно высоки, то, все же, безупречны. К тому же в душе его есть мягкие элементы поэзии и мечтательности. Вероятно, на всех этих положительных качествах Чичикова Гоголь желал в дальнейшем развитии действия «Мертвых душ» построить его возрождение. 



[1] История Плюшкина, Тентетникова во второй части «Мертвых душ», история жизни русских мужиков (см. чтение Чичиковым списка имен купленных им крестьян). В уста Муразова он вкладывает объяснение, почему интересна история человека. Строгому генерал-губернатору Муразов говорит: «...Если не примешь во внимание и прежнюю жизнь человека, если не расспросишь обо всем хладнокровно, а накричишь с первого раза, напугаешь только его, – да и признания настоящего не добьешься; а как с участием его расспросишь, как брат брата, – сам-с все и выскажет... Затруднительны положенья человека, ваше сиятельство, очень, очень затруднительны. Бывает так, что кажется кругом виноват человек... а как войдешь, – даже и не он... Такое гуманное отношение к каждому человеку рекомендует Гоголь в письме к «занимающему важное место» («Выбранные места из переписки с друзьями»). Отсутствие этого гуманного внимания осудил он в «Шинели» – в той сцене, когда «значительное лицо» накричало на Башмачкина.

[2] «Как же не защищать человека, когда знаю, что он половину зол делает от грубости и неведения?» («Мертвые Души», том второй, слова Муразова).

[3] У него и стиль особенный выработан для того, чтобы разговаривать с «толпой». Этот стиль отличается кудрявой витиеватостью, заимствованною из старых авантюрных романов XVIII в.: там, обыкновенно, выводятся добродетельные герои, гонимые судьбой. Когда Чичиков сравнивает себя с «ладьей», носимой по волнам житейского моря, говорит о том, что он «гоним за правду», пострадал от людской злобы, – мы невольно представляем себе этих романических героев, и это впечатление, в глазах провинциалов, которые еще в начале века (действие романа происходит в начале XIX века, еще при жизни Наполеона I) дочитывали старые романы, – очевидно, очень приятное. Людей более образованных, Тентетникова, Платонова, оно только изумило. Впрочем, в разговоре с Муразовым Чичиков не прибегает к помощи этого «поэтического» стиля, который так расположил в его пользу Манилова и губернских дам.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.