Глава 5 «Собачьего сердца» полностью состоит из заметок тетради наблюдений доктора Борменталя.

Борменталь описывал, что 23 декабря 1924 года была произведена первая в Европе операция по пересадке собаке Шарику человеческих яичников и гипофиза. Её целью стала проверка предположения о том, что такая пересадка может омолодить организм. Сразу после операции пёс стоял на грани смерти, но в следующие дни его состояние начало улучшаться. Нормализовалась температура, появился аппетит.

Однако у оперированной собаки внезапно стала выпадать шерсть по всему телу. Лай начал напоминать стон, а тембр его сделался гораздо ниже. Затем в лае появились членораздельные звуки, вес дошёл до 30 килограмм и продолжал расти. Шарик стал вставать с постели, уверенно держась на задних лапах, рост его уже был близок к человеческому. Хвост отвалился.

Далее события развивались ещё неожиданнее. Существо начало произносить человеческие слова. К изумлению профессора Преображенского и Борменталя в лексиконе собаки Шарика первое место занимала матерная ругань. Пёс всё больше приобретал человеческий вид, только лоб оставался очень низким и скошенным.

Слухи о странном результате операции распространились по всей Москве, искажённо попали и в газеты. Телефон Преображенского не умолкал, в окна и двери лезли репортёры.

Профессор признал ошибочность своего первоначального предположения: оказалось, что пересадка гипофиза ведёт не к омоложению, а к очеловечению! Шарик приобрёл полностью людской вид, но его словарный запас оставался бедным – и с полным преобладанием мата. Среди фраз он чаще всего употреблял: «Слезай с подножки!», «Я тебе покажу!» и «В очередь, сукины дети, в очередь!»

 

Шариков поёт «Эх, яблочко». Этот эпизод из фильма «Собачье сердце» отсутствует в повести Михаила Булгакова, но хорошо выражает её основную идею

 

Шарику пытались привить хорошие манеры, культуру поведения за столом. На это он коротко ответил «Отлезь, гнида». Бывшая собака стала частенько свистать «Эх, яблочко».

В попытке разъяснить странные привычки Шарика Преображенский и Борменталь подняли данные о личности умершего человека, чей гипофиз был пересажен собаке. Внезапно оказалось, что им был некий Клим Чугункин, 25-ти лет, трижды судимый за кражи и занимавшийся игрой на балалайке по трактирам. Клим был алкоголиком и погиб от удара ножом в пивной «Стоп-сигнал».

 

Автор краткого содержания

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.