«Вий» – третья повесть из гоголевского сборника «Миргород» (первая – «Старосветские помещики», вторая – «Тарас Бульба», четвёртая – «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»).

Хома Брут, студент-философ киевской духовной семинарии (бурсы), раз был отпущен на каникулы, шёл домой пешком и по пути заночевал на хуторе у одной старухи. Ночью старуха вошла к Хоме со странно горевшими глазами, вскочила ему на спину и стала погонять метлой. Брут с ужасом понял, что она – ведьма.

С необычайной скоростью Хома скакал на просторе, неся ведьму на спине. Немного придя в себя, он начал произносить молитвы и сумел выпрыгнуть из-под старухи. Хома сам вскочил к ней на спину, подхватил лежавшее на дороге полено и стал колотить её им. Старуха вначале кричала диким, хриплым голосом, но потом звук его начал делаться приятнее и чище. Ведьма упала на землю, и Брут с изумлением увидел, что перед ним лежит не старая женщина, а бесчувственная девушка необычайной красоты.

Уже совсем недалеко блестели золотые главы киевских церквей. Хома бросил ведьму, побежал к городу и вскоре стал забывать о странном происшествии.

Портрет Гоголя

Автор повести «Вий» Н. В. Гоголь. Художник Ф. Мюллер, 1840

 

Между тем стало известно, что дочь одного из богатейших окрестных сотников возвратилась с прогулки вся избитая и перед смертью пожелала, чтобы три дня после кончины отходную по ней читал семинарист Хома Брут. Ректор академии вызвал Хому к себе и предписал ему ехать к сотнику, вместе с присланными за ним провожатыми казаками.

Философ почувствовал недоброе, но деваться было некуда. Он поехал к сотнику, собираясь удрать при первой же возможности. Однако казаки зорко следили за ним по пути и доставили на хутор к своему пану.

Сотник удивлялся, почему дочь поручила читать отходную никому не известному Хоме, но намеревался во что бы то ни стало исполнить её желание. Пан повёл философа ко гробу дочери. Хома содрогнулся, узнав в ней ту самую ведьму, которая каталась на нём ночью.

На закате гроб отнесли в церковь на краю села. Поздно вечером Хома и местные казаки сели ужинать возле сотниковой кухни. Все наперебой говорили, что умершая панночка была ведьмой, сделавшей землякам много зла. Рассказывали истории о том, как она пила кровь из живых людей, как заездила до смерти влюблённого в неё псаря Микиту.

Четверо казаков отвели Хому в церковь, где стоял гроб, и заперли там. Философ чувствовал сильную робость, хотя и успел за ужином подкрепить себя кружкой горелки. Он начал читать молитвы, всё время поглядывая на гроб – и вдруг увидел, как панночка приподнялась, встала и пошла по церкви.

Хома в страхе очертил вокруг себя круг и стал читать ещё громче. Ведьма с бешенством старалась поймать его руками, но не видела свою жертву и потому не находила её. Через круг синий труп панночки не мог переступить: он всегда останавливался на самой черте. Ведьма вернулась в гроб, и он стал летать по церкви, однако тоже не мог преодолеть черты круга. Панночка и гроб вернулись на своё место лишь после первого крика петухов.

Утром казаки отворили двери церкви. Изнеможённый Хома поспал и пообедал. Вечером его опять отвели в храм и заперли в нём.

Хома вновь начертил круг и стал читать. Труп поднялся из гроба и стал перед ним на самой черте, щёлкая зубами и ворча непонятные заклинания. По церкви прошёл ветер, в окна стали биться какие-то гадкие, крылатые создания… Всё опять кончилось по первому крику петуха. Пришедшие утром казаки нашли Хому едва живым. За ночь он весь поседел.

Философ заявил сотнику, что больше не будет читать молитвы по его дочери. Но пан настаивал, чтобы он провёл в церкви последнюю, третью ночь, угрожая иначе расправиться с ним плетьми. Когда Хома попробовал бежать через панский сад, казаки сотника догнали его и вернули обратно.

Хому заперли с гробом в третий раз. Панночка опять поднялась, дёргаясь в судорогах. Сонмы прилетевшей нечистой силы, выбив в церкви окна и двери, стали носиться вокруг философа. Но никто из страшилищ не видел его, пока ведьма не приказала привести царя гномов, Вия.

Косолапый Вий был весь покрыт землёй. Его ноги и руки напоминали жилистые, крепкие корни, а длинные веки висели до самой земли. Страшным голосом Вий повелел поднять себе веки. «Не гляди!» – шептал Хоме внутренний голос, но он не удержался и глянул. «Вот он!» – закричал Вий, уставив на Хому железный палец. Нечисть бросилась на несчастного, и он тут же умер от страха.

Хома Брут и Вий

Хома Брут и Вий. Иллюстрации к повести Гоголя. Художник А. Кукушкин

Источник изображения

 

Возбуждённые гномы пропустили первый крик петуха. Они услышали только второй, когда спасаться им было уже поздно. Духи бросились из церкви, но не успели вылететь из неё, завязли в дверях и окнах. Утром жители села ужаснулись от страшной картины. Церковь, куда по зову ведьмы приводили Вия, была заброшена. Она заросла травой и бурьяном, и теперь уже никто не найдёт к ней дороги.

 

Автор краткого содержания

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.