Поехав по пути, указанному мужиком Собакевича, Чичиков вскоре добрался до обширного села, чьи строения отличались необычайной ветхостью. Крестьянские избы имели плохие крыши. Их окна были без стёкол, иные затыкались просто тряпкой или зипуном. Во многих местах тянулись рядами огромные клади господского хлеба, залежалого и испорченного, который кое-где даже зарастал травой. Показавшийся вскоре большой помещичий дом выглядел дряхлым инвалидом с выщербленной штукатуркой. Из окон его только два были открыты, а прочие – заставлены ставнями или даже забиты досками.

Недалеко от входа Чичиков заметил странную фигуру, чей пол было трудно распознать. Она была похожа скорее не на мужика, а на бабу. По висевшим за поясом ключам в ней можно было предположить старую ключницу.

На вопрос, дома ли барин, ключница вначале ответила: нет. Но услышав, что у Чичикова есть до помещика дело, произнесла: «идите в комнаты!»

Чичикова поразил царивший внутри дома беспорядок. Предметы старой и поломанной мебели были нагромождены друг на друга. На стенах висели пожелтевшие от времени картины, а в углу возвышалась покрытая густой пылью куча бесполезного старья. В ней виднелись обломок деревянной лопаты, старая подошва сапога и другой похожий мусор.

Ключница вошла следом, и Чичиков по небритости её подбородка понял теперь, что это всё же не баба, а мужик. Спросив, где же хозяин, он вдруг услышал ответ: «Что, батюшка, слепы-то, что ли? А вить хозяин-то я!»

Чичиков подался назад от удивления. На него смотрел человек с бегающими, как испуганные мыши, глазами, одетый в драный, замасленный халат – больше похожий на нищего, чем на помещика. Это и был Плюшкин – обладатель тысячи с лишком крепостных душ.

В молодые годы он был деятельным, бережливым хозяином. В его имении имелось несколько фабрик, и каждый день шла неустанная работа, которую Плюшкин умело направлял, как трудолюбивый паук. Но вдовство и старость изменили его характер. После смерти матери дочь Плюшкина бежала из дому с офицером, а сын против воли отца поступил в полк. Одиночество делало Плюшкина с годами всё скупее и недоверчивее. Он разругался с детьми и стал подозревать, что крепостные не думают ни о чём другом, как только бы обворовать его. Плюшкин стал на всём экономить, по жадности поссорился со всем покупщиками, закрыл фабрики. С каждым годом сильнее уходили из его вида главные части хозяйства, и мелкий старческий взгляд обращался к ненужному хламу, который он собирал, ходя по деревне, под насмешки своих крестьян. Крепостные оброки без употребления сваливались в кладовые и превращались там в гниль и прореху. И сам Плюшкин обратился наконец в какую-то прореху на человечестве.

Мертвые души. Плюшкин

Герой «Мертвых душ» Плюшкин. Рисунок Кукрыниксов

 

Заподозрив поначалу в Чичикове желание под видом дружбы бесплатно пообедать у него, Плюшкин стал говорить, что в кухне у него развалилась труба, и там ничего не готовят. Чичиков как бы вскользь заметил собеседнику о слухах про тысячу его крепостных. Плюшкин на это стал жаловаться: мужики ленивы, не хотят работать, а в последние годы многие и умерли от горячки.

Чичиков с заметным оживлением поинтересовался, как велико число умерших. Оказалось, что не менее ста двадцати человек. Чичиков тут же вызвался делом доказать своё уважение перед Плюшкиным: он предложил взять на себя платёж податей за этих крестьян, ибо для удовольствия хозяина не прочь понести и личный убыток.

Плюшкин вытаращил глаза и искал в уме возможный подвох. Однако Чичиков сказал, что готов немедленно оформить купчую крепость на этих умерших, чтобы платить потом за них подати как за своих.

Плюшкин был так обрадован, что даже приказал слуге поставить для Чичикова самовар и принести в виде угощения к чаю старый сухарь из кладовой, который надо лишь поскрести сверху ножом от плесени. Отперев ключами дверцу старого шкафа, хозяин вынул оттуда запылённый графин с остатками ликера, уверяя, что сам недавно вычистил его от всех налипших за многие годы козявок. Чичиков поспешил отказаться от такого хлебосольства и торопил Плюшкина с составлением списка мертвых душ.

Плюшкин не без труда отыскал на столе четвёрку бумаги и начал вписывать туда имена умерших мужиков. Он выводил их мелким почерком, чтобы все вместились на один лист и не пришлось расходовать другой. Плюшкин упомянул, что ещё десятков семь его крестьян числятся в бегах. Чичиков немедленно выразил желание приобрести и их, предложив за каждую мертвую душу по тридцать копеек. Плюшкин слезно умолял пристегнуть к этой цене ещё хотя б копейки две. Чичиков согласился.

Купив таким образом сразу две сотни мертвых душ, Чичиков на пути из деревни Плюшкина был необычайно весел, посвистывал и даже к удивлению кучера Селифана приставил ко рту кулак, как будто бы играл на трубе. Уже поздно вечером они вернулись в губернский город N. Потребовав в гостинице самый легкий ужин, состоявший только в поросенке, Чичиков заснул сильно, крепко, как спят только те счастливцы, которые не ведают ни геморроя, ни блох, ни слишком сильных умственных способностей.

 

Автор краткого содержания

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.