Гоголевская «Повесть о капитане Копейкине» является вставкой в главу 10 «Мертвых душ». На совещании, где городские чиновники пытаются угадать, кто такой на самом деле Чичиков, почтмейстер выдвигает гипотезу, что он – капитан Копейкин, и рассказывает историю этого последнего.

Капитан Копейкин участвовал в кампании 1812 года и в одном из боёв с французами лишился руки и ноги. Не в силах с таким тяжким увечьем найти пропитание он отправился в Петербург просить милости государя. В столице Копейкину подсказали, что в великолепном доме на Дворцовой набережной заседает высшая комиссия по подобным делам во главе с неким генерал-аншефом.

Капитан Копейкин явился туда на своей деревянной ноге и, прижавшись в уголку, ждал выхода вельможи посреди других просителей, которых было много, как «бобов на тарелке». Генерал вскоре вышел и стал, подходя ко всем, спрашивать, зачем кто пришёл. Копейкин рассказал, что, проливая кровь за отечество, был изувечен и теперь не может обеспечить сам себя. Вельможа на первый раз отнёсся к нему благосклонно и велел «понаведаться на днях».

Дня через три-четыре капитан Копейкин вновь явился к вельможе, полагая, что получит документы на пенсию. Однако министр сказал, что вопрос нельзя решить так скоро, ибо государь с войсками ещё за границей, и распоряжения о раненых последуют лишь после его возвращения в Россию. Копейкин вышел в страшной горести: у него уже совсем кончались деньги.

Гоголь «Повесть о капитане Копейкине»

Иллюстрации к «Повести о капитане Копейкине»

 

Не зная, как быть дальше, капитан решил идти к вельможе в третий раз. Генерал, увидев его, вновь посоветовал «вооружиться терпением» и ожидать приезда государя. Копейкин стал говорить, что по крайней нужде у него нет возможности ждать. Вельможа в досаде отошёл от него, а капитан крикнул: не уйду с этого места, пока мне не дадут резолюцию. Генерал заявил тогда, что если Копейкину дорого жить в столице, то он вышлет его за казённый счёт. Капитана посадили в тележку с фельдъегерем и повезли, неизвестно куда. Слухи о нём на время прекратились, однако не прошло и двух месяцев, как в рязанских делах появилась шайка разбойников, и её атаманом был не кто другой…

На этом рассказ почтмейстера в «Мертвых душах» обрывается: полицмейстер поставил ему на вид, что Чичиков, у которого целы обе руки и обе ноги, никак не может быть Копейкиным. Почтмейстер хлопнул рукой по лбу, публично назвал себя телятиной и признал свою ошибку.

 

Короткая «Повесть о капитане Копейкине» почти не связана с основным сюжетом «Мертвых душ» и производит даже впечатление маловажного инородного вкрапления. Однако известно, что Гоголь придавал ей весьма большое значение. Он сильно переживал, когда первый вариант «Капитана Копейкина» не был пропущен цензурой, и говорил: «Повесть» – «одно из лучших мест в поэме, и без неё – прореха, которой я ничем не в силах залатать».

Первоначально «Повесть о Копейкине» была длиннее. В продолжении её Гоголь описывал, как капитан со своей шайкой грабил в рязанских лесах только казённые экипажи, не трогая частных лиц, и как после многих разбойничьих подвигов уехал в Париж, послав оттуда письмо царю с просьбой не преследовать сотоварищей. Литературоведы до сих спорят, почему Гоголь считал «Повесть о капитане Копейкине» весьма весомой для «Мертвых душ» в целом. Возможно, она имела непосредственное отношение ко второй и третьей частям поэмы, которые писатель не успел завершить.

Прообразом прогнавшего Копейкина министра, скорее всего, послужил известный временщик Аракчеев.

 

Автор краткого содержания

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.