Советское и современное российское литературоведение чаще всего выделяет в творчестве А. С. Пушкина следующие периоды:

 

1) 1813 г. – май 1817 г. – лицейский период

2) июнь 1817 г. – начало мая 1820 г. – петербургский период

3) май 1820 г. – август 1824 г. – период южной ссылки

4) август, 1824 г. – сентябрь 1826 г. – период ссылки в Михайловское

5) сентябрь 1826 г. – начало сентября 1830 г. – творчество второй половины 1820-х гг. (иногда именуется «периодом скитаний»)

6) сентябрь – ноябрь 1830 г. – Болдинская осень

7) 1831 г. – 1836 г. – творчество 1830-х гг.

(6-й и 7-й периоды иногда объединяются в один общий)

 

Однако такая периодизация больше учитывает не действительные различия творческих манер Пушкина на протяжении его биографии, а «географический» признак: жизнь поэта в том или ином месте. Она ставит во главу угла не внутреннее развитие его личности, а внешние обстоятельства судьбы.

Пушкин. Выстрел

Александр Сергеевич Пушкин. Портрет работы В. Тропинина, 1827

 

Такой подход порочен сам по себе. К тому же писательский стиль Пушкина вовсе не был так зыбок и неустойчив, чтобы испытывать шесть или семь заметных переломов. Поэтому нам кажется гораздо более основательной другая периодизация – та, что была распространена в дореволюционных исследованиях о поэте. Тогда признавалось творчество Пушкина следует разделять всего на три главных периода:

 

1) период проникнутых своеобразным просветительским эпикурейством лицейских произведений

2) период «мировой скорби», который начинается приблизительно с началом южной ссылки, складываясь под влиянием Байрона, Шатобриана и других тогдашних романтиков.

3) период сближения с русской действительностью. Он открывается с пребывания в Михайловском. Отмечен усилением интереса Пушкина к реальной жизни и постепенным ростом в его поэзии народно-национальных черт и мотивов.

 

С такой периодизацией совершенно совпадает последовательная смена увлечения Пушкина различными художественными школами: 1) ложноклассицизмом, 2) романтизмом и 3) реализмом.

Надо, однако, отметить, что это деление довольно условно. У узкого доктринёра Белинского, к примеру, смена идейных настроений была так радикальна, что, увлекаясь одним, он решительно порывал с другим. Но Пушкин, при его богатой разносторонности, уже и в период лицейского «классицизма» является иногда «реалистом», а в период реализма мог отчасти возвращаться и к классицизму, и к романтизму. Тем не менее, вышеуказанное дореволюционное деление может быть принято, как основанное на преобладании, а не на исключительности, определенных художественных мировоззрений Александра Сергеевича в тот или иной период его жизни.