Татьяна Ларина в пушкинском «Евгении Онегине» – полная противоположность своей сестре Ольге во внешности и характере. Ещё ребенком она жила в родной семье одиноко, «казалась девочкой чужой», не любила детских игр и молча могла просиживать целые дни у окна, погруженная в мечты. Но внешне неподвижная и холодная, Татьяна жила сильной внутренней жизнью. «Страшные рассказы няни» сделали ее фантазеркой, ребенком «не от мира сего».

Чуждаясь наивных деревенских развлечений, хороводов и игр, Татьяна зато всей душой отдалась народному мистицизму, её наклонность к фантазированию прямо влекла к этому:

 

Татьяна верила преданьям
Простонародной старины:
И снам, и карточным гаданьям,
И предсказаниям луны.
Ее тревожили приметы.
Таинственно ей все предметы
Провозглашали что-нибудь,
Предчувствия теснили грудь.

...Вдруг увидя
Младой двурогий лик луны
На небе с левой стороны,
Она дрожала и бледнела.
Что ж? тайну прелесть находила
И в самом ужасе она:
Так вас природа сотворила,
К противоречию склонила.

 

От сказок няни Татьяна рано перешла к романам.

 

Они ей заменяли все,
Она влюблялася в романы
И Ричардсона, и Руссо...

 

Из фантазерки-девочки Татьяна Ларина сделалась «мечтательной девушкой», которая жила в своем особом мире: она окружала себя героями своих любимых романов и была чужда деревенской действительности.

 

Давно её воображенье,
Сгорая негой и тоской,
Алкало пищи роковой.
Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь.
Душа ждала кого-нибудь.

 

Татьяна Ларина

Татьяна Ларина. Художник М. Клодт, 1886

 

Появился Онегин. Среди соседей-помещиков он выглядел слишком заметным и оригинальным, и Татьяна без труда уверовала, что это и есть герой, которого она давно ждала. У неё

 

...открылись очи,
Она сказала: это он!

 

И вот, она бросается к своим давно перечитанным романам, чтобы опять беседовать с любимыми героями

 

Теперь с каким она вниманьем
Читает сладостный роман,
С каким живым очарованьем
Пьет обольстительный обман.

 

Все любимые ею романические герои

 

Все для мечтательницы нежной
В единый образ облеклись,
В одном Онегине слились.

 

Себя она воображает тоже героиней, подругой дорогих ей романических героев Клариссой, Юлией, Дельфиной. Немудрено, что в книгах она находит «свой тайный жар, свои мечты». Под свежим впечатлением перечитанных книг она сочиняет Онегину письмо, в котором повторяет слова и даже фразы любовного письма Юлии к Сен-Пре из романа Руссо.

Разговор Татьяны с няней перед сочинением этого письма по своей художественности и психологической правдивости принадлежит к изумительным пушкинским сценам. В беседе восторженной девушки со старухой сталкивается простонародное воззрение на любовь с искусственно-приподнятым романическим чувством; сталкиваются наивная старость и наивная юность.

Пушкин старается оправдать в глазах читателей поступок Тани. С нежным чувством умиления склоняется он к поэтическому образу своей героини и просит для неё снисхождения. Она так чиста и так наивна. В ней нет ни тени кокетства, нет той лжи, которыми вооружены светские красавицы

 

...в милой простоте
Она не ведает обмана
И верит избранной мечте.

 

Она «любит без искусства». «Послушная влеченью чувства», Татьяна доверчива; к тому же она

 

...от небес одарена
Воображением мятежным,
Умом и волею живой,
И своенравной головой,
И сердцем пламенным и нежным.
Ужели не простите ей
Вы легкомыслие страстей?

 

Евгений Онегин был «тронут» посланием Тани Лариной, но он «привычке милой не дал ходу»: его пугала перспектива связать свою свободу «браком» и опуститься до скучной жизни провинции. От перспективы семейного счастья с наивной, провинциальной девицей на него пахнуло «прозой». Воспользоваться неопытностью Евгений не захотел: слишком «неинтересна» была для него, «опытного охотника», вся эта несложная интрига, «борьба» для него была слишком легка. Кроме того, он ведь корчил в это время байроновского Чайльд-Гарольда, а тот, как раз, в подобном случае, отверг любовь героини, сказав:

 

Флоранса! если б сердце это
Я для любви не схоронил
Тогда б, поверь, любовь поэта
К твоим ногам я положил,
Но ты не можешь быть моею
У нас различные пути!
(«Чайльд-Гарольд»)

 

Приблизительно то же сказал Онегин Татьяне при личном свиданье. Только он прибавил еще нравоучение в духе тех, которые расточал Грандисон (идеальный герой романа Ричардсона), любивший читать нравоучения «неопытным» девицам, которые предлагали ему свою любовь:

 

Учитесь властвовать собой!
Не всякий вас, как я поймет,
К беде неопытность ведет!

 

Не без юмора рассказывает Пушкин, как «проповедовал» Онегин. Но поэт тут же спешит добавить, что, в этом случае, Евгений поступил «очень мило», он тут «явил души прямое благородство». Сама Татьяна впоследствии, признавала, что в этот «страшный час» он поступил «благородно». И, конечно, если Онегин не любил Татьяны, он поступил прекрасно, но сам Пушкин указывает, что он почти полюбил ее. Онегин впоследствии сам говорит, что был накануне любви: «привычке милой не дал ходу» из эгоизма. Он убоялся потерять «свободу» и предпочел разыграть разочарованного Чайльд-Гарольда, разбив чистое и честное сердце Татьяны. Эта «игра» в разочарованье была «ложью». Она стоила счастья двух молодых жизней, и потому вина Онегина велика.

Онегин и Татьяна

Онегин и Татьяна. Художница Е. Самокиш-Судковская, 1908

 

После убийства на дуэли Ленского Евгений Онегин уехал из деревни. Но Татьяна не могла забыть его. Воспользовавшись отъездом Онегина, она проникла в его дом и перечитала его любимые книги. Оказалось, Евгений интересовался только Байроном, да романами, где выводились типы разочарованных и озлобленных людей.

Вчитавшись в эти романы, Татьяна поняла, по каким рецептам жил Онегин, «чудак печальный и опасный». И, вот, Татьяна Ларина спрашивает себя

 

Что ж он? Ужели подражанье?
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич, в гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон,
Уж не пародия ли он?

 

Простая деревенская барышня теперь лучше поняла Онегина, но не разлюбила его. Она простилась с ним навсегда, полная сожалений, что счастье, столь близкое и возможное, не осуществилось потому, что «добрый малый» в Онегине был побежден «модой»... Вероятно, и в сердце Татьяны, после первой ошибки, иссякли романические мечты, и она сумела стряхнуть с себя влияние книг, книжных чувств и книжных идеалов. Её умственный кругозор расширился: теперь «ей открылся мир иной». Татьяна стала сознательнее и проще относиться к жизни. Уступая желанию матери, она вышла замуж за пожилого князя, известного и почтенного... Татьяна вступила в брак без любви, но полная уважения к мужу; она теперь смотрела в жизнь трезво и спокойно.

Через некоторое время Онегин встретил ее в Петербурге и был поражен переменой, с ней происшедшей: вместо наивной, мечтательной и восторженной барышни перед ним была спокойная, выдержанная великосветская дама, закованная в непроницаемую броню светских «приличий». Онегин влюбился в нее без памяти, теперь он никого уже не «корчил» из себя, он был теперь просто «добрый малый», с утомленным, несчастным сердцем... Евгений ничего не ждал для себя от своей любви, но он не смог справиться с собой и написал Татьяне письмо, в котором каждое слово было правдиво и выстрадано. Произошло последнее объяснение героев.

Татьяна во время него сбросила свою маску «великосветского тона» и предстала перед Евгением простой, сердечной женщиной, у которой навеки разбито сердце. Она призналась Онегину, что несчастна, призналась, что любит его, но заключила свою речь словами:

 

…Я другому отдана
И буду век ему верна!

 

Такое глубокое понимание обязанностей жены освящает образ Татьяны. Эти две строчки бросают яркий свет на её сердце, все непонятное в этой душе проясняется... Одинокая девочка в родной семье, Татьяна оттуда, из недр хорошей, простой русской семьи, вынесла свои семейные идеалы, и свято сохранила их в сутолоке интернациональной столичной жизни.

Русская критика признала Татьяну «идеальным образом русской женщины». Конечно, странно утверждать, что Пушкин создал Татьяну, чтобы изобразить идеальную героиню. Он просто рисовал русскую жизнь, с одинаковой любовью относясь ко всем своим героям и Онегину, и Ленскому, и Татьяне. Он изобразил на них, какое зло та «ложь», которой жило русское общество, потерявшее связи с народной основой. Татьяне нужно было разочароваться в Онегине, чтобы суметь воспитать в своем сердце зародыши той «правды», которые были вложены в него влияниями русской жизни.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.