Творчество Аполлона Григорьева, как и его судьба, полно глубокой муки безответной любви к женщине и безудержного восторга перед жизнью. Страстная, размашистая натура поэта отразилась той особой художественной дерзостью, тем стилистическим и языковым богатством, которые сделали стихотворения Григорьева оригинальнейшим явлением русской поэтической культуры. Душа поэта, «последнего романтика» и одинокого скитальца («литературными и нравственными скитальничествами» назвал Григорьев свой жизненный путь), безудержно тосковала по идеалу и радостно откликалась на все прекрасное в окружающем мире, будь то цыганская пляска или статуя Венеры Милосской. Романтическая стихийность григорьевской лирики, загадочность ее героя, напряженность переживаемых им чувств особенно ярко проявились в стихотворном цикле «Борьба»:

 

Я её не люблю, не люблю...
Это – сила привычки случайной!
Но зачем же с тревогою тайной
На нее я смотрю, её речи ловлю?

 

В этот цикл вошли и стали воистину народными песнями стихотворения «О, говори хоть ты со мной...» и «Цыганская венгерка» («Две гитары, зазвенев...»), блистательно исполнявшиеся под гитару самим автором.

 

Аполлон Григорьев: гость из будущего

 

Гений Григорьева можно уподобить излюбленному образу его лирики – комете, «неправильной чертой» пролетающей

 

...средь сонма звезд, размеренно и стройно,
Как звуков перелив, одна вослед другой.
Определенный путь свершающих спокойно...

 

Тема «беззаконной» кометы, намеченная еще Пушкиным, оказалась очень важной для Блока, в чьем художественном сознании присутствует поэтический опыт Григорьева.

 

Подробнее - читайте в статьях Аполлон Григорьев - краткая биография и Произведения Аполлона Григорьева.