Солженицыны – предки по линии отца

В семье Солженицыных издавна существовало предание о том, как некогда напустился на их предков царь Пётр за то, что поселились они без спросу в Бобровой слободе. Позже это предание было отчасти подтверждено документально. Бобровая слобода располагалась на реке Битюге, к юго-востоку от Воронежа и впоследствии стала городом Бобровом. В конце XVII века здесь проходила южная граница густого расселения великорусской народности. По переписи 1698 в Бобровой слободе было 18 дворов и 14 хозяев. В том же году воеводе Старого Оскола Тевяшову приказали из Москвы переписать обитателей этой местности и взыскать с них подати. Поручная запись 5 октября 1698 упоминает в числе жителей Бобровой слободы Филипа Соложаницына. Фамилия эта, видимо, происходила от соложенья (ращения зерна на солод) или от слова соложавый («сладковатый»).

Летом 1699 по указу Петра были сожжены все постройки Бобровской слободы, жители которой «поселились насильством». На всём Битюге спалили 1515 дворов. Неясно, куда при этом делся Филипп Соложаницын. Через несколько лет в Бобровске радостно встречали отряды Кондратия Булавина.

Сына или внука Филиппа Соложаницына за участие в булавинском бунте выслали с Битюга на Кубань – на правах не казака, а крестьянина. В 1782 здесь, в Предвказье было заложено село Саблинское (ныне – в Александровском районе Ставропольского края). Дед Александра Исаевича по отцу, Семён Ефимович Солженицын (1854 – 1919), имел своё хуторское хозяйство в девяти верстах от Саблинского. От первой жены, Пелагеи Сусловой, у него было пятеро детей: Константин, Евдокия, Василий, Анастасия – и Исаакий, отец писателя. Овдовев, Семён Ефимович в 1874 году привёл в дом вторую жену, 20-летнюю, властную Марфу. Она родила от Семёна сына Илью и дочь Марию и старалась забрать в их пользу всё хозяйство.

Исаакий Солженицын родился 29 мая 1891. На следующий день он был крещён и получил имя по святому, чья память праздновалась в эту дату – преподобному Исаакию Далматскому. Все слухи о том, что отчество великого русского писателя указывает на его еврейское происхождение – ложь, распускавшаяся коммунистическими пропагандистами. Родители Исаакия ясно значились в дореволюционных документах православными. А. И. Солженицын назывался потом не «Исаакиевичем», а «Исаевичем» из-за ошибки, возникшей при выдаче ему паспорта.

 

Щербаки – предки по линии матери

Деда со стороны отца Александр Исаевич совершенно не помнил, но деда со стороны матери, Захара Фёдоровича Щербака (1858 – 1932?) – очень хорошо. Он живописно обрисован в «Августе Четырнадцатого». Простой чабан из Таврии, Захар окончил лишь полтора класса церковно-приходской школы и сызмальства пас чужой скот. В 1874 году, подростком, он подался на Куму. Там, в низовьях Мокрого Карамыка, начал с нуля: батрачил на хозяина, пас овец, за одну еду. Только лет через десять лет хозяин дал ему в уплату десять мериносовых овец, тёлку и поросят. «Трудами и боками» Захар Фёдорович с женой (Евдокией Григорьевной Щербак, 1866 – 1931, дочерью простого кузнеца) сумел нажить такое богатство, что около 1894 купил в Петербурге у братьев-графов Граббе две тысячи десятин земли. В 1905-14 при помощи архитектора-австрийца он построил в селе Новокубанском (ныне – г. Новокубанск Краснодарского края) большой кирпичный особняк в два высоких этажа с великолепным парком и большим садом.

Дом деда Солженицына

Дом Захара Щербака в Новокубанске. Современный вид

 

В округе Щербака знали как щедрого и доброго хозяина. С рабочими он обращался так, что после революции они добровольно кормили обнищавшего старика. В своём хозяйстве внедрял самые передовые методы и новейшую технику. В одну страшную неделю Захар Фёдорович и его супруга потеряли от скарлатины сразу шестерых детей, «усю середыну потомства». Уцелели лишь старшие, сын Роман с дочерью Марией, и самая младшая – будущая мать Александра Исаевича, Таисия. Захар был украинцем по национальности, Евдокия – наполовину украинкой. Солженицын всю жизнь ощущал себя «на стыке русской и украинской культур».

Сын Захара Фёдоровича, Роман, не получил хорошего образования, но был человеком расчётливым и способным. Он женился на Ирине Ефимовой, дочери богатого отца, который некогда, как и Захар, начинал батраком. Роман и Ирина часто ездили в столицы и за границу, останавливаясь в лучших отелях, имели белоснежный «роллс-ройс», каких, по слухам, во всей России было всего девять. В отличие от Исаакия Солженицына Роман после начала Первой Мировой войны не рвался на фронт. Будучи либералом, он мечтал избраться в Думу от кадетов или даже социалистов, преклонялся перед Америкой, чтил Толстого и Горького. Его жена Ирина, напротив, была пламенной патриоткой и монархисткой. Их характеры тоже ярко выписаны в «Красном колесе».

Роман не ладил с отцом, который чувствовал, что сын не продолжает его душевно. В 1918 Романа арестовали красные, но Ирина выкупила его за золото и бриллианты. В январе 1918 Ирина оставила по духовному завещанию принадлежащую лично ей усадьбу в станице Кисловодской и сто тысяч рублей в фонд русских сирот – для основания приюта своего имени. В советское время Роман работал шофёром автобуса. При коммунистах он и Ирина скрывали своё происхождение, то и дело переезжали из города в город, нигде не останавливаясь больше, чем на полгода. Лишь в 1937-м они осели в Георгиевске, вместе с сестрой Романа, Марусей, и её мужем, Фёдором Гориным, бывшим царским гвардейцем. Там у двух семей было две мазанки с общим двором и маленьким садом.

Роман Щербак умер в 1944 году, за полмесяца до кончины своей сестры, Таисии Солженицыной, которая тоже переехала тогда в Георгиевск. Ирина прожила гораздо дольше. Александр Солженицын, вернувшись из лагерей и живя в Рязани, предлагал забрать тётю Иру к себе, но она не хотела переезжать на старость лет. В августе 1971 полуслепую Ирину навестили три работника КГБ, представившиеся почитателями таланта племянника. Они расспрашивали старушку о жизни и во время визита украли личные записки, которые она давно вела. Специально подобранные отрывки из них, ещё и сильно искажённые советскими органами, были вскоре опубликованы в немецком журнале «Штерн» с целью очернения Солженицына, который, якобы, не помогает старой родственнице. Там же содержался рассказ о прежнем богатстве семьи Щербаков.

Солженицын хотел взять тётю Ирину с собой в Америку. Она вначале отказывалась, а когда дала согласие (1979) – её не отпустили власти. Стараясь всё же добиться выпуска Ирины из СССР, писатель опубликовал в «Вашингтон пост» статью по этому поводу: «Империя и старуха». Умерла Ирина в августе 1980, в Москве, куда её перевезли друзья Солженицына.

Усадьбу Захара Щербака экспроприировали в начале 1920-х годов. После этого он жил у дочери Маруси и у племянника. Когда на Рождество 1929-1930 Захар приехал в Ростов повидать Тасю и внука Саню, его арестовали чекисты, подозревавшие, что бывший богач где-то прячет золото. Старика грубо допрашивали прямо в доме Таисии, у неё самой отняли обручальное кольцо. В ГПУ Захара Фёдоровича сильно били, отпустили домой изувеченным. В 1932 арестовали опять – и дальнейшая его судьба неизвестна.

После национализации дом и усадьба Захара Щербака переходили из рук в руки: там размещались станция сои и клещевины, НИИ тракторостроения, племзавод «Ленинский путь». Спустя десятилетия особняк полностью запустел. В 1981, уже полуразрушенным, он попал в список памятников архитектуры федерального значения под названием «Дом помещика Щербака». В 1964 Солженицын инкогнито заезжал сюда. Заезжал он и в 1994, после возвращения из-за рубежа, но в дом писателя не пустили, сказав, что тот заперт, а ключ, якобы, потерян. Ныне дом Щербака восстановлен, в нём находятся Свято-Покровский храм и воскресная школа.

 

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. При написании использованы материалы книги Л. Сараскиной «Александр Солженицын».

 

Следующая статья: Александр Солженицын – родители.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.