После гибели мужа, мать А. И. Солженицына, Таисия Щербак, осталась вдовой в 24 года. Сына она назвала Саней, в память о супруге. Будущий великий русский писатель родился 11 декабря 1918 в Кисловодске, в дачном доме Ирины, жены Романа (брата Таисии). (После высылки Солженицына из СССР (1974) этот дом снесли.)

Таисия с младенцем вскоре уехала в имение отца, Захара Фёдоровича Щербака, где прожила весь 1919 год. Когда на Кубань вернулась советская власть, Щербаки покинули имение и переехали в Кисловодск, в дом ещё одной своей дочери, Маруси (по второму мужу – Гориной) – старинный двухэтажный особняк.

читайте на нашем сайте краткую, подробную и очень подробную биографии А. И. Солженицына

В 1921 Таисия Захаровна, оставив сына на попечение родных, уехала устраиваться на работу в Ростов, город своей счастливой юности. Старый знакомый Захара Щербака Илья Исакович Архангородский устроил там Тасю стенографисткой и машинисткой в «Мельстрой» – проектный институт, где был главным инженером.

Маленький Саня рос пока в семье Щербаков. Немного помогал материально дядя по отцу Константин Семёнович Солженицын. В конце 1924 мальчика взяли на несколько месяцев в Новочеркасск брат Таисии, Роман, и его жена Ирина. Зимой 1925 – 1926 Таисия забрала сына в Ростов.

«В шесть лет я твёрдо знал, что и дедушка и вся семья преследуются, переезжают с места на место, еженощно ждут обыска и ареста, – писал потом А. И. Солженицын. – Чекисты на моих глазах уводили дедушку (Щербака) на смерть из нашей перекошенной щелястой хибарки в 9 квадратных метров». Одним из первых детских воспоминаний писателя стала виденная им в три года сцена: как красноармейцы в будёновках входили посреди молящейся толпы в кисловодский храм Пантелеймона-целителя – «изымать церковные ценности».

Детство Солженицына

Саня Солженицын в детстве (6 лет). Фото 25 марта 1925

 

Ради сына Таисия больше никогда не вышла замуж. В Ростове она продолжала вращаться в кругу знакомых ещё с юношеских лет интеллигентов, оставалась очень близка с Александрой Андреевой, бывшей директрисой гимназии, где раньше училась, и с семьёй её дочери Евгении – Федоровскими. Но такие знакомства несли скорее опасность, чем житейские выгоды. Даже и в умеренные годы НЭПа старая интеллигенция ощущала себя угрожаемой большевиками.

На работе мать Солженицына постоянно третировали, как «бывшую». В 1929 году Таисию Захаровну «вычистили» из «Мельстроя», и даже Архангородский не смог её отстоять. Ей пришлось теперь часто менять конторы и должности. Вместо прежних интересов – балета, театра, книг и музыки – жизнь Таисии теперь заполняла беспросветная сверхурочная работа. Она жила с маленьким сыном в съёмных каморках и лишь через 12 лет работы в Ростове получила жильё – часть перестроенной конюшни в восемь квадратных метров, с низким потолком, без воды и канализации, отапливаемую углём. От плохих условий Таисия Захаровна заболела туберкулёзом.

В первый класс Саня Солженицын пошёл уже почти 9-летним, в ноябре 1927 (мать, видимо, тянула отдавать его на учёбу, до последнего надеясь, что советскую школу сменить настоящая). В школе на мальчика косо смотрели, потому что он носил крестик. Весной 1931 Солженицына заставили вступить в пионеры. Когда после этого вновь увидели, как он шёл с мамой в церковь, – устроили целое судилище, силой сорвали крест. Под таким давлением Саня поневоле стал постепенно отходить от веры и усваивать усильно вбиваемую в мозги советскую идеологию. «Я детство провёл в очередях – за хлебом, за молоком, за крупой (мяса мы тогда не ведали), – писал позднее Солженицын, – но я не мог связать, что отсутствие хлеба значит разорение деревни и почему оно. Ведь для нас была другая формула: "временные трудности"».

В детстве Саня был довольно шаловливым ребёнком. Несмотря на отличную учёбу, его одно время грозили исключить из школы, так как он в компании приятелей-одноклассников сбегал с занятий играть в футбол, а раз закинул за шкаф классный журнал с отметками о нарушении им дисциплины.

С 1924 по 1934 гг. Саня с матерью прожили в одной из «квартир»-каморок дощатого низенького домика (Никольский (ныне Халтуринский) переулок, 52). Дорога в школу отсюда пролегала вдоль мрачной глухой стены – и длинной вереницы женщин, которые стояли тут часами. Это была задняя стена двора ростовского ОГПУ. Раз здесь произошёл страшный случай: безвестный человек (вероятно, арестованный во время допроса) выпрыгнул с одного из верхних этажей чекистского здания на мостовую и разбился. Саня видел и пешие этапы заключённых, которых гнали прямо по улицам Ростова-на-Дону.

Дом Солженицына в Ростове

Дом в Халтуринском переулке, где Солженицын с матерью прожили с 1925 по 1934 год. (Фото 2007 г.)

 

 

Уже в девять лет Солженицын решил стать писателем и даже ясно чувствовал, «что должен что-то такое написать». Большой библиотеки у них с матерью не было, но книги всегда водились. Мать иногда покупала их на скудную зарплату, брала и у знакомых. Она пыталась сама учить сына французскому языку и музыке, но по её занятости эти уроки далеко не продвинулись. В десять лет мальчик-Солженицын прочитал «Войну и мир» Толстого – и счёл ей примером для подражания.

Саня начал писать в 1929 году. Сохранился его тогдашний маленький (10х15) блокнот в клетку. На титульном листе детским почерком обозначены: автор – А. Солженицын, и заглавие – «Синяя стрела, или В. В.». Это была повесть о сыщиках и разбойниках, с местом действия в Варшаве. Её главный герой мстил за… 1612 год, убивая видных польских деятелей и постоянно ускользая от полиции. В том же 1929 десятилетний мальчик начал работу над серией «Пираты». Потом писался рассказ «Стена пирамид» – о приключениях в Египте американца Генри Ллойда и отважных русских моряков. Чуть позже юный Солженицын «стал выпускать» журнал «ХХ век» (обычную школьную тетрадку в линейку), потом – журнал «Литературная газета». В них «выходил» роман его авторства «Михаил Снегов» – о несчастной любви молодого талантливого актёра.

Лучшие школьные друзья Сани, Кирилл Симонян и Лида Ежерец, тоже пробовали силы в литературе. Они давали друг другу читать свои «произведения» и даже совместно накатали «Роман трёх сумасшедших», чьи главы писали по очереди. Отец Лиды, Александр Михайлович Ежерец, был большим человеком в медицинском мире Ростова. Отец же Кирилла Симоняна, богатый купец, спасаясь от ГПУ, бежал в Персию, и родным приходилось скрывать его местонахождение.

Трое друзей очень любили свою учительницу литературы – Анастасию Сергеевну Грюнау («Нанку»), которая с душой вела уроки, заставляла читать в классе пьесы по ролям и даже устраивала с учениками спектакли. Принимая в них участие, Саня стал мечтать об актёрской карьере. Когда в 1936 из Москвы в Ростов за какую-то провинность перевели театральную студию Ю. Завадского (там блистали Н. Мордвинов, В. Марецкая, Р. Плятт, О. Абдулов), Солженицын пытался поступить туда, но не был взят из-за слабого (больного катаром) горла.

Школьные друзья Солженицына - Кирилл Симонян, Лида Ежерец

Одноклассники - Кирилл Симонян, Лида Ежерец и Саня Солженицын

 

Лет с 12-ти Саня полюбил чтение газет, которые изучал, расстилая на полу. Он читал там о политических процессах начала 1930-х над инженерами. Их стенограммы выглядели лживыми даже в глазах подростка, тем более что юный Солженицын видел вблизи весьма симпатичных инженеров из круга профессора Федоровского. Уже в те годы Саня догадывался, что виновник убийства КироваСталин, и недоумевал, почему на больших процессах 1936-1938 виднейшие большевики сами оговаривали себя.

В июне 1936 Александр Солженицын окончил среднюю школу № 15 Ростова-на-Дону с золотым аттестатом, получив право поступать в вуз без вступительных экзаменов.

 

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. При написании использованы материалы книги Л. Сараскиной «Александр Солженицын».

 

Предыдущая статья: Александр Солженицын – родители.

 

Источник фото - официальный сайт А. И. Солженицына.