Баратынский (вернее Боратынский), Евгений Абрамович – поэт, род. 19 февр. 1800 г., ум. 29 июня 1844 г. Происходил из знатного и древнего рода поляков герба Корчак. Отец его, генерал-адъютант и сенатор, был близким лицом к императору Павлу, который пожаловал ему 1000 душ в Тамбовской губернии, где и род. Евгений Абрамович в селе Вяжле, Кирсановского уезда. Мать его, Александра Фёдоровна, фрейлина императрицы Марии Фёдоровны, урождённая Черепомова, окончила Смольный институт и считалась женщиной весьма образованной. Ей пришлось самостоятельно руководить первоначальным воспитанием сына, так как отца он лишился в очень раннем возрасте. Евгений Абрамович на всю жизнь сохранил горячую привязанность к матери, что видно из его писем. Немалое влияние в детстве оказал на поэта дядька его, Джачинто Боргезе. Его рассказы о Риме, Неаполе, Колизее, храме Святого Петра, вызвали стремление в ребенке посетить Италию. Желание это Евгений Абрамович исполнил только на закате своих дней. И там, в Италии, за две недели до смерти, Баратынский вспоминал рассказы своего дядьки в стихотворении, посвященном его памяти.

12-ти лет Баратынский был отвезен в Санкт-Петербург, в немецкий пансион и вскоре переведен в пажеский корпус, откуда четыре года спустя (апрель 1816 г.) был исключен, с запрещением поступать в какую либо службу, кроме военной, и то не иначе, как рядовым. Слишком строгое наказание за юношеские проступки сильно отразилось на характере и мировоззрении Баратынского. Меланхолический тон и разочарование являются характерной особенностью почти всех его произведений. По словам поэта, в это трудное для него время его поддержали мать и дядя, которые сумели понять его угнетенное состояние и ободрить Баратынского, готового решиться на самоубийство.

Портрет Баратынского

Портрет Евгения Баратынского, 1826

 

Он уехал в деревню. Годы, проведённые там, благодетельно подействовали на него, и в 1819 г. Баратынский поступил рядовым в егерский гвардейский полк, в Петербурге. Кэтому же времени относятся его первые шаги на литературном поприще. Он вступает в тесную дружбу с Дельвигом, близко сходится с Пушкиным, Плетневым, Гнедичем и отчасти с Жуковским. Первые литературные опыты Баратынского были напечатаны в журнале «Благонамеренный» Измайлова.

В 1820 г., в чине унтер-офицера, Баратынский переводится в Нейшлотский полк, стоявший тогда в Финляндии. Жил он сначала в укреплении Кюмени (1820 – 24 г.), а затем несколько месяцев в Гельсингфорсе. Командир полка Лутковский, старинный друг родных Баратынского, обходился с ним как с близким знакомым. Баратынский жил в отдельной квартире и, благодаря дружбе с адъютантом генерал-губернатора С. М. Путятой, был принят в обществе. Тем не менее, Баратынский тяготился своим положением. Хлопоты о производстве в офицеры все затягивались и только весною 1825 г. последовало, наконец, давно ожидаемое производство. Пребывание в Финляндии оказало значительное влияние на творчество Баратынского; оно усилило меланхолический тон его произведений. Наибольшею известностью из них пользуется поэма «Эдда» (1825-26) и стихотворение «Финляндия». В 1825 г., произведенный в офицеры, Баратынский мог выйти в отставку и переселиться на житье в Москву. Но и здесь, очутившись снова среди родни, друзей и лучших представителей современной литературы и журналистики, Баратынский жалеет о своем финляндском уединении. Даже впоследствии, в лучшую пору своей литературной деятельности, Баратынский пишет: «этот край (Финляндия) был пестуном моей поэзии. Лучшая мечта моей поэтической гордости состояла бы в том, чтобы в память мою посещали Финляндию будущие поэты».

Через год после переселения в Москву, в 1826 г., Баратынский женился на Настасье Львовне Энгельгардт, девушке очень образованной, одаренной тонким критическим умом. Как выразился сам Баратынский, он нашел в ней человека, «ободрявшего сочувствием к вдохновению». Баратынский попробовал служить в межевой канцелярии, но скоро оставил службу и жил в деревне у матери, Вяжле, или у себя в подмосковном Муранове. Продолжая заниматься литературой, он не только поддерживал свои старые связи с Пушкиным, Дельвигом, Плетневым, Жуковским и Вяземским, которому посвятил последний сборник своих стихов – «Сумерки», но и приобрел новых друзей: Дениса Давыдова, Дмитриева, Киреевских, Языкова, Хомякова, Павлова. Он был хорошо знаком и с издателем «Московского Телеграфа», Полевым, который вообще недолюбливал кружок аристократов-литераторов, но для Баратынского делал исключение. К этому периоду деятельности Баратынского надо отнести двепоэмы «Бал» (1827) и «Цыганка» (1830).

После них Баратынский занялся исключительно лирикой. Семейная жизнь, хозяйство, которому он ревностно предавался в деревне, постепенно отвлекали Баратынского от литературной деятельности, хотя 1835 г. может быть назван одним из плодовитейших годов его поэтической жизни. Со смертью Дельвига (1831), а затем и Пушкина, Баратынский все более и более удалялся от прежних литературных знакомств, не завязывал новых, все более погружался в интересы личной жизни. В 1839 г., во время краткого пребывания в Петербурге, в обществе лучших представителей литературы, он почувствовал только скуку и желание вернуться домой. Живя в деревне, Баратынский познакомился с положением крестьян и стал горячо сочувствовать отмене крепостного права. После манифеста 1842 г. он пишет: «у меня солнце в сердце, когда думаю о будущем».

 

Поэты России ХХ век. Евгений Баратынский

 

Осенью 1843 г. Баратынский с женой и старшими детьми (всего их было девять) отправился за границу. Исполнилась мечта его юности. Письма Баратынского из-за границы полны искреннего восторга. Сначала он побывал в Германии, а зиму 1843-44 г. провел в Париже. Здесь он вращался в разных сферах: и в салонах Сен-Жерменского предместья и в литературных кругах. Так, познакомился с Мериме, Нодье, Тьери, Сен-Бевом, Ламартином, Гизо, и, по просьбе некоторых из них, перевел на французский язык (прозою) около 15 своих стихотворений. Весною 1844 г. поэт поехал в Марсель, а оттуда в Неаполь. Морское путешествие вдохновило Баратынского написать одно из лучших его стихотворений – «Пироскаф». Италия привела поэта в восторг, но недолго пришлось ему прожить там, – 22 июня 1844 г. он скоропостижно скончался. Через год тело Баратынского было перевезено в Спб. и погребено на кладбище Александро-Невской лавры, недалеко от могил Гнедича и Крылова. На памятнике имеется медальон с барельефным изображением поэта, а под ним две строки из стихотворения «Отрывок»:

 

«В смиреньи сердца надо верить
И терпеливо ждать конца».

 

Читайте также статью Творчество Баратынского.