Тургенев, Иван Сергеевич, знаменитый писатель, родился 28 декабря 1818 в Орле, в богатой помещичьей семье, принадлежавшей к древнему дворянскому роду. Отец Тургенева Сергей Николаевич, женился на Варваре Петровне Лутовиновой, не обладавшей ни молодостью, ни красотою, но унаследовавшей громадное имущество, – исключительно по расчету. Вскоре после рождения второго сына, будущего романиста, С. Н. Тургенев, в чине полковника, оставил военную службу, в которой до тех пор находился, и переселился вместе с семьею в имение жены, Спасское-Лутовиново, около г. Мценска, Орловской губернии. Здесь новый помещик быстро развернул буйную натуру необузданного и развратного самодура, явившегося грозою не только для крепостных, но и для членов собственной семьи. Мать Тургенева, еще до замужества испытавшая немало горя в доме своего отчима, преследовавшего ее гнусными предложениями, а затем и в доме дяди, к которому она бежала, вынуждена была молча сносить дикие выходки деспота-мужа и, терзаемая муками ревности, не осмеливалась громко упрекать его в недостойном поведении, оскорблявшем в ней чувства женщины и жены. Затаенная обида и годами накоплявшееся раздражение озлобили и ожесточили ее; это в полной мере обнаружилось, когда после смерти мужа (1834), сделавшись полновластной хозяйкой в своих владениях, она дала волю своим злобным инстинктам ничем не сдерживаемого помещичьего самодурства.

В этой удушливой атмосфере, пропитанной всеми миазмами крепостничества, проходили первые годы детства Тургенева. По господствовавшему в помещичьем быту того времени обычаю, будущий знаменитый романист воспитывался под руководством гувернеров и учителей – швейцарцев, немцев и крепостных дядек и нянек. Главное внимание было обращено на французский и немецкий языки, усвоенные Тургеневым еще в детстве; родной же язык был в загоне. По свидетельству самого автора «Записок охотника», первый, кто заинтересовал его русской литературой, был крепостной камердинер его матери, тайком, но с необыкновенной торжественностью читавший ему где-нибудь в саду или в отдаленной комнате «Россиаду» Хераскова.

Портрет Тургенева

Иван Сергеевич Тургенев. Портрет кисти Репина

 

В начале 1827 Тургеневы для воспитания детей переехали в Москву. Тургенев был помещен в частный пансион Вайденгаммера, потом был вскоре оттуда переведен к директору Лазаревского института, у которого он жил в качестве пансионера. В 1833, имея всего 15 лет от роду, Тургенев поступил в московский университет по словесному факультету, но год спустя, с переездом семьи в Санкт-Петербург, перешел в петербургский университет. Окончив курс в 1836 со званием действительного студента и выдержав в следующем году экзамен на степень кандидата, Тургенев, при низком уровне русской университетской науки того времени, не мог не сознавать совершенной недостаточности полученного им университетского образования и поэтому отправился доучиваться за границу. С этой целью в 1838 он поехал в Берлин, где в течение двух лет изучал древние языки, историю и философию, главным образом систему Гегеля под руководством профессора Вердера. В Берлине Тургенев близко сошелся со Станкевичем, Грановским, Фроловым, Бакуниным, которые вместе с ним слушали лекции берлинских профессоров.

Однако не одни только научные интересы побудили его уехать за границу. Обладая от природы чуткою и восприимчивою душою, которую он сберег среди стонов безответных «подданных» помещиков-господ, среди «побоев и истязаний» крепостной обстановки, внушившей ему с первых же дней сознательной жизни непобедимый ужас и глубокое отвращение, Тургенев ощутил сильную потребность хотя бы на время бежать из родных палестин. Как писал он сам позднее в своих воспоминаниях, ему оставалось «либо покориться и смиренно побрести общей колеей, по избитой дороге, либо отвернуться разом, отшатнуть от себя "всех и вся", даже рискуя потерять многое, что было дорого и близко моему сердцу. Я так и сделал... Я бросился вниз головою в "немецкое море", долженствовавшее очистить и возродить меня, и, когда я, наконец, вынырнул из его волн, я все-таки очутился "западником" и остался им навсегда».

Начало литературной деятельности Тургенева относится ко времени, предшествовавшему его первой поездке за границу. Еще будучи студентом 3 курса, он отдал на рассмотрение Плетнева один из первых плодов своей неопытной музы, фантастическую драму в стихах, «Стенио», – это совершенно нелепое, по отзыву самого автора, произведение, в котором с детской неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому «Манфреду». Хотя Плетнев и пожурил юного автора, но заметил все-таки, что в нем «что-то есть». Эти слова побудили Тургенева отнести ему еще несколько стихотворений, из которых два спустя год были напечатаны в «Современнике». По возвращении в 1841 из-за границы Тургенев отправился в Москву с намерением держать экзамен на магистра философии; это оказалось однако невозможным, вследствие упразднения в московском университете кафедры философии. В Москве он познакомился с корифеями нарождавшегося в то время славянофильстваАксаковым, Киреевским, Хомяковым; но убежденный «западник» Тургенев отнесся отрицательно к новому течению русской общественной мысли. Напротив, с враждебными славянофилам Белинским, Герценом, Грановским и др., – он сошелся очень близко.

В 1842 Тургенев уехал в Санкт-Петербург, где, вследствие размолвки с матерью, сильно ограничившею его в средствах, вынужден был пойти «общей колеей» и поступить на службу в канцелярию министра внутренних дел Перовского. «Числясь» на этой службе немногим более двух лет, Тургенев не столько занимался служебными делами, сколько чтением французских романов и писанием стихов. Около этого же времени, начиная с 1841, в «Отечественных Записках» стали появляться его мелкие стихотворения, а в 1843 напечатана была поэма «Параша» за подписью Т. Л., очень сочувственно встреченная Белинским, с которым он после этого скоро познакомился и оставался в близких дружеских отношениях до конца его дней. Молодой писатель произвел на Белинского очень сильное впечатление. «Это человек, – писал он своим друзьям, – необыкновенно умный; беседы и споры с ним отводили мне душу». С любовью вспоминал впоследствии об этих спорах Тургенев. Белинский оказал немалое влияние на дальнейшее направление его литературной деятельности.

Вскоре Тургенев сблизился с кружком литераторов, группировавшихся около «Отечественных Записок» и привлекших его к участию в этом журнале, и занял среди них выдающееся место, как человек с широким философским образованием, по первоисточникам знакомый с западноевропейской наукой и литературой. После «Параши» Тургенев написал еще две поэмы в стихах: «Разговор» (1845) и «Андрей» (1845). Первым прозаическим произведением его был одноактный драматический очерк «Неосторожность» («Отечественные Записки», 1843), за которым следовали повесть «Андрей Колосов» (1844), юмористическая поэма «Помещик» и повести «Три портрета» и «Бретёр» (1846). Эти первые литературные опыты не удовлетворяли Тургенева, и он уже готов был бросить литературную деятельность, когда Панаев, приступая вместе с Некрасовым к изданию «Современника», обратился к нему с просьбой прислать что-нибудь для первой книжки обновленного журнала. Тургенев послал небольшой рассказ «Хорь и Калиныч», который был помещен Панаевым в скромном отделе «смеси» под придуманным им же заголовком «Из записок охотника», создавшим неувядаемую славу нашему знаменитому писателю.

Этим рассказом, сразу же возбудившим всеобщее внимание, начинается новый период литературной деятельности Тургенева. Он совершенно оставляет писание стихов и обращается исключительно к повести и рассказу, прежде всего из жизни крепостного крестьянства, проникнутых гуманным чувством и состраданием к порабощенной народной массе. «Записки Охотника» вскоре приобрели громкую известность; их быстрый успех заставил автора отказаться от прежнего решения расстаться с литературой, но не мог его примирить с тяжелыми условиями русской жизни. Все более обострявшееся чувство недовольства ими привело его, наконец, к решению окончательно поселиться за границей (1847). «Другого пути я перед собою не видел», – писал он впоследствии, вспоминая о том внутреннем кризисе, который он переживал в то время. «Я не мог дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел; для этого у меня, вероятно, недоставало надежной выдержки, твердости характера. Мне необходимо нужно было удалиться от моего врага затем, чтобы из моей дали сильнее напасть на него. В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был – крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решился бороться до конца, – с чем я поклялся никогда не примиряться... Это была моя аннибаловская клятва... Я и на Запад ушел для того, чтобы лучше ее исполнить». К этому главному мотиву присоединились и мотивы личного характера – враждебные отношения с матерью, недовольной тем, что сын её выбрал литературную карьеру, и привязанность Ивана Сергеевича к знаменитой певице Виардо-Гарсиа и её семье, с которой он прожил почти нераздельно в течение 38 лет, всю жизнь холостяком.

В 1850, в год смерти матери, Тургенев возвратился в Россию для устройства своих дел. Всех дворовых крестьян родового имения, доставшегося ему вместе с братом, он отпустил на волю; пожелавших перевел на оброк и всячески содействовал успеху общего освобождения. В 1861, при выкупе, пятую часть он везде уступил, а в главном имении ничего не взял за усадебную землю, что составляло довольно крупную сумму. В 1852 Тургенев выпустил отдельным изданием «Записки Охотника», окончательно упрочившие его славу. Но в официальных сферах, где крепостное право считалось неприкосновенным устоем общественного порядка, автор «Записок Охотника», к тому же долгое время проживавший за границей, находился на очень дурном счету. Достаточно было ничтожного повода, чтобы официальная немилость против автора получила конкретную форму. Этим поводом послужило письмо Тургенева, вызванное смертью Гоголя в 1852 и помещенное в «Московских Ведомостях». За это письмо автор был посажен на месяц на «съезжую», где, между прочим, им был написан рассказ «Муму», а затем административным порядком был выслан на жительство в свою деревню Спасское, «без права выезда». Из этой ссылки Тургенев был освобожден только в 1854 стараниями поэта графа А. К. Толстого, ходатайствовавшего за него перед наследником престола. Вынужденное пребывание в деревне, по признанию самого Тургенева, доставило ему возможность ознакомиться с теми сторонами крестьянской жизни, которые раньше ускользали от его внимания. Там им были написаны повести «Два приятеля», «Затишье», начало комедии «Месяц в деревне» и две критические статьи. С 1855 он снова соединился со своими заграничными друзьями, с которыми его разлучила ссылка. С этого же времени стали появляться самые известные плоды его художественного творчества – «Рудин» (1856), «Ася» (1858), «Дворянское гнездо» (1859), «Накануне» и «Первая любовь» (1860).

Удалившись вновь за границу, Тургенев чутко прислушивался ко всему, что происходило на родине. При первых лучах зари возрождения, занимавшейся над Россией, Тургенев ощутил в себе новый прилив энергии, которой он хотел дать новое применение. К своей миссии чуткого художника современности он хотел присоединить роль публициста-гражданина, в один из важнейших моментов общественно-политического развития родины. В этот период подготовки реформ (1857 – 1858) Тургенев находился в Риме, где тогда жило много русских, в том числе кн. В. А. Черкасский, В. Н. Боткин, гр. Н. Я. Ростовцев. Эти лица устраивали между собою совещания, на которых обсуждался вопрос об освобождении крестьян, и результатом этих совещаний был проект основания журнала, программу которого поручено было разработать Тургеневу. В своей объяснительной записке к программе Тургенев предлагал призвать все живые силы общества для содействия правительству в предпринимаемой освободительной реформе. Такими силами автор записки признавал русскую науку и литературу. Проектируемый журнал предполагалось посвятить «исключительно и специально разработке всех вопросов, касающихся собственно до устройства крестьянского быта и вытекающих из них последствий». Попытка эта однако была признана «рановременной» и не получила практического осуществления.

В 1862 появился роман «Отцы и Дети», имевший небывалый еще в литературном мире успех, но и доставивший автору много тяжелых минут. Целый град резких упреков посыпался на него как со стороны консерваторов, уличавших его в сочувствии «нигилистам», в «кувыркании перед молодежью», так и со стороны последней, обвинявшей Тургенева в клевете на молодое поколение и в измене «делу свободы». Между прочим, «Отцы и Дети» привели Тургенева к разрыву с Герценом, оскорбившим его резким отзывом об этом романе. Все эти неприятности так тяжело подействовали на Тургенева, что он серьезно думал отказаться от дальнейшей литературной деятельности. Лирический рассказ «Довольно», написанный им вскоре после пережитых треволнений, служит литературным памятником мрачного настроения, которым автор был охвачен в то время.

Но слишком велика была, в художнике потребность творчества, чтобы он мог надолго остановиться на своем решении. В 1867 появился роман «Дым», также навлекший на автора обвинения в отсталости и непонимании русской жизни. К новым нападкам Тургенев отнесся уже гораздо спокойнее. «Дым» был последним его произведением, появившимся на страницах «Русского Вестника». С 1868 он печатался исключительно в народившемся тогда журнале «Вестник Европы». В начале франко-прусской войны Тургенев из Баден-Бадена переселился в Париж вместе с Виардо и зимою жил в доме своих друзей, а летом переезжал на свою дачу в Буживаль (близ Парижа). В Париже он близко сошелся с виднейшими представителями французской литературы, состоял в дружеских отношениях с Флобером, Доде, Ожье, Гонкурами, покровительствовал Золя и Мопассану. По-прежнему он продолжал ежегодно писать повесть или рассказ, а в 1877 появился самый крупный по размерам роман Тургенева «Новь». Как почти все, что выходило из-под пера романиста, новое его произведение – и на этот раз, быть может, с большим основанием, чем когда-либо – возбудило множество самых разнообразных толков. Нападки возобновились с такою ожесточенностью, что Тургенев возвратился к своей старой мысли прекратить литературную деятельность. И, действительно, в течение 3 лет он ничего не писал. Но за это время произошли события, которые вполне примирили писателя с публикой.

В 1879 Тургенев приехал в Россию. Приезд его послужил поводом к целому ряду горячих оваций по его адресу, в которых особенно живое участие приняла молодежь. Они свидетельствовали о том, как сильны были симпатии русского интеллигентного общества к романисту. В следующий приезд его в 1880 эти овации, но в еще более грандиозных размерах, повторились в Москве во время «пушкинских дней». С 1881 в газетах стали появляться тревожные известия о болезни Тургенева. Подагра, которою он уже давно страдал, усиливалась и временами причиняла ему жестокие страдания; в течение почти двух лет с небольшими промежутками она держала писателя прикованным к постели или креслу и 22 августа 1883 пресекла его жизнь. Через два дня после смерти тело Тургенева было перевезено из Буживаля в Париж, а 19 сентября было отправлено в Петербург. Перенесение праха знаменитого романиста на Волково кладбище сопровождалось грандиозной процессией, небывалой в летописях русской литературы.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.